Иванъ Василевичъ Баженовъ – Для чего Святый Духъ сошелъ на апостоловъ въ видѣ огненныхъ языковъ?

Пятидесятый день по воскресеніи Іисуса Христа былъ весьма знаменательнымъ для первохристіанской Церкви и всей послѣдующей ея исторіи. Тогда исполнилось обѣтованіе нашего Спасителя о ниспосланіи апостоламъ Святаго Духа – Утѣшителя (Іоан. 14, 16, 26; Дѣян. 1, 5), притомъ самымъ неожиданнымъ для нихъ образомъ. Свящ. Дѣеписатель такъ повѣствуетъ объ этомъ чудномъ событіи: «При наступленіи дня Пятидесятницы всѣ они (апостолы) были единодушно вмѣстѣ. И внезапно сдѣлался шумъ съ неба, какъ бы отъ несущагося сильнаго вѣтра, и наполнилъ весь домъ, гдѣ они находились. И явились имъ раздѣляющіеся языки, какъ бы огненные, и почили по одному на каждомъ изъ нихъ. И исполнились всѣ Духа Святаго и начали говорить на иныхъ языкахъ, какъ Духъ давалъ имъ провѣщавать» (Дѣян. 1, 1-4).

Въ богослужебныхъ пѣснопѣніяхъ Пятидесятницы такъ говорится о дыханіи бури и огненныхъ языкахъ: «Дѣло скончавъ Христосъ возвесели други, даровавъ Духа, якоже обѣщася, въ дыханіи бурномъ и огненныхъ языцѣхъ» (кан. 1 п. 2 троп.). «Преславная днесь видѣша вси языцы во градѣ Давидовѣ, егда сниде Духъ Святый во огненныхъ языцѣхъ, якоже богоглаголивый Лука повѣствуетъ, глаголетъ бо: собраннымъ ученикомъ Христовымъ бысть шумъ, якоже носиму дыханію бурну, и исполни домъ, идѣже бяху сѣдяще, и вси начаша глаголати странными (чудными) глаголы, странными ученіи, странными повелѣніи Святыя Тройню (утр. хвалитн.). Такимъ образомъ огнецвѣтные языки символически изображали великое духовное событіе, были видимымъ знаменіемъ внутренняго дѣйствія или сошествія на апостоловъ того же Святаго Духа, чистѣйшаго, безтѣлеснаго, Который при крещеніи Іисуса Христа въ Іорданѣ явился въ видѣ голубя. Если справедливо, что наружный символъ состоитъ въ зависимости отъ внутренняго значенія, находится въ полномъ соотвѣтствіи съ означаемымъ, спрашивается въ чемъ заключается такое соотвѣтствіе въ разсматриваемомъ событіи, для чего, съ какимъ особеннымъ значеніемъ Святый Духъ явился на апостолахъ въ видѣ огненныхъ языковъ?

Сошествіе Святаго Духа въ праздникъ Пятидесятницы въ видѣ языковъ огненныхъ имѣло ближайшее значеніе для самихъ апостоловъ и всѣхъ вѣрующихъ въ Іисуса Христа. Подобіемъ огня обозначена таинственная сила Духа Святаго, дѣйствующая на душу и тѣло человѣка настолько, что въ этомъ отношеніи извѣстная сила вещественнаго огня даже не можетъ идти въ сравненіе. Огонь внѣшній свѣтитъ, освѣщаетъ и согрѣваетъ предметы; попаляя вещество, огонь проникаетъ во внутренность его; онъ очищаетъ благородный металлъ, отдѣляя его отъ примѣсей неблагородныхъ. Подобныя этому благотворныя дѣйствія Святый Духъ произвелъ въ апостолахъ и производитъ во всѣхъ вѣрующихъ. Въ праздникъ Пятидесятницы Онъ озарилъ апостоловъ свѣтомъ истины, сообщилъ имъ совершенное и ясное познаніе о Мессіи – Іисусѣ Христѣ и духовномъ Его царствѣ, въ противоположность прежнимъ несовершеннымъ іудейскимъ ихъ понятіямъ (Іоан. 16, 13), и просвѣщенные свыше апостолы изъ простецовъ и некнижныхъ явились столь сильными въ разумѣніи истины и въ словѣ, что своею мощною проповѣдью, какъ огнемъ, пожгли плевелы ложныхъ ученій и нечестія, «грубыя заблужденія языческихъ суевѣрій» (2 кан. праздн. 6 п. 2 троп.), жгучими словами вдохновенія, полными силы всеубѣждающей привлекли весь міръ въ послушаніе Евангелію.

Въ пѣснопѣніяхъ Пятидесятницы указывается это дѣйствіе Духа Божія на апостоловъ въ смыслѣ сообщенія имъ яснаго и полнаго вѣдѣнія тайнъ вѣры Христовой, дарованія особенной, духовной, божественной мудрости. «Нынѣ облачатся державою Христовою съ высоты апостоли, обновляетъ бо ихъ Утѣшитель, въ нихъ обновлялся таинственнымъ обновленіемъ разума» (вечерн. праздн. стнховн.). «Нисшедый въ языкоогненномъ видѣніи Духъ воспоминаніе устрояетъ человѣкоспасительныхъ словесъ, яже отъ Отца слышавъ Христосъ апостоломъ рече» (2 кан. 8 п. 1 троп.). «Огнь Утѣшителя сниде на землю яко въ видѣ языкъ и ученики просвѣти и сія неботаинники показа» (т. е. сдѣлалъ апостоловъ созерцателями тайнъ небесныхъ, – утрен. праздн. сѣдал.). «Огнь чистительный, учениковъ ороси сердца, Духа сходящая роса съ небесе, Слова самовидцы просвѣти» (Четв. блаж. п. 9).

Далѣе. Чуждые лукавства и лицемѣрія, простосердечные апостолы были однако несовершенными въ нравственномъ отношеніи. Изъ евангельскихъ сказаній видно, что сердца ихъ въ нѣкоторой степени были доступны честолюбію и своекорыстію (Марк. 9, 34, 10, 35-37); затѣмъ въ виду опасностей для жизни своего Божественнаго Учителя апостолы оказались робкими, малодушными для перенесенія предстоявшихъ гоненій, вслѣдствіе проповѣднической миссіи предъ правителями и царями они не имѣли надлежащаго мужества и самоотверженія. Сошедшій въ день Пятидесятницы огонь Святаго Духа попалилъ въ сердцахъ апостоловъ остатки ветхаго человѣка, очистилъ ихъ души отъ всѣхъ земныхъ пристрастій и расположеній, воспиталъ въ нихъ какъ духъ смиренія, такъ и духъ неустрашимости и самоотверженія. Возгорѣвшійся въ апостолахъ огонь божественный или Духъ Святый воспламенилъ сердца ихъ великою любовію къ Іисусу Христу, сдѣлалъ ихъ пламенными ревнителями вѣры въ Него, возжегъ ревность о дѣлѣ Божіемъ, о спасеніи ближнихъ, и апостолы въ твердомъ упованіи не земной, а небесной награды мужественно переносятъ необыкновенныя страданія и мученическую смерть за имя Христово. Будучи знаменіемъ озаренія ума совершеннымъ свѣтомъ истинной вѣры Христовой, возженія въ сердцахъ крѣпкой любви и надежды на Него Спасителя, освященія всего существа апостоловъ, явленіе Святаго Духа въ видѣ огня вмѣстѣ предизображало просвѣщеніе всѣхъ невѣрующихъ въ Іисуса Христа, дотолѣ блуждавшихъ во тьмѣ невѣдѣнія объ истинномъ Богѣ и служеніи Ему, и указывало на подобную же, какъ и въ апостолахъ, животворную благодатную силу въ вѣрующихъ во Христа, которые въ святомъ таинствѣ сподобляются Духа Святаго.

Что касается явленія Святаго Духа въ видѣ огненныхъ языковъ, то они прямо указывали на то, въ чемъ выразилось очевидно, убѣдительно и для самихъ вѣрующихъ и для всякаго сторонняго наблюдателя внутреннее дѣйствіе Духа Божія, именно на даръ языковъ, обѣтованіе о которомъ самимъ Іисусомъ Христомъ дано было всѣмъ вѣрующимъ въ Него въ словахъ: «будутъ говорить новыми языками» (Марк. 16, 17). Чрезвычайный этотъ даръ обнаружился въ апостолахъ въ день Пятидесятницы тѣмъ, что они начали говорить и проповѣдывать о Христѣ Іисусѣ на разныхъ, дотолѣ имъ невѣдомыхъ иностранныхъ языкахъ, и знаменіемъ языковъ было предуказано то, что этотъ чудный даръ впослѣдствіи сдѣлается средствомъ распространенія евангельскаго ученія между всѣми народами, говорящими на многоразличныхъ языкахъ. Св. Іоаннъ Златоустъ такъ разсуждаетъ въ отношеніи этого обстоятельства. «Поелику ученики слышали слова Господа: шедше научите вся языки (Матѳ. 28, 19), но недоумѣвали и не знали, куда кому нужно идти и какой странѣ проповѣдывать слово, то Духъ Святый сошелъ въ видѣ языковъ, чтобы каждому отдѣлить часть міра для проповѣди и чтобы даннымъ языкомъ какъ бы на нѣкоей десницѣ показать каждому предѣлы порученнаго ему начальства и учительства. Но не для сего только Духъ Святый сошелъ въ видѣ языковъ, а вмѣстѣ и для того, чтобы напомянуть намъ древнюю повѣсть. Какъ въ древности Богъ, раздѣливъ языки, разрушилъ пагубный союзъ людей, которые въ крайнемъ безуміи захотѣли построптъ столпъ, досягающій неба, такъ теперь Духъ Святый нисходитъ въ видѣ огненныхъ языковъ для того, чтобы сохранить раздѣлившуюся вселенную. И совершилось новое, необычайное дѣло: какъ въ тѣ древнія времена посредствомъ раздѣленія языковъ міръ раздѣлился и беззаконный совѣтъ разсыпался, такъ и теперь посредствомъ раздѣленія языковъ вселенная соединилась и раздѣленные приведены въ общеніе. Вотъ причина почему Духъ Святый явился въ видѣ языковъ». «Нисшедшая сила Божественнаго Духа божественно совокупила въ одно согласіе раздѣленный въ древности языкъ (людей), согласившихся на зло, вразумляя вѣрныхъ познаніемъ Троицы, которою мы утверждены» (1 кан. праздн. 3 п. троп. – въ переводѣ Е. Ловягина).

Далѣе. Чрезъ то обстоятельство, что апостолы въ праздникъ Пятидесятницы возвѣщали великія дѣла Божіи и ученіе о Распятомъ и Воскресшемъ на различныхъ языкахъ и нарѣчіяхъ пришельцевъ въ Іерусалимъ изъ всѣхъ языческихъ странъ (Дѣян. 2, 7-11), дано было знать и о томъ, что отселѣ всѣ языки и нарѣчія дѣлаются органомъ прославленія Бога, освящены къ употребленію въ дѣлахъ истинной вѣры и богопочтенія, между тѣмъ какъ въ ветхомъ завѣтѣ только еврейскій языкъ былъ языкомъ Богооткровенной религіи, истиннаго Богопочтенія. Со времени явленія этого чудеснаго дара всѣ имѣющіе войти въ Христову Церковь народы и племена, составивъ одно тѣло, одинъ духъ о Христѣ Іисусѣ, будутъ, подобно первоначальному христіанскому обществу, на разнообразныхъ языкахъ, но единымъ сердцемъ и едиными устами возносить къ Господу Богу молитвы, прошенія, моленія, благодаренія и славословить пречестное имя Отца, Сына и Святаго Духа. Такое же знаменованіе объединенія въ Церкви Христовой всѣхъ дотолѣ раздѣленныхъ при столпѣ вавилонскомъ и разобщенныхъ народовъ усвояетъ дару языковъ и православная Церковь въ кондакѣ праздника Пятидесятницы: «Егда снисшедъ языки слія, раздѣляше языки Вышній; егда же огненные языки раздаяше, въ соединеніе вся призва, и согласно славимъ всесвятаго Духа».

Наконецъ, отцы и учители Церкви обращаютъ вниманіе и на слѣдующее обстоятельство. Подобно ветхозавѣтной Церкви, въ которой предметомъ праздника Пятидесятницы было благодарственное Богу воспоминаніе синайскаго законодательства отъ Пего, Церковь новозавѣтная Христова въ день Пятидесятницы торжественно прославляетъ Господа за дарованіе новозавѣтнаго – евангельскаго закона, причемъ замѣчательно, что какъ древній законъ Моисеевъ данъ былъ евреямъ на Синаѣ среди громовъ, молній и бурь (Исх. 19, 16-20; Евр. 12, 18), такъ и законъ новый Христовъ дарованъ на Сіонѣ духовному Израилю въ лицѣ апостоловъ при бурномъ дыханіи и огнѣ. Эта одинаковость явленія показывала, что въ обоихъ завѣтахъ дѣйствовалъ одинъ и тотъ же Богъ, но вмѣстѣ давалось знать и о великомъ различіи завѣтовъ древняго и новаго. Отсутствіе гибельныхъ послѣдствій бури для дома – горницы и находившихся въ ней учениковъ Христовыхъ, кротость этого огня, который не попалялъ («Спасовы любители псполнишаоя радости прежде боявшіеся дерзновеніе пріяша: Духъ и иже бо Святый сниде днесь свыше на домъ учениковъ и кійждо инако глагодаше къ людемъ; языцы же разсѣяшася, видими яко огнь и сихъ не опалиша, но паче оросиша», – сѣдал. по 3 п. – въ новомъ слав. переводѣ), а лишь свѣтилъ и безвредно почивалъ на апостолахъ въ видѣ «огненныхъ вѣнцовъ» (св. Кириллъ Іерусал.), въ противоположность разрушительнымъ въ ветхомъ завѣтѣ дѣйствіямъ огня и бурь, – предуказывали то, что новый завѣтъ преисполненъ милости и благодати (Іоан. 1, 14, 16), какихъ свойствъ не заключалъ ветхій завѣтъ, когда люди, вслѣдствіе своего нечестія, были чадами гнѣва и подвергались за грѣхи свои карѣ отъ Господа Бога.

«Спасительно нисходящій волею своею, свѣтъ самосіятельный и подающій просвѣщеніе Духъ, Ты пришелъ вселиться въ апостоловъ, какъ священное дыханіе; даруй же (сіе) рабамъ Твоимъ въ изобиліи» (2 кан. праздн. 8 п. 2 троп.). «Обнови въ сердцахъ нашихъ, Вседержитель вождѣленный, Духъ правый, чтобы намъ вѣчно имѣть (Его), Который чрезъ исхожденіе отъ Отца всесовершенно соединенъ (съ Нимъ), попаляетъ скверны растлѣннаго вещества и очищаетъ умы отъ нечистоты» (2 кан. 6 п. 1 троп.).

 

И. Баженовъ.

 

«Приходское Чтеніе». 1914. № 3. С. 86-89.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: