Иванъ Василевичъ Баженовъ – Тайна воскресенія многихъ святыхъ въ моментъ смерти Христовой (Матѳ. 27, 52-53).

Въ концѣ Своего общественнаго служенія, на другой день праздника Кущей, Господь Іисусъ Христосъ въ бесѣдѣ съ іудеями сказалъ имъ: «когда вознесете Сына Человѣческаго, тогда узнаете, что это Я» (Іоан. 8, 28). Доселѣ невѣрующіе іуедеи тогда уразумѣютъ божественную силу и власть Богочеловѣка Іисуса, увидятъ, что Онъ есть дѣйствительно чрезвычайнный Посланникъ небесный, истинный Сынъ Божій (8, 16. 18. 23. 25), когда ожесточенною злобою и невѣріемъ ихъ пригвожденъ будетъ Сынъ Человѣческій къ позорному кресту какъ бы величайшій злодѣй. И дѣйствительно, чудодѣйственная десница Божія, сверхъ необычайной тьмы по всей землѣ отъ 6 до 9 часа (Матѳ. 27, 45; Марк. 15, 33), отъ времени распятія до самой смерти Іисуса Христа, чрезъ рядъ чудесныхъ знаменій Его смерти на Голгоѳѣ показала величіе и могущество Распятаго на крестѣ и вмѣстѣ величіе и силу тѣхъ благъ, какія дарованы людямъ крестною смертію Его. Когда Начальникъ жизни (Дѣян. 3, 15), Іисусъ Христосъ на крестѣ испустилъ духъ, совершились слѣдующія поразительныя знаменія, о коихъ повѣствуетъ ев. Матѳей (27, 51-53).

Прежде всего, раздралась надвое по срединѣ, сверху до низу, внутренняя завѣса въ Іерусалимскомъ храмѣ, отдѣлявшая святилище отъ святаго святыхъ (Исх. 26, 31-33), служившаго мѣстомъ обитанія Бога на землѣ, куда только первосвященникъ могъ входить однажды въ годъ, въ день очищенія, для кропленія жертвенною кровью (Лев. 13, 1-17). Раздраніемъ этой завѣсы таинственно дано разумѣть, что смертію Сына Божія, «съ пречистою Своею кровію вошедшаго въ самое небо и явившагося предъ лицемъ Божіимъ» въ качествѣ ходатая новаго завѣта для уничтоженія грѣха (Евр. 9, 12. 24), снова для людей открыто небо, опять дарованъ имъ доступъ къ Богу (19-20), дотолѣ загражденный грѣхомъ. Затѣмъ, въ моментъ смерти Іисуса Христа земля потряслась такъ, что разсѣлись скалы горъ, и это страшное явленіе произвело столь сильное дѣйствіе далее на ожестѣвшія сердца римскихъ сотника и воиновъ, стерегшихъ Распятаго, что невольно изъ ихъ груди исторгся возгласъ: «воистину Онъ былъ Сынъ Божій»! (Матѳ. 27, 54). Необыкновенное землетресеніе было знаменіемъ того, что послѣ смерти Іисуса Христа въ человѣчествѣ долженъ произойти великій переворотъ (ср. Агг. 2, 7-8), великое нравственное измѣненіе и обновленіе людей путемъ распространенія и утвержденія евангельскаго ученія. Далѣе, отъ страшнаго сотрясенія въ нѣдрахъ скалистыхъ горъ, между прочимъ, тѣхъ, гдѣ были устроены гробницы (ср. Ис. 22, 16) отверзлись, чрезъ разсѣлины въ стѣнахъ и сводахъ, погребальныя пещеры и отпали тяжелые камни, заграждавшіе входъ туда. Это отверстіе гробницъ служило къ новому еще болѣе поразительному чуду: «многія тѣла усопшихъ святыхъ воскресли; и, вышедши изъ гробовъ по воскресеніи Его (Іисуса Христа), вошли во святой градъ и явились многимъ» (Матѳ. 27, 53-54). Такъ въ моментъ смерти возстаетъ слава Богочеловѣка! Въ ряду означенныхъ знаменій чрезвычайное событіе воскресенія и затѣмъ явленія многихъ святыхъ, при столь краткомъ упоминаніи о немъ евангелиста, представляется поистинѣ таинственнымъ явленіемъ и естественно возбуждаетъ въ пытливомъ умѣ множество недоумѣнныхъ вопросовъ, рѣшеніе коихъ не можетъ не интересовать всякаго христіанина. Прежде всего воскресеніе многихъ тѣлъ усопшихъ святыхъ въ какой находится связи съ смертію и воскресеніемъ Іисуса Христа?

Какъ видно изъ евангельскаго сказанія, воскресеніе сонма святыхъ произошло въ ту минуту, когда Іисусъ Христосъ предалъ на крестѣ духъ Свой Богу Отцу, и, слѣдовательно, это чудное событіе находится въ непосредственной внутренней связи съ смертію всесвятого Богочеловѣка. По мѣткому сравненію Архіепископа Херсонскаго Иннокентія, «смерть Господа представляется какъ бы великимъ ударомъ громовымъ, который раздался по всему міру, привелъ въ сотрясеніе всю землю, сокрушилъ твердыни адовы, пробудилъ почивавшія въ сердцѣ земли тѣлеса святыхъ» (Слово въ пятокъ свѣтлой седмицы). И вотъ эти мертвые отъ всесильнаго дуновенія животворящаго Духа разрѣшились отъ узъ смерти. Чудесное это знаменіе такимъ образомъ служило выраженіемъ силы и величія смерти Іисуса Христа. Оно показало, что Богочеловѣкъ Іисусъ смертію Своею попралъ смерть, «лишилъ силы имѣющаго державу смерти, то есть діавола» (Евр. 2, 14), что «Пригвожденный есть Владыка земныхъ и преисподнихъ» (св. Исидоръ Пелусіотъ), что сила искупительной смерти Его простирается на загробный міръ, въ которомъ Онъ избавилъ находившихся во власти діавола. Однако всю полноту обновленной жизни тѣла многихъ усопшихъ святыхъ получили не прежде, какъ по воскресеніи и отъ воскресенія Іисуса Христа, при чемъ Онъ явился первымъ между воскресшими, или, по выраженію апостола, какъ «начатокъ, первенецъ изъ мертвыхъ, дабы имѣть Ему во всемъ первенство» (Кол. 1, 18). Смертью Распятаго пробужденные отъ сна смертнаго, почившіе святые «столько пріяли въ себя живоносной силы отъ воскресшаго Господа, что не только вышли душею изъ ада, но восхитили съ собою и самыя свои тѣлеса изъ гробовъ» (архіеп. Инокентій).

По сказанію ев. Матѳея, многіе усопшіе святые, воставши изъ гробовъ по преславномъ воскресеніи Христовомъ, «вошли во святый градъ и явились многимъ». Кто же эти святые, совоскресшіе съ Господомъ Іисусомъ и кому они являлись? Имѣя главною цѣлію изобразить великую силу и значеніе смерти и воскресенія Христова, евангелистъ не называетъ этихъ святыхъ, и въ церковномъ преданіи имена ихъ неизвѣстны. По-видимому, естественнѣе или какъ бы ближе всего было съ Іисусомъ Христомъ совоскреснуть, тѣмъ, которые издревле ожидали пришествія обѣтованнаго Мессіи, таковы: соединенные съ Нимъ по плоти патріархъ Авраамъ и царь Давидъ, или же св. пророки, яснѣе другихъ предызобразившіе въ своихъ писаніяхъ воскресеніе Христово, какъ Давидъ, Исаія, Осія, Іезекіиль, Даніилъ. Но совоскресшіе съ Іисусомъ Христомъ святые имѣли своимъ назначеніемъ явиться многимъ жителямъ г. Іерусалима, которыми скорѣе всего и должны быть узнаны. Въ виду этого слѣдуетъ полагать, что изъ сонма праведныхъ съ вѣрою ожидавшихъ спасенія и избавленія въ Мессіи, воскресли не всѣ, а только тѣ праведники, которые въ Іерусалимѣ могли быть узнаваемы почему-либо, какъ хорошо извѣстные при жизни или какъ умершіе за нѣсколько времени предъ тѣмъ. Поэтому съ большею вѣроятностію въ числѣ многихъ воскресшихъ святыхъ полагаютъ недавно почившихъ Симеона Богопріимца и, по преданію, двухъ его сыновей, Анну пророчицу, священника Захарію и жену его Елизавету, Іосифа-мнимаго отца Іисусова, Іоанна Крестителя и другихъ современныхъ имъ праведниковъ.

Съ смертію Іисуса Христа воставшіе многіе святые пребыли въ неизвѣстности до воскресенія Его, но затѣмъ они явились многимъ въ Іерусалимѣ, дабы, какъ замѣчаетъ св. Iоаннъ Златоустъ, «сія дѣйствительность не сочтена была за мечтаніе». Явленія совоскресшихъ съ Господомъ Іисусомъ святыхъ были для послѣдователей Его сильнѣйшимъ свидѣтельствомъ о воскресеніи Его и божественномъ достоинствѣ. Когда воскресшій кому-либо говорилъ: «Я воскресъ силою Іисуса распятаго и воскресшаго; вѣруй въ Него также несомнѣнно, какъ несомнѣнно видишь меня!» – то всѣмъ сомнѣніямъ надлежало исчезнуть, всѣмъ возраженіямъ пасть самимъ собою (архіеп. Инокентій). Если полагать, что эти воскресшіе святые своими явленіями многимъ въ г. Іерусалимѣ имѣли какъ бы замѣнить явленіе воскресшаго Спасителя, тогда слѣдовало бы признать что они не являлись апостоламъ, которые нѣсколько разъ удостоились видѣть Самого Господа Іисуса по Его воскресеніи. Для другихъ вѣрующихъ, изъ которыхъ многимъ являлся Воскресшій, однажды болѣе, нежели пяти стамъ братій (Кор. 15, 6), явленіе воскресшихъ святыхъ могло не только служить къ большому удостовѣренію въ истинѣ и силѣ воскресенія распятаго Іисуса Христа, но и быть какъ бы свидѣтельствомъ благодарности Воскресившему ихъ, къ прославленію Его. Сверхъ того, явленіе воскресшихъ святыхъ свидѣтелямъ крестныхъ страданій и смерти Богочеловѣка, кромѣ обличенія невѣрія саддукеевъ, говорившихъ, «что нѣтъ воскресенія» (Дѣян. 23, 8), должно было служить утѣшеніемъ и ободреніемъ для малаго стада вѣрующихъ (Лук. 12, 32), остающихся среди міра, враждебнаго евангелію (Іоан. 15, 19-20; 16, 20). Для невѣровавшихъ въ Господа Іисуса, которые доселѣ не хотѣли узнать времени посѣщенія Его (Лук. 19, 44) и отвергли богопосланнаго Мессію, явленіе совоскресшихъ съ Нимъ святыхъ должно было служить, въ значеніи особенной милостщ загробною, самого убѣдительною проповѣдію о покаяніи и вмѣстѣ возбудить въ ихъ душѣ расположеніе къ вѣрѣ въ прославленнаго Мессію Іисуса.

Какая была судьба совосвресшихъ съ Господомъ святыхъ? Примѣры воскрешенія отдѣльныхъ умершихъ бывали изрѣдка въ ветхомъ завѣтѣ (воскрешеніе прор. Иліею сына вдовы Сарептской, пр. Елисеемъ – сына Сонамской женщины, воскресеніе мертваго отъ прикосновенія къ костямъ прор. Елисея) и во время земной жизни Спасителя (воскрешеніе дочери Іаира, сына вдовы Наинской, Лазаря). Но это были случаи временнаго оживленія мертвецовъ, такъ что воскрешенные пророками и самимъ Христомъ снова умирали по прошествіи извѣстнаго времени, такъ какъ они воскрешены, были съ прежнимъ или обыкновеннымъ тѣломъ, приспособленнымъ къ нынѣшнимъ условіямъ его существованія. Между тѣмъ совоскресшіе съ Господомъ Іисусомъ праведники воскресли, по древнеотеческому представленію, въ преображенномъ, обновленномъ тѣлѣ, свободномъ всякаго вида дебелости и немощи, или въ тѣлѣ нетлѣнномъ, близкомъ къ тому, какое свойственно имѣть всѣмъ святымъ по всеобщемъ воскресеніи. Такому тѣлу не естественно пребывать на землѣ и снова подвергаться смерти и тлѣнію во гробѣ; наиболѣе соотвѣтственное для такихъ тѣлъ мѣсто жилище – въ другомъ мірѣ, горнемъ на небѣ. Отсюда древніе отцы церкви полагали, что совоскресшіе со Христомъ святые, послѣ того какъ послужили Ему своими явленіями многимъ жителямъ г. Іерусалима, снова уже не умирали, а они при вознесеніи Воскресшаго на небо сопровождали Его, незримо для апостоловъ, въ сонмѣ ангеловъ Божіихъ и вознесенные съ Нимъ на небо блаженно пребываютъ въ обителяхъ Отца небеснаго.

Воскресеніе сонма этихъ святыхъ служитъ несомнѣннымъ и утѣшительнымъ залогомъ всеобщаго будущаго воскресенія умершихъ во Христѣ или, точнѣе, прославленія праведниковъ. Люди умираютъ и послѣ того, какъ Іисусъ Христосъ смертію Своею сокрушилъ царство смерти. Опытно наблюдая, какъ тѣло, по исходѣ изъ него души, предается тлѣнію и тлѣніемъ превращается въ прахъ, разрѣшающійся на свои начала, руководящіеся однимъ разумомъ маловѣры чаще склонны сомнѣваться въ возможности воскресенія или облеченія снова плотію для жизни, о чемъ возвѣщаетъ Божественное откровеніе. Но, взирая на славу Главы нашего Господа Іисуса въ воскресеніи Его, вѣрующіе въ этомъ примѣрѣ имѣютъ уже твердую надежду собственнаго воскресенія. По разуму св. Григорія Двоеслова, «чтобы кто-нибудь и нѣсколько не усумнился даже въ мысляхъ своихъ и не подумалъ, что Христосъ потому воскресъ, что былъ вмѣстѣ Богъ и человѣкъ (какъ Богъ, Онъ побѣдилъ смерть, которую подъялъ, какъ человѣкъ), а мы, какъ обыкновенные люди, не можемъ освободиться отъ осужденія смерти; для сего, во время воскресенія Своего, Онъ воскресилъ тѣлеса многихъ святыхъ, чтобы въ Своемъ воскресеніи показать образъ, а воскресеніемъ другихъ, подобныхъ намъ человѣковъ, утвердить надежду нашего воскресенія. Теперь, если бы человѣкъ не надѣялся воспріять то, что явилъ въ Себѣ Богочеловѣкъ, то долженъ увѣриться, что несомвѣнно произойдетъ тоже и съ нимъ, что совершилось въ другихъ, которые, безъ всякаго сомнѣнія, были такіе же люди».

Отсюда ликъ воскресшихъ многихъ святыхъ поучаетъ своимъ воскресеніемъ тому, во-первыхъ, что источникъ жизни для смертныхъ и подверженныхъ тлѣнію одинъ – Господь нашъ Іисусъ Христосъ; тому, во-вторыхъ, что если вѣрующіе суть истинные члены нашего Искупителя, то могутъ ожидать себѣ того же, что совершилось въ Главѣ (1 Сол. 4, 14), что явилъ Онъ во плоти Своей воскресеніемъ; имѣютъ основаніе ожидать себѣ того же, что совершилось въ другихъ, бывшихъ прежде насъ, членахъ. Мы твердо вѣруемъ, что нѣкогда Самъ Господь при гласѣ Архангела и трубѣ Божіей (1 Сол. 4, 16) воззоветъ всѣхъ людей изъ гробовъ ихъ, чтобы въ день страшнаго суда Божія «каждому получить соотвѣтственно тому, что онъ дѣлалъ, живя въ тѣлѣ, доброе или злое» (2 Кор. 5, 10). Побѣдивши смерть, Іисусъ Христосъ силою Своею воскресилъ многія тѣла усопшихъ святыхъ; Онъ же воскреситъ и всѣхъ вѣрующихъ: «какъ въ Адамѣ всѣ умираютъ, такъ во Христѣ всѣ оживутъ» (1 Кор. 15, 21-22), и исполнявшіе заповѣди Его, соединенные съ Нимъ духомъ и тѣломъ въ таинствѣ св. Евхаристіи, нѣкогда войдутъ въ Іерусалимъ небесный и сподобятся блаженной жизни вѣчной.

 

И. Б.

«Костромскія Епархіальныя Вѣдомости». 1910. № 7. Отд. Неофф. С. 203-207.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: