Архимандритъ Іустинъ (Поповичъ) – Церковь и власть.

Введеніе.

«Святіи Новомученицы и Исповѣдницы россійстіи, молите Бога о насъ!»

Первостепеннымъ для оцѣнки сложившейся въ Россіи внутрицерковной ситуаціи оказывается вопросъ отношенія Церкви къ властямъ. Московская Патріархія 1927-1991 годовъ, – это весьма своеобразный отвѣтъ на данный вопросъ. Оставляя внутрироссійскій споръ, намъ стоитъ обогатиться опытомъ православныхъ современниковъ, находившихся въ схожемъ положеніи. Именно къ сокровищницѣ православной Церкви въ свидѣтельствахъ ея святыхъ обратился о. архимандритъ Іустинъ (Поповичъ, †25 марта / 7 апрѣля 1979 г.), когда обрушились гоненія коммунистовъ на Сербскую Церковь.

Кто такой о. Іустинъ? Безъ него не мыслима сегодняшняя Сербская Православная Церковь. Онъ величайшій православный богословъ ХХ-го вѣка, духовный отецъ, преподобный молитвенникъ. Послѣ войны онъ, какъ профессоръ богословія былъ изгнанъ коммунистами изъ университета. Его преслѣдовали какъ исповѣдника Христова, и онъ ходилъ по своей странѣ какъ странникъ. Многіе отшатнулись отъ него. Наконецъ, онъ нашелъ пристанище въ монастырѣ Челіе. Тамъ онъ молился и трудился на благо своей гонимой Церкви. Его «Догматика» стала извѣстной еще до войны. Знатокъ православнаго святоотеческаго преданія, онъ написалъ множество толкованій на разныя книги св. Писанія и противопоставилъ въ особой книгѣ экклезіологію православной Церкви экуменизму. О. Іустинъ составилъ 12-томное собраніе «Житія святыхъ». До самой его смерти его труды не издавались въ коммунистической Югославіи.

За каждое смѣлое слово или проповѣдь, за всякій текстъ или богословскую книгу, изданную за границей, за посѣщеніе иностранцемъ его приводили въ Вальевскую или Бѣлградскую госбезопасность, допрашивали и «переубѣждали» – пишетъ ученикъ о. Іустина, іеромонахъ-протосингелъ Аѳанасій Евтичъ (нынѣ епископъ). Патріархи и епископы дѣлали видъ, что не слышатъ его. За связь съ о. Іустиномъ нѣкоторые епископы было сняты коммунистическими властями со своихъ мѣстъ. Такъ и жилъ онъ въ монастырѣ Челіе, лишенный права на выѣздъ, какъ бы въ заточеніи. Сестрамъ Челіе и посѣтителямъ чинились безчисленныя трудности. И все же вся Сербская Церковь, весь народъ церковный знали и чтили его. Прославленіе о. Іустина со святыми уже началось въ Сербской Церкви. Его ученики – нынѣ свѣточи – епископы новаго поколѣнія въ современной Сербской Церкви.

О. Іустинъ горячо и нѣжно любилъ Русскую Церковь, русское благочестіе. Онъ лично зналъ и чтилъ Первоіерарха Русской Зарубежной Церкви Митрополита Антонія (Храповицкаго) и блаженнаго Владыку Іоанна (Максимовича), жившихъ въ Сербіи.

Работавшій надъ «Житіями святыхъ» и страдавшій со своей Сербской Церковью, о. Іустинъ, котораго греческій академикъ Кармирисъ назвалъ «сокровенной совѣстью Сербской Церкви», составилъ въ 1960 г. обличительную брошюру: «Истина о Сербской Православной Церкви въ коммунистической Югословіи». І-ая часть ея говоритъ объ отношеніи Церкви къ власти, а ІІ-ая – о положеніи Церкви въ Югославіи. Обратимся къ І-ой части этой брошюры, при цитатахъ пользуясь русскимъ изданіемъ «Житій святыхъ» и дополняя даты, подъ которыми можно найти житіе даннаго святого. Текстъ высказываній святыхъ мѣстами дополненъ, когда это представляло особый интересъ.

Объ отношеніи Церкви къ властямъ.

«...должно повиноваться больше Богу, нежели человѣкамъ»

(Дѣян. 5, 29)

Вотъ она – душа, самое сердце православной Церкви; вотъ оно – ея Евангеліе, ея Всеевангеліе. Вотъ чѣмъ она живетъ, и ради чего живетъ. Вотъ въ чемъ ея безсмертіе и вѣчность; въ этомъ именно ея непреходящая всецѣнность. Повиноваться Богу больше чѣмъ людямъ, это ея принципъ надъ принципами, святыня надъ святынями, мѣрило надъ мѣрилами.

Это Всеевангеліе – сущность всѣхъ святыхъ догматовъ и всѣхъ святыхъ каноновъ православной Церкви. Тутъ нельзя даже цѣною всѣхъ цѣнъ со стороны Церкви дѣлать никакихъ уступокъ никакимъ политическимъ режимамъ, никакихъ нельзя устраивать компромиссовъ ни съ людьми, ни съ демонами. Меньше же всего съ откровенными церквоборцами, церквогонителями и церквоуничтожителями.

«Повиноваться больше Богу, нежели человѣкамъ» – это уставъ православной Церкви, ея вѣчный и неизмѣнный уставъ – всеуставъ, ея вѣчное и неизмѣнное стояніе – всестояніе. Вотъ онъ и есть первый отвѣтъ первымъ гонителямъ Церкви: Дѣянія апостоловъ 5, 29; и это ея отвѣтъ всѣмъ гонителямъ сквозь всѣ вѣка до Страшнаго суда. Для Церкви Богъ всегда на первомъ мѣстѣ, а человѣкъ, люди, всегда на второмъ мѣстѣ. Людямъ надо покоряться постольку, поскольку они не противъ Бога и Божіихъ законовъ. Но если они выступаютъ противъ Бога и Его законовъ, то Церковь должна имъ воспротивиться и противостать. Если она не поступаетъ такъ, развѣ это Церковь? и представители Церкви, – если не поступаютъ такъ, – развѣ они апостольскіе представители Церкви? Оправдывать себя при этомъ т.н. церковной икономіей (снисхожденіемъ) – это значитъ не что иное, какъ скрыто предавать Бога и Церковь. Такая икономія – просто напросто предательство Церкви Христовой.

Церковь это вѣчность во времени, во временномъ мірѣ. Міръ мѣняется, а Церковь не мѣняется; не мѣняется ея вѣчная божественная истина, ея божественная правда, ея вѣчное божественное Евангеліе, ея вѣчныя божественныя средства. Не мѣняется, ибо не мѣняется Господь Христосъ, Который таковъ и творитъ такъ. Такова Евангельская истина и дѣйствительность: «Іисусъ Христосъ вчера и сегодня и во вѣки Тотъ же» (Евр. 13, 8). Церковью вѣчность присутствуетъ во времени для того, чтобы время освящалось ею, обновлялось ею, овѣковѣчивалось ею и равнялось бы по ней. Не она должна равняться по времени или по духу времени, но время должно равняться по ней какъ вѣчной, и духъ времени – по ней какъ носительницѣ духа вѣчности, духа богочеловѣчности. Ибо она всегда святая, всегда апостольская. Она всегда соборна, всегда божественна, посему и не смѣетъ никогда жертвовать вѣчное – временному, Божіе – человѣческому, небесное – земному. Не приспосабливается она къ духу времени, напротивъ, ей подобаетъ приспосабливать время къ вѣчности, временное – къ вѣчному, человѣческое – къ богочеловѣческому. Вѣчный ея путь черезъ этотъ міръ: сперва – Богъ, а потомъ человѣкъ; впереди – Богъ, а за Нимъ человѣкъ: «дабы имѣть Господу Христу во всемъ первенство» (Кол. 1, 18).

Власть въ принципѣ отъ Бога (Рим. 13, 1-6): и іерархія цѣнностей и іерархія порядка – отъ Бога. Поэтому въ принципѣ надо покоряться власти какъ упорядочивающей и какъ содержащей этотъ богоданный и божественный порядокъ въ мірѣ. Иначе – паденіе и впаденіе въ безвластіе, анархію.

Властямъ надо покоряться, поскольку они содержатъ божественный порядокъ въ мірѣ, поскольку они – «слуги Божіи» и какъ слугамъ Божіимъ. Покоряться властямъ надо, потому что какъ слуги Божіи они носятъ мечъ, которымъ наказываютъ зло и защищаютъ добро. Покоряться властямъ надо, потому что они, слуги Божіи, «страшны для злыхъ дѣлъ», а не для добрыхъ, Но когда власти становятся страхомъ для добрыхъ дѣлъ, когда власти гонятъ Божіе добро, и больше всего добро и вседобро этого міра – Господа Христа, и тѣмъ Его Церковь, тогда такимъ властямъ не слѣдуетъ покоряться, ни слушать ихъ. Съ ними христіанинъ долженъ бороться, и именно святыми, евангельскими средствами бороться. Никогда христіанинъ не смѣетъ болѣе покоряться людямъ, чѣмъ Богу, особенно же людямъ, которые противъ Бога истиннаго и противъ Его Евангелія.

Власть въ началѣ, въ самомъ принципѣ отъ Бога. Но когда власть отпадаетъ отъ Бога и выступаетъ противъ Бога, тогда она превращается въ насиліе и этимъ перестаетъ быть отъ Бога и становится отъ діавола. Значитъ, мы, христіане, знаемъ и тайну власти и тайну насилія: власть – благословлена Богомъ, насиліе же проклято Богомъ. Все, что отъ Бога – добро, коль скоро имъ злоупотребляютъ – оно отъ діавола. Злоупотребленіе Божіимъ – вотъ діаволъ, и вся діавольщина всѣхъ міровъ, въ томъ числѣ и человѣческаго. Власть – отъ Бога; и пока она держится въ Богѣ и подъ Богомъ и съ Богомъ, она – благословенна. Оставивъ Бога, она превращается въ насиліе, и тѣмъ подчиняетъ себя власти противобога – діавола.

Таково евангельское, апостольское, святоотеческое, православное ученіе о природѣ и цѣнности власти. Таково святое и непогрѣшимое ученіе православное Церкви Христовой объ этомъ, таково оно отъ начала и донынѣ, и отнынѣ во всѣ вѣки вѣковъ. Свидѣтели этого? – Всѣ святые апостолы, всѣ святые отцы, всѣ святые мученики. Особенно, святые мученики, начиная отъ св. первомученика Стефана и все до нашихъ Новомучениковъ и остальныхъ святыхъ мучениковъ нашего времени. Всѣ они страдали за Господа Христа, всѣ вмѣстѣ отъ царей, королей и князей; однимъ словомъ, отъ богоборныхъ властей вѣка сего. И такихъ святыхъ исповѣдниковъ не тысячи, ихъ – милліоны. Всѣ они святы и безсмертны какъ свидѣтели богочеловѣческой истины: христіане должны противиться безбожнымъ и противобожнымъ указаніямъ царей, владыкъ, властодержцевъ міра сего, гдѣ бы они ни были, и кто бы они ни были. Всякій святой мученикъ, всякій святой исповѣдникъ вѣры Христовой – живое воплощеніе и безсмертное олицетвореніе пресвятого всеевангелія православной Церкви: «Богу повиноваться больше, чѣмъ людямъ». Всякій изъ нихъ всею душой, всѣмъ сердцемъ, всей силою, всецѣлымъ умомъ держался этого божественнаго всеевангелія. И за это имъ и причиняли мученія, зло, за это ихъ убивали богоборческіе властители изъ вѣка въ вѣкъ.

Вотъ нѣкоторые изъ этихъ безчисленныхъ и безсмертныхъ свидѣтелей:

1) Св. мученикъ Гликерій, пресвитеръ († 303 г.), говорилъ царю Максиміану въ Никомидійскомъ храмѣ, переполненномъ христіанами, которыхъ царь собирался сжечь вмѣстѣ съ храмомъ – что и сдѣлалъ – если они не отрекуться отъ Христа: «Обѣщанные тобою дары не привлекаютъ насъ царь; угрозъ же твоихъ мы не боимся. Все, что ни есть въ мірѣ, мы почитаемъ какъ бы за сонъ и даже вмѣнили бы себѣ въ скорбь и Божіе наказаніе, что не претерпѣваемъ за Христа жесточайшихъ мученій... Не боимся мы твоихъ гоненій: Царь всяческихъ даровалъ намъ свыше оружіе, которымъ мы такъ же вооружаемся и защищаемся, какъ нынѣ ты своими оруженосцами. Противостоя тебѣ, мы твердо надѣемся одержать чудесную побѣду, ибо, будучи побиваемы, мы одолѣваемъ, а падая – побѣждаемъ» (28 декабря).

2) Св. мученикъ Іаковъ Персянинъ († 421 г.) и царь Издигердъ. Царь – мученику: «Знай, что ты повиненъ смерти; но только я не казню тебя мечомъ, чтобы ты не умеръ скорою смертью, а долго и жестоко буду мучить тебя и предамъ горчайшей смерти» (святому отрѣзали пальцы и всѣ члены по одному – прим. пер.). Св. Іаковъ отвѣчаетъ: «Что хочешь дѣлать, дѣлай, царь, скорѣй, но знай, что не устрашатъ меня слова твои, которыя подобны ветру, дующему на каменную скалу. Я не боюсь смерти, памятуя, что временная смерть есть только сонъ, ибо всѣ люди возстанутъ изъ гробовъ своихъ во время страшнаго второго пришествія Христа моего и Господа», т.е. воскреснутъ (27 ноября).

3) Св. мученикъ Тивуртій († 230 г.), говоритъ царскому епарху въ Римѣ Фавіану. «Угрожаешь ли ты мнѣ мученіемъ? но развѣ намъ, христіанамъ, страшно пострадать за нашего Бога? усѣченіемъ ли меча? такъ мы, освободясь отъ плотской темницы, получимъ небесную свободу; огнемъ ли? но мы угасили въ тѣлѣ большій пламень похоти, и сего огня не убоимся; изгнаніемъ ли? но Богъ нашъ вездѣ и, гдѣ мы съ Богомъ, тамъ мѣсто наше» (18 декабря).

4) Св. мученикъ Мина († 304 г.) и царскій градоначальникъ Ермогенъ, мучитель христіанъ (ставшій впослѣдствіи и самъ святымъ мученикомъ – прим. пер.). Ермогенъ требовалъ исполненія царскихъ приказаній; св. Мина отвѣчаетъ: «Почитать царей – дѣло святое, ради ихъ власти и начальствованія; но когда цари неправильно и неблагочестно почитаютъ Бога, Который есть начало всего, и не воздаютъ Ему надлежащей чести, тогда чтить царей несправедливо».

Дополненіе изъ другой бесѣды тѣхъ же лицъ: «Скажи мнѣ, нечестивецъ, на что надѣясь ты дерзнулъ возмутить народъ не повиноваться царю?...». Св. Мина: «Не я возбуждаю народъ не повиноваться нечестивому царскому приказанію, а ревность Божія, ибо народъ ревнуетъ о Господѣ Своемъ...

Если же я и отзывался худо о богахъ царя твоего предъ народомъ, то вѣдь всякому человѣку, имѣющему правильный взглядъ и здравое сужденіе о дѣлѣ, подобаетъ не любить и ненавидѣть то, что онъ увидитъ и признаетъ ложнымъ; истину же должно любить и почитать. А истина для людей, относительно которой нѣтъ никакого сомнѣнія, есть Самъ Христосъ!» (10 декабря).

5) Царскій намѣстникъ Ариппинъ выговариваетъ святому мученику Платону († 306 г.): «Какъ же ты смѣешь нарушать царскіе законы и совращать другихъ?». А св. Платонъ отвѣчаетъ: «Я знаю уставы Бога моего и дѣлаю, что повелѣваютъ Его святыя и животворныя заповѣди» (18 ноября).

6) Св. мученики епископъ Акепсимъ, пресвитеръ Іосифъ и діаконъ Аифалъ (пострадали около 376 г.), и ихъ мучитель князь изъ персидскихъ маговъ. Князь говоритъ мученикамъ: «Не противьтесь царской волѣ», а они отвѣчаютъ: «Всякій, исполняющій волю беззаконнаго вашего царя, противится Богу» (3 ноября).

7) Св. мученикъ Трофимъ († около 303 г.) и судья Аттикъ, царскій намѣстникъ. Судья Аттикъ спрашиваетъ мученика: «Читалъ ли ты императорскіе указы о христіанахъ?». Святой отвѣчаетъ: «Прочелъ. Но что они намъ? Между благочестіемъ и бѣсовскимъ обольщеніемъ такая же разница, какъ между днемъ и ночью» (19 сентября).

8) Св. преподобномученикъ Андрей Критскій († 767 г.) отвѣчаетъ царю Константину Копрониму (иконоборцу): «Не дай Боже, чтобы я отрекся отъ моего Христа... Ты бы царь лучше занимался военнымъ дѣломъ и управленіемъ народа, чѣмъ гнать Христа и Его слугъ» (4 іюля).

9) Св. великомученица Евѳимія и съ нею 48 мучениковъ († 304 г.) и царскій намѣстникъ Прискъ. Прискъ спрашиваетъ; «Вы ли противитесь велѣнію царскому и нашему, уничижая жертвоприношеніе, совершаемое въ честь великаго бога Арея?»

Мученики отвѣчаютъ: «Повелѣнію царскому или твоему, проконсулъ, – если оно не будетъ противно Небесному Богу, – безъ сомнѣнія, нужно повиноваться; если же оно противно Богу, то не только должно не повиноваться, но даже и сопротивляться. Если бы повелѣвали намъ то, въ чемъ мы обязаны повиноваться властямъ, то мы воздали бы кесарево кесарю (Матѳ. 22, 21). Но такъ какъ ваше повелѣніе богопротивно и богомерзко, ибо вы повелѣваете почитать тварь вмѣсто Творца и заставляете поклониться и принести жертву бѣсу, а не Богу Вышнему, то сего повелѣнія вашего мы никогда не исполнимъ, ибо мы – истинные поклонники живущаго на небесахъ истиннаго Бога» (16 сентября).

10) Св. мученица Нимфодора и ея святыя сестры Минодора и Митродора (пострадали около 305-311 г.) говорятъ своему мучителю князю Фронтону, вельможѣ царя Максиміана: «Ужели ты думаешь устрашить насъ мученіями и жестокими ранами? Собери сюда со всей вселенной орудія мученій, мечи, колья, когти желѣзные, призови со всего свѣта всѣхъ мучителей, соедини вмѣстѣ всевозможныя мученія и предай имъ наше слабое тѣло; увидишь ты, что скорѣе сокрушатся всѣ тѣ орудія, у всѣхъ мучителей устанутъ руки и всѣ виды мученій твоихъ истощатся, нежели мы отвергаемся отъ Христа нашего, горькія муки за Него для насъ будутъ сладкимъ раемъ, а смерть временная – вѣчной жизнью» (10 сентября).

11) Священномученикъ епископъ Филиппъ († 304 г.) отвѣчаетъ царскому намѣстнику Іустину: «Я – христіанинъ и не могу сдѣлать того, что ты требуешь; ты можешь меня мучить, но не можешь побѣдить меня». А послѣ семи мѣсяцевъ, когда тотъ же намѣстникъ вновь спрашиваетъ этого святого: «Почему ты такъ неразумно противишься волѣ царя?» – тотъ отвѣчаетъ ему: «Не поступаю я неразумно, а исполняю волю Бога, Творца и Судіи всѣхъ. Священное Писаніе говоритъ: «Отдавайте Богу Божіе, а царю царское». Это именно я и дѣлаю. Правомочнымъ приказамъ царя я всегда повиновался».

12) Осмѣивая князя-мучителя и муки, которыми онъ его мучилъ, св. мученикъ Каллиникъ († 250 г.) громко кричитъ ему: «Ты грозилъ мнѣ великими муками, а налагаешь на меня весьма малыя. Нанеси мнѣ раны побольше, приложи лютѣйшее мученіе: я не боюсь ни огня, ни меча, смѣюсь надъ смертью, ожидая отъ Господа моего принять жизнь вѣчную» (14 декабря).

13) Св. великомученикъ Пантелеимонъ († 305 г.) отвѣчаетъ царю, люто мучающему его: «О, царю! Всѣ умершіе за Христа не погибли, а нашли себѣ вѣчную жизнь. И если Анѳимъ, будучи старъ и немощенъ тѣломъ, могъ вынести жестокія мученія за Господа нашего, тѣмъ болѣе мнѣ, юному и сильному тѣломъ, должно безбоязненно претерпѣть всѣ муки, на которыя ты меня обречешь, ибо я буду считать жизнь пустою, если не умру за Христа, а если умру, сочту это пріобрѣтеніемъ» (27 іюля).

14) Св. мученицы, монахини-дѣвственницы († 305 г.) отвѣчаютъ старшему волхву, мучающему ихъ: «Мы покланяемся Господу нашему Іисусу Христу, а царева приказа не слушаемся, – дѣлай съ нами, что хочешь».

15) Священномученикъ Антипа, епископъ Пергамскій (ученикъ св. апостола Іоанна Богослова, пострадалъ въ концѣ I-го вѣка) отвѣчаетъ царскому воеводѣ: «Одно знай, правитель, что я – христіанинъ и повиноваться безумному и нечестивому повелѣнію царя отнюдь не желаю» (11 апрѣля).

16) Царскій намѣстникъ Евпсихій спрашиваетъ св. мученика Ѳеодула († около 300 г.): «Развѣ ты не знаешь, что ты долженъ исполнять приказанія царей, обладающихъ вселенною?». Св. Ѳеодулъ отвѣчаетъ: «То, что повелѣваетъ Владыка неба и земли, – поистинѣ справедливо и достойно внимательнаго выслушиванія и немедленнаго исполненія. Что же повелѣваютъ временные цари ваши, то изъ ихъ повелѣній должно исполнять лишь тѣ, которыя окажутся справедливыми и не противными Творцу небесному, повелѣнія же несправедливыя ни въ какомъ случаѣ не слѣдуетъ исполнять» (5 апрѣля).

17) Севастіанъ, воевода римскаго императора Антонина (Марка Аврелія 161-180 года), сообщаетъ воину Виктору, св. мученику: «Къ намъ пришелъ царскій указъ, повелѣвающій принуждать васъ, христіанъ, къ жертвоприношенію нашимъ богамъ, а не повинующихся предавать тяжкимъ мученіямъ». Но св. Викторъ отвѣчаетъ: «Я не послушаю безбожнаго повелѣнія смертнаго царя и не исполню его воли, ибо я рабъ безсмертнаго Царя, Бога и Спасителя моего Іисуса Христа, Царство Коего безконечно, и исполняющіе волю Коего будутъ жить вѣчною жизнью, а вашего смертнаго царя и царство временно, и исполняющіе его нечестивую (о. Іустинъ переводитъ точнѣе: «безбожную») волю погибнутъ во вѣки» (11 ноября).

18) Св. мученица іуліанія († около 275 г.) отвѣчаетъ царю Авреліану: «Я не боюсь твоихъ мукъ и не обращаю вниманія на твои угрозы, ибо есть на небѣ Богъ, Который можетъ избавить насъ отъ твоихъ нечестивыхъ (точнѣе у о. Іустина: «безбожническихъ») рукъ. Предай меня всѣмъ мученіямъ, которыми располагаешь, и увидишь помощь, оказанную мнѣ среди нихъ Господомъ моимъ Іисусомъ Христомъ» (4 марта).

19) Св. мученикъ Кодратъ Никомидійскій († около 250 г.) на приказъ царскаго проконсула Переннія: «Покорись царскимъ, а не Христовымъ законамъ», отвѣчаетъ: «Я покоряюсь законамъ Царя Небеснаго, а не безумному повелѣнію незнающихъ Бога людей. Впрочемъ, св. Писаніе повелѣваетъ намъ молиться за нихъ, дабы они обратились и уразумѣли истину».

Дополненіе: О. Іустинъ опустилъ послѣднюю фразу, мы же добавили ее съ цѣлью указать, какая молитва о такихъ правителяхъ, и вообще о заблудшихъ, возможна. Русская Зарубежная Церковь десятки лѣтъ такъ же молится въ «Молитвѣ о спасеніи Россіи»: «...и не воздаждь имъ по дѣломъ ихъ, но ...обрати ихъ... и отступившимъ отъ Тебѣ и Тебѣ не ищущымъ явленъ буди, во еже ни единому отъ нихъ погибнути, но всѣмъ имъ спастися и въ разумъ истины пріити».

Укажемъ и на послѣдующія слова и событія въ этомъ житіи, ибо «аргументы» безбожно-идолопоклоннической власти мало мѣнялись: «Если ты совершаешь молитву за царя, то и заповѣди его долженъ исполнять, потому что и въ вашихъ писаніяхъ пишется: «воздадите кесарева кесареви, и Божія Богови» (Марк. 12, 17)... Знаешь ли ты, – спросилъ проконсулъ, – какое множество христіанъ принесло жертву нашимъ богамъ, и ужели ты думаешь быть гораздо лучшимъ ихъ?». Мученикъ Кодратъ, дерзновенно обличивъ отступившихъ христіанъ, привелъ ихъ къ покаянію. Далѣе св. Кодратъ обращается къ Переннію съ такими словами: «Я поклоняюсь истинному Богу Отцу и Единородному Его Сыну и Святому Духу... я не боюсь ни бѣсовъ, ни тебя, обладающаго кратковременной властью. По прошествіи немногихъ дней, я отойду къ моему Богу, ты же вѣчно будешь горько стонать, потому что не захотѣлъ познать Бога, даровавшаго тебѣ настоящую жизнь. Сынъ сатаны, братъ діавола, сообщникъ бѣсовъ нечестивыхъ, превосходящій свиней своимъ безсловесіемъ, бѣшеный песъ, кровопійца, змѣй, алчнѣе звѣрей пожирающій омерзительныя мяса въ капищахъ идольскихъ... О погибельные! Сами впали въ погибельный ровъ и насъ желаете столкнуть въ него» (10 марта).

20) Священномученикъ Власій, епископъ Севастійскій († 316 г.), говоритъ царскому игемону Агриколаю: «Не боюсь я твоихъ угрозъ, мучай меня, какъ хочешь, – вотъ, я предаю тебѣ за Христа моего тѣло мое, одинъ Богъ имѣетъ власть надо душою моею» (11 февраля).

21) Воевода Нерона, св. мученикъ Викторъ († около 64 г.), говоритъ нероновому намѣстнику Севастьяну: «Я хочу исполнять волю небеснаго и безсмертнаго Царя Христа, а о повелѣніи земного царя Нерона, чтобы я гналъ христіанъ, и слышать не хочу» (31 января).

22) Священномученикъ Климентъ, епископъ Анкирскій († 312 г.), смѣется по поводу словъ намѣстника Домиціана и говоритъ: «Мы, правитель, думаемъ совершенно наоборотъ словамъ твоимъ. Ваши дары мы признаемъ ничтожествомъ, вашъ почетъ – безчестіемъ и высокій санъ – работою плѣнника. Напротивъ, безчестіе, угрозы, мученія доставляютъ намъ радость и утѣшеніе, и что больше всего, соединяютъ насъ съ Богомъ. Зная это, ты не надѣйся отвратить насъ отъ благочестія – ни обѣщаніемъ почестей и даровъ, ни угрозами мученій» (23 января).

23) Царскому епарху Аквилину, который истязаетъ св. Трифона († 250 г.) и предлагаетъ ему поклониться царскому изображенію, св. мученикъ отвѣчаетъ: «Если я самому царю оказалъ презрѣніе и его нечестивыми повелѣніями пренебрегъ, то неужели я поклонюсь его бездушному изображенію?» (1 февраля).

24) Царскому намѣстнику Кинтіану, который св. мученицѣ Агаѳіи († 251 г.) въ тюрьмѣ предлагаетъ свободу, она говоритъ: «Свобода наша въ порабощеніи себя Христу». Затѣмъ, на судѣ тотъ же намѣстникъ хочетъ, чтобы она покорилась царскому повелѣнію, она же на это отвѣчаетъ: «Суетны слова твои и несправедливо повелѣніе царя твоего, которое оскверняетъ и самый воздухъ...» (5 февраля).

25) Св. апостолъ Онисимъ († около 109 г.) говоритъ епарху царя Траяна Тертиллу: «Твои муки не могутъ устрашить меня, какъ бы сильны онѣ ни были, ибо я, утѣшаемый ожиданіемъ будущихъ благъ и укрѣпляемый силою Христа моего, съ легкостью перенесу страданія, коимъ ты подвергнешь меня» (15 февраля).

26) Свв. мученикамъ Евтропію, Клеонику и Василиску († 308 г.), является Господь и говоритъ имъ: «Когда васъ мучили, то Я стоялъ передъ вами, глядя на терпѣніе ваше. Такъ какъ вы мужественно перенесли первыя страданія, то Я буду вашимъ помощникомъ, пока не окончите вашъ подвигъ и впишутся имена ваши въ книгу жизни» (3 марта).

27) Св. преподобномученикъ Кононъ († 275 г.) говоритъ воеводѣ царя Авреліана Дометіану: «Умереть за Христа – это не смерть, а полученіе вѣчной жизни» (6 марта).

28) Священномученикъ Зиновій, епископъ Эгейскій, говоритъ Лисію, князю царя Діоклетіана: «Сія временная жизнь безъ Христа не есть жизнь, но смерть: нѣтъ, я лучше предпочитаю претерпѣть временныя мученія за моего Создателя, а потомъ съ Нимъ вѣчно жить, нежели отказаться отъ Него ради сей временной жизни и потомъ вѣчно мучиться во адѣ» (30 октября).

29) Отъ св. великомученика, воина Ѳеодора Тирона († 306 г.), царскій игемонъ Публій требуетъ исполненія богопротивнаго велѣнія и грозитъ ему, а св. Ѳеодоръ отвѣчаетъ: «Я не боюсь ни тебя, ни твоихъ мукъ, какъ бы люты они ни были. Дѣлай, что хочешь... Ожиданіе будущихъ благъ, которые у Бога моего, побуждаетъ меня къ мужеству... Твои муки мнѣ не страшны. Ибо предо мною – Господь и Царь мой Іисусъ Христосъ, Онъ избавитъ меня отъ твоихъ мукъ. Но ты не можешь Его видѣть, т.к. ты не можешь смотрѣть духовными очами... Какъ ты можешь принуждать меня оставить живого Бога и поклониться бездушному камню? Со Христомъ моимъ я былъ, есмь и буду: ты же дѣлай, что хочешь» (17 февраля).

30) Священномученикъ Садокъ, епископъ Персидскій († около 343 г.), и царь Сапоръ. Св. Садокъ и страдающіе съ нимъ 128 мучениковъ принуждаются муками къ исполненію богопротивнаго повелѣнія царскаго, но не хотятъ слушаться царя. Св. Садокъ говоритъ: «Мы – христіане, и покланяемся Единому Богу, Творцу неба и земли; Ему мы и служимъ всей душою и всѣми силами нашими: а солнцу и огню мы не покланяемся и не почитаемъ ихъ, ибо они созданы на службу людямъ, не послушаемъ мы царскаго повелѣнія и не отступимъ отъ Бога нашего, не устрашимся смерти, которая приводитъ насъ изъ сей временной и суетной жизни въ вѣчное царство; итакъ не медлите – убѣйте насъ, не жалѣйте крови нашей, уже не разъ проливавшейся предъ вашими глазами». Послѣ сего вторично пришло повелѣніе царское къ святымъ: «Если вы не послушаете моего повелѣнія и не исполните моей воли, то скоро васъ постигнетъ злая гибель». Святые же какъ едиными устами отвѣчали: «Не погибнемъ мы у Бога нашего, не умремъ мы во Христѣ Его, ибо Онъ оживляетъ насъ блаженной и вѣчной жизнію и даетъ намъ безсмертное царство въ наслѣдіе и покой; ты же не отлагай нашей смерти, ибо мы съ усердіемъ готовы пострадать за Бога нашего; не станемъ мы покланяться солнцу и огню, не станемъ мы слушать нечестивыхъ, безбожническихъ повелѣній царскихъ, исполненныхъ смерти и гибели» (20 февраля).

31) Царю Антонину Пію и римскому Сенату св. мученикъ Іустинъ Философъ († 167 г.), первый философъ, ставшій христіаниномъ, пишетъ въ своей знаменитой «Апологіи» слѣдующее: «Вы насъ можете убивать, но не можете намъ повредить» (1 іюня).

32) Царскимъ посланникамъ – патриціямъ, среди нихъ епископу Ѳеодосію, св. Максимъ Исповѣдникъ, игуменъ († 662 г.), объявляетъ: «Я съ удовольствіемъ исполню все, что повелитъ мнѣ царь, если это не богопротивно и не вредитъ вѣчному спасенію души» (21 января).

33) Св. Ѳеодоръ Студитъ, игуменъ († 826 г.), заявляетъ царю Льву Армянину: «Богъ въ Церкви поставилъ однихъ апостолами, другихъ пророками, иныхъ благовѣстниками, иныхъ пастырями и учителями, къ совершенію святыхъ» (Ефес. 4, 11-12). Апостолъ не сказалъ: иныхъ царями. Тебѣ, царь, ввѣрено управлять мірскими занятіями и городскими дѣлами да военнымъ дѣломъ. Объ этомъ и старайся, а церковныя дѣла предоставь пастырямъ и учителямъ, какъ то и апостолъ учитъ. Если же не такъ, то знай, что мы не будемъ слушаться ученія, которое противно нашей православной вѣрѣ, даже если его принесетъ ангелъ съ неба, какъ же мы послушаемъ тебя, земного, перстнаго человѣка».

И тотъ же св. Ѳеодоръ Студитъ говоритъ тому же царю въ царскихъ палатахъ: «Царь, пойми и уразумѣй, что не твое дѣло – разсматривать и изслѣдовать церковныя постановленія: твоей власти свойственно обсуждать мірскія дѣла и ими управлять, а дѣла церковныя подвѣдомственны святителямъ и учителямъ церковнымъ; тебѣ же приказано только слѣдовать имъ и повиноваться. Такъ и апостолъ сказалъ: «Богъ поставилъ въ Церкви во-первыхъ апостоловъ, во-вторыхъ пророковъ, въ-третьихъ учителей» (1 Кор. 12, 29), а не царей. И въ другихъ мѣстахъ св. Писаніе повелѣваетъ церковными дѣлами управлять церковнымъ учителямъ, а не царямъ» (11 ноября).

34) Царь Левъ V-ый Армянинъ, иконоборецъ и гонитель православной Церкви, старается черезъ посланниковъ обѣщаніями и угрозами привлечь на свою сторону св. Ѳеофана Сигріанскаго, исповѣдника († 818 г.). «Зачѣмъ же, царь, – отвѣчаетъ тотъ, – ты устрашаешь меня своею угрозою какъ какого-нибудь малаго отрока розгою. Приготовь для меня мученія, зажги огонь, и я, хотя и не могу ходить по болѣзни моей, какъ это ты видишь, – однако за правовѣріе я брошусь въ огонь». А затѣмъ тотъ же св. исповѣдникъ пишетъ царю изъ темницы: «Твое дѣло, царь, вести войну противъ иноплеменниковъ, изслѣдовать же церковные догматы и законы подобаетъ св. отцамъ, а не царямъ» (12 марта).

35) Св. Михаилъ исповѣдникъ, епископъ Синадскій († 818 г.), говоритъ царю Льву V Армянину: «Я почитаю св. иконы Спасителя моего Іисуса Христа и Пречистой Дѣвы, Его Матери, и прочихъ святыхъ и покланяюсь имъ; твое же распоряженіе не считаю возможнымъ исполнить» (23 мая).

36) Неустрашимый исповѣдникъ истины, учитель вселенной, св. Іоаннъ Златоустъ († 407 г.) посланникамъ царицы Евдоксіи, требовавшей: «Перестань противиться намъ и не касайся нашихъ царскихъ дѣлъ, ибо и мы не касаемся церковныхъ дѣлъ, но предоставляемъ тебѣ самому устраивать ихъ...», отвѣчаетъ: «Царица желаетъ, чтобы я походилъ на мертваго, не замѣчалъ совершаемыхъ несправедливостей, не слушалъ голоса обижаемыхъ, плачущихъ и воздыхающихъ, не говорилъ обличеній противъ согрѣшающихъ; но т.к. я епископъ и мнѣ вручено попеченіе о душахъ, то я долженъ на все смотрѣть недремлющимъ окомъ, выслушивать просьбы всѣхъ, всѣхъ учить, наставлять и обличать. Вѣдь я знаю, что если я не буду обличать беззаконія и наказывать беззаконнующихъ, то подвергнусь наказанію, и потому боюсь, какъ бы ко мнѣ не были приложены слова пророка Осіи: скрыша жерцы путь Господень («скрыли священники путь Господень». Такъ въ греческомъ и церковно-славянскомъ текстѣ Библіи: Осія 6, 9)... Ибо божественный апостолъ повелѣваетъ предъ всѣми изобличать согрѣшающаго, дабы и другіе имѣли страхъ... Я обличаю беззаконіе, а не беззаконнующихъ; никому не говорилъ я въ лицо о его беззаконіи, никого не запятналъ безчестіемъ и никогда не упоминалъ въ проповѣдяхъ имени царицы для обличенія ея... Если же кого изъ слушающихъ мои поученія осуждаетъ совѣсть за содѣянныя имъ дурныя дѣла, то ему подобаетъ гнѣваться не на меня, но на себя самого, и пусть онъ уклонится отъ зла и сотворитъ благое... Итакъ, пусть царица гнѣвается, какъ хочетъ, а я не перестану говорить правду. Вѣдь для меня лучше прогнѣвать людей, чѣмъ Бога: «Если бы я и понынѣ угождалъ людямъ, то не былъ бы рабомъ Христовымъ» (Гал. 1, 10) (13 ноября).

37) Свѣтолучный столпъ Церкви православной, св. Василій Великій († 379 г.) говоритъ царскому правителю Модесту на его угрозы: «Если ты отнимешь у меня имѣніе, то и себя этимъ не обогатишь, и меня не сдѣлаешь нищимъ. Полагаю, что тебѣ не нужны эти ветхія мои одежды и нѣсколько книгъ, въ которыхъ заключается все мое богатство. Ссылки нѣтъ для меня, потому что я не связанъ мѣстомъ, и то мѣсто, на которомъ живу теперь, не мое, и всякое, куда меня ни сошлютъ, будетъ мое. Лучше же сказать: вездѣ мѣсто Божіе... А мученія что могутъ сдѣлать мнѣ? – я такъ слабъ, что развѣ только первый ударъ будетъ для меня чувствителенъ. Смерть же для меня благодѣяніе: она скорѣе приведетъ меня къ Богу, для Котораго живу и тружусь, и къ Которому давно я стремлюсь».

Модестъ говоритъ на это: «Никто такъ дерзновенно не говорилъ со мною до сихъ поръ!». А святитель отвѣчаетъ: «Да, потому что тебѣ не случалось ранѣе говорить съ епископомъ. Во всемъ иномъ мы показываемъ кротость и смиреніе, но когда рѣчь идетъ о Богѣ и противъ Него дерзаютъ возставать, тогда мы, все прочее вмѣняя за ничто, взираемъ только на Него Единаго...». Модестъ отвѣчаетъ: «Поразмысли до завтра, ибо я тебя предамъ на погубленіе». Св. Василій отвѣчаетъ: «Я и завтра буду такимъ же, какъ сегодня, однако желаю, чтобы и ты оставался при своемъ словѣ» (1 января).

38) Богозрачное солнцѣ православной истины, херувимскій ревнитель православной вѣры, пресвѣтлое око Церкви православной, св. Симеонъ, Новый Богословъ, игуменъ († 1020 г.), говоритъ въ глаза своему епископу, патріарху Константинопольскому, который его посылалъ въ ссылку и преслѣдовалъ его хитро и лукаво: «Возмись насъ учить согласно св. Писанію, слѣдуя древнимъ св. отцамъ, и мы тебя примемъ какъ равнаго апостоламъ, и будемъ землею и прахомъ подъ твоими св, ногами; и ты будешь ходить по намъ, и мы будемъ считать это освященіемъ для себя, какъ хиротонію. И не только это, но и повелѣнія твои мы будемъ исполнять до смерти. Но если ты не будешь насъ учить такъ, чтобы мы побуждались къ покорѣнію твоимъ повелѣніямъ,... то, въ такомъ случаѣ, мы не сможемъ тебѣ отвѣтить ничѣмъ инымъ, какъ только словами учениковъ Христовыхъ: «должно повиноваться больше Богу, нежели человѣкамъ» (Дѣян. 5, 29).

Таковъ порядокъ, таковъ путь, такова истина православной Церкви Христовой отъ св. апостоловъ до днесь, и отъ сего дня до самого конца міра сего земного. Касательно этого порядка, этого пути, этой истины, невозможны ни уступки, ни компромиссы, ни отступленія. И это ни отъ кого, даже и отъ самого Вселенскаго собора, если бы онъ состоялся».

Этими словами оканчивается I-ая часть брошюры о. Іустина. Изъ ІІ-ой части брошюры архимандрита о. Іустина:

«Постепенно разоряется Церковь изнутри и снаружи, идеологически и организаціонно; употребляются всѣ средства: извѣстныя и неизвѣстныя, явныя и тайныя, утонченнѣйшія и грубѣйшія, салонныя и тираническія, циничныя и фарисейскія, діоклетіановскія и пилатовы, нероновы и іудовы. И все это искусно растворено, но на дѣлѣ это отрава изъ отравъ, только въ сахарномъ обличьѣ...» – такъ заключаетъ архимандритъ о. Іустинъ, разобравъ во II-ой части своей брошюры разные аспекты гоненія на Церковь въ Югославіи. Какъ и въ Россіи, гоненія обрушились и на вѣрующихъ въ обществѣ, и на жизнь Церкви въ области церковно-просвѣтительской работы, академій и семинарій, обученія Закону Божію, хорового пѣнія, монастырей. Но цѣль ликвидаціи Сербской Церкви включаетъ въ себя и внутреннее разложеніе, пишетъ о. Іустинъ:

«Союзъ священниковъ». Это просто напросто – агентура госбезопасности. Встрѣчи, обѣды, путешествія, банкеты, разъѣзды, оплачиваемые диктатурой безбожія. И газета этого союза «Вѣсникъ» также. 100% священниковъ, членовъ, вступили подъ давленіемъ госбезопасности, кромѣ только клики наймитовъ во главѣ – священниковъ-коммунистовъ. Этотъ союзъ весь насквозь противодогматическій и противоканоничный, противоевангельскій и противоцерковный: уродливое, апокалиптическое чудовище, превращенное въ «соціальнаго» ангела. А газета «Вѣсникъ» – не что иное какъ «евангеліе» замаскированнаго сатаны; это – чаша съ ядомъ, залитая на поверхности тонкой пленкой ложнаго меда. Этотъ союзъ и по существу своему и по дѣятельности не принадлежитъ къ Церкви, ибо самимъ своимъ существованіемъ работаетъ противъ Церкви, посрамляетъ Церковь и разоряетъ Церковь. Поскольку этотъ союзъ самозваннически дѣйствуетъ отъ имени Церкви, то онъ дѣйствуетъ какъ коммунистическій троянскій конь въ Церкви.

Выборъ патріарха. Диктатура безбожія доселѣ избрала двухъ патріарховъ... И такимъ образомъ цинично растоптала св. права Церкви, а черезъ то и святые догматы».

Къ вопросу о возможности сотрудничества съ такимъ государствомъ о. Іустинъ пишетъ:

«Діоклетіанъ съ того свѣта отдаетъ первенство по гоненіямъ христіанъ нынѣшнимъ безбожникамъ коммунистамъ... Для православнаго серба подъ диктатурой коммунистическаго безбожія всѣ дни превратились въ Страстную пятницу: совершается постоянное надруганіе надъ Христомъ, постоянное надсмѣхательство, оплеваніе, распинаніе Христа. Это сознательно и планомѣрно дѣлаетъ всякій христоборецъ и христоубійца. А за ними тащатся извѣстные христопродавцы и христоубійцы въ мантіяхъ Іуды. И сотрудничаютъ съ ними! Въ чемъ? – Въ оплеваніи Христа, въ умученіи Христа, въ распинаніи Христа, въ убіеніи, въ возложеніи безчисленныхъ терновныхъ вѣнцовъ на предивную Божественную Главу, которая стоитъ больше всѣхъ міровъ вмѣстѣ взятыхъ, всѣхъ вселенныхъ вмѣстѣ взятыхъ, всѣхъ видимыхъ и невидимыхъ!

Разжжена вавилонская печь – безбожническій коммунистическій режимъ для Сербской Православной Церкви. Въ этой новой вавилонской печи не сгорятъ только лишь люди сильной вѣры, свято-саввской вѣры (имѣется въ виду св. Савва Сербскій – прим. пер.). Деннонощно ходимъ среди огня. То, что мы еще живемъ, – дѣло милости Божіей и силы Божіей. А вокругъ насъ вихремъ высится узаконенная въ безбожническомъ воспитаніи наигнуснѣйшая ложь земного міра: «Христосъ – миѳъ», «Христосъ не существовалъ», «Христосъ – это обманъ». Вотъ программа воспитанія. Развѣ это можно признать, развѣ съ этимъ можно сотрудничать и считать себя христіаниномъ? Нѣтъ! Мы заявляемъ и объявляемъ: это – самая ужасная, самая безстыдная и самая гадкая хула, которую человѣческія уста могли произнести противъ наисовершеннѣйшаго, самаго очаровательнаго и самого человѣколюбиваго человѣческаго Существа подъ небомъ, которое ступало по планетѣ, называющейся Землей. И мы всѣмъ сердцемъ, всей душой, всѣмъ умомъ, всею силою своей стоимъ рядомъ съ Нимъ, за Него и за Нимъ, и это – цѣною всѣхъ смертей, которыя могутъ на насъ возложить всѣ богоборцы и христоборцы міра сего, а не только тѣ, которые дѣйствуютъ въ нашей странѣ.

Диктатура христоборныхъ безбожниковъ и христопредательскихъ Іудъ – вотъ кто виноватъ въ нашей мученической жизни. Диктатура Іудъ! Есть ли что-нибудь болѣе отвратительное для Церкви Христовой и для христіанина?...

Самая элементарная и рудиментарнѣйшая логика показываетъ и доказываетъ: совершенно нелогично и противологично сотрудничество между откровенными безбожниками, заклятыми христоборцами и православной Церковью Христовой. Тѣхъ, кто ищутъ такого сотрудничества, или уже сотрудни чаютъ, или – страшно сказать! – принуждаютъ къ таковому, мы спрашиваемъ словами св. апостола: «Какое общеніе праведности съ беззаконіемъ? что общаго у свѣта съ тьмою? Какое согласіе между Христомъ и Веліаромъ?» (2 Кор. 6, 14-15). Не слышите ли христоноснаго апостола, который гремитъ: «Но если бы даже мы, или ангелъ съ неба сталъ вамъ благовѣствовать не то, что мы благовѣствовали вамъ, да будетъ анаѳема!» (Гал. 1, 8). Или вы въ гулѣ безбожнической диктатуры совсѣмъ оглохли для Христовой божественной истины и заповѣди: «Не можете служить Богу и маммоне» (Матѳ. 6, 24).

Не сотрудничество, а сосуществованіе. «Богу Божіе – кесарю кесарево». Это евангельское сосуществованіе Церкви и государства, установленное и предписанное безгрѣшнымъ, всевѣдущимъ Господомъ и Спасителемъ Христомъ (Матѳ. 22, 21). Поэтому оно для Церкви неизмѣнно и вѣчно обязательно.

Кесарю – монету, деньги, на которыхъ образъ кесаря. А Богу? и душу и тѣло: ибо на душѣ и въ душѣ образъ Божій, образъ Божій и на тѣлѣ и въ тѣлѣ черезъ душу, ибо тѣло живетъ боголикой душой и носитъ эту боголикую душу. Поэтому и то и другое принадлежитъ Богу – вѣчности, вѣчной жизни, вѣчной истинѣ, вѣчной правдѣ, вѣчному разуму, вѣчному смыслу. Поэтому Божіимъ нельзя жертвовать ради кесарева. Первенство и въ этомъ всегда принадлежитъ Богу.

Въ Богочеловѣкѣ, въ Его дѣлѣ и тѣлѣ – Церкви, Богъ всегда на первомъ мѣстѣ, а человѣкъ – на второмъ; всегда все рѣшается Богомъ, а не человѣкомъ. Это всецѣнность и всемѣрило вселенской Церкви. Поэтому ко всякому вопросу она приступаетъ «со страхомъ Божіимъ, вѣрою и любовію». Церковь – богочеловѣческій организмъ, и лишь послѣ этого – организація. Она – тѣло Богочеловѣка: поэтому въ ней все должно разсматриваться и измѣряться сперва Богомъ, а потомъ человѣкомъ. Никогда не просто только человѣкомъ, никогда не «по человѣку». Поэтому всегда «должно повиноваться больше Богу, нежели человѣкамъ». Когда въ этомъ вопросъ, то требуется «въ лицѣ противу стати» вопреки даже и первоверховному апостолу Петру. Здѣсь остается въ вѣчно неизмѣнной силѣ боговдохновенное апостольское начало и методъ дѣланія Церкви: «угодно Святому Духу и намъ» (Дѣян. 15, 28): сперва Святой Духъ, затѣмъ мы – мы за Духомъ Святымъ и въ Духѣ Святомъ и со Духомъ Святымъ.

«Богу Божіе – кесарю кесарево» – это евангельскій принципъ сосуществованія между Церковью и государствомъ. Не сотрудничества, а коэкзистенціи между Церковью и государствомъ. Не сотрудничества тѣмъ болѣе, когда «кесарь» гонитъ все, что есть Божьяго, и не хочетъ знать ничего Божьяго, и лишь уничтожить хочетъ все, что Божіе. Здѣсь нѣтъ главныхъ условій для сотрудничества. Или равноправное сосуществованіе установокъ и человѣческихъ личностей, или же страданіе Церкви отъ гонителей, мучителей, насильниковъ, которые отрицаютъ и гонятъ Бога и Божіе, а диктатурой навязываютъ анти-Бога и анти-Божіе. Тогда Церковь и государство – врозь, отдѣльно, сами по себѣ. Не вмѣшиваться во внутреннія дѣла Церкви, не касаться ея вѣчныхъ и свято-евангельскихъ обязанностей и правъ.

Ясно, что Церковь должна при всякомъ режимѣ, даже и при безбожническомъ, находить свой modus vivendi (способъ существованія), но всегда въ духѣ и границахъ евангельскаго принципа сосуществованія: «Богу Божіе – кесарю кесарево». И это еще подъ верховнымъ контролемъ всеевангелія: «должно повиноваться больше Богу, нежели человѣкамъ». Если же это невозможно, то Церкви остается какъ единственный евангельскій modus vivendi: мучиться за Господа Христа, терпѣть, злострадать и такъ бороться за основныя права вѣры и душъ.

Наши коммунисты во всеуслышаніе проповѣдаютъ и выступаютъ за сосуществованіе разныхъ идеологій, разныхъ идеологическихъ системъ и режимовъ. Вотъ имъ самая непосредственная возможность проявить этотъ принципъ дѣйствительно у насъ. Не въ теоріи, не абстрактно, не пропагандно, не для экспорта. Но вы то ищете вмѣсто сосуществованія и навязываете Церкви сотрудничество. А это значитъ: ищете и принуждаете насъ слушаться васъ болѣе, нежели Бога, и – страшно и сказать! – чтобы мы ради васъ работали противъ Бога, противъ Господа Христа! На это ваше стремленіе и принужденіе вотъ вамъ неизмѣнный и вѣчный отвѣтъ Церкви устами богоноснаго апостола: «судите, справедливо ли предъ Богомъ, слушать васъ болѣе, нежели Бога?» (Дѣян. 4, 19). Всегда мы исповѣдуемъ и проповѣдуемъ: «должно повиноваться больше Богу, нежели человѣкамъ».

Если не будетъ для нашей Сербской Православной Церкви таковаго сосуществованія, то всѣ разговоры нашихъ коммунистовъ о сосуществованіи на межгосударственномъ и межконтинентальномъ уровнѣ останутся голыми абстракціями, мертвой схемой, миѳомъ для вывоза, сиренскимъ завлекающимъ рекламнымъ пѣніемъ, пропагандной басней, байкой изъ коммунистической тысяча-одной ночи.

Космическая ложь. Сербскія сердца земной и небесной Сербіи содрогнулись отъ боли и ужаса, и все еще въ судорогѣ сжимаются; и всѣ сербскія лица отъ стыда и срама вспыхнули, и доселе пылаютъ стыдомъ, когда на сербской землѣ была распространена ложь, и постоянно распространяется – космическая ложь: что Сербская Православная Церковь въ коммунистической Югославіи свободна, и что ея отношенія съ государствомъ – хорошія, наилучшія, самыя прекрасныя. Эту космическую ложь распространяли по всей земной и небесной шири коммунисты и ихъ оборотни, и они все громче, все крикливѣе, все безстыднѣе, все беззастѣнчивѣе, все наглѣе, постоянно распространяютъ эту ложь и на востокъ, и на западъ, и на сѣверъ, и на югъ, на землѣ и къ небу, такъ, какъ будто весь Іуда вселился въ нихъ.

А факты съ каждаго квадратнаго метра нашей земли прямо говорятъ и вопіютъ противъ этой іудиной безглазой и безстыдной лжи. И объявляютъ плачъ и рыданіе и мучительно скорбную истину всѣмъ, у кого есть уши, чтобы слышать: Сербская Православная Церковь постоянно находится посреди діоклетіановскаго мучилища диктатуры безбожія».

Активное участіе въ системѣ миѳовъ и фикцій богоборческаго строя, создававшагося «партіей новаго типа», означаетъ оскверненіе идолослуженіемъ, поскольку, какъ пишетъ о. Іустинъ, «въ коммунистической Югославіи безбожіе дѣйствительно государственная вѣра, которую диктатура безбожничества всѣми возможными средствами навязываетъ гражданамъ этой страны». Изъ этого вывода вырастаетъ у о. Іустина глава подъ названіемъ:

Ренессансъ языческаго идолопоклонства. «Измышлено новое верховное божество, новый верховный идолъ – государство (коммунистическое). Диктатура безбожія требуетъ, чтобы этому идолу принесли въ жертву все: совѣсть, вѣру, память, тѣло, и все видимое и невидимое. Новый верховный идолъ, новый верховный богъ, новый Зевсъ окруженъ новыми богами, новыми идолами. Это – позитивистская «наука», матеріалистическая философія, коммунистическая этика, анархистская эстетика, «соцреалистическая» литература, и... все прочее тому подобное. Этимъ идоламъ обязанъ кланяться каждый и приносить имъ въ жертву себя и все свое.

Что это такое? Да это просто вампирское идолопоклонство, вампирское языческое многобожіе, вампирскій фетишизмъ. Вмѣсто одного и единаго истиннаго Бога и Господа Іисуса Христа – масса самозванныхъ боговъ и божковъ, идоловъ и идолятъ. Стараются быть безбожниками, а на самомъ дѣлѣ – многобожники, идолопоклонники. Непрестанно измышляютъ себѣ новыхъ идоловъ, провозглашаютъ ихъ богами и вносятъ въ свой новый пантеонъ, въ свой дикій ритуалистическій церемоніалъ. А диктатура безбожія изо всѣхъ силъ старается каждаго уговорить или принудить покланяться новымъ богамъ и приносить имъ жертву, поддерживать «культъ личности». Этимъ путемъ происходитъ вотъ что: устанавливается вампиризмъ языческаго образа мышленія, языческаго пониманія, языческаго дѣланія, языческаго образа жизни. И такъ проходитъ и самая жизнь «въ богомерзкихъ идолослуженіяхъ...» (1 Петр. 4, 3)».

Послѣсловіе.

Оканчивая этими апостольскими словами наши выдержки изъ брошюры великаго сербскаго богослова архимандрита о. Іустина, заключимъ: отъ идолопоклонства со всѣми разноликими и роковыми его послѣдствіями страдаетъ нынѣ общество, и мы видѣли, какъ ставитъ этотъ вопросъ о. Іустинъ въ отношеніи Церкви. Свято-евангельскій призывъ порвать съ наслѣдіемъ идолослуженія и оправданіями его, прозвучалъ нѣкогда и въ Аѳинахъ изъ устъ богоглаголиваго Павла: «Итакъ, оставляя времена невѣденія, Богъ нынѣ вовелѣваетъ людямъ всѣмъ повсюду покаяться; ибо Онъ назначилъ день, въ который будетъ праведно судить вселенную» (Дѣян. 17, 30-31).

Въ «Толковой Библіи» (изд. А. Лопухина) «нынѣ» – это съ этого времени, имѣющаго значеніе поворотнаго пункта въ исторіи; «повелѣваетъ» – полновластный Господь всего человѣчества; «покаяться» – осознать свои заблужденія и отвергнуть ихъ.

 

Н. А.

 

«Православная Жизнь». 1993. № 1. С. 3-18.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: