Архіепископъ Іустинъ (Охотинъ) – О свойствахъ истинной Вѣры.

Испытуй себя въ вѣрѣ: – зто есть необходимый долгъ каждаго христіанина. – Но чтобы съ успѣхомъ исполнять сію обязанность, нужно прежде всего знать, что должно испытывать въ себѣ, а для этаго необходимо имѣть довольно ясное понятіе о томъ, что такое Христіанская Вѣра и какія ея существенныя требованія.

Вѣру Христіанскую составляютъ святыя истины, сообщенныя роду человѣческому самимъ Богомъ, Спасителемъ нашимъ. Онѣ имѣютъ предметомъ своимъ многоразличныя дѣла Божіи относительно временной и вѣчной судьбы человѣка, опредѣляютъ его отношенія къ Богу и къ прочимъ созданіямъ Божіимъ, вполнѣ обязательны для него и до того необходимы, что безъ нихъ человѣкъ на всегда остался бы во тьмѣ невѣденія и въ глубинѣ нравственнаго растлѣнія. Разсматриваемая по отношенію къ человѣку, Христіанская Вѣра есть сознательное усвоеніе Богооткровенныхъ истинъ, сердечное убѣжденіе въ ихъ спасительности для человѣка и разумное осуществленіе ихъ въ жизни.

При такомъ понятіи о Вѣрѣ, легко указать и существенныя ея требованія.

Она требуетъ отъ человѣка во первыхъ надлежащаго знанія истинъ Вѣры. Если и въ другихъ отрасляхъ человѣческихъ знаній и дѣятельности необходимо предварительное и при томъ достаточное знакомство съ избраннымъ предметомъ, съ самымъ существомъ дѣла, съ цѣлію и направленіемъ дѣятельности, то этаго тѣмъ болѣе должно требовать тогда, когда дѣло касается существеннаго вопроса жизни – вопроса о Вѣрѣ, о убѣжденіяхъ сердца въ религіозныхъ истинахъ – такого вопроса, въ рѣшеніи котораго должна протекать вся жизнь человѣка. Поэтому если христіанинъ не можетъ дать отвѣта о главнѣйшемъ и существеннѣйшемъ въ христіанствѣ, если въ его умѣ есть только смутныя, а иногда и совершенно темныя представленія о Богѣ и служеніи Ему, о собственномъ спасеніи и средствахъ къ достиженію его, о цѣли жизни временной и о жизни загробной, то о такомъ должно сказать, что его вѣра не только не дошла до надлежащаго развитія въ немъ, но есть вѣра не достаточная и онъ есть человѣкъ маловѣрующій. Симъ то незнаніемъ истинъ Вѣры и объясняется то, какъ можетъ человѣкъ не умѣть различить случайное отъ существеннаго въ вѣрѣ и нравственный недостатокъ въ духовной жизни кого-либо изъ вѣрующихъ обратить иногда въ упрекъ самой вѣрѣ, какъ онъ можетъ доходить иногда до пагубнаго безразличія, если не въ самой вѣрѣ, то по крайней мѣрѣ въ различныхъ вѣроисповѣданіяхъ.

Во вторыхъ Христіанская Вѣра требуетъ отъ христіанина не только пріобрѣтенія познаній религіозныхъ, но и твердаго убѣжденія въ нихъ.

Человѣкъ, чуждый христіанскихъ убѣжденій, водится въ жизни или разрозненными остатками понятій о добрѣ и злѣ, находящимися въ его совѣсти, если еще онъ не пересталъ прислушиваться къ ея голосу и вникать ея внушеніямъ, или вся основа его дѣятельности – самоугодіе, условныя приличія, измѣнчивые обычаи, скоропреходящія мнѣнія и тому подобное. И на этихъ-то слабыхъ опорахъ зиждется дѣло цѣлой жизни его! И неудивительнымъ становится то, отъ чего для зтаго человѣка въ большей или меньшей степени чуждо все Христіанское. Не сочувствуетъ онъ напримѣръ процвѣтанію Христіанской Вѣры, не веселить его усилившееся въ комъ-либо христіанское благочестіе: ему неизвѣстно ощущеніе тишины и спокойствія духа, умиротвореннаго теплою молитвою къ Богу, сознаніемъ непорочности своей совѣсти; его сердцу недоступно святое чувство христіанскаго милосердія къ ближнему, снисходительности къ человѣку падшему, сожалѣнія къ грѣшнику, любви ко врагу и прочихъ христіанскихъ добродѣтелей, необходимо требующихъ самоотверженія. Все это отъ того, что онъ водится совсѣмъ иными побужденіями; онъ вездѣ и во всемъ видитъ только себя и все направляетъ къ своему благу. Въ немъ нѣтъ убѣжденій собственно Христіанскихъ; онъ человѣкъ слабовѣрующіій.

Въ третьихъ Христіанская Вѣра требуетъ отъ человѣка, кромѣ знаній и убѣжденія, еще и осуществленія ихъ въ жизни. Она не есть какое-либо ученіе, которое можно понимать и принимать, но которому можно и не слѣдовать. Нѣтъ, – Святая Вѣра дана намъ отъ Бога именно для того, чтобы мы по Ея внушеніямъ располагали своею жизнію. На Ея животворныхъ началахъ должна утверждаться вся нравственность человѣка. – Какъ же теперь судить о человѣкѣ, именующемся христіаниномъ и вѣрующимъ, а живущемъ не по-христіански и не по исповѣдуемой имъ вѣрѣ? Если въ его душѣ нѣтъ твердой увѣренности въ спасительности Святыхъ внушеній Вѣры: если его умъ не получилъ должнаго религіознаго образованія, а сердце чуждо вліянія неизвѣстныхъ ему убѣжденій Вѣры, то такое состояніе человѣка – христіанина понятно: онъ иначе и не можетъ жить, потому что внутри себя онъ не чувствуетъ никакого побужденія жить по духу Христову, а не по плоти; онъ даже и не знаетъ, что по вѣрѣ своей онъ долженъ и можетъ жить иначе. А если, къ несчастію, онъ успѣлъ пріобрѣсти хотя и неполныя свѣдѣнія въ вѣрѣ, если имѣлъ случай и возможность укоренить въ своемъ сердцѣ нѣкоторыя внушенія вѣры, то его жизнь несообразная съ христіанскими убѣжденіями не инымъ чѣмъ можетъ быть объяснена, какъ только нежеланіемъ его жить по-христіански, или что еще хуже – намѣреннымъ противленіемъ и собственнымъ убѣжденіямъ и постороннимъ указаніямъ. Понятно, что въ жизни такого христіанина мы можемъ найти не мало и такихъ мыслей и расположеній и даже поступковъ, которые вводятъ его въ разрядъ людей совершенно невѣрующихъ.

Вотъ въ общихъ чертахъ выраженныя существенныя требованія Христіанской Вѣры, Примѣнительио къ нимъ и долженъ Христіанинъ испытывать себя въ вѣрѣ. Его безпристрастное вниманіе должно быть обращено именно на то, соотвѣтствуетъ ли онъ требованіямъ исповѣдуемой имъ вѣры. И чѣмъ чаще, по заповѣди Апостола, онъ будетъ искушать себя въ вѣрѣ, тѣмъ ближе онъ узнаетъ ея истины, тѣмъ живѣе будутъ его религіозныя убѣжденія, тѣмъ сообразнѣе съ вѣрою будетъ его жизнь.

 

Ректоръ Семинаріи, Архимандритъ Іустинъ.

 

«Ярославскія Епархіальныя Вѣдомости». 1860. № 22. Ч. Неофф. С. 190-192.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: