Архіепископъ Димитрій (Муретовъ) – Почему необходимо молиться о ниспосланіи намъ благодати покаянія (Слово въ недѣлю о мытарѣ и фарисеѣ).

Покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче (церковная пѣснь).

 

Едва окончились хвалебныя пѣснопѣнія церковныя, призывавшія насъ къ радости и торжеству о великихъ таинствахъ рождества и крещенія Господа нашего Іисуса Христа, – и вотъ слышится уже другой гласъ св. церкви, призывающій къ покаянію! Предъ нами отверзаются преддверія св. поста; ибо съ настоящаго воскреснаго дня начинаются уже св. дни церковнаго приготовленія къ посту и покаянію. Такъ скоро и какъ бы неожиданно приблизилось это время духовныхъ подвиговъ, не безтягоотное для плоти, но спасительное для духа! Но не такъ же ли скоро и непримѣтно приблизится къ намъ, братіе мои, и часъ нашъ смертный? Не такъ же ли неожиданно поразитъ слухъ нашъ и гласъ трубы архангела, призывающій на судъ? Возблагодаримъ Господа, Который даровалъ намъ въ мирѣ приблизиться къ сему спасительному времени покаянія; будемь молить Его благость, чтобы Онъ ввелъ насъ въ самое поприще св. поста, и отверзъ намъ двери покаянія: Покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче!

Почему нужно молиться о семь? Потому, что такова ужасная сила грѣха надъ нами, что еже хотѣти прилежитъ намъ, а еже содѣяти доброе не обрѣтаемъ (Римл. VII, 18). Потому и истинное покаяніе, какъ начало добродѣтельной жизни, и начинается и совершается не однимъ нашимъ хотѣніемъ, но первѣе всего силою и дѣйствіемъ благодати Божіей.

Въ самомъ дѣлѣ, гдѣ основаніе благоуспѣшности и дѣйствительности покаянія нашего? Въ милосердіи, въ одномъ милосердіи Божіемъ. Если Онъ затворитъ двери милосердія Своего, кто отверзетъ ихъ? Если Онъ осудитъ, кто оправдитъ насъ? Если Онъ поразитъ насъ гнѣвомъ Своимъ, кто избавитъ насъ? Если Онъ не восхощетъ помиловать насъ, кто принудитъ Его къ сему? Посему то кающемуся грѣшнику должно первѣе всего обращать очи свои горѣ, взывать молитвенно къ Богу крѣкому, живому: помилуй мя Боже, по велицѣй милости Твоей! Покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче! Долго прогнѣвлялъ я безконечную правду Твою, Владыко живота моего, дерзкимъ преступленіемъ святѣйшихъ заповѣдей Твоихъ; долго злоупотреблялъ я самымъ милосердіемъ и долготерпѣніемъ Твоимъ. Много гласовъ благодати Твоей, призывающей къ покаянію, слышала совѣсть моя, и оставалась глухою и неподвижною. Много ударовъ гнѣва Твоего чувствовало окаянное сердце мое, иногда пробуждалось даже отъ нечувствія грѣховнаго, но скоро опять погружалось въ прежній безпробудный сонъ свой. Много разъ я съ клятвою давалъ и подтверждалъ предъ Тобою обѣтъ истиннаго исправленія, и опять возвращался на прежній путь грѣха и заблужденій. Много разъ я говорилъ предъ чашею Завѣта Твоего: не дамъ Тебѣ лобзанія, яко Іуда, и опять возвращался безумно въ плѣнъ діавола. Есть ли мнѣ, и послѣ сего, надежда покаянія? Отверзутся ли мнѣ еще двери милосердія Твоего? Примешь ли паки предателя Своего, тысящекратно распинавшаго Тебя грѣхами своими? Но я слышу вожделенный гласъ Твой, Человѣколюбче: яко не призвати праведныя, но грѣшныя въ покаяніе взыскати и спасти погибшаго приходилъ Ты на землю. Вѣрую, что безконечная благость Твоя ищетъ и мене заблудшаго, что бездна милосердія Твоего покроетъ все множество и моихъ безчисленныхъ золъ. Буди убо Спаситель и мнѣ погибшему; не отврати лица Твоего и отъ мене оскверненнаго; яви человѣколюбіе и на мнѣ, достойномъ всѣхъ мученій ада! Помилуй мя Боже по велицѣй милости Твоей! Покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче!

Чего требуетъ истинное покаяніе? Требуетъ совершеннаго оставленія грѣха, совершеннаго измѣненія образа жизни – мыслей, чувствованій и дѣйствій, совершеннаго обновленія и возрожденія духовнаго. Но совлечься ветхаго человѣка не такъ легко, братіе мои, какъ перемѣнить изветшавшую одежду на новую. Здѣсь предстоитъ подвигъ тяжкій и болѣзненный, брань жестокая и упорная. Врагъ нашъ діаволъ не упускаетъ своей добычи безъ ожесточеннаго сопротивленія; самая плоть наша вопіетъ съ болѣзнію при неизбѣжныхъ въ покаяніи лишеніяхъ и трудахъ; самый міръ, т. е., окружающіе насъ люди, руководимые еще духомъ вѣка сего, или по легкомыслію, или по неразумному усердію, ставятъ преграды и препоны подвизающемуся въ покаяніи. Нужно возненавидѣть грѣхъ до того, чтобы одна мысль о немъ приводила насъ въ трепетъ, чтобы каждый злой помыслъ, появляющійся въ душѣ, ужасалъ насъ, какъ змѣя, готовая ужалить. Нужно вооружаться всею силою духа противъ собственной грѣховной природы, чтобы никакіе вопли ея, самые болѣзненные, не могли совратить насъ отъ пути заповѣдей Божіихъ. Нужно укрѣпиться всѣмъ мужествомъ и терпѣніемъ противъ навѣтовъ міра до того, чтобы быть въ состояніи не увлечься никакими соблазнами, перенести и претерпѣть всякое уничиженіе, презрѣніе, оклеветаніе, разорвать, если нужно, самыя нѣжныя узы родства и дружбы. Сего именно требовалъ Господь Іисусъ Христосъ, когда говорилъ идущему за нимъ народу: иже хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ свой и по Мнѣ грядетъ. И одна мысль о семъ не можетъ не ужасать нашей немощи; однако же все это неизбѣжно и необходимо для истинно кающагося, такъ что безъ сего духовнаго преображенія покаяніе его было бы совершенно безплодно. Что жъ остается намъ послѣ сего, какъ не предать себя въ руки небесному Врачу, Который одинъ можетъ обновить ветхое, оживотворить умершее, укрѣпить слабое, разрѣшить связанное, дать силу немощствующему? Что лучше, какъ не возопить къ Нему отъ всего сердца: Боже, милостивъ буди мнѣ грѣшному: покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче! Ты видишь, Всевѣдущій, что я престалъ уже находить сладость въ ядовитой чашѣ грѣха и ощущаю ея горечь; но нѣтъ силъ у меня отвести ее отъ устъ моихъ. Чувствую тяжесть подавляющаго меня бремени грѣховнаго; но не имѣю возможности свергнуть его и освободиться отъ него. Вижу бездну, въ которую упадаю все глубже и глубже; но нѣтъ силъ у меня востать и выйти изъ нея. Углѣбохъ въ тимѣніи глубины, и нѣстъ постояиія, пріидохъ въ глубины морскія, и буря потопи мя (Пс. LXVIII, 3); сляченъ есмъ узами многими, во еже не возвести главы моея (2 Пар., молитва Манассіи). Ты Самъ, Свѣтодавче, просвѣти очи мои, да не когда усну въ смерть, да пробужусь отъ мглы прегрѣшеній моихъ, да возстану отъ глубокаго сна грѣховнаго и воскресну отъ мертвыхъ! Ты Самъ, Всесильне, даруй мнѣ благодатную силу Твою, чтобы я могъ расторгнуть узы, которыми связали меня собственныя мои страсти, выйти изъ пропасти, поглощающей меня, стать право на камени заповѣдей Твоихъ! Ты Самъ, Всесвятый и ненавидяй беззаконіе, коснись унылаго сердца моего, возбуди въ немъ искру св. ревности, чтобы я отъ глубины души моей отвращался всякаго беззаконія, возненавидѣлъ всякую неправду, возгнушался всякою нечистотою, отвратилъ очи мои, еже не видѣти суеты (Пс. CXVIII, 37). Ты Самъ, Всеблагій, любяй правду и веселяйся о истинѣ, дуновеніемъ Пресвятаго Духа Твоего согрѣй хладное сердце мое и возжги въ немъ святую любовь къ добродѣтели и правдѣ, чтобы я могъ твердо и неуклонно идти по пути правды и истины, возлюбить заповѣди Твои паче злата и топазія, въ исполненіи воли Твоей находить брашно и питіе, сладчайшее меда и сота. Возжелахъ спасеніе Твое, Господи, да будетъ рука Твоя еже спасти мя. Заблудихъ яко овча погибшее, взыщи раба Твоего. Беззаконія моя презри (Пс. CXVIII, 173. 176). Господи, и отъ грѣха моего очисти мя. Сердце чисто созижди во мнѣ, Боже, и духъ правъ обнови во утробѣ моей (Пс. L, 4, 12). Покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче!

Что нужно для выраяіенія раскаянія нашего предъ Богомъ, для полученія прощенія и помилованія отъ Самого Господа, единаго имущаго власть оставляти грѣхи? Нужно полное, совершенное, искреннее, чистосердечное исповѣданіе грѣховъ своихъ; нужно теплое, умиленное, болѣзненное сокрушеніе сердца и печаль по Бозѣ; нуженъ спасительный плачъ о грѣхахъ своихъ. По-видимому, все это такъ просто, что остается только захотѣть и рѣшиться; но приступая къ дѣлу, мы чувствуемъ противное. Здѣсь-то и является непостижимая тупость памяти, которая, воспоминая многое и о многомъ, отрекается воспомянуть только содѣланные нами грѣхи;· отчего нерѣдко вся исповѣдь наша ограничивается только поверхностнымъ исчисленіемъ нѣсколькихъ, самыхъ видимыхъ прегрѣшеній. Здѣсь-то и является вся лживость омраченнаго разума и совѣсти, которые, судя здраво о предметахъ постороннихъ, судятъ лживо объ однихъ только грѣхахъ нашихъ, находятъ извиненія, изыскиваютъ предлоги къ уменьшенію зла, и представляютъ грѣшника въ такомъ уменьшенномъ, переиначенномъ видѣ, что онъ является предъ судилище покаянія едва не праведникомъ. Здѣсь-то и является вся сухость, мертвость и безжизненность грѣховнаго сердца, которое, будучи иногда живо, мягко и впечатлительно для всѣхъ стороннихъ ощущеній, остается жестко и безчувственно только къ собственной участи, къ своему злосчастному состоянію грѣховному; ни слезы – теплой и умилительной, ни воздыханія – глубокаго и скорбнаго, ни печали и соболѣзнованія не издаетъ отъ себя это хладное, равнодушное сердце! – Гдѣ-жь искать помощи въ семъ безнадежномъ положеніи духа, какъ не у Тебя, Всемогущій, Который одинъ вспомоществуешь всѣмъ во благовременіихъ? Откуда занять жизни омертвѣвшему духу, какъ не отъ Тебя, Жизнодавца, Который одинъ ихъ же хощешь живишь? Чѣмъ согрѣть себя хладному сердцу, какъ не огнемъ благодати Пресвятаго Духа Твоего, Сладчайшій Іисусе? Къ Тебѣ убо молитва моя, Человѣколюбче: Помилуй мя Боже, помилуй мя; изведи изъ темницы, душу мою исповѣдатися имени Твоему (Пс. CXLI, 8). Ты видишь, Всевѣдущій, какимъ мракомъ обложилъ меня діаволъ, какимъ хладомъ оковано мое сердце, въ какомъ мертвенномъ нечувствіи погребенъ духъ мой! Самъ убо, Судіе мой и Вѣдче мой обличи меня предъ совѣстію моею, да явлюсь самому себѣ во всемъ постыдномъ видѣ нечистоты грѣховной, да увижу себя такимъ, какимъ предстану я предъ страшный и праведный судъ Твой, когда обнаружишь Ты всѣ сокровенные помыслы душевные, когда изведешь на свѣтъ всѣ тайны сердечныя, когда обнажишь грѣшника отъ всѣхъ покрововъ, лицемѣрія предъ лицемъ неба и земли! Ты Самъ, сокрушившій вереи адовы, сокруши и ниспровергни всѣ заклепы сердца моего, изведи меня, какъ Лазаря, изъ гроба нечувствія. Отверзи уста мои во исповѣданіе благо, не уклони сердце мое въ словеса лукавствія непщевати вины о грѣсѣхъ (Пс. CIV, 4). Ты Самъ, обновившій Духомъ Твоимъ лице земли, теплотою животворящаго Твоего Духа согрѣй охладѣвшее, оживи омертвѣвшее, умягчи окамененное сердце мое, да снѣдается оно печалію о грѣхахъ моихъ, да сокрушается болѣзнію о неправдахъ моихъ, да изведетъ источники слезъ ко омытію нечистотъ моихъ. Помилуй мя Господи, яко немощенъ есмъ, исцѣли мя Господи, яко смятошася кости моя и душа моя смлтеся зѣло (Пс. VI, 3); сотвори съ рабомъ Твоимъ по милости Твоей, живи мя по словеси Твоему (Пс. CXVIII, 124, 188)! Покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче!

Вотъ о чемъ должны молиться мы, по наставленію св. церкви, приближаясь къ святому и спасительному поприщу поста и покаянія. Для сего-то и влагается нынѣ въ уста, наши смиренная молитва кающагося мытаря: Боже, милостивъ буди мнѣ грѣшному. Аминь.

 

Полное собраніе проповѣдей Димитрія, Архіепископа Хрсонскаго и Одесскаго. Т. 4. Слова и Бесѣды на дни воскресные отъ недѣли о Мытарѣ и Фарисеѣ до Пасхи и на Великій Постъ. М. 1890. С. 5-10.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: