Александръ Сергеевичъ Рождествинъ – Православное богослуженіе.

По сказанію русскаго лѣтописца, великій князь Кіевскій Владиміръ Святославичъ, прежде чѣмъ принять христіанскую православную вѣру, послалъ «добрыхъ и смысленыхъ мужей числомъ 10» къ болгарамъ, къ нѣмцамъ и къ грекамъ, «испытать когождо ихъ службу, и кто какъ служитъ Богу». Когда посланные возвратились, то разсказали князю Владиміру и его боярамъ слѣдующее: «Ходихомъ въ болгары, смотрихомъ, како ся поклоняють въ храмѣ, рекше въ ропати (капищѣ), стояще безъ пояса; поклонився сядеть, и глядить сѣмо и онамо, яко бѣшенъ, и нѣсть веселья въ нихъ, но печаль и смрадъ великъ, нѣсть добръ законъ ихъ. И пріидохомъ въ Нѣмци, и видѣхомъ въ храмѣхъ многи служба творяща, а красоты не видѣхомъ никоея же. И пріидохомъ же въ Греки, и ведоша ны, идѣже служатъ Богу своему, и не свѣмы (не знаемъ), на небѣ ли есмы были, ли на земли: нѣсть бо на земли такого вида, ли красоты такоя, и недоумѣваемъ бо сказати; токмо то вѣмы, яко онъдѣ Богъ съ человѣки пребываетъ, и есть служба ихъ паче всѣхъ странъ. Мы убо не можемъ забыти красоты тоя; всякъ бо человѣкъ, аще вкуситъ сладка, послѣди горести не примаеть, тако и мы не имамы сдѣ быти».

Такъ отзывались о православномъ богослуженіи наши предки-славяне ровно 910 лѣтъ тому назадъ, когда они были еще язычниками. Принявши православную вѣру, русскіе люди еще болѣе полюбили православное богослуженіе, еще болѣе привязались и нему своимъ горячимъ сердцемъ. Эта привязанность нагляднымъ образомъ выразилась особенно въ любви русскаго народа къ созиданію и украшенію храмовъ. Первый христіанскій князь Владиміръ, «повелѣвшій, послѣ крещенія, рубить церкви по градомъ» олицетворяетъ собою какъ бы весь храмолюбивый русскій народъ.

Церковь со всею ея благолѣпною обстановкою во всѣ времена была для русскаго народа школою благочестія, въ которой онъ получалъ уроки истинно-христіанской жизни. «Яко же бо дождь раститъ сѣмя, – писалъ Симонъ, епископъ Владимірскій, къ черноризцу Поликарпу, – такъ и церковь влечетъ душу на добрыя дѣла». И только подъ сѣныо такой именно школы-церкви могло создаться то величіе духа, которымъ русскій народъ изумлялъ и изумляетъ весь міръ.

Въ чемъ же заключается воспитавшая сила православнаго богослуженія. Чѣмъ оно болѣе всего трогаетъ и умиляетъ сердца правовѣрныхъ христіанъ?

Отвѣтъ на эти вопросы даетъ намъ небольшая, но весьма содержательная книжка Кронштадтскаго протоіерея І. И. Сергіева – «Мысли о богослуженіи православной Церкви». Съ этой-то книжкой, имѣющей характеръ дневника, намъ и хочется познакомить читателей.

На насъ больше всего производитъ впечатлѣніе тотъ предметъ, который затрогиваетъ нашу душу, даетъ пищу уму и сердцу. Въ богослуженіи православной Церкви какъ разъ «довольно пищи для души, для ума и для сердца и для дѣятельной силы». «Тутъ вся душа человѣческая, со всѣми ея немощами, грѣхопаденіями, со всѣми чувствами любви, благодаренія, удивленія Создателю-Промыслителю и Спасителю своему, со всѣми своими нуждами». Какія дивныя молитвы! – восклицаетъ Кронштадтскій протоіерей. Какъ онѣ вѣрно изображаютъ всю внутреннюю жизнь человѣка, всѣ его состоянія внутреннія, всю грѣховность, все растлѣніе, всю немощь, всю безпомощность, если человѣкъ не обращается искренно къ Богу! Какъ прекрасно онѣ научаютъ насъ каяться, благодаритъ Бога за безчисленныя Его милости, славословить Его за Его божественныя совершенства, просить Его о разныхъ нуждахъ!

Въ богослуженіи православной Церкви по выраженію о. Іоанна, высказало себя лучшее человѣчество, со всею откровенностью. И дѣйствительно, стоитъ только внимательно вслушаться и вчитаться въ церковный молитвословія и пѣснопѣнія, чтобы понять всю высоту души ихъ составителей. «Священно-церковныя молитвы легко вводятъ человѣка въ самопознаніе, исторгаютъ слезы умиленія, укрощаютъ страсти, вливаютъ въ душу миръ и отраду, вселяютъ взаимную любовь, духъ единенія, кротость и смиреніе, цѣломудріе и воздержаніе, вѣру, надежду и любовь».

И какъ счастливь русскій человѣкъ, что во всякомъ уголкѣ его обширнаго отечества есть такое мѣсто, гдѣ онъ можетъ отдохнуть и успокоиться душею отъ мелочныхъ житейскихъ заботь и треволненій. «Церковь – единственное мѣсто, гдѣ послѣдняго бѣдняка въ рубищѣ никто не спросить: зачѣмъ ты пришелъ сюда, и кто ты такой? гдѣ богатый не можетъ сказать бѣдному: твое мѣсто не возлѣ меня, а сзади»[1]. И чѣмъ можно замѣнить это священное, всенародное мѣсто? Какъ ничтожны, въ сравненіи съ нимъ, всѣ мірскія развлеченія – всѣ эти театры, клубы, собранія!.. «Въ мірѣ вы видите и слышите все земное, преходящее, хрупкое, тлѣнное, грѣшное, не приносящее вамъ существенной, постоянной, вѣчной пользы, вѣчнаго наслажденія. Въ храмѣ, напротивъ, вы видите и слышите небесное, непреходящее, вѣчное, святое; тамъ слухъ вашъ оглашается весьма часто словомъ о другомъ мірѣ – вѣчномъ, о другомъ царствѣ – царствѣ вѣчной правды, любви, мира, царствѣ вѣчной юности, красоты, блаженства въ Богѣ и съ Богомъ. Въ мірѣ ничто не въ состояніи утолить палящей мучительной жажды вашихъ душъ, ибо душа, по природѣ, стремится къ сродной себѣ нетлѣнной пищѣ и питію, въ церкви утоляется всякая алчба и жажда душевная совершеннѣйшимъ образомъ; ибо въ церкви – источникъ спасенія, тамъ чистѣйшіе источники спасительнаго слова Божія, утоляющаго всякую жажду души, тамъ благодать Божія изобильно изливается въ души чрезъ святыя таинства. Въ мірѣ все временное, преходящее, какъ дымъ и паръ; въ церкви – вѣчное, для котораго и сотворенъ человѣкъ. Въ мірѣ суета и грѣхъ, въ церкви – истина и правда».

Вступивъ въ храмъ, говорить Кронштадтскій пастырь, вы какъ бы оставляете за собою землю и вступаете въ земное небо, оставляете время и вступаете въ вѣчность; ибо вы слышите непрестанно славословіе и благодареніе Богу, прошеніе къ Богу, и частое повтореніе словъ, выражающихъ вѣчность Бога, имѣющую начаться вѣчность и самихъ пѣснословцевъ: Тебѣ славу возсылаемъ Отцу и Сыну и Святому Духу и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ.

«Храмъ – это земное небо, мѣсто тѣснѣйшаго соединенія съ Божествомъ; училище небесное, воспитывающее христіанъ для небеснаго гражданства, научающее ихъ небеснымъ нравамъ, небесному жительству; преддверіе неба; мѣсто общей молитвы, благодаренія, славословія Тріединому Богу, все создавшему и хранящему, единенія съ ангелами». «Здѣсь непрестанные токи божественной жизни проливаются, здѣсь течетъ источникъ безсмертія; здѣсь чаша жизни и хлѣбъ жизни».

Чрезъ свое ежедневное богослулсеніе и чрезъ свои годичные праздники православная Церковь будитъ людей, чтобы воспрянули отъ грѣховнаго сна и житейскихъ пристрастій. На каждомъ богослуженіи святая Церковь желаетъ родить въ насъ чувство и убѣжденіе или сознаніе нашей крайней грѣховности, крайней немощи, крайней духовной бѣдгости, нищеты, слѣпоты, наготы и вмѣстѣ съ тѣмъ пробудить въ насъ сознаніе и чувство нужды въ Спасителѣ. Для того всѣ молитвы, псалмы, пѣнія и пѣсни духовныя; для того ектеніи, для того таинства, для того всѣ службы, для того въ особенности и всенощная служба. Она указываетъ на то какъ сначала святы и блаженны были первые человѣки Адамъ и Ева, какъ потомъ вскорѣ по своей невнимательности, нерадѣнію и себялюбію они согрѣшили и крайне оскорбили своего Творца неисполненіемъ Его заповѣди и упорнымъ несознаяіемъ въ своемъ грѣхѣ; какъ Богъ затѣмъ изгналъ ихъ изъ рая сладости – дѣлати землю въ потѣ лица, заключивъ врата рая; какъ они, въ бѣдѣ будучи и лишеніи благодати Божіей, познали свой грѣхъ и начали оплакивать его и смиренно каяться Богу, и Богъ за то далъ имъ милостивое обѣщаніе, что придетъ нѣкогда на землю Спаситель людей и спасетъ ихъ отъ грѣховъ ихъ и сотретъ главу змія искусителя и убійцы. О слезномъ покаяніи Адама и Евы по изгнаніи изъ рая напоминаютъ намъ частыя восклицанья покаянной краткой молитвы: Господи помилуй; на это же указываегь особенно псаломъ: Господи, воззвахъ къ Тебѣ, услыши мя.

Пробуждая въ христіанахъ чувство грѣховиости, православная Церковь напоминаетъ постоянно и о великой тайнѣ искупленія. «Изъ всѣхъ спасительныхъ дѣлъ Божіихъ въ мірѣ святая Церковь наиболѣе прославляетъ величайшее чудо воплощенія Божія и спасительныя его послѣдствія для рода человѣческаго». И все богослуженіе православной Церкви, по духу и составу своему, есть жертва любви, хвалы и благодаренія Господу. «Это та дивная любовь, которая дышетъ во всемъ богослуженіи, любовь Божія къ людямъ, и любовь, преданность разумныхъ, смиренныхъ людей Богу Спасителю, любовь Церкви ко всѣмъ членамъ своимъ и ко всѣмъ людямъ» Въ самоъ дѣлѣ вслушайтесь, какой духъ дышетъ въ ектеніяхъ, пѣснопѣніяхъ, священнодѣйствіяхъ – и вы убѣдитесь, что все православное богослуженіе есть живая проповѣдь любви, милосердія и прощенія.

Плоды этой живой проповѣди очевидны. Богослуженіе, при всѣхъ бореніяхъ нашихъ съ грѣхами и противными злобными силами, удивительно обновляетъ, укрѣпляетъ, очищаетъ, ободряетъ. «Оно возвышаетъ и радуетъ безъ числа духъ христіанина; питаетъ и укрѣпляетъ вѣру, надежду и любовь и уготовляетъ христіанина въ гражданина небеснаго». «Для меня, говорить о. Іоаннъ, богослуженіе величайшее благо въ жизни. Благодарю за сіе Господа. Безцѣнное благо дано мнѣ отъ Господа въ богослуженіи. Въ немъ вся жизнь нашей души, все сокровище, тутъ ея родина, ея жизнь, ея святыня, и воспитаніе, врачеваніе, пища и питіе, ея сила, ея слава».

Поэтому-то онъ усердно убѣждаетъ христіанъ какъ можно чаще посѣщатъ храмъ Божій. «Всей душой люби храмъ, благоговѣй къ нему, ибо изъ него исхоитъ твоя жизнь, твое освященіе, твоя сила, помощь, слава, честь, изъ него – вѣчная жизнь; тутъ всѣ твои духовиыя сокровища. Міръ же, который ты любишь, которому поклоняешься, прелюбодѣнъ и грѣшенъ, тлѣненъ и скоротеченъ, обманчивъ, коваренъ и лживъ». Вы ищете зрѣлища! Вотъ вамъ безпримѣрное зрѣлище – зрѣлище всей земной жизни Богочеловѣка – съ Его младенческими пеленами и ложемъ въ ясляхъ, съ его сокровенною жизнію, съ Его открытымъ, полнымъ любви, мудрости и чудесъ, служеніемъ міру, – съ Его страданіями, смертію, погребеніемъ, воскресеніемъ и вознесеніемъ на небо! Есть ли какое зрѣлище поразительнѣе, величественнѣе, поучительнѣе? Приходите хотя каждый день на это зрѣлище, и питайте имъ зрѣніе, и слухъ, и мысль, и чувство. Принимайте искреннее участіе въ богослуженіи, всякій разъ, какъ приходите; ваше спасеніе тутъ священнодѣйствуется; за васъ приносится жертва живая; за васъ закалается Агнецъ Божій; за васъ преломляется Тѣло Христово; за васъ изливается пречистая Кровь, искупившая весь міръ; несите сюда каждый жертву сердца сокрушеннаго и смиреннаго, жертву хвалы и благодаренія». «Приходи чаще въ церковь славить Господа или соболѣзновать о своей духовной немощи и своей бѣдности духовной и грѣховпости: никто сильнѣе и искреннѣе не поболитъ съ тобою, какъ Церковь; ея лучшія чада испытали все то, что ты испыталъ, немоществовали, какъ и ты, согрѣшали, какъ и ты. Она не таить отъ тебя, что язва грѣха лютая всѣхъ коснулась, уязвила, растлила; и всѣ они плакали, молились, страдали, скорбѣли, подвергались великимъ искушеніямъ, и тебѣ легче будетъ скорбѣть, терпѣть».

Почему же не всѣ христіане любятъ посѣщать церковь Божію?

Зависитъ это отъ нравственной испорченности человѣка, отъ потери вѣры и любви къ Богу. «Душа отъ неразмышлеиія о духовныхъ предметахъ мало-по-малу умираетъ для Бога и для этихъ предметовъ, глуха для нихъ бываетъ». Многіе глухи отъ привязанности сердца ихъ къ богатству временному, тлѣнному, къ наслажденіямъ житейскимъ, къ разнымъ плотскимъ похотямъ.

Чтобы понять и ощутить благодѣянія Божіи, явленныя людямъ чрезъ спасительныя событія: Рождества Христова, Крещенія, Преображенія, Воскресенія Христова, Сошествія Святаго Духа на апостоловъ и чрезъ прочія событія, празднуемыя въ Церкви православной, – для этого надо имѣть тонкость, чистоту и глубину чувства, ясность и чистоту ума, дабы небесная, святая благодать могла придти и вселиться въ душу, озарить и возвеселить ее: ибо нѣсть радоватися нечестивымъ. «Духовный слухъ нуженъ входящимъ въ храмъ и стоящимъ въ немъво время богослуженія. Имѣяй уши слышати да слышитъ, говоритъ Господь. Безъ духовнаго слуха служба можетъ остаться безплодною для души, нуженъ духовный разумъ, сердце очищенное покаяніемъ отъ страстей житейскихъ».

Особенно долженъ быть внимателенъ христіанинъ во время литургіи, которая есть величайшее чудо благости, премудрости, всемогущества Господа Бога, непрестанное чудо. «О, съ какою тщательностію, восклицаетъ о. Іоаннъ, надо всегда готовиться къ совершенію этого пренебеснаго, страшнаго, животворящаго таинства, этой всемірной жертвы, жертвы о небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ!»...

Священнослуженіе, особенно литургіи, это – испытаніе нашего душевнаго состоянія; живы ли мы или мертвы, – что въ насъ гнѣздится, какія страсти, какія немощи душевныя. Если христіанинъ не испытываетъ духовнаго умиленія во время литургіи, то онъ значитъ низко палъ въ духовно-нравственномъ отношении. «Какъ мы всегда низки, земны, страстны, недостойны бываемъ литургіи, этой пренебесной, исполненной безпредѣльной любви Божіей къ людямъ, службы Божіей! Мы и къ литургіи приходимъ съ своею разсѣянностію, съ своими страстями и мечтами земными, съ своею нечистотою, съ своею суетностью и съ своими нарядами и житейскими разсчетами, къ коимъ прильнула наша душа». Всякое нынѣ житейское отложимъ попеченіе – эти весьма важныя слова Херувимской пѣсни остаются для большей части христіанъ гласомъ вопіющаго въ пустынѣ. Такъ мы осуетились, измельчали душевно отъ житейскихъ попеченій и пристрастій».

Равнодушіе къ богослуженію проистекаетъ часто изъ неяснаго представленія и случайнаго пониманія христіанами смысла, духа и цѣли богослуженія. «Идея, говоритъ о. Іоаннъ, есть душа богослуженія, дающая ему единство, стройность, жизненность, величіе, силу, красоту, спасительность, сладость, святыню, правду. Этой идеи не имѣютъ весьма многіе, огромное большинство посѣщающихъ и не посѣщающихъ его».

Въ устройствѣ храма и богослуженія святая Церковь какъ на хартіи или скрижали начертала главнѣйшія судьбы міра и человѣка. «Святой храмъ есть образъ той скиніи Бога съ человѣками, которую видѣлъ святый Іоаннъ Богословъ въ видѣніи, и о которой говорилъ ему громкій голосъ сь неба: се скинія съ человѣками, и Онъ будетъ обитать съ ними, они будутъ Его народомъ, и Самъ Богъ съ ними будетъ Богомъ ихъ (Апокал. 21, 3)».

Богослуженіе, совершаемое въ храмѣ, это – живое олицетворенное христианство со Всемогущимъ Главою Господомъ Іисусомъ Христомъ, или вся исторія христіанства, начиная съ сотворенія міра до нынѣ. Въ богослуженіи – вся догматика, вся церковная исторія, все домостроительство нашего спасенія, всякое врачеваніе духовное, все значеніе, все величіе человѣка, какъ образа и подобія Божія; въ немъ изображено яркими красками все его паденіе, растлѣніе, вся греховность, вся немощь человѣка, необходимость искупленія и Искупителя, – цѣльность домостроительства человѣческаго спасенія, вѣрность Господа Творца Промыслителя и Спасителя Самому Себѣ и человѣку во всѣхъ Своихъ дѣлахъ; послѣдовательность чудная во всемъ домостроительствѣ. «Тутъ вы видите, такъ сказать, выходящихъ на среду, съ своими повѣствованіями, пророчествами, прообразованіями, пѣснями Моисея и другихъ пророковъ, – пророчицу Анну и самую Пречистую Дѣву Марію Богородицу, на которой сбылись пророчества и образы Ветхаго Завѣта; за литургіей вы видите въ лицахъ и дѣйствіяхъ всю жизнь Главы христіанства – Христа Спасителя, и Его чудную, превосходящую разумъ, любовь въ преподаніи вѣрнымъ Своего Тѣла и Крови животворящей. Тутъ вы бесѣдуете ежедневно съ Господомъ, съ Пречистою Его Матерью, со святыми мучениками, преподобными и всѣми святыми, прославляете ихъ подвиги, ихъ вѣру, надежду и любовь, удивляетесь имъ; молите ихъ о ходатайствѣ за васъ; тутъ вы прославляете и небесныя силы, просите ихъ ходатайства».

«И если молящійся, – скажемъ словами нашего знаменитго писателя, благоговѣйно и прилежно слѣдитъ за церковного службою, тогда душа пріобрѣтаетъ высокое настроеніе, заповѣди Христовы становятся для него исполнимы, иго Христово благо и бремя легко. По выходѣ изъ храма, гдѣ онъ присутствовалъ при Божественной трапезѣ любви, онъ глядитъ на всѣхъ, какъ на братьевъ. Примется ли онъ за обыкновенное теченье своихъ дѣлъ – въ службѣ-ли, въ семьѣ, гдѣ бы ни было, въ какомъ-бы ни было мѣстѣ, сохраняетъ невольно въ душѣ своей высокое начертанье любовнаго обращенья съ людьми, принесеннаго съ небесъ Богочеловѣкомъ. Онъ невольно становится милостивѣе и любовнѣе съ подчиненными. Если самъ подъ властью другого, то охотнѣе и любовнѣе ему повинуется; какъ Самому Спасителю. Если видитъ просящего помощи, сердце его болѣе чѣмъ когда-либо располагается помогать, чувствуетъ онъ больше, съ любовью даетъ онъ неимущему. Если онъ неимущій, онъ благодарно принимаетъ малѣйшее даяніе: растроганное сердце его теряется въ благодарности, и никогда съ такой признательностью не молится онъ о своемъ благодѣтелѣ. И всѣ, прилежно слушавшіе литургію, выходятъ кротче, милѣе въ обхожденіи съ людьми, дружелюбнее, тише во всѣхъ поступкахъ. – А потому для всякаго, кто только хочетъ идти впередъ и становиться лучше, необходимо частое, сколь можно, посѣщеніе божественной литургіи и внимательное слушаніе: она не чувствительно строить и создаетъ человѣка. И если общество еще не совершенно распалось, если люди не дышать полною, непримиримой ненавистью между собою, то сокровенная причина тому есть божественная литургія, напоминающая человѣку о святой небесной любви къ брату»[2].

 

А. Рождествинъ.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1897. № 20. С. 674-679.

 

[1] К. П. Побѣдоносцевъ. «Московскій Сборннкъ».

[2] Н. В. Гоголь. «Размышленія о божественной литургіи».


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: