Возможно-ли живя въ міру благоугождать Господу?

Въ 1908 году Богъ привелъ меня побывать въ Оптиной пустыни, издавна славящейся старчествомъ и прекрасною постановкою монашеской жизни. Въ моей памяти сохранилась и по сіе время, со всѣми подробностями, назидательная бесѣда старца скитоначальника о. Варсонофія о христіанской жизни, которою онъ напиталъ меня во время моего къ нему обращенія за разрѣшеніемъ нѣкоторыхъ недоумѣній, касающихся духовно-нравственной жизни.

Эту бесѣду, доставившую душѣ не малую пользу, я и намѣренъ предложить на страницахъ «Т. С.» въ духовно-нравственное назиданіе боголюбивыхъ читателей.

Будучи міряниномъ, имѣющимъ жену и дѣтей, и состоя на службѣ въ одномъ изъ общественныхъ учрежденій, но вмѣстѣ съ тѣмъ очень близко принимая къ сердцу все, касающееся христіанской жизни и спасенія, я предложилъ богоугодному старцу такой вопросъ: возможно-ли человѣку живущему въ мірѣ, имѣющему жену и дѣтей, и обремененному обязанностями службы, проводить богоугодный образъ жизни и преуспѣвать въ добродѣтеляхъ? – Возможно-ли ему совершенствоваться въ молитвѣ, въ любви къ Богу и ближнимъ и, наконецъ, удостоиваться отъ Господа благодатныхъ духовныхъ даровъ, подаваемыхъ на пользу и спасеніе души? – На это старецъ мнѣ отвѣтилъ утвердительно, – что, безъ сомнѣнія, возможно, если только, конечно, исполнять во всемъ волю Божію, руководствоваться въ жизни здравымъ разсужденіемъ и блюсти совѣсть свою чистою. – Ибо, по слову св. Макарія Великаго, не инока, ни дѣвы, ниже мірянина, но произволенія добраго Богъ ищетъ, пріемля таковое, какъ самое дѣло, и по произволенію и усердію каждаго подаетъ Святаго Духа, дѣйствующаго и управляющаго житіе всякаго человѣка, хотящаго спастися. И въ подтвержденіе того, что и живя въ міру можно благоугождать Господу и удостоиться отъ Него благодатныхъ даровъ Духа Святаго, старецъ привелъ мнѣ такой назидательный примѣръ.

– «Когда въ нашей Оптиной пустыни жилъ и подвизался во славу Божію блаженныя памяти старецъ Макарій, то къ нему, какъ къ мужу мудрому и опытному въ духовной жизни, множество приходило разныхъ лицъ за духовными совѣтами. Однажды между другими лицами, желавшими получить отъ старца спасительный совѣтъ, пришелъ нѣкто изъ купцовъ гор. Орла (фамиліи не упомню), съ очень разстроеннымъ и тяжелымъ душевнымъ состояніемъ, и, получивъ къ старцу доступъ, съ немалою скорбію началъ высказывать ему то, что онъ нигдѣ не можетъ найти себѣ душевнаго успокоенія. «Я, говорилъ онъ, и по святымъ обителямъ хожу, и подвиги на себя налагаю и къ житейскому, кажется, не пристращаюсь, а душевнаго мира не могу найти: душа изнываетъ отъ скорби и болѣетъ отъ грѣховъ... Оставить-ли жену и дѣтей, бросить-ли торговое дѣло, уйти-ли въ монастырь и взять на себя какіе угодно подвиги, – я согласенъ, лишь бы получить душѣ отраду и утѣшеніе!» – А ты знаешь, другъ мой, какая есть самая главная добродѣтель? – спросилъ его въ свою очередь старецъ. – Купецъ пришелъ въ недоумѣніе и отвѣтомъ затруднился. Тогда старецъ и говоритъ ему: «послушай-ка, другъ мой, что я скажу тебѣ по поводу этого вопроса». Купецъ молча изъявилъ свое согласіе, и старецъ началъ: – «Это было давно... Сошлись однажды отцы къ св. Антонію Великому, египетскому пустынножителю, и начали разсуждать о томъ, какая добродѣтель совершеннѣе всѣхъ и какая могла бы лучше охранить человѣка отъ всѣхъ сѣтей вражіихъ. Всякій изъ нихъ высказывалъ, что казалось ему правильнымъ. При чемъ они похвалили постъ и бдѣніе, такъ какъ они упорядочиваютъ помыслы, тонкимъ дѣлаютъ умъ и облегчаютъ человѣку приближеніе его къ Богу; другіе больше одобряли нищету и презрѣніе вещей земныхъ, потому что чрезъ это умъ становится спокойнѣе, чище и свободнѣе отъ заботъ мірскихъ, а потому приближеніе его къ Богу дѣлается болѣе удобнымъ; нѣкоторые хотѣли дать преимущество предъ всѣми добродѣтелями милосердію, потому что Господь скажетъ милосердымъ: пріидите благословенны Отца Моего, наслѣдуйте уготованное вамъ царствіе отъ сложенія міра (Мѳ. 25, 34): иные же говорили иное. Выслушавъ все это, св. Антоній сказалъ: «всѣ добродѣтели, о которыхъ вы поминали, очень спасительны и крайне нужны тѣмъ, кои ищутъ Бога, и кои пламенѣютъ сильнымъ желаніемъ приблизиться къ Нему. Но мы видѣли, что многіе измождали свои тѣла чрезмѣрнымъ пощеніемъ, бдѣніями, удаленіемъ въ пустыню, усердно также ревновали о трудахъ, любили нищету, презирали мірскія удобства, до того, что не оставляли себѣ столько, сколько нужно на одинъ день, но все, что имѣли, раздавали бѣднымъ; и однакожъ бывало, что послѣ всего этого они склонялись на зло и падали, и лишившись плода всѣхъ оныхъ добродѣтелей, дѣлались достойными осужденія. Причина этому не другая какая, какъ-та, что они не имѣли добродѣтели разсужденія и благоразумія, и не могли пользоваться ея пособіемъ. Ибо она-то и есть та добродѣтель, которая учитъ и настраиваетъ человѣка идти прямымъ путемъ, не уклоняясь на распутія. Разсужденіе есть око души и ея свѣтильникъ, какъ глазъ есть свѣтильникъ тѣла: такъ что если это око будетъ свѣтло, то и все тѣло (нашихъ дѣяній) свѣтло будетъ; если же око сіе темно будетъ, то и все тѣло темно будетъ, какъ сказалъ Господь во св. Евангеліи. Разсужденіемъ человѣкъ разбираетъ свои желанія, слова и дѣла, и отступаетъ отъ всѣхъ тѣхъ которыя удаляютъ его отъ Бога. Разсужденіемъ онъ разстраиваетъ и уничтожаетъ всѣ направленныя противъ него козни врага, вѣрно различая, что хорошо и что худо»... Итакъ, вотъ, любезный мой, – разсужденіе есть самая главная добродѣтель, по опредѣленію св. Антонія. А потому въ дѣлахъ, касающихся душеспасенія, необходимо руководствоваться во всемъ здравымъ разсужденіемъ, основывающимся на заповѣдяхъ Господнихъ. И тѣ только добрыя дѣла угодны бываютъ Господу, которыя совершаются по разуму, по доброму разсужденію и по чувству любви къ ближнимъ. Тѣ же, которыя дѣлаются безъ разсужденія, не имѣютъ цѣны предъ Богомъ, ибо въ концѣ концовъ они приводятъ человѣка къ душевному разстройству и къ печальнымъ послѣдствіямъ. Вотъ и тѣ подвиги, о которыхъ ты мнѣ сейчасъ говорилъ, и которые ты согласенъ бы взять на себя для душевнаго успокоенія, не только не принесутъ тебѣ пользы, а скорѣе причинятъ тебѣ еще большее душевное разстройство. Если ты оставишь свою семью неустроенною и, допустимъ, пойдешь въ монастырь, то во-первыхъ будешь имѣть противъ себя слова Апостола: а оженившимся завѣщаваю не азъ, но Господъ: женѣ отъ мужа не разлучатися (Кор. 7, 10), (также и мужу отъ жены), которыя и будутъ лежать на твоей совѣсти и приводить тебя въ смущеніе; а затѣмъ сознаніе, что дѣти твои оставлены безъ всякаго съ твоей стороны попеченія, также будетъ приводить тебя въ уныніе и причинять тебѣ душевное разстройство; а потому и въ монастырѣ не найдешь ты желаннаго для тебя мира. Раздача имѣнія нищимъ и подвиги самоотверженія тоже не доставятъ тебѣ пользы, напротивъ они могутъ привести тебя къ гордости, къ самомнѣнію, къ осужденію другихъ, и тѣмъ самымъ удалить тебя совсѣмъ отъ Бога. Все это, конечно, хорошо и спасительно, но только въ томъ случаѣ, если дѣлается съ разсужденіемъ, и съ сознаніемъ воли Божіей. Но такъ какъ ты для того и пришелъ къ моему убожеству, чтобы получить отъ меня полезный для себя совѣтъ, то послушай, другъ мой, что я скажу тебѣ. Оставь всѣ эти неполезныя мысли и вернись въ домъ той и живи такъ, какъ живутъ всѣ православные христіане, благоугождающіе Господу и содѣвающіе свое спасеніе посреди міра: ходи въ церковь Божію, если возможно, то и каждый день; помогай бѣднымъ, сколько будетъ къ тому добраго усердія; соблюдай посты, установленные Церковью; дѣтей воспитывай въ страхѣ Божіемъ и добромъ наказаніи; веди добросовѣстно свое торговое дѣло, – и Господь тебѣ поможетъ: ты получишь желанный миръ душѣ твоей и будешь жить во славу Божію хорошо». Поблагодаривъ старца за добрый совѣтъ, купецъ этотъ вернулся домой и началъ поступать, какъ посовѣтовалъ ему старецъ. И что-же: по прошествіи нѣкотораго времени онъ дѣйствительно началъ чувствовать улучшеніе своего душевнаго состоянія, а затѣмъ со временемъ и совсѣмъ пришелъ въ мирное и хорошее настроеніе. Тогда онъ снова приходитъ къ старцу въ Оптину. – «Ну что, какъ, другъ, живешь? – какъ твое душевное состояніе?» – спрашиваетъ его первымъ долгомъ старецъ. – «А, слава Богу, по молитвамъ вашимъ, батюшка, я теперь чувствую себя хорошо», – отвѣтилъ купецъ. – «Ну такъ вотъ и продолжай жить себѣ съ Богомъ, какъ теперь живешь», – сказалъ ему старецъ. – «А простите, батюшка, – я имѣю еще высказать вамъ нѣчто», – говоритъ купецъ. – «Ну скажи», – отвѣчаетъ старецъ. – «Слышалъ вотъ я отъ нѣкоторыхъ боголюбцевъ, что ужъ больно хороша, да и для души-то полезна молитва Іисусова{1}, – хотѣлось бы мнѣ, батюшка, научиться этой молитвѣ». – «Да, вѣрно, эта молитва очень хороша, полезна и для насъ монаховъ даже не замѣнима, но вѣдь знаешь-ли ты, другъ мой, что она требуетъ особеннаго вниманія отъ человѣка, нуждается на первыхъ порахъ въ опытномъ руководствѣ и во многихъ предосторожностяхъ», – сказалъ старецъ. Купецъ ничего не отвѣтилъ на это, а только еще разъ высказалъ старцу свое желаніе научиться этой молитвѣ. Тогда старецъ и говоритъ ему: «ужъ если тебѣ очень хочется научиться этой молитвѣ, то сдѣлай теперь пока то, что я тебѣ посовѣтую. Вернись сначала домой и устрой тамъ всѣ свои семейныя и торговыя дѣла, а затѣмъ и приходи къ намъ сюда въ Оптину пожить на нѣкоторое время, – мы понаставляемъ тебя на первое время и поможемъ тебѣ въ этомъ дѣлѣ, сколько Господь дастъ намъ силъ». Такъ купецъ и сдѣлалъ. Устроивши всѣ свои домашнія дѣла, онъ съ радостью пришелъ къ старцу и началъ пользоваться его духовными наставленіями. Опытный старецъ скоро ввелъ его въ самое существо молитвеннаго дѣланія и незаблуднымъ путемъ повелъ его къ духовному совершенству. Прошло нѣкоторое время и усердный ученикъ-молитвенникъ достигъ навыка непрестанно повторять молитву Іисусову умомъ и сердцемъ, отражая его всѣ искушенія вражій. А когда, по прошествіи еще нѣкотораго времени, онъ достаточно поокрѣпъ въ молитвѣ и началъ обнаруживать хорошіе плоды ея, тогда старецъ и благословилъ его совсѣмъ вернуться домой, посовѣтовавъ при этомъ устроить у себя дома отдѣльное помѣщеніе и туда на время удаляться лишь для совершенія молитвеннаго правила, а затѣмъ заниматься дѣломъ молитвы и при исполненіи обычныхъ житейскихъ дѣлъ. Вернувшись домой, боголгобецъ этотъ очень ревностно началъ прилежать дѣлу молитвы, не оставляя впрочемъ совсѣмъ и житейскихъ обязанностей, и что же бы вы думали? – спросилъ меня старецъ – онъ вскорѣ же получилъ отъ Господа даръ непрестанной умносердечной, благодатной молитвы, обнаруживающейся обыкновенно въ горячихъ слезахъ, и въ обильномъ умиленіи предъ Господомъ! Молитва Іисусова стала доставлять ему тогда неизъяснимую сладость и утѣшеніе. Его радости тогда не было мѣры. Нѣсколько разъ послѣ этого онъ приходилъ сюда благодарить старца Макарія за добрый совѣтъ, за молитвы и за ту душевную пользу, какую онъ благодаря ему получилъ».

Вотъ видите, любезный мой, – сказалъ мнѣ старецъ Варсанофій: – мірянинъ, семейный человѣкъ, занятый торговымъ дѣломъ – получилъ отъ Господа за свое усердіе великій даръ благодатной молитвы, каковаго дара и живущіе въ монашествѣ рѣдкіе сподобляются. – Слѣдовательно, все дѣло заключается въ добромъ произволеніи, въ усердіи и въ здравомъ разсужденіи. А потому и среди мірской жизни возможно человѣку проводить истинно-христіанскій образъ жизни и сподобляться отъ Господа благодатныхъ даровъ Духа Святаго... – Этимъ и закончилъ свою бесѣду опытный старецъ, доставивъ мнѣ большое назиданіе.

 

Возможно-ли живя въ міру благоугождать Господу? Св.-Троицкой Сергіева лавра, собств. тип., 1912. («Троицкая народная бесѣда». Кн. 66).

 

{1} Молитва Іисусова читается такъ: «Господи Іисусе Христе Сыне Божій помилуй мя грѣшнаго». Наученіе молитвѣ Іисусовой заключается вѣ томъ, чтобы пріобрѣсти навыкъ постоянно повторять эту молитву умомъ и сердцемъ, – что весьма не легко.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: