Священникъ Евграфъ Мегорскій – Мысли святыхъ отцевъ о воспитаніи дѣтей.

«Пріиде Іисусъ въ Назаретъ, идѣже бѣ воспитанъ».

(Лук. 3, 16).

Вопроса о воспитаніи часто касается св. Іоаннъ Златоустъ, – два письма посвящаетъ ему блаж. Іеронимъ, – касаются его Григорій Богословъ, Григорій Двоесловъ, Василій Великій, блаж. Августинъ и другіе. При своемъ свѣтломъ умѣ н высокомъ образованіи, при своей пламенной любви къ христіанскому обществу, на служеніе которому были поставлены, – какъ мудрые учители и заботливые пастыри, св. Отцы не могли оставить безъ вниманія великое дѣло воспитанія и не выяснять обществу различныхъ вопросовъ, касающихся этого дѣла. Думаемъ, что мысли св. Отцевъ и великихъ Учителей могутъ быть весьма назидательнѣе и для современныхъ православныхъ читателей.

«Все у насъ должно быть второстепеннымъ въ сравненіи съ заботой о дѣтяхъ», говоритъ св. Златоустъ[1]. «И это потому, подтверждаетъ мысль Златоуста св. Дмитрій Ростовскій[2] что юнаго отрока можно уподобить доскѣ, приготовденной для изображенія картины: что живописецъ изобразитъ – доброе или худое, святое или грѣшное, ангела или бѣса, то и останется на ней. Такъ и дитя: какое родители дадутъ ему первоначальное воспитаніе, къ какимъ нравамъ – богоугоднымъ или богоненавистнымъ, къ ангельскимъ или бѣсовскимъ пріучатъ его, съ такими оно и будетъ жить. Бѣлое полотно не измѣняетъ того цвѣта краски, въ какую было омочено сначала; сосудъ не теряетъ своего запаха, дурнаго или хорошаго, которымъ онъ прежде напитался: таково и воспитаніе дѣтей». По самой гибкости ума своего, говоритъ св. Златоустъ[3], дѣти способны болѣе, нежели взрослые, принимать и сохранять впечатлѣнія. Какъ мягкій воскъ легко принимаеть церты, на немъ напечатлѣваемыя; такъ и они принимаютъ впечатлѣнія, безъ большихъ усилій. Въ этомъ-то возрастѣ вкореняются на всю жизнь наклонности порочныя или добродѣтельныя. «И трудно, по словамъ блаж. Іеронима[4] изгладить эти впечатлѣнія, какія врѣзались еще въ неопытную душу. Новый сосудъ долго будетъ отзываться тѣмъ, чѣмъ его сначала наполнили. Капля воды на гладкой поверхности, говоритъ; блаж. Іеронимъ въ другомъ письмѣ[5], идетъ туда, куда поведешь ее пальцемъ: такъ и юное, нѣжное дитя можно направить и въ ту и въ другую сторону и увлечь, куда угодно. Поэтому-то, говоритъ св. Василій Великій, пока душа еще способна къ образованію, нѣжіна и, подобно воску, уступчива, удобно напечатлѣваетъ въ себѣ налагаемые образы; надобно немедленно и съ самаго начала возбудить ее ко всякимъ упражненіямъ въ добрѣ, чтобы когда раскроется разумъ и придетъ въ дѣйствіе разсудокъ, начать теченіе съ положенныхъ первоначально основаній[6]. Ваши дѣти всегда будутъ и богаты, говоритъ Златоустъ, если получатъ отъ васъ доброе воспитаніе, способное облагородить ихъ нравы и благоустроить ихъ поведеніе[7]. Худое воспитаніе можетъ доставить обществу людей надменныхъ, необузданныхъ, безнравственныхъ, привыкшихъ погрязать въ тинѣ порока[8]. Невнимательности родителей къ дѣлу воспитанія нужно приписать всѣ безпорядки, отъ которыхъ стонетъ общество»[9].

Очевидно, все это – несомнѣнныя истины, повторяемыя и до сихъ поръ на различные лады. Если бы мы вздумали отложить воспитаніе нашихъ дѣтей до зрѣлаго возраста, – предоставили бы ихъ въ дѣтствѣ и въ молодости самимъ себѣ, дали бы полный просторъ разгулу ихъ молодыхъ силъ и потомъ уже взрослыхъ вздумали бы учить; то, конечно, съ тяжелымъ вздохомъ и съ укоромъ самимъ себѣ, вспомнили бы правду русской пословицы: «куй желѣзо, пока горячо».

Вполнѣ понимая необходимость воспитанія, св. Отцы вмѣняютъ родителямъ въ непремѣнную обязанность – заботу о воспитаніи дѣтей. «Не одно рожденіе, говоритъ св. Златоустъ[10], дѣлаетъ отцомъ, но хорошее образованіе; и не ношеніе во чревѣ дѣлаетъ матерью, но доброе воспитаніе». (Не мѣшало бы объ этомъ подумать у насъ многимъ, именующимъ себя отцами и матерями)! «Богъ поставилъ васъ главами и учителями всего вашего семейства, вашъ долгъ непрестанно наблюдать за поведеніемъ дѣтей»[11]. «Первосвященникъ Илій, говоритъ блаж. Іеронимъ[12] прогнѣвалъ Бога преступленіемъ дѣтей своихъ. Коль скоро поведеніе дѣтей вмѣняется родителямъ даже тогда, когда они бываютъ уже возрастными и пользуются свободою, то не гораздо ли болѣе оно вмѣнится имъ когда дѣти находятся въ младенческомъ, нѣжномъ возрастѣ и, по слову Господню, не могутъ еще распознать «десницы своея, ниже шуйцы своея!».

Въ чемъ же, по мнѣнію св. Отцевъ, состоитъ воспитаніе? Къ какой цѣли, къ какому идеалу нужно вести, человѣка путемъ воспитанія? На какія стороны человѣческаго существа, человѣческой жизни и дѣятельности нужно обращать вниманіе, въ соотвѣтствіе цѣли, которой долженъ достигнуть, и идеалу, который долженъ осуществить человѣкъ? Къ какимъ средствамъ должно прибѣгать для того, чтобы поставить человѣка на надлежащій путь жизни и удержать его на этомъ пути, предотвративъ всякія уклоненія въ сторону?

Не богатство и славу, не почести, не выгодную карьеру нужно имѣть въ виду при воспитаніи дѣтей, – благоустроятъ не одну настоящую жизнь и не на внѣшнюю сторону человѣка главнымъ образомъ нужно обращать вниманіе, по мнѣнію св. Отцевъ. «Каждый отецъ, сѣтуетъ св. Златоустъ[13], убѣждая сына учиться краснорѣчію, говорить ему: «посмотри; этотъ человѣкъ произошелъ изъ низкаго состоянія, но краснорѣчіе возвело его на первыя должности; онъ собралъ несмѣтныя богатства; вступилъ въ выгодное супружество; нажилъ прекрасный домъ; всѣ почитаютъ его; всѣ ему кланяются». Другой отецъ, располагая сына къ изученію языковъ, говоритъ ему: «посмотри на этого человѣка; онъ изучилъ языки и вотъ блистаетъ при дворѣ, занимаетъ тамъ высокія должности». Вотъ образцы, которые предлагаютъ дѣтямъ! Всегда обращаютъ вниманіе на суетную славу. Вы хотите подчинить дѣтей двумъ жестокимъ тираннамъ: страсти къ богатству и страсти въ суетной славѣ. Довольно и одной изъ нихъ, чтобы развратить юность; но вмѣстѣ обѣ онѣ образуютъ два бурныхъ потока, наполненныхъ пескомъ и тиною. Они поглощаютъ душу и уничтожаютъ въ ней всѣ сѣмена добрыхъ качествъ. Мы печемся не о дѣтяхъ, укоряетъ Златоустъ[14] свое общество, а о наслѣдствѣ для нихъ, подобно человѣку, который видя, что домъ его обветшалъ и стѣны готовы разрушиться, вмѣсто того, чтобы поддержать ихъ, обноситъ вокругъ его большую ограду, или который, вовсе не заботясь объ исцѣленіи своего больнаго тѣла, готовитъ для него дорогія одежды». «Напоминайте дѣтямъ чаще о св. крещеніи, внушаетъ св. Тихонъ Воронежскій[15], и о данныхъ ими тогда обѣтахъ. Чаще внушайте имъ, что мы всѣ раждаенся и возраждаемся въ крещеніи не для временной жизни, не для пріобрѣтенія чести, славы и богатства, но для жизни вѣчной».

Да, бесѣдуетъ св. Златоустъ[16], не будемъ обращать вниманія на эту земную, внѣшнюю жизнь и внѣшнюю сторону человѣка. Съ перваго возраста введемъ дѣтей въ жизнь небесную, духовную, потому что жизнь мірская требуетъ только траты, а пользы не приноситъ никакой. Воспитывайте дѣтей въ наказаніи и ученіи Господни. Помышляйте о спасеніи души своихъ дѣтей. Священная обязанность, которой родители въ отношеніи къ дѣтямъ не могутъ преступить, не сдѣлавшись виновными въ нѣкоторомъ родѣ дѣтоубійства, состоитъ въ образованіи сердца дѣтей въ добродѣтели и благочестіи»[17]. «Ты любишь своихъ дѣтей, говоритъ блаж. Августинъ[18], – любишь только тогда, когда заставляешь ихъ любить Іисуса Христа, который далъ тебѣ ихъ и опять потребуетъ ихъ отъ тебя; ты любишь ихъ только тогда, когда смотришь на нихъ очами Авраама и, подобно ему, всегда готовъ принести ихъ Богу въ жертву всесожженія». Заботьтесь преимущественно о нравственности воспитываемыхъ дѣтей, совѣтуетъ и св. Григорій Двоесловъ[19].

Такъ, быть истиннымъ христіаниномъ, учили св. Отцы, жить для жизни будущей, въ Богѣ и для Бога, образовать душу въ благочестіи, наставить сердце на путь добродѣтели, напитать умъ христіанскою мудростію – вотъ къ чему долженъ стремиться человѣкъ во всю жизнь, – къ чему должны направлять его руководители! Идеалъ человѣка-христіанина – вотъ тогъ идеалъ, въ которому, по мнѣнію св. Отцевъ, долженъ стремиться каждый!

Св. Отцы не могли не видѣть, что воспитаніе, въ основу котораго положено воспитаніе христіанское, религіозно-нравственное – единственно дѣльное воспитаніе, – что только это воспитаніе служитъ залогомъ спокойствія и счастія человѣка во всѣхъ его состояніяхъ и при всѣхъ возможныхъ обстоятельствахъ жизни. Для корабля, который находится въ открытомъ морѣ, говоритъ св. Златоустъ[20] нуженъ кормчій опытнѣйшій, нежели для корабля, который у пристани. Ты назначаешь сына своего въ какой-нибудь блистательной гражданской службѣ, напр. къ двору царскому; тамъ, при самомъ вступленіи своемъ, онъ увидитъ себя въ кругу людей, которые жертвуютъ всѣмъ мірской славѣ, принимаютъ пустую надменность за величіе, – которые уже развратны или готовы развратиться. Противъ столькихъ подводныхъ камней обезопась его напередъ тѣми пособіями, какія можно найти въ училищѣ истинной мудрости. Онѣ помогутъ ему управлять самимъ собою и даже обращать другихъ къ долгу. Воспитывая сына въ страхѣ Господнемъ, ты пріучишь его противостоять всему и ничѣмъ не увлекаться, – ты возстановишь въ душѣ его величественный образъ Божій, дѣлая его, подобно Творцу, кроткимъ, терпѣливымъ, милосердымъ, благотворительнымъ и высшимъ всего земнаго. Благоразумная и благородная молодая дѣвушка, говоритъ тотъ же Златоустъ[21], ревнующая притомъ о благочестіи, въ моихъ глазахъ стоитъ цѣлой вселенной.

Благоразумнѣйшіе педагоги и до сихъ поръ признаютъ, что религіозно-нравственное воспитаніе должно быть основою воспитанія, – что воспитатели-натуралисты, обращающіе преимущественное, иногда исключительное, вниманіе на то, что касается нисшей, чувственной природы человѣка, что годится для жизни и дѣятельности земной, настоящей, – обременяющіе молодые головы познаніями историческими, географическими, математическими, астрономическими и опускающіе изъ виду просвѣщеніе человѣка свѣтомъ истины Евангельской, раскрытіе въ немъ духа и силы любви христіянской, эти воспитатели строятъ великолѣпное зданіе – только на пескѣ. При такомъ воспитаніи, простись съ теплою вѣрою, великодушіемъ, безкорыстіемъ. Жизнь не замедлитъ предстать предъ человѣкомъ съ своею темною стороною и; нигдѣ не найдетъ онъ отрады и утѣшенія, запутается и потеряется въ этомъ житейскомъ лабиринтѣ.

Послѣдуемъ за св. Отцами въ частномъ раскрытій идеи воспитанія.

«Родители, по словамъ Златоуста[22] должны овладѣть первыми впечатлѣніями дѣтей, наложить узду, когда они еще не имѣли силы разорвать ее, подклонить эту юную душу подъ иго закона, пріучить ее къ нему, образовать ее по оному, обвязать рану, когда она только что зараждалась, исторгнуть терніе, когда оно начинало только являться около сего нѣжнаго растѣнія, а не ожидать, пока оно пуститъ глубокіе корни, пока страсти, усилясь постепеннымъ развитіемъ, сдѣлаются необузданными и не укротимыми. – Садовникъ привязываетъ молодое вновь посаженное деревцо къ тычинкѣ, крѣпко утвержденной въ землѣ, чтобы вѣтеръ не рвалъ деревца, и отсѣваетъ лишніе побѣги, чтобы они не повредили и не изсушили молодаго растѣнія. Поступайте и вы также съ вашими дѣтьми, отсѣкайте возникающія въ нихъ страсти, чтобы онѣ не укрѣпились и не умертвили внутренняго новаго человѣка, рожденнаго въ св. крещеніи. Оградимъ дѣтей со всѣхъ сторонъ совѣтами, увѣщаніями, страхомъ, угрозами, совѣтуетъ тотъ же Златоустъ[23]. Будемъ каждый день смотрѣть за дѣтьми и, употребляя слово, какъ бичь, станемъ всѣ страсти изгонять изъ души ихъ. Иногда родители какъ бы боятся огорчить дѣтей, обуздывая строгимъ словомъ ихъ порочныя наклонности. Что же выходитъ? Безпорядки увеличиваются; безнаказанность доводитъ до преступленій; несчастные подпадаютъ подъ судъ и умираютъ на мѣстѣ казни. Не исправляя дѣтей своихъ, вы дѣлаетесь ихъ сообщниками. Вы боитесь унизить ихъ легкимъ наказаніемъ; но какое ужасное несчастіе падаетъ на васъ, когда сына вашего подвергнутъ казни и вы отъ стыда нигдѣ не посмѣете показаться?[24].

Напечатлѣйте въ своей памяти, родители юной дочери, говоритъ блаж. Іеронимъ[25], что вы несравненно лучше можете научить ее примѣромъ, нежели словами. Ни въ матери, ни въ отцѣ своемъ дочь не должна видѣть ничего такого, чтобы могла перенять во вреду своей невинности. Какъ можешь ты образумить безпорядочнаго и развратнаго юношу, говоритъ и св. Златоустъ[26], когда самъ поступаешь легкомысленно? Какъ можешь привести въ порядокъ сына, небрегущаго о своихъ обязанностяхъ, когда самъ ты въ глубокой старости ведешь себя такъ неблагопристойно?

«Ни о чемъ столько не нужно пещись и заботиться въ юношахъ, говоритъ Златоустъ[27], какъ о цѣломудріи и чистотѣ, потому что страсть, противная цѣломудрію и чистотѣ, особенно возмущаетъ юношескій возрастъ. Ничто столько не украшаетъ сего возраста, какъ вѣнецъ цѣломудрія, и то, когда юноша вступаетъ въ бракъ чистый отъ всякаго распутства. И любовь бываетъ пламеннѣе, и расположеніе искреннѣе, и дружба надежнѣе, когда юноши вступаютъ въ бракъ изъ подъ такого присмотра. А что дѣлается нынѣ, – это не бракъ, а просто денежная торговля и корчемничество. (Какъ будто говорится про наше время, а не про времена и нравы за полторы тысячи лѣтъ до насъ!) Если дѣти наши одолѣютъ любострастіе, то нескоро поддадутся и другой страсти: напротивъ, выше будутъ и денегъ, побѣдятъ и пьянство, и всячески постараются избѣгать нетрезвости и порочныхъ общестъ, будутъ и родителямъ любезнѣе, и для всѣхъ людей почтеннѣе»[28]. «Часто отцы, сѣтуетъ въ одной бесѣдѣ Златоустъ, принуждаютъ конюховъ укрощать лошадей съ великимъ тщаніемъ и не позволяютъ молодымъ жеребцамъ оставаться неукрощонными долгое время, но въ самомъ началѣ обуздываютъ ихъ, употребляя на это всѣ средства; а на дѣтей своихъ долгое время смотрятъ равнодушно, хотя они живутъ необузданно, не имѣютъ цѣломудрія, безчестятъ себя, предаваясь любодѣянію, играмъ и посѣщая безчестныя зрѣлища. Участь дѣтей нашихъ хуже скотовъ»[29].

«Не надобно дозволять твоей дочери, пишетъ блаж. Іеронимъ[30], ходить въ публичныя собранія. Берегись, по крайней Мѣрѣ, говоритъ блаж. Іеронимъ въ другомъ письмѣ[31], чтобы безъ тебя нигдѣ не показывалась твоя дочь въ общенародныхъ собраніяхъ. Ни при гробахъ мученниковъ, ни во храмахъ она не должна являться безъ матери, чтобы не встрѣтить двухсмысленной улыбки отъ какого нибудь моднаго щоголя. Присутствуя при богослуженіи, наша дѣвица ни на шагъ не должна отходить отъ своей матери». Будемъ удалять дѣтей, говоритъ и св. Златоустъ, не только отъ зрѣлищъ, но и отъ слушанія соблазнительныхъ и развратныхъ пѣсенъ, чтобы ими не прельстилась душа ихъ. Не будемъ водить въ театры, на пиры и въ собранія пьянствующихъ; станемъ беречь юношей еще болѣе, чѣмъ дѣвъ, скрываемыхъ во внутреннихъ покояхъ[32]. – Намъ извѣстны были двѣ дороги, пишетъ Григорій Богословъ въ похвальномъ словѣ Василію Великому: одна вела къ священннмъ храмамъ и тамошнимъ учителямъ, другая – къ наставникамъ наукъ внѣшнихъ. Другія дороги – на праздники, въ зрѣлища, въ народныя собранія и пиршества мы предоставили желающимъ».

Не увлекаясь общественными собраніями, дѣти, естественно, будутъ соблюдать скромность въ одеждѣ, что и внушаютъ св. Отцы. Не безобразь бѣлилами или румянами лица твоей дочери, говоритъ блаж. Іеронимъ; не отягощай выи ея златомъ и жемчугомъ; не обременяй главы драгоцѣнными камнями; не подкрашивай волосъ подъ златовидный цвѣтъ. Ткани толковыя, золотыя парчи не должны занимать твою дочь. Пусть она дѣлаетъ себѣ одежду, но не такую, чтобъ изъ подъ оной могли быть видимы члены тѣла, но которая могла бы защищать ее отъ холода[33]. Болѣе всего, говоритъ и Златоустъ, пріучайте дочерей своихъ къ презрѣнію суетныхъ нарядовъ[34]. (О если бы послушались этихъ наставленій и нынѣшнія женщины!)

Наблюдай, совѣтуетъ блаж. Іеронимъ[35], чтобы твоя дочь слышала отъ другихъ и сама говорила единственно то, что можетъ питать страхъ Божій. Выраженія, оскорбляющія приличіе, должны быть ей непонятны; мірскія пѣсни должны быть ей неизвѣстны. – Она не должна знать ни одного слова, противнаго скромности[36]. – Не хорошо, если твоя дочь почасту будетъ перешоптываться съ какой-нибудь изъ служанокъ и за это любить ее болѣе, чѣмъ другихъ. Наблюдай, чтобы неосторожныя ласки женщинъ не пріучили твое дитя не договаривать какихъ-либо словъ или забавляться золотыми вещали съ пурпуровыми тканями: ибо сколько первое вредить языку, столько послѣднее чистотѣ нравовъ. Отъ твоей дочери надобно удалять нескромныхъ дѣвицъ съ ихъ пріятными бесѣдами, очаровывающими слухъ, по уязвляющими душу. Онѣ, конечно, передадутъ ей тѣ гибельныя правила, которымъ сами научились. Удаляй отъ твоей дочери подозрительныхъ молодыхъ людей. Не позволяй дружиться съ такими дѣвицами, поведеніе которыхъ сомнительно[37].

О, злое дружество, восклицаетъ блаж. Августинъ[38], ты такъ развращаешь сердца молодыхъ людей, что они не для выгоды своей, не для вреда другому, но безъ всякаго намѣренія, изъ одной шутки, дѣлаютъ зло! Бывало только скажутъ: пойдемъ съ нами, сдѣлаемъ то или другое, – и я не стыдился никакихъ дурныхъ поступковъ. – Мы вели дружбу и съ товарищами, говоритъ Григорій Богословъ[39], но не съ наглыми, а съ цѣломудренными, не съ задорными, а съ миролюбивыми, съ которыми можно сойтись не безъ пользы; ибо мы знали, что легче заимствовать порокъ, нежели передать добродѣтель.

По совѣту св. Отцовъ, нужно быть строго разборчивыми въ выборѣ тѣхъ лицъ, которымъ мы поручаемъ воспитаніе дѣтей или даже только присмотръ за ними. Бесѣды воспитателей, говоритъ Григорій Великій, служатъ для дѣтей молокомъ, когда онѣ хороши, и напротивъ, ядомъ, когда худы[40]. При выборѣ управителя, укоряетъ Златоустъ[41] современное ему общество, мы беремъ всѣ нужныя мѣры, а при выборѣ учителя для своихъ дѣтей – никакой. – Избирая кучера, рачительно смотрятъ, не глупъ ли онъ, не пьянъ ли, не воръ ли. А когда нуженъ руководитель дѣтямъ, принимаютъ – кого попало, нисколько не развѣдывая, нѣтъ ли въ немъ безбожнаго головокруженія, не заразитъ ли онъ иную душу пьянствомъ, не украдетъ ли у дѣтей обѣты св. крещенія и право на вѣчное блаженство. Они забываютъ, что нѣтъ должности ни болѣе важной, ни болѣе трудной; потому что здѣсь нужно образовать умъ и сердце, обезпечить въ первыхъ лѣтахъ поведеніе всей остальной жизни. Уважаютъ отличнаго живописца и искуснаго ваятеля; но что значитъ ихъ искуство въ сравненіи съ тѣмъ, которое имѣетъ дѣло не съ холстомъ или камнемъ, а съ нравственностію?[42]. Избери учителемъ для твоей дочери, писалъ блаж. Іеронимъ къ Летѣ, человѣка зрѣлыхъ лѣтъ, который съ неукоризненною жизнію соединялъ бы основательное образованіе. Кормилица твоей дочери должна быть трезвой и цѣломудренной жизни и не болтлива. Нянька при ней должна быть женщина скромная. Воспитательница, говоритъ блаж. Іеронимъ въ другомъ письмѣ (къ Гавд.), не должна быть празднолюбива и болтлива, но должна быть трезва, степенна, рукодѣльна и разговоры ея всегда назидательны для юнаго сердца дѣвицы. – Дѣтей женскаго пола св. Златоустъ совѣтуетъ даже воспитывать самимъ матерямъ. Матери, говоритъ онъ[43], не возлагайте на другихъ воспитанія своихъ дочерей; старайтесь воспитывать ихъ сами; держите ихъ всегда при себѣ, внутри вашего дома. «Мать, присовокупимъ къ этому слова нашего іерарха-проповѣдника, долгое время составляетъ для младенца цѣлый міръ: въ ея очахъ онъ видитъ въ первый разъ рай или адъ, Отца небеснаго или духовъ злобы»[44].

Таково должно быть, по взгляду св. Отцевъ, нравственное воспитаніе дѣтей. Цѣломудріе, трезвость, честность, скромностъ – всегда служатъ и должны служить предметомъ самыхъ искреннихъ желаній, самыхъ усильныхъ стремленій родителей и воспитателей. Противъ средствъ, предлагаемыхъ св. Отцами для достиженія этихъ стремленій, тоже едва ли можно сказать что нибудь. Не такъ давно въ нашей литературѣ почти повторялись слова св. Іоанна Златоуста о выборѣ воспитателей. Во всемъ дѣлѣ воспитанія, писали, напр., въ Русскомъ Педагогическомъ Вѣстникѣ[45], едва ли есть что либо важнѣе и вмѣстѣ съ тѣмъ труднѣе, при удачномъ выполненіи родителями своей обязанности, какъ-то, о чемъ я теперь намѣренъ говорить, а именно: какъ только дитя начнетъ лепетать, къ нему немедленно надобно приставить скромнаго, степеннаго, умнаго человѣка, который бы поставилъ для себя главною цѣлію правильное развитіе дитяти, удержаніе его отъ всего худаго, а въ особенности отстраненіе отъ него дурнаго сообщества.

Сообщество, дружба, безъ всякаго сомнѣнія, имѣютъ неотразимое вліяніе на человѣка и всегда должны обращать на себя вниманіе родителей и воспитателей. Древнее изреченіе: «покажи мнѣ твоего друга, – и я скажу тебѣ, каковъ ты человѣкъ», обратилось у насъ почти въ пословицу.

Удаленіе дѣтей, особенно женскаго пола, отъ шумнаго общества и разнообразныхъ свѣтскихъ развлеченій, а особенно отъ излишества ихъ, имѣетъ смыслъ и свое основаніе. Закружиться въ вихрѣ свѣтской суеты, забыться въ увлеченіи мірскими удовольствіями и дать полный просторъ разгулу страстей, отупѣть и опустѣть душею въ занятіяхъ одними уборами и нарядами, въ соблюденіи пустыхъ формъ моды и приличія – не мудрено. И смѣшно и грустно смотрѣть, напр. на дѣтей, собранныхъ на такъ называемый, дѣтскій балъ, разряженныхъ, любующихся на свой нарядъ, хвастающихъ предъ другими или завидующихъ другимъ, даже кокетничающихъ. Не значитъ ли это развращать молодое поколеніе съ самаго ранняго дѣтства?

Въ отношеніи къ умственному образованію дѣтей, первая обязанность родителей, по мнѣнію св. Отцевъ, научитъ дѣтей истинамъ вѣры. «Не говорите, пишетъ Златоустъ[46], что въ дѣтствѣ еще не время заниматься вѣрою. Я утверждаю, что такое занятіе не только полезно, но и необходимо для сего возраста. Когда надобно вести дѣтей въ театръ или на зрѣлища, тогда у насъ нѣтъ дѣла, нѣтъ обязанности, которая бы насъ задержала; всѣмъ жертвуемъ этой жалкой приманкѣ. А когда дѣло идетъ о такомъ важномъ и полезномъ занятіи, тогда говорятъ: еще терпитъ время. Какъ не поразитъ насъ за это гнѣвъ Божій! Для всего прочаго вы находите досужее время; а служеніе Богу кажется слишкомъ тяжкимъ для васъ и слишкомъ обременительнымъ для вашихъ дѣтей. Оставьте заблужденіе, столь предосудительное. Дѣтямъ-то особенно и нужно преподавать первые уроки вѣры».

Для этой цѣли св. Отцы совѣтуютъ занимать дѣтей чтеніемъ и даже изученіемъ священныхъ книгъ. Не говорите, пишетъ Златоустъ[47], что чтеніе священныхъ книгъ хорошо только для монастыря. Я не отсылаю васъ туда и не хочу сдѣлать дѣтей вашихъ пустынниками. Твоему сыну опредѣлено жить въ мірѣ; въ священныхъ книгахъ онъ найдетъ правила для этой жизни, особенно если будетъ читать ихъ съ самыхъ юныхъ лѣтъ. – Пусть дѣвственныя уста твоей дочери, совѣтуетъ блаж. Іеронимъ[48], освящаются сладкими звуками Псалмовъ. Божественныя книги должны привлекать твою дочь; Евангеліе не должно выходить изъ ея рукъ. Пусть твоя дочь каждый день, въ видѣ урока, изустно прочитываетъ предъ тобою избранные тексты изъ Библіи и такимъ образомъ подноситъ тебѣ какъ бы нѣкую связку цвѣтовъ, собранныхъ на полѣ священнаго Писанія. – Когда твоя дочь вступитъ въ седьмой годъ своего возраста, говоритъ блаж. Іеронимъ въ другомъ письмѣ (къ Гавд.), тогда пусть учитъ на память Псалтырь и, до вступленія въ совершеннолѣтіе, обогащаетъ свой умъ чтеніемъ книгъ Соломоновыхъ, Евангелія, Апостоловъ, Пророковъ.

Съ тою же цѣлію родители должны чаще водить дѣтей въ храмъ Божій и послѣ спрашивать у нихъ отчета въ томъ, что они тамъ слышали. Когда твоя дочь начнетъ подростать, говоритъ 6лаж. Іеронимъ (къ Летѣ), тогда пусть она идетъ съ своими родителями въ храмъ истиннаго Отца. Мы требуемъ у дѣтей отчета въ томъ, что они выучили въ училищахъ, присовокупимъ къ этому слова Златоуста[49]. Почему же не требовать отъ нихъ отчета въ томъ, что они слышали въ домѣ Господнемъ?

Св. Отцы, впрочемъ, не поставляютъ исключительнымъ предметомъ обученія – истины вѣры. Я не говорю, пишетъ св. Златоустъ[50], что нужно отклонять дѣтей своимъ отъ всякаго другаго ученія, кромѣ ученія вѣры. – Весьма полезно, пишетъ блаж. Іеронимъ къ Летѣ, изучать твоей дочери греческихъ поэтовъ и латинскую словесность. Блаж. Августинъ[51], совѣтуетъ обучаться астрономіи, математикѣ, физикѣ, чтобы въ прекрасной гармоніи, царствующей въ мірѣ, созерцать славу Творца и Вседержителя.

Поелику инымъ искуствамъ надобно обучаться съ самаго дѣтства, говоритъ св. Василій Великій[52], то, какъ скоро нѣкоторыя изъ дѣтей окажутся способными къ обученію, не запрещаемъ имъ проводить дни съ наставниками въ искуствѣ. – У аѳинянъ былъ древній, а по моему сужденію, пишетъ Григорій Богословъ (пис. 135), и прекрасный законъ: дѣтей, какъ скоро они достигали юношескихъ лѣтъ, отдавать въ обученіе искуствамъ; дѣлать же это такимъ образомъ: открыто раскладывать орудія каждаго исвуства и подводить къ нимъ молодыхъ людей; на какое орудіе съ пріятностію кто взглянетъ и подбѣжитъ къ нему, того орудія искуству и обучать его; потому что всего чаще бываетъ успѣхъ въ томъ, что намъ по природѣ.

Безъ сомнѣнія, въ сочиненіяхъ св. Отцевъ и Учителей Церкви найдется и еще довольно достойныхъ вниманія мыслей о воспитаніи. Предлагаемъ вниманію читателей то, что мы могли собрать и привести въ систему. Въ вопросахъ педагогическихъ часто опираются на авторитеты прославленныхъ нѣмецкихъ и другихъ иностранныхъ педагоговъ. Отъ чего бы намъ, православнымъ, не поучиться иногда у нашихъ великихъ учителей и святителей Церкви?

 

Священникъ Евграфъ Мегорскій.

 

«Духовная Бесѣда». 1871. Томъ 1. № 1. С. 3-10; № 2. С. 21-28.

 

[1] Бесѣда 21 на посл. къ Ефес.

[2] Лѣтопись. ч. 1, стр. 218.

[3] Бесѣда 2 на Іоанна.

[4] Письмо къ Летѣ.

[5] Письмо къ Гавденцію.

[6] Въ русск. перев. т. V, стр. 134.

[7] Бесѣда 3 противъ недоброжелателей монашеской жизни.

[8] Бесѣда 21 на посл. къ Ефес.

[9] Бесѣда 3 противъ недоброжелателей монашеской жизни.

[10] Бесѣда 1 об Аннѣ.

[11] Бесѣда 3 противъ недоброжелателей монашеской жизни.

[12] Письмо къ Летѣ.

[13] Бесѣда 3 противъ недоброжелателей монашеской жизни.

[14] Бесѣда 59 на Матѳ.

[15] Наставленія родителямъ, стр. 188.

[16] Бесѣда 3 об Аннѣ.

[17] Бесѣда 3 противъ недоброжелателей монашеской жизни.

[18] Слово 129. De tempore barbarico [О времени варварскомъ], гл. 3.

[19] Кн. 7, письмо 26.

[20] Бесѣда 21 на посл. къ Ефес.

[21] Бесѣда 20 на тоже посл.

[22] Бесѣда 3 противъ недоброжелателей монашеской жизни.

[23] Бесѣда 2 об Аннѣ.

[24] Бесѣда 3 о томъ же.

[25] Письмо къ Летѣ.

[26] Бесѣда 4 об Аннѣ.

[27] Бесѣда 1 о томъ же.

[28] Бесѣда 2 о томъ же.

[29] Бесѣда 59 на Матѳ.

[30] Письмо къ Гавденцію.

[31] Письмо къ Летѣ.

[32] Бесѣда 1 об Аннѣ.

[33] Письмо къ Летѣ.

[34] Бесѣда 9 на 1 посл. къ Тим.

[35] Письмо къ Летѣ.

[36] Письмо къ Гавденцію.

[37] Письмо къ Летѣ.

[38] Исповѣдь.

[39] Похвала св. Василію Великому.

[40] Кн. 7, письмо 26.

[41] Бесѣда 30 на Іоанна.

[42] Бесѣда 59 на Матѳ.

[43] Бесѣда 2 на 1 посл. къ Тим.

[44] Иннокентій, архіеп. Херсонскій. Бесѣда въ недѣлю Святыхъ Отецъ.

[45] 1858 г. т. 3. отд. 3, стр. 93.

[46] Бесѣда 2 на Іоанна.

[47] Бесѣда 21 на посл. къ Ефес.

[48] Письмо къ Летѣ.

[49] Духовная Бесѣда. 1858 г. на стр. 275.

[50] Бесѣда 2 на Іоанна.

[51] Слова на разныя мѣста Свящ. Писанія.

[52] Т. 5., стр. 135.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: