Святые Юрьевскіе мученики – пресвитер Исидор и с ним 72 в Юрьеве от латинян за Православие пострадавшие.

Нажмите на картинку для получения высокого качества.

Святѣйшій Сѵнодъ, по ходатайсту Преосвященнаго Арсенія (Брянцева), опредѣленіемъ отъ 21 апрѣля 1897 г., установилъ въ Рижской епархіи праздникъ, по уставу великихъ праздниковъ, 8 января, въ память свмч. Исидора и съ нимъ 72 мучениковъ, пострадавшихъ въ Юрьевѣ Ливонскомъ за Православіе въ 1472 г. Св. Синодъ благословилъ также напечатать службу мученикамъ, а при ней описаніе страданій Юрьевскихъ мучениковъ («Рижск. Епарх. Вѣдом.». 1897 г. № 20. Отд. Оффиц. С. 850.). Архіеп. Арсеній резолюціей отъ 20 августа т. г. за № 1750 предписывалъ клиру празднованіе по всей епархіи съ кануна 8 января 1898 г. всенощнымъ бдѣніемъ, а 8-го литургіею съ молебномъ. Заботами владыки Арсенія и на его средства были изготовлены св. изображенія свмч. Исидора и разосланы по церквамъ къ 8 января 1898 г. Во всѣхъ церквахъ епархіи было совершено торжественное богослуженіе съ молебствіемъ св. мученикамъ. Первое торжественное празднованіе ихъ памяти происходило на мѣстѣ мученической кончины Христовыхъ страстотерпцевъ, въ г. Юрьевѣ, при участіи рижскаго архипастыря, Преосвященнаго Агаѳангела (Преображенскаго; впосл. Исп.). («Рижск. Епарх. Вѣдом.». 1898 г. № 3. Отд. Неофф. С. 108.).

Страданіе святаго священномученика Исидора пресвитера и съ нимъ 72 мучениковъ въ городѣ Юрьевѣ ливонскомъ [1].

Благовѣрный великій князь Ярославъ, во святомъ крещеніи нареченный Георгіемъ, сынъ святаго равноапостольнаго великаго князя Владиміра, въ 1030 году покорилъ своей власти чудское племя, жившее въ новгородскихъ и псковскихъ предѣлахъ. А потомъ на рѣкѣ Омовжѣ (или Эмбахѣ) он основалъ городъ и выстроилъ въ немъ церковь во имя святаго великомученика Георгія. И было наречено этому городу название Юрьевъ. Съ половины XII вѣка, воспользовавшись междоусобиями и различными нестроениями на Руси, в эти земли морем проникли и стали заселяться немцы-католики. Поработив мѣстныхъ жителей-язычниковъ, супостаты больше силою, нежели волею, обратили ихъ въ свою латинскую вѣру, притѣсняя при этом жившихъ на этих землях православныхъ христіанъ [2].

Во дни великаго князя московскаго Іоанна III Васильевича, православные христіане, бывшіе подъ властію нѣмцевъ, имѣли въ городѣ Юрьевѣ ливонскомъ, въ русскомъ концѣ двѣ церкви: святителя Николая Чудотворца и святаго великомученика Георгія. Служили въ тѣхъ церквахъ два пресвитера: одинъ именемъ Іоаннъ, по прозванію Шестникъ (то-есть пришлецъ) изъ Московской земли, а другой – Исидоръ. Когда же нѣмцы то ласками, то угрозами начали увлекать въ латинство жившихъ въ городѣ православныхъ, тогда священникъ Іоаннъ, прослужившій въ Юрьевѣ всего два съ половиной года, ушелъ оттуда во Псковъ и вскорѣ послѣ этого, принявъ иночество съ именемъ Іоны, основалъ въ Псковской землѣ, на границѣ съ Ливоніей, Псково-Печерскую обитель, гдѣ, поживъ свято, сподобился блаженной кончины о Господѣ [3]. Исидоръ же остался въ Юрьевѣ и имѣлъ съ нѣмцами большія пренія, отстаивая православную вѣру. Онъ нерѣдко укорялъ иновѣрцевъ, убеждая ихъ отказаться отъ латинской или римско-католической вѣры и присоединиться къ православію.

Въ 1472 году латины вооружились на православныхъ – рѣшили воздвигнуть гоненіе на богоспасаемый градъ Псковъ и подвластное ему православное населеніе, чтобы насадить среди него латинскую вѣру, утверждаясь, главнымъ образомъ, на правилахъ Флорентійскаго собора, положившаго насильственно возстановить единеніе церквей [4]. Между тѣмъ, уже многіе годы пресвитеръ Исидоръ безпорочно служилъ при храмѣ святителя Николая чудотворца, какъ звѣзда, сіяя между христіанами своей паствы. И вотъ старѣйшина города Юрьева нѣмецъ по имени Юрій, по прозванію Трясиголовъ, возставъ на Исидора и на православныхъ христіанъ, клеветалъ на нихъ бискупу Андрею [5] и городскимъ начальникамъ латинской вѣры и всѣмъ посадскимь людямъ Ливонской земли. Онъ утверждал, будто слышалъ отъ іерея русскаго и всей его паствы хулу на вѣру латинскую и служеніе на опрѣснокахъ и похвалу одной только греческой вѣрѣ. Такимъ образомъ, Трясиголовъ возбудилъ ярость въ бискупѣ и вельможахъ, и латины съ того времени искали, какъ бы истязать православныхъ христіанъ города Юрьева.

Насталъ праздникъ Богоявленія Господня – 6 января 1472 года. Пресвитеръ Исидоръ вышелъ со всѣми православными на рѣку Омовжу съ честными крестами освятить воду. Тамъ, на водахъ богоявленскихъ, нѣмцы, посланные отъ бискупа и отъ старѣйшинъ, захватили Исидора, учителя христіанскаго, и бывшихъ съ нимъ мужей и женъ и, какъ волки лютые, повлекли ихъ к бискупу и судьям градским. Великое было истязаніе на судилищѣ добрымъ воинамъ Христовымъ за вѣру ихъ, отъ которой принуждали ихъ отречься. Но Исидоръ и всѣ православные съ нимъ исповѣдники, какъ бы едиными устами, сказали, обращаясь сначала къ бискупу, потомъ ко всѣмъ судьямъ своимъ:

– «Не буди то, врагъ истины, чтобы намъ православнымъ отречься отъ Христа истиннаго и вѣры православной; не пощадимъ тѣлесъ нашихъ за Христа Бога, сколько бы ты насъ ни мучилъ; но васъ, нечестивые, умоляемъ: пощадите души свои Господа ради, ибо и вы созданіе Божіе».

Тогда съ великимъ дерзновеніемъ обличалъ Исидоръ латинскія лжемудрованія и отступленія отъ истины христіанской. Разгнѣванный бискупъ ввергнулъ православныхъ въ темницу, а всѣхъ державцевъ мѣстныхъ пригласилъ изъ окрестныхъ замковъ, якобы для суда надъ православными. Пока они собирались, святый Исидоръ поучалъ въ темницѣ дружину свою.

– «Братія и чада, – говорилъ онъ, – Господь собралъ васъ со мною на подвигъ сей духовный, желая увѣнчать васъ отъ вседержительной руки Своей неувядаемыми вѣнцами; вы же, братія, добрѣ пострадайте отъ беззаконныхъ, безъ всякаго сомнѣнія, и не убойтесь горькихъ сихъ мукъ, ниже ослабѣйте, «зане супостатъ вашъ діаволъ, яко левъ рыкая ходитъ, искій кого поглотити» (1 Петр. 5, 8), то есть уловить отъ вѣры православной. Станемъ въ ней неподвижно, какъ добрые воины, противъ его козней, ибо Самъ Господь сказалъ: «аще Мене изгнаша, и васъ изженутъ; аще слово Мое соблюдоша, и ваше соблюдутъ. Но сія вся творятъ вамъ за имя Мое, яко не вѣдятъ Пославшаго мя. Егда же пріидетъ Утѣшитель, Егоже Азъ послю вамъ отъ Отца, Духъ Истины, Иже отъ Отца исходитъ, Той свидѣтельствуетъ о Мнѣ. И вы свидѣтельствуете, яко искони со Мною есте» (Іоан. 15, 20. 21. 26. 27). Такъ, братіе, говорилъ Христосъ ученикамъ Своимъ, также говоритъ Онъ и намъ, если кто имени Его ради постраждетъ до крови, т. е. до смерти. И вы, братіе мои возлюбленные, не оставляйте меня, но пострадайте вмѣстѣ со мною и не прельщайтесь вожделѣніями міра сего, но будьте великими мучениками Христовыми въ родѣ семъ».

Потомъ святый Исидоръ съ дружиною своею, ставъ въ темницѣ лицомъ къ востоку, началъ пѣть и молиться со слезами и съ воздыханіемъ сердечнымъ; причастился самъ запасными дарами святыхъ и животворящихъ Таинъ и причастилъ всѣхъ бывшихъ съ нимъ мужей, женъ и дѣтей. Всѣ исполнились духовной радости, и благоговѣйный пресвитеръ поучалъ ихъ еще о воздаяніи благъ вѣчныхъ за благія дѣла и о вѣчныхъ мукахъ за дѣла тьмы.

– «Ни одинъ изъ васъ, сказалъ онъ дружинѣ своей, отъ мала до велика да не страшится угрозъ, и самихъ мукъ да не убоится, но добрѣ постраждемъ за Сына Божія, Господа нашего Іисуса Христа, и пріимемъ почесть страданія нашего въ день судный».

Потомъ всѣ единодушно, громкимъ голосомъ, воспѣли церковную пѣснь въ честь мучениковъ: «святіи мученицы, иже добрѣ страдальчествовавшіи и вѣнчавшіися, молитеся ко Господу спастися душамъ нашимъ».

Посланные отъ бискупа и судей градскихъ пришли въ темницу, и, извлекши ихъ оттуда, поставили на судилище, на мѣсто называемое у нихъ ратуша, для скораго испытанія предъ бискупомъ и всѣми латинами, которые собрались на это зрѣлище. Какъ солнце со звѣздами стоялъ предъ ними исповѣдникъ Исидоръ съ своей дружиною. Сперва ласкательными словами старался бискупъ преклонить исповѣдниковъ православія къ своей вѣрѣ. Обращаясь къ Исидору, какъ къ наставнику и руководителю паствы, а затѣмъ и ко всѣмъ его пасомымъ, бискупъ говорилъ:

– «Только послушай меня и посадниковъ града сего предъ многими нѣмцами, которые сошлись изъ окрестныхъ замковъ моей державы; пріимите честную вѣру нашу, которая одна съ вашею, и опрѣсночное служеніе, и не губите себя; будьте присными братьями намъ и участниками нашего богатства. Если хотите, держите опять свою вѣру; только теперь повинитесь предо мною и предъ судьями и предъ нѣмцами».

Но мужественные исповѣдники отвѣчали бискупу:

– «Что ищешь уловить насъ льстивыми рѣчами? Не можешь ты отклонить насъ отъ истинной вѣры христіанской; твори надъ нами, чтó хочешь; вотъ мы предъ тобой и повторяемъ тебѣ то же, чтó говорили прежде».

Тогда суровый бискупъ, вмѣстѣ съ другими судьями, какъ змѣй, распалившись яростію на православныхъ, велѣлъ всѣхъ ихъ въ той одеждѣ, въ какой они были, ввергнуть въ рѣку Омовжу, а святаго Исидора, облекши въ іерейскія священыя одежды, бросилъ въ самую Іордань, гдѣ освящалъ онъ воду въ день Богоявленія. Такъ поступили съ ними, какъ съ злодѣями, казнили лютой смертью за православную вѣру Христову. Всѣхъ страдальцевъ, считая учителя ихъ Исидора, было семьдесятъ три. Они предали свои чистыя души въ руки Бога Живаго и увѣнчались нетлѣнными вѣнцами.

Было же при страданіи ихъ и таковое дивное зрѣлище. Въ числѣ православныхъ ведена была юная мать съ трехлѣтнимъ младенцемъ на рукахъ, который былъ прекрасенъ лицемъ. Нечестивые нѣмцы взяли младенца изъ рукъ матери, ее же бросили въ рѣку. Видя свою мать потопляемую съ блаженными мучениками, младенецъ началъ плакать на рукахъ мучителей, и сколько ни старались они успокоить его, рвался изъ рукъ ихъ, терзая ихъ лица. Тогда жестокіе мучители бросили и его подлѣ проруби. Младенецъ же, подползши къ самой проруби, трижды перекрестился и, воззрѣвъ на предстоящій народъ, сказалъ:

– «И я христіанинъ, вѣрую въ Господа и хочу умереть, какъ и учитель нашъ Исидоръ и моя мать».

Сказавъ это, онъ бросился подъ ледъ. Такъ пострадалъ за истину младенецъ, какъ нѣкогда мученикъ Христовъ младенецъ Кирикъ, исповѣдавшій Господа на колѣняхъ мучителя, при видѣ страданій матери своей Іулитты, и вмѣстѣ съ нею воспріявшій мученическій вѣнецъ [6].

Настала весна. Разлившаяся рѣка Омовжа выступила изъ береговъ своихъ; тогда явились и тѣлеса всѣхъ исповѣдниковъ Христовыхъ за три поприща отъ города Юрьева, вверхъ по рѣкѣ, подъ деревомъ у горы, ничѣмъ неповрежденныя, какъ бы положенныя людьми на востокъ лицомъ; пресвитеръ же Исидоръ лежалъ посреди ихъ во всемъ облаченіи священническомъ: такъ прославилъ Господь святыхъ Своихъ угодниковъ. Тогда православные гости (купцы) города Юрьева взяли мощи страдальцевъ и честно погребли ихъ въ городѣ, около церкви чудотворца Николая, гдѣ будуть почивать они до второго пришествія Христова.

Чтить память священномученика Исидора и его сомучениковъ начали рано, не позже половины XVI столѣтія. Но причислены они Церковію къ лику святыхъ лишь недавно, въ 1897 году. Тогда же постановлено, по благословенію Святѣйшаго Синода, праздновать ихъ память мѣстно; и первое празднованіе святымъ мученикамъ торжественно совершено было 8 января 1898 года.

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ, изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительна, вторая: Мѣсяцы Январь-Апрѣль. М. 1916. С. 19-24.

[1] Древнее сказаніе о св. Исидорѣ и сомученикахъ его написано іеромонахомъ Крыпецкой обители Варлаамомъ (въ мірѣ пресвитеръ Василій) около 1560 г. по благословенію Московскаго митрополита Макарія.

[2] Нѣмецкіе рыцари овладѣли Юрьевомъ въ 1223 г. Съ половины XIII столѣтія до 1559 г. въ городѣ было независимое архіепископство. Въ этомъ же году русскіе овладѣли Юрьевомъ, но окончательно онъ подчиненъ Россіи только въ 1704 г.

[3] Псково-Печерскій монастырь находится въ 56 верстахъ на западъ отъ Пскова. Неизвѣстно, когда здѣсь поселились отшельники въ вырытой ими пещерѣ въ горѣ. Около 1470 г. отшельники были открыты изборскими звѣроловами. Священникъ Іоаннъ (въ 1471 или 1473 гг.) построилъ на горѣ церковь и тѣмъ положилъ начало обители. Она существуетъ донынѣ.

[4] Соборъ Флорентійскій былъ въ 1438-1439 годахъ при Римскомъ папѣ Евгеніи IV, Константинопольскомъ императорѣ Іоаннѣ VII и патріархѣ Іосифѣ.

[5] Бискупъ (т.е. епископъ) Андрей управлялъ Юрьевомъ съ 1471 г. по 1473 г.

[6] Память св. мучениковъ Кирика и Іулитты 15 іюля.

***

***

Служба святому священномученику Исидору и иже съ нимъ 72-мъ мученикомъ, во Юрьевѣ, градѣ Ливонстѣмъ, за Православіе пострадавшимъ во 1472 году. Первымъ тисненіемъ. СПб.: Сѵнодальная Тѵпографія, 1897.

Служба полностью выложена (здесь) или (здесь).

Тропарь, гл. 2: Страстотерпцы Господни блаженніи, / Православную вѣру Христову со дерзновеніемъ проповѣдасте / и на судищи ученія враговъ неправая обличисте, / того ради и ввержени бысте, святіи, / во глубину рѣчную, / души же ваша вселишася въ небесныя кровы, / идѣже со святыми предстояще престолу Царя всѣхъ Бога, / молитеся Ему за вся православныя люди, // подвиги ваша честно почитающія.

Кондакъ, гл. 4: Мученикъ Христовыхъ ликъ пѣсньми почтимъ, / пострадавшихъ крѣпко Христовы ради вѣры истинныя / и вражію гордыню до конца низложившихъ. / Озарившеся бо благодатію Несозданныя Троицы, славніи, / со священномученикомъ Исидоромъ пострадавшіи, / яко звѣзды, сіяете во всемъ мірѣ, / и нынѣ молитеся Христу непрестанно, / и насъ защищаете отъ враждебныхъ языкъ нашествія, // неусыпніи молитвенницы о душахъ нашихъ.

***

Опредѣленіе Св. Синода отъ 21 апрѣля 1897 г.

Объ установленіи праздника 8 января въ память Священномуч. Исидора и съ нимъ пострадавшихъ въ г. Юрьевѣ 72 мучениковъ.

Указъ Его Императорскаго Величества, Самодержца Всероссійскаго изъ Святѣйшаго Правительствующаго Синода.

Преосвященному Арсенію, Архіепископу Рижскому и Митавскому.

По указу Его Императорскаго Величества, Святѣйшій Правительствующій Синодъ слушали: дѣло по ходатайству Вашего Преосвященства объ установленіи въ Рижской епархіи праздника, по уставу великихъ праздниковъ, 8 января, въ память священномученика Исидора и съ нимъ пострадавшихъ въ Юрьевѣ 72 мучениковъ и о разрѣшеніи напечатать и ввести въ употребленіе при богослуженіи прилагаемую при семъ въ рукописи «Службу священномученику Исидору и съ нимъ 72 мученикамъ въ Юрьевѣ за православіе пострадавшимъ въ 1472 году».

Приказали: Во вниманіе къ ходатайству Вашего Преосвященства, Святѣйшій Синодъ опредѣляетъ: разрѣшить напечатать составленное Преосвященнымъ Сергіемъ. Архіепископомъ Владимірскимъ, описаніе страданія священномученика Исидора и съ нимъ 72 мучениковъ, въ Юрьевѣ за православіе пострадавшихъ въ 1472 г., а равно и исправленную Преосвященнымъ Сергіемъ «службу» симъ мученикамъ, предоставивъ совершать въ Рижской епархіи, 8 января, празднованіе памяти означенныхъ мучениковъ, о чемъ, для зависящихъ къ исполненію распоряженій, послать Вашему Преосвященству указъ, каковымъ увѣдомить и Преосвященнаго Сергія, Архіепископа Владимірскаго. 21 апрѣля 1897 г.

На указѣ этомъ Его Высокопреосвященствомъ 20 августа сего года за № 1750, дана, между прочимъ, такая резолюція: «Слава Вогу! начать праздновать по всей епархіи съ кануна 8 января 1898 года всенощнымъ бдѣніемъ, а 8-го литургіею и молебномъ съ приличнымъ поученіемъ».

«Рижкія Епархіальныя Вѣдомости». 1897. № 20. Отд. Оффиц. С. 850.

Юрьевские мученики. Иконописная мастерская «Диво»

***

Святые Юрьевскіе мученики – пресвитеръ Исидоръ и съ нимъ 72 и первое празднованіе памяти ихъ на мѣстѣ мученической кончины ихъ, въ г. Юрьевѣ.

По опредѣленію Св. Синода, отъ 21 апрѣля 1897 г., въ Рижской епархіи установлено празднованіе 8 января памяти священномученника Исидора и съ нимъ 72 мучениковъ, пострадавшихъ въ Юрьевѣ за православіе въ 1472 году. Св. Синодъ благословилъ также напечатать службу мученикамъ, а при ней описаніе страданій юрьевскихъ мучениковъ[1].

Страданіе Юрьевскихъ мучениковъ. Въ этомъ описаніи повѣствуется, что во дни благочестиваго великаго князя Московскаго Іоанна III Васильевича въ г. Юрьевѣ[2] (Ливонскомъ), бывшемъ подъ властью нѣмцевъ, именно католическаго монашескаго ордена ливонскихъ рыцарей, въ такъ называемомъ русскомъ концѣ, православные христіане этого города имѣли двѣ церкви, одну во имя святителя Николая Чудотворца, а другую – во имя св. великомученика Георгія. Въ этихъ церквахъ служили два священника – Іоаннъ и Исидоръ. Когда нѣмцы стали привлекать православныхъ христіанъ, жившихъ въ тѣхъ предѣлахъ къ своей латинской вѣрѣ, склоняя ихъ къ этому или заманчивыми обѣщаніями и хитрымъ обманомъ, или угрозами, то іерей Іоаннъ, оставивъ г. Юрьевъ, переселился въ Псковъ, гдѣ вскорѣ, принявъ монашество съ именемъ Іоны, основалъ въ предѣлахъ Ливоніи Псково-Печерскую обитель. Пресвитеръ же св. Николаевской церкви Исидоръ остался въ Юрьевѣ на стражѣ православной вѣры, охраняя свою паству отъ козней латинства и ведя религіозныя пренія съ латинянами. Ревность іерея Исидора о православной вѣрѣ возбудила гнѣвъ римско-католической власти г. Юрьева противъ православнаго священника и его паствы. По дѣйствію діавола, къ сему присоединилась клевета одного изъ старѣйшинъ городскихъ, нѣкоего Ю. Трясоголова, на православныхъ жителей г. Юрьева, что будто бы они поносятъ католическую вѣру. Вскорѣ представился латинянамъ и поводъ для того, чтобы подвергнуть истязанію священника Исидора и его пасомыхъ. Въ праздникъ Богоявленія, – по православному уставу, – свящ. Исидоръ со своею паствою вышелъ на рѣку Эмбахъ, – извѣстную у русскихъ лѣтописцевъ подъ именемъ Омовжи, – съ крестомъ и св. иконами, для совершенія водосвятія. Здѣсь-το, во время священнодѣйствія, по распоряженію католическаго епископа Андрея и городскихъ властей, были схвачены свящ. Исидоръ и бывшіе съ нимъ православные христіане, въ числѣ коихъ были мужчины и женщины, и приведены были къ латинскому епископу и городскимъ судьямъ для допроса. Послѣдніе употребляли всѣ усилія къ тому, чтобы склонить схваченныхъ православныхъ христіанъ присоединиться къ латинской вѣрѣ. Но іерей Исидоръ и его паства показали предъ латинянами необыкновенную твердость въ преданности святой православной вѣрѣ, съ ревностью и дерзновенно защищая истину Христовой вѣры и обличая латинскія лжемудрованія и отступленія, какъ напр., искаженіе древле-православнаго ученія о Св. Троицѣ, именно погрѣшительное ученіе римоко-католиковъ о исхожденіи Пресвятаго Духа не только отъ Бога Отца, но и отъ Сына Божія, служеніе божественной литургіи на прѣсномъ, а не на квасномъ хлѣбѣ, вопреки апостольскому преданію и прочія нововведенія ихъ, несогласныя съ Св. Писаніемъ, истиннымъ церковнымъ преданіемъ и опредѣленіями 7 вселенскихъ соборовъ. Свящ. Исидору и его духовнымъ чадамъ за твердое исповѣданіе православной вѣры пришлось подвергнуться новому испытанію: всѣ они, послѣ допроса, были заключены въ тюрьму. Но и суровая тягость тюремнаго заключенія не поколебала твердости православныхъ убѣжденій узниковъ. Священникъ Божій Исидоръ въ тюрьмѣ, также какъ и въ храмѣ, поучалъ и утѣшалъ свою паству, увѣщевая ее пострадать за св. вѣру, чтобы удостоиться мученическихъ вѣнцовъ въ обителяхъ небесныхъ. Обратившись на востокъ, узники со слезами молились Богу, совершая священныя пѣснопѣнія. Ожидая, что за преданность православной вѣрѣ узникамъ предстоятъ новыя и тягчайшія испытанія, священникъ Исидоръ причастился Святыхъ Таинъ Христовыхъ, причастилъ и бывшихъ съ нимъ, укрѣпивъ такимъ образомъ всѣхъ на предлежавшій имъ подвигъ. Черезъ день послѣ заключенія, 8 января, узниковъ вызвали въ судъ (въ ратушѣ) для вторичнаго допроса и истязанія. На судѣ, въ присутствіи множества народа, католическій епископъ хитро, обольстительными увѣщаніями склонялъ исповѣдниковъ православной вѣры признать себя виновными въ напрасномъ упрямствѣ и принять латинскую вѣру, которая якобы во всемъ одинакова и согласна сь православною. Но православные исповѣдники, руководимые священникомъ Исидоромъ, легко уразумѣли обольстительную ложь латинскаго епископа: римско-католическій западъ во многомъ отступилъ отъ вселенскаго преданія въ ученіи о непостижимыхъ тайнахъ вѣры и основныхъ началахъ церковной жизни, между тѣмъ какъ православный востокъ свято сохранилъ и сохраняетъ непрерывно евангельское, апостольское, святоотеческое ученіе вѣры, богооткровенное вселенское преданіе во всей чистотѣ и неиоврожденности. Да и зачѣмъ понадобилось съ жестокостью склонять православныхъ христіанъ въ латинскую вѣру, когда, по увѣреніямъ католическаго епископа, она одинакова съ православною. Единодушно отказавшись принять нововведенія латинскаго запада, священникъ Исидоръ и его паства непреклонно рѣшились пострадать за истинную вѣру Христову. Твердость исповѣдниковъ была принята за упорство и невѣжество и ихъ осудили на смертную казнь. По приказанію судей, въ той самой Іордани, въ которой совершали богоявленскоѳ водоосвященіе, исповѣдники были утоплены въ день суда 8 января 1472 года, причемъ пресвитеръ Исидоръ былъ ввергнутъ въ рѣку во всѣхъ священныхъ одеждахъ, а бывшіе съ нимъ 72 исповѣдника были потоплены въ собственныхъ ихъ одеждахъ. При этомъ страданіи ихъ произошло слѣдующее дивное зрѣлище. Въ числѣ казненныхъ была одна женщина съ трехлѣтнимъ младенцемъ на ружахъ. Стыдно и жестоко было казнить невиннаго. Его отняли отъ матери совершители казни и ласками старались утѣшить его горе. Но ласки погубившихъ мать, конечно, но могли утѣшить младенца: онъ рвался изъ рукъ державшихъ, которые и выпустили его. Младенецъ подбѣжалъ къ Іордани и, трижды сотворивъ на себѣ крестное знаменіе, бросился въ воду за матерью.

Весною, когда вскрылась отъ льда рѣка и выступила изъ береговъ своихъ, тѣла св юрьевскихъ мучениковъ были найдены на берегу рѣки вверхъ по теченію ея отъ того мѣста, гдѣ они были потоплены, въ разстояніи трехъ «поприщей» отъ города. Св. мученики были положены какъ будто человѣческими руками на нѣкоей горѣ подъ деревомъ, лицемъ на востокъ, всѣ въ одномъ мѣстѣ, и были найдены безъ всякихъ признаковъ тлѣнія и поврежденія, причемъ пресвитеръ Исидоръ лежалъ посредѣ ихъ во всемъ священническомъ санѣ. Оставшіеся въ живыхъ въ г. Юрьевѣ православные христіане (православные купцы), взявши мощи св. мучениковъ, нѣкоторыя изъ нихъ погребли на мѣстѣ обрѣтенія ихъ, а другую часть привезли въ городъ Юрьевъ и похоронили близъ церкви Святителя Николая Чудотворца[3].

Таково древнее сказаніе о страданіяхъ Юрьевскихъ мучениковъ. Описаніе страданій ихъ сдѣлано было, по благословенію Московскаго митрополита Макарія, священноинокомъ Варлаамомъ. При этомъ же митрополитѣ, на одномъ изъ Московскихъ соборовъ, на которыхъ происходила канонизація святыхъ русской церкви, были канонизованы и юрьевскіе мученики – священномученикъ Исидоръ и съ нимъ 72. Была составлена служба имъ, которая и хранилась среди православныхъ въ рукописяхъ. Память о нихъ живо хранится и среди старообрядцевъ Юрьевскаго уѣзда; у нихъ найдена и рукописная служба св. мучениковъ. Древняя «служба» имъ служила образцомъ при составленіи «службы», напечатанной по благословенію Св. Синода въ 1897 г. съ описаніемъ страданій юрьевскихъ мучениковъ. Послѣ продолжительнаго времени забвенія о св. юрьевскихъ мученикахъ, Господь благоволилъ прославить исповѣдниковъ св. истины Его въ потребное время, которое Онъ опредѣлилъ въ своемъ промышленіи о православной церкви русской. Въ Прибалтійскомъ краѣ православіе возродилось; чада православной церкви умножились; городу, въ которомъ пострадали св. мученики, возвращено первоначальное имя Юрьевъ; явились и ревнители славы юрьевскихъ мучениковъ. Господь внушилъ бывшему Рижскому Архипастырю, Высокопреосвященному Арсенію, благую мысль – употребить стараніе объ установленіи праздничнаго прославленія въ Рижской епархіи памяти священномученика Исидора и съ нимъ 72. По предложенію Преосвященнѣйшаго Арсенія, профессоромъ богословія Юрьевскаго университета, по древнимъ «службамъ», была редактирована «служба» юрьевскимъ мученикамъ и представленная въ Св. Синодъ, по порученію послѣдняго, была исправлена Преосвящ. Сергіемъ, Архіеи. Владимірскимъ, извѣстнымъ агіологомъ; имъ же редактировано и описаніе страданій св. мучениковъ.

Первое празднованіе Юрьевскихъ мучениковъ. Во вниманіе къ ходатайству Преосвященнаго Арсенія, Св. Синодъ установилъ въ Рижской епархіи праздникъ, по уставу великихъ праздниковъ, 8 января, въ память священномученика Исидора и съ нимъ пострадавшихъ 72. Заботами Архіепископа Арсенія и на его средства были изготовлены св. изображенія священномученика Исидора и разосланы по церквамъ къ 8 января текущаго 1898 года. Въ этотъ день происходило первое праздничное прославленіе св. Юрьевскихъ мучениковъ. Во всѣхъ церквахъ епархіи было совершено торжественное богослуженіе съ молебствіемъ св. мученикамъ. Особенное же вниманіе Рижской паствы въ этотъ день было обращено на гор. Юрьевъ, какъ мѣсто мученической кончины пресвитера Исидора и съ нимъ 72, и гдѣ происходило торжественное прославленіе Христовыхъ страстотерпцевъ при участіи Рижскаго Архипастыря, Преосвященнаго Агаѳангѳла.

Для устройства и организаціи этого православно-русскаго праздника въ г. Юрьевѣ была составлена комиссія подъ предсѣдательствомъ настоятеля Юрьевской Успенской церкви о. прот. П. М. Долговскаго, съ которымъ раздѣляли труды весьма дѣятельные и энергичные члены комиссіи – церковный староста П. А. Поповъ, полиціймейстеръ г. Юрьева А. В. Литвиновъ, мировой судья В. А. Крыжановскій и др. Кимиссіей была выработана программа празднованія памяти Юрьевскихъ мучениковъ, одобрена Рижскимъ Архипастыремъ и, по напечатаніи на отдѣльныхъ листахъ, разослана была всѣмъ, кому дорого это православное торжество. Для возвеличенія празднества юрьевцы просили Преосвященнаго Агаѳангѳла, Епискаго Рижскаго и Митавскаго, совершить 8 января въ Юрьевѣ, въ Успенской церкви божественную литургію и затѣмъ крестный ходъ, а также просили принять участіе въ торжествѣ г. Лифляндскаго губернатора, генералъ-маіора В. Д. Суровцева, и другихъ представителей власти. Церковное торжество началось наканунѣ праздника: 7 января было торжественно совершено всенощное бдѣніе, во время котораго прочитано было въ церкви житіе свящ. Исидора и сказано было слово священникомъ А. П. Брянцевымъ.

7-го января отправился Преосвященный Агаѳангелъ изъ Риги въ Юрьевъ на праздникъ вмѣстѣ съ своею свитою. Въ тотъ же день отбылъ въ Юрьевъ и Лифляндскій губернаторъ В. Д. Суровцовъ вмѣстѣ съ прокуроромъ рижскаго окружнаго суда А. С. Поярковымъ. Утро 8-го января въ Юрьевѣ не предвѣщало удачнаго торжества: было пасмурно, облачно, дулъ весьма сильный вѣтеръ, шелъ дождь, на улицахъ образовалась грязь. При такой погодѣ Владыка былъ встрѣченъ въ 9½ ч. утра предъ Успенскою церковью, съ хоругвями, собравшимся на праздникъ духовенствомъ. Литургію Преосвященный Агаѳангелъ совершилъ въ сослуженіи прот. П. М. Долговскаго, профессора богословія, прот. А. Царевскаго, прот. I. Яковлева, прот. Богословскаго, ключаря свящ. В. Плисса, свящ. А. Брянцева, свящ. В. Темномѣрова, и свящ. Бѣжаницкаго. Храмъ былъ переполненъ народомъ, было много представителей всѣхъ вѣдомствъ, присутствовали и православные учащіеся, освобожденные отъ классныхъ занятій въ этотъ день по распоряженію г. попечителя Н. А. Лавровскаго, вслѣдствіе ходатайства Архипастыря. Какъ только началась божественная литургія, произошла разительная перемѣна погоды: вѣтеръ значительно тише дулъ, пересталъ итти дождь, небо стало яснымъ, и солнце яркими лучами освѣтило всю церковь и начало осушать улицы. Молящіеся обрадовались этом перемѣнѣ погоды, и при этомъ мысли обратились къ юрьевскимъ мученикамъ, къ ихъ благодатному молитвенному предстательству за прибалтійскихъ православныхъ, въ частности за юрьевцевъ. Во время литургіи на клиросѣ пѣлъ хоръ любителей-студентовъ подъ управленіемъ псаломщика Кюппара, а на хорахъ пѣли воспитанники учит. семинаріи. Прот. П. М. Долговскій сказалъ проповѣдь о значеніи настоящаго праздника. Послѣ литургіи, во время молебна св. юрьевскимъ мученикамъ, вышелъ крестный ходъ изъ храма въ преднесеніи хоругвей, иконъ, среди которыхъ выдѣлялась икона священномученика Исидора, украшенная цвѣтами. Большой сонмъ священнослужителей въ золотистыхъ облаченіяхъ во главѣ съ Архипастыремъ, много представителей власти во главѣ съ Губернаторомъ, громадныя массы народа всякаго званія и всякаго возраста, войска, расположенныя шпалерами по пути слѣдованія хрестнаго хода, хоры военной музыки, исполнявшіе гимнъ «Коль славенъ нашъ Господь въ Сіонѣ» въ перемѣну съ пѣніемъ пѣвческихъ хоровъ, ясная солнечная погода... все это образовало дивную картину крестнаго хода, оставляя сильное впечатлѣніе у всѣхъ участниковъ его. Первая остановка крестнаго хода произошла на ратушной площади, противъ зданія городской думы, гдѣ нѣсколько вѣковъ тому назадъ, послѣ допроса, были осуждены юрьевскіе исповѣдники православной вѣры. На площади послѣ сугубой эктеніи Архипастырь осѣнилъ народъ св. крестомъ съ окропленіемъ св. водою по четыремъ сторонамъ. Затѣмъ крестный ходъ останавливался на берегу рѣки Омовжи (Эмбахъ), гдѣ, по преданію, были спущены подъ ледъ въ рѣку юрьевскіе мученики. Здѣсь было прочитано евангеліе и Владыка осѣнилъ народъ крестомъ и окропилъ св. водою. Дальше, противъ Успенской церкви, вблизи рѣки происходила такая же третья остановка. Въ церкви былъ оконченъ молебенъ и провозглашены многолѣтія: 1) Государю Императору съ Царствующимъ Домомъ, 2) Св. Синоду и Преосвященному Агаѳангелу, Епископу Рижскому и Митавскому. съ паствою его и 3) благовѣрному правительствующему синклиту, военачальникамъ, градоначальникамъ, христолюбивому воинству, жителямъ богоспасаемаго града Юрьева и всѣмъ православнымъ христіанамъ.

По окончаніи литургіи Архипастырь долгое время благословлялъ народъ и затѣмъ отправился на квартиру прот. Долговскаго; радушный хозяинъ предложилъ Владыкѣ и сослужившему духовенству чай и завтракъ. Здѣсь же, въ 3 часа Его Преосвященство принималъ желавшихъ представиться Архипастырю лицъ; у него перебывали представители всѣхъ вѣдомствъ г. Юрьева. Послѣ пріема Преосвященнѣйшій Агаѳангелъ сдѣлалъ отвѣтные визиты и посѣтилъ корпуснаго командира генералъ-лейт. Адамовича, ректора университета А. С. Будиловича, проф.-прот. Царевскаго, г-жу А. Н. Кноррингъ, командира полка полковника Пыхачева, полиціймейстера, городского голову и др.

Праздничная трапеза. Въ 6 час. веч. въ залѣ г. Змигродскаго все юрьевское общество, вмѣстѣ съ прибывшими изъ Риги гостями, опять объединилось за братской трапезой, отличавшейся воодушевленіемъ, радушіемъ хозяевъ и обиліемъ тостовъ. На обѣдѣ присутствовали и представители городскаго управленія: городской голова д. с. с. фонъ Бокъ, товарищъ его г. Боковневъ, городской секретарь г. фонъ Гревингъ, эльтерманъ г. Фреймуть. На эстрадѣ въ тропическихъ растеніяхъ видны были бюсты Государя и Государыни. Во время обѣда игралъ хоръ военной музыки. Рядъ тостовъ за обѣдомъ былъ начатъ тостомъ г. Лифляндскаго губернатора ген.-м. В. Д. Суровцова за Государя Императора и весь Царствующій Домъ, покрытымъ дружнымъ «ура» и пѣніемъ народнаго гимна вмѣстѣ съ хоромъ музыки. Затѣмъ В. Д. Суровцовъ провозгласилъ слѣдующій тостъ за Его Преосвященство, Рижскаго Архипастыря. «8-ое января для г. Юрьева является знаменательнымъ днемъ вдвойнѣ, говорилъ г. губернаторъ: сегодня впервые православная церковь чествовала, при благолѣпной и высокоторжественной обстановкѣ, память о событіи 1472 г., вспоминая страданія священномученика Исидора и съ нимъ 72-хъ вѣрныхъ сыновъ Россіи, воспріявшихъ мученическій вѣнецъ за вѣрность православію, мучениковъ, – сопричтенныхъ нашею церковью къ лику святыхъ. Сегодня же впервые г. Юрьевъ встрѣчаетъ въ стѣнахъ своихъ Преосвященнаго Агаѳангела. Глубоко счастливъ, что на мою долю выпадаетъ честь присутствовать при первомъ посѣщеніи Его Преосвященствомъ одного изъ древнѣйшихъ русскихъ городовъ. Искренно привѣтствую Васъ, глубокопочитаемый Архипастырь, и отъ лица русскихъ людей отъ души говорю вамъ: – добро пожаловать!».

Въ отвѣтъ на этотъ тостъ Его Преосвященство высказалъ въ теплыхъ выраженіяхъ мысль, что настоящее знаменательное православно-церковное празднество, – помимо церковной стороны, – совершилось столь торжественно, при блестящей обстановкѣ, въ замѣчательномъ порядкѣ, благодаря участію Его Превосходительства, г. Лифляндскаго губернатора В. Д. Суровцова, и корпуснаго командира генералъ-лейтенанта Л. Е. Адамовича. Выразивъ чувства радости и глубокой благодарности имъ за благолѣпіе внѣшней стороны торжества, Архипастырь провозгласилъ здравицу за этихъ высокопоставленныхъ представителей гражданской и военной власти. Далѣе была прочитана телеграмма Высокопреосвященнаго Арсенія, Архіепископа Казанскаго, слѣдующаго содержанія: «Привѣтствую Ваше Преосвященство, Вашу паству и юрьевцевъ особенно – съ первымъ празднованіемъ Юрьевскихъ мучениковъ». Прот. П. М. Долговскій при этомъ провосгласилъ тостъ за здоровье Казанскаго Архипастыря, такъ много потрудившагося для устроенія празднованія памяти священномученика Исидора. Участники обѣда пропѣли многолѣтіе Казанскому Владыкѣ. Затѣмъ прочитана была слѣд. телеграмма Преосвященнаго Павла на имя прот. Долговскаго: «Досточтимѣйшій о. протоіерей, отъ души поздравляемъ васъ съ первымъ праздникомъ 8 января 1898 г. памяти священномученика Исидора и съ нимъ 72 мучениковъ въ Юрьевѣ, пострадавшихъ за православную вѣру въ 1472 г. Передайте отъ меня сердечное привѣтствіе и доблестному ректору Юрьевскаго университета, всѣмъ православнымъ юрьевцамъ въ сей день, его же сотвори Господь». Прот. Долговскій провозгласилъ тостъ зя Преосвященнаго Павла который первый возбудилъ въ литературѣ мысль о празднованіи памяти юрьевскихъ исповѣдниковъ за православіе. Маститому Владыкѣ, ревнителю православія, было пропѣто многолѣтіе.

Генералъ-лейтенантъ Л. Е. Адамовичъ съ воодушевленіемъ провозгласилъ тостъ, въ коемъ выразилъ увѣренность, что любовь православной церкви объединитъ иновѣрцевъ этого края съ православіемъ такъ же, какъ этою силою (любовью) достигнуты и настоящіе успѣхи православія въ нашемъ краѣ. Ораторъ говорилъ: Милостивые Государи! 8-го января – знаменительный день не только для Юрьева, но и для всей дорогой нашей родины, 7-го января 1654 года къ Великой Россіи была присоединена Малая Россія. Не буду упоминать на сколько было взаимно полезно такое соединеніе и на сколько оно было пагубно для католической Рѣчи Посполитой, которая съ этого времени пошла къ погибели по наклонной плоскости. 8-го января 1472 г, знаменательно также мученическою стойкостью нашихъ православныхъ, когда кичливый католицизмъ въ лицѣ своихъ прелатовъ, горделиво безъ всякой жалости глумился истязаніемъ и потопленіемъ 73-хъ Юрьевскихъ мучениковъ, въ присутствіи приглашенныхъ бароновъ... Къ какимъ результатомъ привело подобное поведеніе католиковъ? Не прошло и двухъ вѣковъ, какъ ихъ юрьевскіе величественные костелы были всѣ разрушены и частью обращены въ лютеранскія кирки. Сегодня мы чествуемъ незабвенныхъ нашихъ Юрьевскихъ мучениковъ, весь городъ намъ внемлетъ, всѣ улицы и набережныя переполнены народомъ; чѣмъ мы заслужили къ себѣ такое вниманіе среди иновѣрцевъ? Тѣмъ, что величіе свое мы пріобрѣли не огнемъ и мечемъ, а Православнымъ Крестомъ, любовію, смиреніемъ и вѣротерпимостью. Въ настоящее время католикамъ, которые 425 лѣтъ тому назадъ топили нашихъ мучениковъ, жгли, раззоряли и уничтожали безслѣдно наши церкви мы дозволяемъ строить въ Юрьевѣ же превосходный, каменный костелъ. Не надо быть пророкомъ, чтобы предсказать, что въ скоромъ времени въ Юрьевѣ будетъ новое великое торжество, такъ что многіе изъ васъ присутствующихъ будутъ свидѣтелями этого праздника. Съ помощію Всевышняго и могущественный православной Россіи, воздвигнется великолѣпный хритіанскій храмъ, – гдѣ церковные служители будутъ православить т. е. истинно славить. Что можетъ быть величественнѣе неизбѣжно торжествующей истины??!!И все это ведетъ къ единому пастырю единаго стада, о чемъ мы молимся въ ежедневныхъ молитвахъ нашихъ! Новыя неутомимыя молодыя силы нашей губерніи, какъ административной, такъ и духовной власти, да послужатъ намъ ручательствомъ въ скорѣйшемъ исполненіи нашихъ стремленій. Поднимемъ бокалы за здоровье Преосвященнаго Агаѳангела и Г. Губернатора – Ура!».

Профессоръ б. прот. А. Царевскій провозгласилъ тостъ за единеніе Архипастыря, Преосвящ. Агаѳангела, съ юрьевцами въ слѣдующей рѣчи. «Ваше Преосвященство! Милостивые государи! Въ празднуемомъ сегодня событіи можно усматривать три акта, въ которыхъ св Исидоръ является въ качествѣ руководителя своей паствы, охотно послѣдовавшей за нимъ на смерть за исповѣданіе православной вѣры. Это – первый допросъ св. мучениковъ 6-го января на судѣ, подъ предсѣдательствомъ князя бискупа Андрея, пребываніе ихъ въ заключеніи и послѣдній допросъ 8-го января, закончившійся ихъ умерщвленіемъ въ рѣкѣ Омовжѣ. При всѣхъ этихъ трехъ моментахъ нельзя не поражаться тою глубокою любовью, тою отеческою заботливостію, съ которыми св. Исидоръ относился къ своимъ пасомымъ. «Чадца мои, дѣти мои, господіе мои, ни одинъ отъ васъ оставите мене», – такъ говорилъ имъ Исидоръ святой. Съ другой стороны нельзя не поражаться тою безпредѣльною преданностію, и тѣмъ единеніемъ и послушаніемъ, которыя проявили при этомъ св. мученики въ отношеніи къ своему пастырю. По зову его, они охотно пошли съ нимъ на смерть за православную вѣру. Подобныя отношенія между пастыремъ и пасомыми, подобная глубокая связь, подобное единеніе между ними желательны и въ настоящее время и всегда, потому что въ нихъ – залогъ нашего благополучія. Поэтому позвольте мнѣ предложить тостъ за тѣснѣйшую связь, тѣснѣйшее единеніе между юрьевскою паствою и ея досточтимымъ Архипастыремъ, Преосвященнѣйшимъ Агаѳангеломъ. Да укрѣпляется эта связь ко взаимному благу и паствы и Архипастыря. За здоровье Преосвященнаго Агаѳангела! Многая лѣта Архипастырю!».

Владыка отвѣтилъ сочувственнымъ этой мысли единенія тостомъ.

Далѣе Прот. Долговскій сказалъ здравицу за юрьевскій университетъ, ставшій оплотомъ русскаго просвѣщенія въ краѣ, и за ректора университета. О. протоіерей говорилъ слѣдующее. «Великій князь Ярославъ, основатель Юрьева, называется мудрымъ, между прочимъ, потому что любилъ книжную мудрость. Онъ зналъ, говорятъ, восемь языковъ. Не потому-ли основалъ онъ и Юрьевъ, что чрезъ Юрьевъ искалъ скораго и удобнаго пути въ Западную Европу – ради просвѣщенія?!.. На Флорентинскій соборъ митрополитъ Исидоръ ѣхалъ черезъ Юрьевъ; помнится, – я не историкъ, – чрезъ Юрьевъ ѣхала изъ Рима въ Москву Софія Палеологъ, супруга царя Іоанна Васильевича III... Императоръ Александръ Благословенный открылъ Юрьевскій университетъ, сдѣлавъ Юрьевъ городомъ научнаго просвѣщенья. Незабвенной памяти Императоръ Александръ III сдѣлалъ Юрьевскій университетъ русскимъ въ томъ смыслѣ, что на служенье наукѣ призвалъ въ университетъ русскія силы... Пожелаемъ процвѣтать Юрьевскому университету... Достойному представителю его, ректору А. С. Будиловичу, почтившему присутствіемъ настоящій праздникъ, многая лѣта».

Ректоръ А. С. Будиловичъ отвѣтилъ сдѣдующею пространною рѣчью, глубокою по содержанію, за духовенство во главѣ съ Архипастыремъ. «Совершаемое нынѣ торжество въ высокой степени знаменательно не въ церковномъ только – какъ это отмѣнено въ предыдущихъ рѣчахъ, – но и въ общеисторическомъ отношеніи. 73 мученика, 73 героя – въ одинъ день, на одномъ мѣстѣ! Когда мы читаемъ о подобныхъ гекатомбахъ въ римскомъ Колизеѣ или въ освѣщенныхъ горящими христіанами садахъ пирующаго Нерона, то, удивляясь силѣ ихъ вѣры, ихъ духа, мы все же можемъ объяснить себѣ ее до нѣкоторой степени исключительными условіями времени и мѣста: близостью той эпохи къ жизни Іисуса Христа и апостоловъ; міровымъ значеніемъ города и многочисленностью наполнявшаго его катакомбы христіанскаго населенія; силою контрастовъ между міромъ старымъ, языческимъ и новымъ, христіанскимъ, а наконецъ – величіемъ исторической обстановки, при которой происходила борьба двухъ міровъ и приносимы были эти жертвы.

Но ничего подобнаго не могло быть въ нашемъ Юрьевѣ въ 1472 году. Это было время не только очень удаленное отъ вѣковъ апостольскихъ или свято-отеческихъ, но и очень смутное въ религіозномъ отношеніи, какъ время Флорентинской уніи, введшей въ соблазнъ немалое число православныхъ не только въ краяхъ польскихъ и литовскихъ, но даже въ самомъ Цареградѣ и Москвѣ. Городъ Юрьевъ, хотя принадлежалъ Ганзейскому союзу и былъ резиденціей довольно вліятельнаго въ Ливоніи латинскаго епископа, все же не занималъ особенно важнаго, мірового положенія, и, будучи населенъ эстонцами, а отчасти нѣмцами, не могъ имѣть очень многочисленнаго русскаго населенія. Религіозная борьба, велась здѣсь не между язычниками и христіанами а между католиками и православными, повидимому, главнымъ, образомъ на почвѣ Флорентинской уніи. Что же касается исторической обстановки поминаемаго нынѣ подвига, то она представляется настолько глухою, что въ мѣстныхъ лѣтописяхъ о ней не сохранилосъ воспоминаній; а если они были, напр., въ уголовной хроникѣ города, то погибли – случайно или намѣренно – какъ погибли и мощи этихъ мучениковъ, такъ что, лишь благодаря московскимъ агіографамъ XVI вѣка, кое что намъ извѣстно объ ихъ страданіи.

Тѣмъ знаменательнѣе представляется намъ, при такихъ условіяхъ, ихъ подвигъ, какъ проявленіе величія и личныхъ силъ этихъ мучениковъ, и той русской среды, изъ которой они вышли. Недаромъ, вѣдь, признали необходимымъ ополчиться на эту силу юрьевскіе латинники того времени, очевидно усматривая въ ней опасность для тѣхъ западныхъ латино-нѣмецкихъ идей, которыхъ носителями на востокѣ были эти бискупы, рыцари, бюргеры, – хотя Ливонскій орденъ былъ еще тогда на вершинѣ своего развитія, а Москва лишь только начинала еще собираніе русскихъ земель, была отдѣлена отъ Ливоніи областями новгородскими и еще не освободилась вполнѣ отъ татарскаго ига.

Какой-же слѣдъ остался отъ этого подвига въ исторіи нашего города и края? Очень глубокій и навѣки неизгладимый, ибо этимъ, во-первыхъ, укрѣпленъ былъ духъ мѣстнаго русскаго населенія, которое вслѣдствіе того никогда здѣсь не исчезало ни при Орденѣ, ни при полякахъ, ни при шведахъ, ни при нѣмцахъ, допетровскаго времени; во-2-хъ, приковано было вниманіе къ Юрьеву и вообще къ ливонскимъ дѣламъ Москвы, что отражается въ ливонскихъ войнахъ Іоанновъ Ш и ІV и Алексѣя Михайловича. Однимъ изъ главныхъ эпизодовъ этихъ войнъ была обыкновенно осада Юрьева, иногда занятіе его на болѣе или менѣе продолжительное время, причемъ и въ мирныхъ договорахъ Москвы съ Ливоніей этотъ городъ выгораживался, какъ своего рода вотчина и дѣдина русскаго государя, иногда съ наложеніемъ особой дани за Юрьевъ. Такимъ образомъ юрьевскіе мученики являются однимъ изъ главныхъ устоевъ того историческаго моста, который соединяетъ вѣкъ Ярослава Мудраго съ вѣкомъ Александра III, при которомъ воскресло наконецъ самое имя Юрьева, заглохшее было въ исторіи, но сохраненное памятью мѣстныхъ русскихъ поселянъ и горожанъ.

Какой урокъ вытекаетъ отсюда для насъ, русскихъ ливонцевъ, и вообще русскихъ людей конца XIX вѣка? Покланяясь 73 мученикамъ, мы должны подражать ихъ подвигамъ, конечно, не въ томъ смыслѣ, чтобы итти на гибель въ Эмбахѣ – по нашимъ временамъ, если кого и топятъ, то скорѣе въ чернилахъ, чѣмъ въ водѣ – а въ томъ, чтобы столь же твердо хранить и столь же открыто исповѣдывать русско-православныя убѣжденія. Притомъ убѣжденія эти не должны отливаться въ ту уніатскую форму, какая навязываема была священномученику Исидору и его сподвижникамъ бискупомъ Андреемъ, и которая заключается въ механическомъ сочетаніи западныхъ догматовъ, а восточныхъ обрядовъ, западной головы, а восточнаго туловища, нѣмецкой мысли, а русскаго ея выраженія, вообще – въ подчиненіи православнаго человѣка чуждымъ ему латино-нѣмецкимъ просвѣтительнымъ началамъ, а наоборотъ – должны быть убѣжденіями и стремленіями органически-цѣльными, истино-русскими и истинно-вселенскими. Но твердость при «вѣрованіи сердцемъ въ правду и исповѣданіи устами во спасеніе» не должна переходить въ фанатическое навязываніе нашихъ религіозныхъ или національныхъ идеаловъ иновѣрцамъ и инородцамъ, ибо въ такомъ случаѣ мы были бы послѣдователями не св. Исидора, а его мучителей, Трясиголова и Андрея, о которыхъ упоминаетъ житіе 73 подвижниковъ.

Пожелаемъ же прочнаго утвержденія въ этомъ городѣ, краѣ и вообще въ нашемъ отечествѣ тѣхъ истинно-христіанскихъ и истинно-русскихъ идеаловъ, которые изъ глубины вѣковъ завѣщаны намъ юрьевскими мучениками.

А такъ какъ призванными и признанными провозвѣстниками этихъ идеаловъ являются прежде всего преемники святаго іерея Исидора по духовному сану, то я предлагаю здравицу за присутствующихъ здѣсь пастырей русской церкви, съ нашимъ высокочтимымъ Архипастыремъ, Преосвященнымъ Агаѳангеломъ, во главѣ».

Далѣе, деканъ юридическаго Факультета Π. П. Пусторослевъ произнесъ слѣдующій тостъ: «Ваше преосвященство! Милостивые государи! Нынѣшнее торжество полно глубокаго значенія. Это – торжество въ честь высокихъ идеаловъ человѣчества. Многіе ставятъ своимъ кумиромъ деньги, почести, власть. Но есть люди, которые преклоняются только передъ идеалами высшаго порядка: передъ идеалами вѣры, долга, добра, справедливости, истины. Самоотверженное служеніе этимъ идеаламъ и вызываетъ въ насъ чувства глубочайшаго уваженія. Юрьевскіе мученики подали намъ высокій примѣръ самоотверженнаго служенія русскихъ людей идеалу вѣры, и мы преклоняемся передъ ихъ подвигомъ. Но, говоря о подвигахъ, мы невольно вспоминаемъ, что у русскихъ людей были подвиги и въ области другихъ идеаловъ. Безкорыстно, не щадя себя, служили русскіе люди и на Шипкѣ, и въ сенатѣ, и въ государственномъ совѣтѣ, и въ безвѣстныхъ мѣстахъ, куда ставила ихъ судьба. Выпьемъ же за то, чтобы такихъ представителей высокихъ идеаловъ было у насъ какъ можно больше».

В. Д. Суровцевъ провозгзасилъ тостъ за устроителей торжества въ Юрьевѣ, во главѣ съ прот. П. М. Долговскимъ, за всѣхъ принявшихъ участіе въ празднествѣ.

Послѣ обѣда Владыка бесѣдовалъ съ представителями юрьевскаго общества по поводу празднуемадо событія и православленія священномуч. Исидора. Въ тотъ же день, въ память свящ. Исидора, былъ устроенъ обѣдъ для заключенныхъ въ тюрьмѣ. Владыка попрощался съ радушными и любезными юрьевцами, затѣмъ на короткое время заѣхалъ къ прот. Долговскому, а оттуда послѣдовалъ на вокзалъ, гдѣ собралось духовенство проводить Архипастыря. Въ 11 час. веч. Владыка вошелъ въ свой вагонъ, а въ 2 часа ночи отбылъ обратно въ Ригу. Въ этомъ же поѣздѣ возвратился и г. губернаторъ В. Д. Суровцовъ съ прокуроромъ А. С. Поярковымъ.

Казанскому Архипастырю Высокопреосвященному Арсенію, была послана слѣдующая отвѣтная телеграмма: «Казань, Архіенискому Арсенію, Господь благословилъ праздникъ; тронуты привѣтствіемъ. Вашему Высокопреосвященству, подъявшему труды на установеніе праздника святымъ Юрьевскимъ мученикамъ, многая лѣта!». Телеграмму подписали: Епископъ Агаѳангелъ, Губернаторъ Суровцовъ, Корпусный Генералъ Адамовичъ, Ректоръ Университета Будиловичъ, Протоіерей Долговскій, Староста Поповъ.

Преосвященному же Павлу, была послана въ Москву, въ Высокопетровскій монастырь, за подписью тѣхъ же лицъ слѣдующая телеграмма: «Господь благословилъ праздникъ; тронуты привѣтствіемъ. Вашему Преосвященству, вызвавшему въ свѣтъ забытую память святыхъ юрьевскихъ мучениковъ, многая лѣта!».

Въ праздникъ священномученика Исидора и съ нимъ 72 изъ Валка была послана въ Юрьевъ на имя Преосвященнаго Агаѳангела слѣдующая привѣтственная телеграмма, прочитанная во время обѣда: «Причты и представители города Валка, усердно помолившись Господу Богу предъ святою иконою священномученику Исидору и пострадавшимъ съ нимъ, привѣтствуютъ Ваше Преосвященство съ симъ знаменательнымъ и священнымъ днемъ и смиренно просятъ Вашихъ Архипастырскихъ молитвъ и благословеніяи. На имя священника Тамма была послана слѣдующая отвѣтная телеграмма: «Васъ и общество благодаримъ за братское привѣтствіе съ праздникомъ».

Юрьевское торжество 8 января останется надолго памятнымъ всѣмъ участникамъ въ немъ. Оно является результатомъ успѣховъ православно-русскаго дѣла въ нашемъ краѣ въ послѣдніе годы. Въ устройствѣ торжества проявилось единодушіе юрьевскаго русскаго общества, столь необходимое на нашихъ окраинахъ. У русскихъ людей есть глубокое чутье къ важнымъ православно-историческимъ событіямъ, по поводу которыхъ вѣрные сыны Россіи объединяются въ одну дружную семью. Такую семью мы видѣли 8 января въ Юрьевѣ и радовались этому всѣмъ сердцемъ. Дай Богъ, чтобы юрьевскіе исповѣдники православія всегда объединяли русскихъ людей нашего края въ одну братскую семью для служенія св. православной церкви и дорогому отечеству.

Вы же, славніи, со священномученикомъ Исидоромъ пострадавшій, со святыми предстояще престолу Царя всѣхъ Бога, молитеся Ему за благовѣрнаго Императора нашего и за вся православныя люди, подвиги ваши честно почитающія, защищайте отъ враждебныхъ языкъ нашествія, неусыпніи молитвенницы о душахъ нашихъ («Служба» Св. Ююрьевскихъ мучениковъ, л. 19, 20).

Священникъ Владиміръ Плиссъ.

«Рижкія Епархіальныя Вѣдомости». 1898. № 3. Отд. Неофф. С. 103-120.

[1] Рижск. Епарх. Вѣдом. 1897 г., стр. 850.

[2] Городъ Юрьевъ основанъ въ 1030 г. сыномъ Св. равноапостольнаго великаго князя Владиміра благочестивымъ великимъ княземъ Ярославомъ, во святомъ крещеніи названномъ Георгіемъ. Въ этомъ году великій князь Ярославъ покорилъ подъ свою власть чудское племя, обитавшее въ предѣлахъ новгородскихъ и псковскихъ, и на рѣкѣ Омовжѣ основалъ городъ, а въ немъ церковь во имя св. великомученика Георгія, городъ названъ Юрьевомъ.

[3] Страданіе св. свящ. Исидора и съ нимъ 72, изданное при службѣ имъ. Спб. 1897 г., стр. 27-30. Срав. Историко-статист. описаніе Рижск. Еп Вып. I, стр. 136-143.

***

Проф. А. С. Будиловичъ, О русскомъ Юрьевѣ стараго времени, въ связи съ житіемъ священномученика Исидора и съ нимъ сопострадавшихъ 72 юрьевскихъ мучениковъ // Сборникъ Учено-Литературнаго Общества при Юрьевскомъ Университетѣ. Юрьевъ, 1901, т. 4, с. 75-114.

Очерк полностью выложен (здесь).

Въ старину было въ обычаѣ не только по монастырамъ и церквамъ, гдѣ отчасти это сохранилось донынѣ, но и въ благочестивыхъ семействахъ вообще, читать по праздникамъ житія святыхъ того дня. Нерѣдко это было дѣлаемо предъ братскою трапезою или во время ея, какъ органическая часть чествованія святыхъ. Потому-то и въ старыхъ рукописяхъ обыновенно соединяются служба святому и житіе его, какъ одно цѣлое. Храня завѣты предковъ, и мы сегодния, послѣ службы Юрьевскимъ мученикамъ и передъ братскою трапезою въ ихъ поминовеніе, посвятимъ нѣсколько времени той отдаленной мѣстной сторонѣ, которая невольно оживаетъ именно здѣсь, въ старорусскомъ Юрьевѣ, при чествованіи 73 юрьевскихъ мучениковъ. А так какъ во вчерашнихъ и сегодняшнихъ назижательныхъ поученіяхъ пастырей церкви уже достаточно разъяснена церковная и вообще нравственная сторона подвига этихъ мучениковъ, то я имѣю возможность значительно ограничить задачу настоящаго чтенія и сосредоточу вниманіе моихъ благосклонныхъ слушателей и слушательницъ на историческомъ значеніи этого подвига.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: