Слово въ недѣлю перваго Вселенскаго Собора.

Никейскій свѣтлый градъ днесь отъ всея земли къ себѣ призва

триста и осмьнадесять священноначальниковъ, иже вѣру утвердиша.

 

Іисусъ Христосъ, по своемъ воскресеніи посѣщая учениковъ, заповѣдалъ Петру: паси овцы моя (Іоан. XXI, 17). Тѣмъ не менѣе восемнадцать лѣтъ спустя, когда, вслѣдствіе успѣховъ проповѣди между язычниками и трудности для язычниковъ соблюдать обычаи евреевъ, апостолы и пресвитеры собрались въ Іерусалимѣ для рѣшенія этого затрудненія, на соборѣ предсѣдательствовалъ апостолъ Іаковъ. Рѣшающее мнѣніе все же было высказано Петромъ. И по выслушаніи его рѣчи, апостолы и пресвитеры со всею церковью разсудили освободить христіанъ изъ язычниковъ отъ соблюденія еврейскихъ обычаевъ. Въ посланіи Собора объ этомъ рѣшеніи возвѣщалось: изволися бо Святому Духу и намъ (Дѣян. Апост. ХV).

Продолжая проповѣдь благовѣстія, ученики Христовы основывали церкви-общества христіанъ. При чемъ поставляли выдающихся изъ христіанъ пресвитерами и епископами пасти церковь Божію. Благодаря энергической дѣятельности проповѣдниковъ, христіане множились и церкви находились въ постоянномъ общеніи и перепискѣ, а въ случаяхъ затруднительныхъ епископы, пресвитеры и выдающіеся изъ мірянъ для обсужденія недоумѣній собирались на соборы въ условленныя мѣста и условленное время.

Жизнь первыхъ христіанъ уже со второго года по воскресеніи текла среди всевозможныхъ опасностей. Первыми врагами оказались евреи, преслѣдовавшіе христіанъ за обличенія въ распятіи Христа и за уклоненія отъ отеческихъ церкви еврейской уставовъ и преданій, что строго требовалось отъ еврейскихъ прозелитовъ. Затѣмъ возбудились на христіанъ жрецы языческихъ культовъ, лишавшіеся поклонниковъ и доходовъ. Спустя тридцать лѣтъ по воскресеніи, произошло жестокое гоненіе на христіанство по распоряженію императора Нерона. Съ тѣхъ поръ христіанство существовало въ Римской имперіи какъ общество недозволенное и преслѣдуемое за новизну ученія и уклоненіе отъ государственныхъ церемоній. Въ добавокъ клевета и темные слухи обвиняли христіанъ въ всевозможныхъ преступленіяхъ. Затишье смѣнялось бурею, страдальцы и мученики множились, множились и христіане. Ихъ укрѣпляла вѣра въ блаженства загробныя и надежда на близкое наступленіе Царства Христова

Государственный взглядъ на христіанъ въ теченіи болѣе чѣмъ двухъ вѣковъ по Воскресеніи точно выраженъ философомъ Цельсомъ: «,появилось, говоритъ онъ, новое поколѣніе людей безъ отечества, безъ древнихъ преданій, сплотившееся противъ всѣхъ гражданскихъ и религіозныхъ установленій, преслѣдуемое правосудіемъ, опозоренное всеобщимъ безчестіемъ и полагающее свою славу въ посылаемомъ ему отовсюду проклятіи». Тѣмъ не менѣе, по свидѣтельству Ритора Тертуліана: «гонимые христіане молились о преслѣдовавшихъ ихъ императорахъ, прося имъ у Бога долгой жизни, побѣдоноснаго воинства и мира въ мірѣ».

Царство Божіе нудилось. Церкви христіанскія, находясь даже въ числѣ обществъ, римскими законами недозволенныхъ, пользовались автономіей и благодатію Божіею самодовлѣли путемъ кроткой смерти вступать въ нескончаемую жизнь блаженства. Міръ и не могъ любить христіанъ, потому что они и ученіе ихъ не были отъ міра.

Но временамъ гоненія свирѣпѣли. Рѣдѣли и общества христіанъ. За то очищалась жизнь и сіяли добродѣтели. Наступало затишье и жизнь значительно распускалась. Ужасные годы настали въ концѣ царствованія Діоклетіана: церкви были разрушаемы, епископы, пресвитеры, выдающіеся клирики и міряне заключаемы въ тюрьмы, ссылаемы въ каторжныя работы. Многихъ всячески возмутительно калѣчили. Священныя книги были отбираемы и сожигаемы. Получилась масса отпадшихъ. Казалось христіанству наступилъ конецъ, но конецъ приближался римскому язычеству.

Сынъ правителя Галліи, женатаго на христіанкѣ и благосклонно относившагося къ христіанамъ, наслѣдовалъ отъ родителей благорасположеніе къ христіанству. По свидѣтельству современнаго историка Евсевія, епископа Кесарійскаго, Константинъ многократно былъ удостоенъ божественныхъ видѣній. Подъ сѣнью креста, водруженнаго на его боевомъ знамени, его полки, побѣждая, объединили римскую имперію. Въ Римѣ языческія традиціи были слишкомъ сильны и Константинъ основалъ на берегахъ Босфора новую столицу, ставшую любимымъ мѣстомъ его пребыванія, откуда онъ свободно проводилъ свои идеи.

Знакомясь съ христіанами, Константинъ былъ непріятно пораженъ острымъ разладомъ въ ихъ средѣ. Попробовалъ умирить ихъ самолично, но старанія его не увѣнчались успѣхомъ. Тогда по совѣту уважаемаго имъ Осіи, епископа испанской Кордовы, онъ рѣшился собрать на соборъ представителей христіанъ со всей римской имперіи. За неимѣніемъ достаточныхъ помѣщеній въ строющемоя Константинополѣ, мѣстомъ вселенскаго собора назначена Никея.

Происходило нѣчто небывалое. Въ началѣ 325 года, по нашему лѣтосчисленію, со всѣхъ концовъ и угловъ римской имперіи на казенный счетъ, на колесницахъ стремились недавно преслѣдуемые христіанскіе епископы въ сопутствіи выдающихся клириковъ и мірянъ. Въ Никею прибылъ даже епископъ изъ Персіи и епископъ Скифіи. Въ числѣ прибывшихъ были: Осія, епископъ Кордовы, два римскихъ пресвитера заступали престарѣлаго Сильвестра Римскаго, Антіохіи епископъ Евстафій, Александръ Александрійскій съ богатымъ логикою дьякономъ Аѳанасіемъ, Іаковъ Низимбійскій, Спиридонъ Тримиѳунтскій, Николай Мирликійскій, всѣ трое чудотворцы, претерпѣвшіе мученіе, Павелъ Неокесарійскій и Пафнутій Ѳиваидскій.

Въ Никею прибыло множество философовъ и риторовъ и пренія начались до открытія собора. До открытія собора императоръ потребовалъ отъ прибывшихъ письменнаго изложенія спорныхъ предметовъ и взаимныхъ пререканій, по полученіи которыхъ, велѣлъ въ присутствіи всѣхъ епископовъ, не читая, сжечь всю эту литературу, возвѣстивъ, что онъ, не имѣя качествъ необходимыхъ для судьи, предоставляетъ всѣ жалобы на судъ Богу, а жалобщикамъ напоминаетъ заповѣдь Христа: прощать брату своему.

Для засѣданій предоставлена была самая большая зала Никеи, по обѣимъ сторонамъ которой была поставлены сѣдалища. Когда всѣ размѣстились, вошелъ императоръ въ пурпуровой мантіи, шитой золотомъ и драгоцѣнными камнями. Красавецъ по природѣ, онъ скромно поклонился собранію, скромно прошелъ къ приготовленному для него золотому сѣдалищу и, попросивъ дозволенія собора, сѣлъ. Сѣли и члены. Епископъ, занимавшій первое мѣсто съ правой стороны, произнесъ краткое привѣтствіе. Императоръ отвѣтилъ краткою рѣчью на латинскомъ языкѣ, тутъ же переведенною на греческій. Константинъ призывалъ собравшихся къ согласію и единенію.

Вслѣдъ же начались пренія. Константинъ принималъ въ нихъ живое участіе. Пренія велись на греческомъ языкѣ, какъ всѣмъ извѣстномъ. Главнымъ вопросомъ были ученіе Арія и споръ о праздникѣ Пасхи потребовавшіе нѣсколькихъ засѣданій. По первому вопросу предложенный Преосвященнымъ Осіей символъ былъ принятъ громаднымъ большинствомъ, исповѣдовавшимъ, что такъ вѣруетъ церковь каѳолическая. Арій и нѣсколько его единомышленниковъ не только не поступились, но и продолжали глумиться, за что были высланы Императоромъ, именовавшимъ себя епископомъ дѣлъ внѣшнихъ. Сочиненія аріанъ были обречены на сожженіе. – По второму вопросу было опредѣлено праздновать Пасху въ первый воскресный день за четырнадцатымъ днемъ первой луны послѣ весенняго равноденствія, опредѣленіе котораго поручено Александрійской церкви, какъ наиболѣе въ то время искусной въ астрологіи.

Кромѣ этихъ главныхъ вопросовъ сдѣлано еще нѣсколько важныхъ постановленій. Между прочимъ былъ осужденъ расколъ Новаціанъ, недопускавшихъ принятія въ церковь отпадшихъ во время гоненія. Когда епископъ Новаціанъ не соглашался съ милостивымъ рѣшеніемъ собора, Константинъ шутливо замѣтилъ ему: ты хочешь одинъ взойти на небо, приставляй же лѣстницу и полѣзай! Вопросъ о безбрачіи духовенства возбудилъ долгія пререканія, смолкшія послѣ рѣчи Пафнутія Ѳиваидскаго. Монахъ-дѣвственникъ, претерпѣвшій мученія за вѣру, онъ умолялъ не возлагать на духовенство бремени неудобоносимаго. Достаточно, говорилъ онъ, если возведенные въ санъ не будутъ вступать въ бракъ послѣ рукоположенія.

По окончаніи занятій члены собора были приглашены во дворецъ на пиршество по случаю исполнявшагося двадцатилѣтняго царствованія Константина. Затѣмъ слѣдовало и еще одно прощальное засѣданіе. Константинъ закрылъ Соборъ краткою, но содержательною рѣчью, призывая къ единенію и прося молитвъ за него.

Но единенія и послѣ собора не послѣдовало. Церковь складывалась въ болѣе крупныя единицы-патріархіи. Но ни соборы, ни пагріархи не могли гарантировать церкви мира и независимости. Церковь распадалась на враждующіе толки, не одинаково организованные, не одинаково ясно познающіе истину. Тѣмъ не менѣе единою благодатію Христовою церковь пребываетъ единою каѳолическою, подобно какъ едино человѣчество, хотя распадается на много народностей и государствъ.

Пробѣгая мысленно дальнѣйшія судьбы христіанской церкви на землѣ, что видится? Повсюду гонимая церковь становилась господствующею лишь властію царскою! Какое множество князей, королей, царей, императоровъ отъ времени Константина равноапостольнаго до нашихъ дней были защитниками и хранителями благоденствія и мира христіанской церкви и питателями ея отъ щедротъ своихъ. Не равноапостольному ли Владиміру обязана Россія своимъ христіанствомъ? равно какъ Грузія Миріану. Нероновъ совершенно справедливо утверждалъ передъ соборомъ русскихъ іерарховъ, что царей помощью и совѣтомъ вѣра христіанская утвердися.

Тѣмъ не менѣе въ этомъ мірѣ добро переплетается со зломъ. Уже Константинъ во имя мира отправилъ въ ссылку Антіохійскаго святителя Евстафія и святителя Аѳанасія Александрійскаго. А что было при пріемникахъ Константина? что было позже? Случалось, церковь изнемогала подъ давленіемъ, слезно причитая: сослали въ ссылку въ заточеніе всѣхъ вѣрныхъ слугъ Христа, меня же дали въ притѣсненіе рабовъ лазутчиковъ своихъ. Случалось, что пристегнутая къ государственной машинѣ, она задыхалась въ покровительственныхъ объятіяхъ. Въ послѣднее время испрашивается и предоставляется свобода вѣроисповѣданій. Церковь Іисуса Христа уже гонима по мѣстамъ.

Нельзя отрицать, что такъ называемая интеллигенція разлагающе дѣйствуетъ на церковь, а водители новѣйшей цивилизаціи съ ихъ разнузданностью всяческихъ свободъ прямо враждебны духу Христову. Земныя сладости и развлеченія умствованія, распространяясь, отравляютъ тѣло церкви, выѣдая чувство благоговѣнія. Православной церкви надлежитъ крѣпиться въ ученіи Христа Іисуса, держать себя особнякомъ, инако отъ образцевъ міра сего, хотя бы рискуя вновь стать обществомъ запрещеннымъ, даже гонимымъ, но сохраниться самодовлѣющею наслѣдовать Царство Христово, царство славы.

Помолимся же, братіе, да наставитъ насъ Господь Богъ, Великій Царь, безбѣдно переплыть мели и стремнины бурнаго, мутнаго, горькаго моря жизни земной. Аминь.

 

«Прибавленія къ Духовному вѣстнику Грузинскаго Экзархата». 1905. № 13-14. С. 7-11.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: