Слово на соборъ Архистратига Михаила, иже во св. отца нашего Димитрія, Митрополита Ростовскаго.

«Ангеломъ Своимъ заповѣстъ о тебѣ сохранити тя во всѣхъ путехъ твоихъ»

(Псал. ХС. 11).

 

Силенъ всесильный Создатель нашъ Богъ хранить насъ Самъ Собою и безъ приставленія къ намъ ангельской стражи, слушатели возлюбленные! Силенъ Владыка нашъ Самъ Собою, не требуя ничьей помощи, управлять жизнью нашей, какъ и создалъ насъ Самъ безъ помощи ангеловъ; силенъ, говорю, Самъ сохранить насъ, какъ содержащій Самъ всю тварь видимую и невидимую, чувственную и духовную. Однако изволилъ Богъ, по неизслѣдимому Своему совѣту, непостижимой премудрости и безконечному разуму, создать всемогущею силою Своею горнее и дольнее, ангеловъ и людей, и устроить благочинный порядокъ во всемъ созданіи Своемъ, въ явленіе Божіей Своей силы и Божіей Своей премудрости и чтобы мы славили Его, Создателя нашего, восклицая вмѣстѣ съ Давидомъ: «Велій Господь нашъ и велія крѣпость Его и разума Его нѣсть числа». «Яко возвеличишася дѣла Твоя, Господи, вся премудростію сотворилъ еси» (Псал. CXLVІ. 5; СІІІ. 24).

Создавъ всю вселенную, видимую и невидимую, чувственную и духовную, премудрый Создатель расположилъ ее въ трехъ изряднѣйшихъ мѣстахъ, какъ бы въ трехъ царствахъ: превысочайшемъ, нижайшемъ и среднемъ. Самое превысочайшее мѣсто – это небо емпирейское, называемое небомъ небесъ. Оно есть и престолъ Божій, мѣсто божественной Его славы, неприступнаго свѣта гдѣ царствуетъ Самъ «Царь царемъ и Господь Господемъ»; «Богъ нашъ въ высокихъ живый и на смиренныя призираяй» (Псал. СХІІ. 5-6). Мѣсто нижайшее – это земля, которую Господь далъ людямъ для обитанія, согласно Писанію: «Небо небесе Господеви, землю же даде сыновомъ человѣческимъ» (Псал СХІІІ. 24), и на которой поставилъ человѣка царемъ, увѣнчавъ его славою и честію и покоривъ ему все. Мѣсто среднее – это небеса, находящіяся подъ емпирейскимъ небомъ. Онъ отдалъ его святымъ ангеламъ, сотворивъ ихъ, чтобы вѣчно царствовать въ благодати Его, поставивъ ихъ властями, началами, господствами и другими высокими чинами. Расположивъ такимъ образомъ всю вселенную на сихъ трехъ мѣстахъ, Господь нашъ установилъ такой порядокъ, чтобы среднее мѣсто управлялось высочайшимъ и нижайшее среднимъ, то есть управлять ангелами изволилъ Самъ Богъ, а управлять и хранить людей повелѣлъ ангеламъ: «Ангеломъ Своимъ заповѣда о насъ сохранити насъ во всѣхъ путехъ нашихъ».

Чѣмъ же управляютъ, что дѣлаютъ въ насъ святые ангелы, посредствуя между Богомъ и нами и охраняя насъ? Сколько благодѣяній, сколько необходимаго творятъ они намъ какъ для души, такъ и для тѣла, присутствуя около насъ днемъ и ночью и на всякомъ мѣстѣ, сего невозможно ни сказать, ни исчислить!

Чтобы вполнѣ собрать и подробно разсказать всѣ извѣстія и свидѣтельства о семъ, находящіяся въ Божественномъ Писаніи, въ церковныхъ повѣствованіяхъ и въ различныхъ исторіяхъ, не достанетъ времени ни повѣствующему, ни слушающему. Посему упомянуть развѣ только одно изъ нихъ – изъ Священнаго Писанія. Что же именно? Думаю, что одной исторіи о двухъ праведныхъ Товіяхъ достаточно будетъ для того, чтобы отчасти показать ангельское охраненіе насъ, ихъ управленіе и благодѣянія. И посему въ нынѣшній праздникъ ангельскаго собора я предложу сію исторію о двухъ Товіяхъ, какъ предметъ духовной нашей бесѣды, во изъявленіе ангельскаго охраненія насъ, управленія и благодѣяній, въ честь Богу и Его святымъ ангеламъ, а намъ на пользу душевную .....

Молится старый и слѣпой праведный Товія въ плѣну въ великомъ ассирійскомъ градѣ Ниневіи, живя въ нищетѣ и бѣдствованіяхъ, молится со слезами Господу Богу. «Нынѣ, Господи, воспомяни мя, – говоритъ онъ, – повели съ миромъ пріяти духъ мой; лучше бо ми умрети, нежели жити» (Тов. III. 6). Докучила бѣда старому въ плѣну, въ чужой странѣ, докучила слѣпота, докучила нищета; радъ бы и смерти: «лучше ми умрети». Но не отчаивайся въ Божіей милости, праведный мужъ! Еще «обновится яко орля юность твоя», еще быстрѣе орлихъ очей будетъ зрѣніе твое! Плѣнъ твой превратится въ свободу и нищета въ богатство! Только уповай на Бога!

Въ тотъ же часъ молится въ Рагахъ, градѣ индійскомъ, прекрасная и чистая дѣва Сарра, дочь Рагуилова, происходившая изъ одного племени съ Товіей, изъ колѣна Невѳалимова. Молится сія дѣва со слезами и рыданіемъ многимъ Господу Богу, ибо имѣла уже семь жениховъ, и всѣ умерщвлены демономъ. «Ты знаешь, Господи, – говоритъ она, – что я никогда не возжелала мужа и удержала душу мою чистою отъ всякаго похотѣнія; соглашалась же на бравъ не съ похотію, но со страхомъ закона Твоего; посему или отрѣши меня отъ студа сего, или возьми меня съ земли сей». Но не отчаивайся въ милости Божіей, прекрасная тѣломъ и душой святая дѣва, дочь святаго рода! Уже близко время, когда ты сопряжешься съ подобнымъ тебѣ прекраснымъ и цѣломудреннымъ женихомъ, младымъ Товіей, и наслѣдуешь благословеніе Божіе въ чадородіи!

Такъ у обоихъ сихъ лицъ, – стараго Товіи въ Ниневіи, градѣ ассирійскомъ, и дѣвы Сарры въ Рагахъ, градѣ мидійскомъ, – молившихся Богу въ одно время на далекомъ разстояніи другъ отъ друга, молитва была услышана предъ престоломъ Божіимъ, какъ сказано и въ Писаніи: «И въ оно время услышаны суть молитвы обою предъ славою Вышняго Бога» (Тов. III. 16).

Послушаемъ; не просто говоритъ Писаніе: «услыша Богъ молитвы обою», но «услышаны суть молитвы обою предъ славою Вышняго Бога». Славу Вышняго Бога, непостижимую для нашего малаго ума, мы можемъ отчасти постигнуть, разсуждая по человѣчески, изъ предстоянія всѣхъ небесныхъ чиновъ, подобно тому, какъ и о земныхъ царяхъ говорятъ, что они сидятъ во славѣ, не тогда, когда они сидятъ на престолѣ царскомъ, окруженные князьями, боярами и прочими людьми различныхъ чиновъ, начальниками, окружниками и множествомъ воевъ. Только тогда говорятъ, что царь сидитъ во славѣ. Слава же Вышняго Бога на небѣ есть предстояніе Ему тысящами тысящъ и тьмами темъ всѣхъ небесныхъ чиновъ – херувимовъ, серафимовъ шестокрылатыхъ, многоочитыхъ. Писаніе же не говоритъ: «услыша Богъ молитвы» потому, что несомнѣнно, что Самъ Богъ слышитъ молитву каждаго, не только произносимую устами или поемую гортанію, но и творимую сердцемъ, въ молчаніи, однимъ только помысломъ, слышитъ безъ доношенія Ему, безъ доклада, безъ возвѣщенія, какъ «испытуяй сердца и утробы». Слава же Его небесная, то есть предстоящіе Ему небесные чины, не такіе всевидцы и всеслышцы, какъ Самъ Богъ, и потому имъ потребны (такъ сказать) доношенія, доклады и возвѣщенія. И когда услышаны были молитвы Товіи и Сарры «предъ славою Вышняго Бога», то есть предстоящими престолу Божію небесными чинами, то услышаны были не иначе, какъ потому, что были донесены, доложены, возвѣщены.

Кто же донесъ ихъ? Послушаемъ, что говоритъ ангелъ Рафаилъ старому Товіи: «Когда ты молился еси со слезами, азъ принесохъ молитву твою ко Господу Богу, и пріятна бысть предъ Нимъ». Молится Товія, молится на далекомъ разстояніи отъ него Сарра, молятся оба въ одно время, и ангелъ возноситъ молитвы обоихъ на небо и являетъ ихъ по волѣ Божіей въ услышаніе предъ престоломъ Божіимъ, предъ всею славою Его, всѣмъ предстоящимъ Богу, чтобы не только Самъ Онъ, но и вся его небесная слава, всѣ предстоящіе Ему слышали и знали молитвы угодниковъ Его.

Итакъ, изъ сей исторіи можно видѣть, во первыхъ, то благодѣяніе, творимое намъ святыми ангелами, хранителями нашими, что они приносятъ молитвы наши, творимыя съ сокрушеніемъ сердечнымъ, предъ славу Вышняго Бога, къ Божественному престолу Его, о чемъ свидѣтельствуетъ и Іоаннъ въ Апокалипсисѣ, говоря: «Другой же ангелъ пріиде и ста предъ алтаремъ, имѣя кадильницу злату; и даны быша ему ѳиміамы мнози, да дастъ отъ молитвъ святыхъ всѣхъ на алтарь златый, сущій предъ престоломъ. И изыде дымъ кадильный отъ молитвъ святыхъ отъ руки ангела предъ Бога» (Апок. VIII. 3-4). Изъ сего можно видѣть, что святые ангелы возносятъ наши молитвы къ Богу и дѣлаютъ ихъ извѣстными всѣмъ прочимъ, предстоящимъ Богу, небеснымъ чинамъ.

Идетъ молодой Товія, посланный старымъ, въ градъ мидійскій Раги; сопровождаетъ его ангелъ въ образѣ человѣка–наемника. Благословилъ въ путь отецъ сына своего, сказавши: «Благоходите, и да будетъ Господь съ вами и ангелъ Его да проведетъ вы». Обѣщаетъ и ангелъ неложно: «Азъ здрава веду и здрава приведу къ тебѣ сына твоего» (Тов. V). Мы же отсюда можемъ видѣть, что святые ангелы, хранители наши, пребываютъ съ нами неотступно въ путяхъ нашихъ, невидимо сопутствуютъ намъ, охраняя насъ во всѣхъ путяхъ нашихъ по велѣнію человѣколюбца Бога, въ чемъ проявляется превеликая и неизреченная любовь и милость Его къ намъ, недостойнымъ рабамъ Его, какъ изъ многихъ иныхъ неизреченныхъ благодѣяній, постоянно являемыхъ намъ, такъ и изъ того, что Онъ заповѣдалъ ангеламъ Своимъ хранить насъ во всѣхъ путяхъ нашихъ. Знать, любитъ насъ Господь нашъ, если имѣетъ о насъ такое попеченіе, что ограждаетънасъ святыми Своими ангелами, «да ополченіемъ ихъ соблюдаеми и наставляеми достигнемъ спасеня».

Честные блюстители приставляются къ честнымъ вещамъ. Знать, и мы честны въ очахъ Творца нашего, если Онъ приставилъ къ намъ таковыхъ честныхъ блюстителей, безплотныхъ и безсмертныхъ духовъ, жителей небеснаго града, предстоящихъ престолу Божію.

Къ малымъ дѣтямъ обычно приставляются пѣстуны–хранители, чтобы носить ихъ на рукахъ. Мы малы въ очахъ Владыки нашего, «умалены отъ ангелъ», однако мы возлюбленныя дѣти Его: «Даде намъ область чадомъ Божіимъ быти» (Іон. I. 12); «Азъ буду вамъ во Отца, и вы будете Ми въ сыны и дщери, глаголетъ Господь Вседержитель» (2 кор. VI. 18). И какъ къ малымъ дѣтямъ, Онъ приставилъ къ намъ пѣстуновъ и хранителей – святыхъ ангеловъ, чтобы носить насъ на рукахъ; «На рукахъ возмутъ тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою» (Псал. XC. 12).

Ангелы хранятъ насъ въ путяхъ нашихъ, если только мы «благоходимъ» (какъ сказалъ сыну Товія), если не идемъ къ какому-нибудь злу, если не идемъ на воровство или прогнѣваніе Бога, если идемъ для добраго дѣла, съ намѣреніемъ добрымъ.

Первую ночь провели путники на рѣкѣ Тигрѣ. Спитъ Товія, утомленный путешествіемъ. Что же дѣлаетъ наемный спутникъ его, ангелъ въ образѣ человѣка? Спитъ-ли также? Но какъ можетъ уснуть безплотное и недремлющее око? «Не воздремлетъ, ниже уснетъ храняй Израиля» (Псал. СXX. 4). Не воздремалъ и не уснулъ ангелъ охранявшій Товію, но стоялъ около спящаго. И что тутъ дивнаго? Ибо Самъ Господь заповѣдывалъ ангеламъ хранить рабовъ Его. Подобное сему находимъ мы и въ житіяхъ святыхъ.

Нѣкій братъ пришелъ къ преподобному Паисію, желая видѣть его, и нашелъ его спящимъ. И онъ видѣлъ святаго ангела хранителя, прекраснаго по виду, стоящимъ у главы преподобнаго и удивленный сказалъ: поистинѣ хранитъ Богъ любящихъ Его. И не дерзнувъ подойти къ спящему отцу въ присутствіи ангела, ушелъ, благодаря Бога (19 Іюня). Точно также и около святаго Петра, епископа Севастійскаго, брата святаго Василія Великаго, во время сна его видѣли ангеловъ Божіихъ, рѣющихъ надъ нимъ. Мы же отсюда заключаемъ, что и во время сна нашего, какъ и во время бодрствованія, насъ охраняютъ святые ангелы, хранители наши.

Воставши отъ сна, Товія пошелъ къ рѣкѣ Тигру умыть по обычаю лицо свое. И вдругъ приключился случай: его едва не пожрала рыба. Онъ умывался, и вотъ «рыба велика изскочи отъ рѣки и хотяте пожрати его». И ужаснувшись закричалъ Товія громкимъ гласомъ: рыба хочетъ пожрать меня! Не бойся, добрый юноша! Съ тобою ангелъ Тотъ, кто могъ заградить зіяющія уста львовъ, чтобы не пожрали Даніила, ужели не заградитъ онъ устъ рыбы? «Аще пойдеши посредѣ сѣни смертныя, не убоишися зла», ибо съ тобою ангелъ (ІІсал. ХХII. 4). Преподобный Ѳеодоръ, епископъ едесскій вопросилъ одного прозорливаго столпника: какъ видитъ онъ праведниковъ и грѣшниковъ?, столпникъ отвѣтилъ: ,«Если мимо сего мѣста проходитъ мужъ праведный и боящійся Бога, я вижу, что надъ нимъ сіяетъ благодать Божія и что по обѣ стороны его сопровождаютъ пресвятые ангелы Божіи, бѣсы же идутъ далеко позади, не смѣя приблизиться къ нему. Если же идетъ мимо меня человѣкъ грѣшный, я вижу около него полчище бѣсовъ ликующихъ, ангелъ же слѣдуетъ вдали, сѣтуя и печалясь о погибели грѣшника. Когда же бѣсы хотятъ погубить человѣка сего, тотчасъ же приближается ангелъ съ огненнымъ оружіемъ и отгоняетъ ихъ». Такъ сохраняютъ насъ святые ангелы отъ вражескаго поглощенія

Приближается Товія къ граду, именуемому Раги, а ангелъ, сопутствующій ему, совѣтуетъ ему женитьбу. Есть здѣсь, говоритъ онъ, близкій родственникъ твой, по имени Рагуилъ, имѣющій дщерь, именемъ Сарру; проси отца ея, и онъ отдаетъ тебѣ ее въ жену.

Ангелъ святый! Твое ли дѣло совѣтовать кому-либо женитьбу? Не лучше ли подобало бы тебѣ совѣтовать младому юношѣ чистую, несупружную, дѣвственную, ангельскую жизнь? Какое тебѣ дѣло до женящихся и посягающихъ? Ему есть до сего дѣло; но какое? Мы узнаемъ послѣ. Сначала же узнаемъ, что Богу и ангеламъ Его гораздо пріятнѣе жизнь людей въ законномъ супружествѣ, чѣмъ жизнь несупружныхъ, живущихъ въ беззаконіи. Какая польза быть безъ жены и погрязать въ плотской нечистотѣ? По виду быть ангеломъ, а сердцемъ быть демономъ? Но не хочу много говорить объ этомъ и умолкну вмѣстѣ съ апостоломъ, Который говоритъ: «Биваемая отъ нихъ отай стыдно есть глаголати» (Ефес. V. 12). Какое дѣло ангелу до женитьбы Товіи? Дѣло въ слѣдующемъ: онъ хочетъ изгнать демона, живущаго въ домѣ цѣломудренной дѣвицы Сарры. Демонъ сей назывался асмодеемъ, что значитъ бѣсъ блудныхъ. Богъ послалъ ангела съ Товіей, чтобы связать и изгнать его. Но что дѣлалъ демонъ въ ложницѣ Сарриной? Мы знаемъ, что онъ не имѣлъ надъ нею власти; сія дѣвица не была бѣсноватой, и бѣсъ боялся ея, какъ цѣломудренной и святой. Зачѣмъ же бѣсъ жилъ тамъ близъ нея? Всякій, кто читалъ исторію Товіи, знаетъ, для чего бѣсъ находился въ ложницѣ Сарры; въ особенности же сіе можно уразумѣть изъ слѣдующихъ словъ ангела: надъ тѣми, которые женятся такъ, что отгоняютъ Бога отъ себя и изъ ума своего, и въ своемъ блудодѣяніи таковы, какъ «конь и мескъ, въ немъ же нѣсть разума» (Псал. XXXI. 9) надъ таковыми имѣетъ власть демонъ. Сидѣлъ тамъ демонъ тайно, гдѣ-то въ углу, какъ тать, желающій что нибудь украсть и выжидающій удобнаго времени, или, какъ спрятавшійся ловецъ, въ ожиданіи желаемой добычи. Обручена была Сарра съ первымъ женихомъ, и когда онъ вошелъ въ ложницу къ дѣвицѣ не со страхомъ Божіимъ, а какъ конь и мескъ, ражженный плотскимъ похотѣніемъ, то бѣсъ, увидѣвъ его, сказалъ въ себѣ: этотъ мой; надъ такими я властенъ! И, напавши на него, умертвилъ его. Спустя нѣкоторое время дѣвица была обручена съ другимъ женихомъ, который, войдя къ ней съ такимъ же плотскимъ ражженіемъ, безъ страха Божія, пострадалъ такъ же, какъ и первый: былъ умерщвленъ бѣсомъ. И такъ пострадали всѣ семь жениховъ. Слушайте, супружные! Слушайте, женящіеся! Слушайте и разумѣйте, что супружество безъ страха Божія и безъ воздержанія есть такая же радость для бѣсовъ, какъ и самое блудодѣяніе! Но и о семъ не буду говорить много: стыжусь! О томъ, какъ должны поступать женящіеся, пусть прочитаютъ въ Товіиной книгѣ и пусть изъ нея научатся. Намъ же слѣдуетъ обратить очи свои къ Святому ангелу. Вошелъ цѣломудренный, чистый юноша, Товія святой и богобоязненый въ ложницу къ цѣломудренной, чистой, богобоязненной святой дѣвицѣ Саррѣ; три дня и три ночи они воздержались отъ себя и только прилежно молились Богу. Асмодей, бѣсъ блудныхъ, бѣжитъ, ангелъ же Господень «ятъ его и связа въ пустынѣ выше Египта». Живи въ пустыняхъ, бѣсъ блудный, а не среди людей Божіихъ! Живи тамъ, гдѣ язычники, не вѣдущіе Бога, не разумѣющіе силы чистой, христіанской и цѣломудренной жизни, пребываютъ въ нечистотѣ своей, какъ дикіе звѣри пустыни или, лучше, какъ скоты, «яко конь и мескъ».

Итакъ, изъ сей исторіи мы ясно видѣли ангельское хранительство, управленіе и благодѣянія къ намъ, видѣли, что они пекутся и промышляютъ о всемъ необходимомъ, какъ для нашей души, такъ и для тѣла, сохраняютъ насъ въ путяхъ нашихъ и во всей нашей жизни, руководствуютъ, направляютъ, научаютъ, поучаютъ жить добродѣтельно и цѣломудренно въ христіанской чистотѣ, отгоняютъ отъ насъ силу демонскую, просвѣщаютъ мысленныя наши очи и возносятъ наши молитвы къ Богу.

Святый старецъ Товія, утѣшенный въ старости своей великими радостями, получивъ прозрѣніе очей своихъ, увидѣвъ свѣтъ небесный и свѣтъ очей своихъ, – возлюбленнаго сына и сноху Сарру съ принесеннымъ ею богатствомъ, сказалъ своему сыну: «Что мы можемъ дать сему святому мужу, который шелъ съ тобою»? Молодой Товія отвѣчалъ отцу своему: Отче! Какую мзду намъ дать ему и чѣмъ достойно заплатить за всѣ благодѣянія его? Онъ пошелъ со мной и привелъ меня здравымъ; онъ далъ мнѣ жену и отгналъ отъ нея бѣса; онъ избавилъ меня отъ пасти рыбы, возвратилъ тебѣ зрѣніе, чтобы видѣть свѣтъ небесный; онъ исполнилъ насъ всѣхъ благъ. Чѣмъ мы достойно вознаградили его за все это. Мы знаемъ уже отчасти, возлюбленные, сколько благодѣяній творятъ намъ по волѣ Божіей святые ангелы, хранители наши. Какое же благодареніе мы можемъ воздать имъ по Господѣ Богѣ? Что достойное мы можемъ дать имъ за благодѣянія ихъ? Отдадимъ себя самихъ, будемъ ихъ послушными рабами, будемъ всегда и во всемъ творить волю ихъ, будемъ повиноваться имъ, когда бы они ни влагали въ насъ помыслы о дѣлахъ добрыхъ, будемъ дѣлать то, что они повелятъ намъ, не отгонимъ ихъ отъ себя скаредными дѣлами и нечистотой грѣховной. Чистые святые ангелы и съ чистыми любятъ водворяться! «Очистимъ же себя отъ всякія скверны плоти и духа» (2 Кор. VII. 1.) и возложимъ надежду свою на сѣнь крылъ ихъ. Святый архистратигъ Михаилъ со всѣмъ соборомъ ангельскимъ! Осѣни главу нашу въ день брани нашей, видимой и невидимой! Покрый насъ кровомъ крилу твоего и отжени отъ насъ всякаго врага и супостата! Аминь.

 

«Таврическій Церковно-Общественный Вѣстникъ». 1912. № 32. С. 1185-1195.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: