Размышленіе о воскресеніи Христовомъ.

Чтобы тверже и глубже запечатлѣть въ душахъ христіанъ мысль о воскресеніи Христовомъ, вселенская Церковь, помимо годоваго празднества свѣтло-пасхальнаго, постановила еще посвящать воспоминанію спасительнаго событія – воскресенія Христова первый день каждой седмицы. По времени происхожденія праздникъ воскресенія Христова былъ первымъ въ христіанской Церкви; по важности своей онъ между всѣми другими христіанскими праздниками – тоже, что солнце между свѣтилами небесными. Въ церковныхъ пѣснопѣніяхъ пасхальныхъ сей праздникъ называется «праздникомъ праздниковъ» «торжествомъ торжествъ», «предначатіемъ праздника вѣчнаго блаженства». Такое высокое понятіе св. Церкви о воскресеніи Спасителя вполнѣ согласуется съ внутреннимъ чувствомъ всѣхъ христіанъ: ни одно изъ славныхъ событій въ земной жизни Спасителя не производитъ на нашу душу столь могущественнаго дѣйствія, какъ воскресеніе Христово; ни одинъ изъ праздниковъ христіанскихъ не наполняетъ нашей души такимъ живымъ восторгомъ, такою высокою духовною радостію, какъ свѣтло-пасхальное празднество. Почему же воскресеніе Христово столь могущественно и вмѣстѣ столь благотворно дѣйствуетъ на христіанина? потому, что оно лежитъ въ основаніи и собственнаго нашего духовнаго воскресенія.

Страданія и смерть Іисуса Христа примирили насъ съ Богомъ и возвратили намъ право на блаженство, потерянное грѣхопаденіемъ первыхъ людей. Но этого одного не достаточно для успокоенія нашей надежды. Гдѣ же ручательство въ томъ, что мы воспользуемся нѣкогда этимъ правомъ? Безъ несомнѣнной увѣренности въ немъ христіанинъ предался бы чувственнымъ удовольствіямъ и отложилъ бы всякую борьбу съ грѣхомъ; смерть приводила бы его въ отчаяніе и еще болѣе располагала бы искать утѣшенія въ одномъ настоящемъ. Почто и мы бѣды пріемлемо на всякъ часъ? повторялъ бы христіанинъ слова апостольскія: кая ми польза, аще мертвіи не во стаютъ? да ямы и піемы, утрѣ бо умремъ (1 Кор. 15. 30, 32). Но воскресеніе Христово успокоило нашу надежду и разрѣшило всѣ наши сомнѣнія: оно побѣдило смерть, обезпечило будущее наше воскресеніе для жизни вѣчной и тѣмъ вложило въ насъ сильное побужденіе сохранять чистоту жизни. Потому-то среди разрушенія истинный христіанинъ остается непоколебимымъ. Онъ знаетъ, что понеже человѣкомъ смерть бысть, и человѣкомъ воскресеніе мертвыхъ. Якоже бо о Адамѣ вси умираютъ: такожде и о Христѣ вси оживутъ (ст. 21, 22). Воскресеніе Христово проясняетъ самый взглядъ вѣрующаго христіанина на видимую природу. Невѣрующій видитъ въ природѣ одно только разрушеніе, одну смерть; христіанинъ примѣчаетъ вездѣ обновленіе, а не разрушеніе, переходъ отъ смерти къ жизни, а не уничтоженіе. Существо, исчезающее для глазъ невѣрущаго, въ глазахъ христіанина принимаетъ только новый и притомъ совершеннѣйшій видъ. Христосъ есть перворожденный изъ мертвыхъ (1 Кор. 15, 20); смерть побѣждена имъ, и вслѣдъ за Нимъ должны воскреснуть къ новой жизни всѣ умершіе. При такомъ взглядѣ на смерть и жизнь человѣческая получаетъ высокое значеніе, опредѣленную цѣль, къ которой человѣкъ неутомимо долженъ стремиться. Удовольствія и блага жизни перестаютъ для человѣка быть предметомъ постоянныхъ стремленій и желаній: будущая жизнь съ ея вѣчнымъ блаженствомъ – вотъ что дѣлается постояннымъ предметомъ его помысловъ и стремленій. Зная, что настоящая жизнь есть только приготовленіе къ будущей, онъ пользуется первою сообразно съ указаніями Слова Божія, какъ единственнаго руководителя къ достиженію жизни вѣчной. Такимъ образомъ, воскресеніе Христово, осуществляя наши надежды на собственное наше будущее воскресеніе и блаженство, становится вмѣстѣ съ тѣмъ твердымъ началомъ нашей нравственной дѣятельноегн, изъ котораго проистекаютъ всѣ благородныя стремленія христіанина. Потому-то ап. Павелъ въ ученіи о воскресеніи мертвыхъ видѣлъ сильнѣйшее побужденіе къ святой христіанской жизни. Преподавъ въ первомъ посланіи къ Коринѳянамъ ученіе о воскресеніи мертвыхъ, какъ о необходимомъ слѣдствіи воскресенія Христова, онъ обращается къ нимъ съ нравственными наставленіями: тѣмже, братія моя возлюбленная, тверди бывайте, непоступни, избыточествующе въ дѣлѣ Господни всегда, вѣдяще, яко трудъ вашъ нѣсть тощъ предъ Господемъ (15, 58).

Осуществивъ наши надежды на будущую жизнь и вѣчное блаженство, воскресеніе Христово открыло намъ и средство, которымъ достигается это блаженство со Христомъ. Средство достигнуть блаженной вѣчности о Христѣ есть любовь. Воскресеніе Христово есть откровеніе царства любви и мира; всѣ дѣйствія Воскресшаго дышатъ любовію; всѣ слова Его – слова мира и любви; всѣ явленія Его по воскресеніи – олицетворенная проповѣдь о любви. Непримиримые враги Господа, приставившіе стражу ко гробу Его, и стража, находившаяся при гробѣ, первые испытали на себѣ силу любви Воскресшаго изъ гроба. Вѣсть о воскресеніи Господа, достигшая враговъ Его, не была для нихъ смертнымъ приговоромъ, въ наказаніе за ихъ злобу и нечестіе. Стражи, служившіе орудіемъ нечестія и злобы, хотя и пали, какъ мертвые, на землю при возстаніи Іисуса изъ гроба, остались въ живыхъ. Такъ Господь нашъ и въ уничиженіи, и въ славѣ одинаково любилъ враговъ своихъ, съ истинно божественнымъ милосердіемъ снисходя къ ихъ заблужденіямъ и жестокосердію. Въ явленіи воскресшаго Господа женамъ-мироноснцамъ заключается новый многознаменательный урокъ любви. Въ самомь дѣлѣ, почему благочестивыя жены первыя удостоились лицезрѣнія воскресшаго Жизнодавца? Потому что въ сердцахъ ихъ пылалъ тотъ священный огонь любви, который Господь, въ теченіе всей Своей земной жизни, словомъ и примѣромъ старался возжечь въ людяхъ. Въ бесѣдѣ съ мироносицами Господь явилъ имъ новый знакъ Божественной любви, назвавъ учениковъ братьями, – учениковъ, которые омрачили свѣтлыя минуты воскресенія невѣріемъ свидѣтельству женъ-мироносицъ. Многократныя явленіи Іисуса Христа, по воскресеніи, апостоламъ проникнуты тѣмъ же чувствомъ любви. Во всѣхъ рѣчахъ Господа къ апостоламъ, по воскресеніи, опять явственно слышится голосъ любви Христовой, прощающей ученикамъ ихъ ослѣпленіе, ищущей пробудить въ нихъ чувство вѣры, заглушенное страхомъ и сомнѣніемъ. Но вполнѣ выразилась всеобъемлющая любовь Христова въ повелѣніи, данномъ апостоламъ при явленіи Его на горѣ Галилеи. Шедше, сказалъ Господь ученикамъ: научите вси языки, крестяще ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матѳ. 28, 19). До воскресенія Христова проповѣдь Евангелія ограничивалась тѣсными предѣлами одной іудейской земли; а по воскресеніи апостолы получили повелѣніе разнести сокровища ея ко всѣмъ народамъ, чтобы всѣ могли наслаждаться духовными благами, соединенными съ ея принятіемъ. Показавъ образецъ столь великой, безконечной любви къ апостоламъ и ко всѣмъ людямъ, воскресшій Господь хотѣлъ примѣромъ Своимъ возбудить и въ насъ ту же святую любовь къ Себѣ Самому и къ нашимъ ближнимъ. Впрочемъ, воскресеніе Христово само въ себѣ заключаетъ величайшее побужденіе для насъ – возлюбить Воскресшаго, потому что Онъ воскресъ для насъ, для нашего спасенія Его воскресеніе внушаетъ намъ несомнѣнную надежду на собственное будущее наше воскресеніе и блаженство, оно подкрѣпляетъ насъ на трудномъ пути добродѣтели. При одномъ изъ Своихъ явленій Господь сказалъ ученикам пріимите Духъ Святъ. Въ этихъ словахъ, обѣщающихъ вѣрующимъ дары Духа Святаго, не заключается ли новаго для насъ побужденія возлюбить Господа? Никакой отецъ, какъ бы чадолюбивъ онъ и ни былъ, не въ состояніи оставить нѣжнолюбимымъ дѣтямъ своимъ такого наслѣдства, какое мы пріяли отъ воскресшаго Господа.

Но возлюбивъ Того, Кто преданъ быстъ за прегрѣшенія наша, и воста за оправданіе наше (Римл. 4, 25), мы должны возлюбить и другъ друга. Самъ воскресшій Господь побуждалъ апостоловъ, а въ лицѣ ихъ и всѣхъ насъ, ко взаимной любви, когда, являясь имъ по воскресеніи Своемъ, всякій разъ привѣтствовалъ ихъ словами: миръ вамъ! Безъ любви къ ближнему мы не можемъ воспользоваться спасительными благами, какія дарованы намъ воскресеніемъ Христовымъ. Не любяй брата пребываетъ въ смерти (1 Іоанн. 3, 14). Это значитъ, что безъ любви къ ближнему мы не можемъ воскреснуть для вѣчной блаженной жизни со Христомъ. Царство славы, гдѣ воскресеніемъ Христовымъ уготовано намъ вѣчное блаженство, есть царство любви; всѣ блаженные духи, составляющіе это царство; одушевлены духомъ любви къ Богу, другъ къ другу и къ людямъ. Какъ же можетъ обитать и блаженствовать въ этомъ царствѣ любви тотъ, кто во время земной жизни питалъ ненависть къ ближнему? Мало того: христіанинъ, не имѣющій любви къ ближнему, не только не достоинъ наслаждаться вѣчною блаженною жизнію со Христомъ, но не заслуживаетъ и имени христіанина. Любовь должна составлять отличительный признакъ духовнаго, благодатнаго царства, основаннаго Іисусомъ Христомъ на землѣ, равно какъ и всѣхъ вѣрующихъ во Христа, составляющихъ это царство. О семъ разумѣютъ вси, яко Мои ученицы есте, заповѣдуетъ намъ Спаситель, аще любовь имате между собою (Іоанн. 13, 35). Событіе воскресенія Христа, даровавшее намъ величайшія земныя и небесныя блага, по самому существу своему есть событіе радостнѣйшее. Всякій изъ насъ, празднуя воскресеніе Христово, чувствуетъ въ душѣ своей неизъяснимый восторгъ. Совмѣстно ли съ сладкимъ чувствомъ радости горькое чувство вражды и ненависти къ ближнему?

Пусть же любовь и миръ, наполняющіе сердца наши въ свѣтлый праздникъ воскресенія Христова, одушевляютъ насъ и во всю земную нашу жизнь: въ нихъ – вѣрное обезпеченіе блаженной жизни нашей въ вѣчномъ царствѣ Христовомъ.

 

«Руководство для сельских пастырей». 1898. Т. 1. № 14. С. 318-322.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: