При вступленіи въ постъ св. Четыредесятницы (Из 1-й бесѣды на кн. Бытія св. Іоанна Златоуста).

Общій всѣхъ насъ Господь, какъ чадолюбивый Отецъ, желая очистить насъ отъ грѣховъ, сдѣланныхъ нами въ какое бы то ни было время, даровалъ намъ врачевство во святомъ постѣ. Итакъ, никто не скорби, никто не являйся печальнымъ, но пусть всѣ ликуютъ, радуются и прославляютъ Попечителя душъ нашихъ, открывшаго намъ этотъ прекрасный путь, и съ великимъ удовольствіемъ принимаютъ его наступленіе! Да постыдятся язычники, да посрамятся іудеи, видя съ какою радостною готовностію мы привѣтствуемъ его наступленіе, и да познаютъ на самомъ опытѣ, какое различіе между нами и ими. Пусть они называютъ праздниками и торжествами пьянство, всякаго рода невоздержаніе и безстыдства, которыми обыкновенно сопровождаются ихъ праздники. Церковь Божія да называетъ праздникомъ совершенно противное тому, – постъ, презрѣніе чрева, и слѣдующія за тѣмъ всякаго рода добродѣтели. И точно, истинный праздникъ тамъ, гдѣ спасеніе душъ, гдѣ миръ и согласіе, откуда изгнана всякая житейская пышность, гдѣ нѣтъ ни крика, ни шума, ни бѣганья поваровъ, ни закланія животныхъ; но вмѣсто всего этого обитаетъ совершенное спокойствіе, тишина, любовь, радость, миръ, кротость и безчисленныя блага.

Итакъ, объ этомъ то праздникѣ побесѣдуемъ нѣсколько съ вашею любовію; но прежде попросимъ васъ выслушать слова наши съ совершеннымъ спокойствіемъ, чтобы вамъ уйти отсюда домой съ какимъ-нибудь добрымъ плодомъ. Мы собираемся сюда, не просто для того только, чтобы одинъ поговорилъ, а другой только порукоплескалъ словамъ его, и съ тѣмъ всѣ ушли отсюда; но чтобы и мы сказали что-нибудь полезное и потребное къ вашему спасенію, и вы получили плодъ и великую пользу отъ словъ нашихъ, и съ тѣмъ вышли отсюда.

Церковь есть духовная врачебница, и всѣ приходящіе сюда должны брать здѣсь приличныя врачевства, прилагать ихъ къ своимъ ранамъ, и потомъ уже выходить отсюда. А что одно слушаніе поученій, безъ исполненія на дѣлѣ, не принесетъ никакой пользы, объ этомъ послушай блаженнаго Павла, который говоритъ: не слышателіе закона праведни предъ Богомъ, но творцы закона, сіи оправдятся (Рим. 2, 13). И Христосъ сказалъ: не всякъ глаголяй Ми: Господи, Господи, внидетъ въ царствіе небесное: но творяй волю Отца Моего, иже есть на небесѣхъ (Матѳ. 7, 12).

Итакъ, возлюбленные, зная, что намъ не будетъ никакой пользы отъ слушанія поученій, если не послѣдуетъ за нимъ исполненіе на дѣлѣ, будемъ не только слушателями, но и исполнителями, чтобы дѣла, послѣдующія за словами, доставили намъ великое дерзновеніе. Отверзите же нѣдра души вашей, и примите слово о постѣ. Готовящіеся принять цѣломудренную и прекрасную невѣсту, украшаютъ брачную горницу со всѣхъ сторонъ покровами, очищаютъ весь домъ и не впускаютъ въ него ни одной негодной служанки, и потомъ уже вводятъ невѣсту въ брачный покой. Такимъ же образомъ, желаю я, и вы напередъ очистите свою душу и распроститесь съ веселостію и невоздержаніемъ, и потомъ уже съ распростертыми объятіями примите матерь всѣхъ благъ и учительницу цѣломудрія и всякой добродѣтели, т. е. постъ, чтобы и вы получили больше удовольствія, и онъ доставилъ вамъ надлежащее и соотвѣтственное врачевство. И врачи, когда намѣреваются дать лѣкарство желающимъ очистить у себя гнилые и испортившіеся соки, приказываютъ этимъ людямъ воздерживаться отъ обыкновенной пищи, дабы она не помѣшала лѣкарству подѣйствовать и оказать свою силу: тѣмъ болѣе мы, готовясь принять это духовное врачевство, т. е. пользу, происходящую отъ поста, должны воздержаніемъ очистить свой умъ и облегчить душу, дабы она, погрязши въ невоздержаніи, не сдѣлала для насъ постъ безполезнымъ и безплоднымъ.

Знаю, что теперешнія слова наши многимъ кажутся странными; но, прошу васъ, не будемъ безразсудно раболѣпствовать привычкѣ, а станемъ располагать собою согласно съ разумомъ. Въ самомъ дѣлѣ, будетъ ли намъ какая-либо польза отъ того, что цѣлый день проведемъ въ объяденіи и пьянствѣ? Что говорю: польза? Напротивъ, великій вредъ и неисправимое зло. Какъ скоро умъ помрачился отъ неумѣреннаго употребленія вина, то сейчасъ же, въ самомъ началѣ и на первомъ шагу, прекращается польза отъ поста. Что непріятнѣе, скажи мнѣ, что гнуснѣе тѣхъ людей, которое, пивши вино до полуночи, подъ утро, при восхожденіи солнца, испускаютъ такой запахъ, какъ будто бы они теперь только нагрузились виномъ? Они кажутся и непріятными встрѣчающимся, и презрѣнными въ глазахъ рабовъ, и смѣшными для всѣхъ, сколько-нибудь знающихъ приличіе, а что всего важнѣе, такимъ невоздержаніемъ и безвременною и гибельною неумѣренностію навлекаютъ на себя гнѣвъ Божій. Ибо пяницы, сказано: царствія Божія не наслѣдятъ (1 Кор. 6, 10). Что же можетъ быть жалче этихъ людей, которые за краткое и гибельное удовольствіе извергаются изъ преддверій царствія? Но дай Бога, чтобы никто изъ собравшихся здѣсь не увлекся этою страстію; напротивъ, чтобы всѣ мы, проведши и настоящій день со всякимъ любомудріемъ и цѣломудріемъ, и освободившись отъ бури и волненія, которыя обыкновенно производитъ пьянство, вошли въ пристань душъ нашихъ, т. е. въ постъ, и могли въ изобиліи получить даруемыя имъ блага.

Какъ невоздержность въ пищѣ бываетъ причиною и источникомъ безчисленныхъ золъ для рода человѣческаго, такъ и постъ и презрѣніе чрева всегда были для насъ причиною несказанныхъ благъ. Богъ, сотворивъ въ началѣ человѣка, и зная, что это врачевство весьма нужно ему для душевнаго спасенія, тотчасъ же и въ саномъ началѣ далъ ему слѣдующую заповѣдь: отъ всякаго древа, еже въ раи, снѣдію снѣси: отъ древа же, еже разумѣти доброе и лукавое, не снѣете, отъ него (Быт. 2, 16. 17). А слова: это вкушай, а этого не вкушай, были уже образомъ поста. Но человѣкъ, вмѣсто того, чтобы соблюсти заповѣдь, преступилъ ее; онъ поддался чревоугодію, сдѣлалъ преслушаніе, и за то осужденъ былъ на смерть. Ибо лукавый демонъ и врага рода нашего, какъ увидѣлъ, что человѣкъ провождаетъ въ раю безболѣзненную жизнь, и, облеченный плотію, живетъ на землѣ, какъ ангелъ, рѣшился соблазнить и увлечь его къ паденію обѣщаніемъ еще большихъ блага, а такимъ образомъ лишилъ его и того, чѣмъ онъ уже обладалъ. Вотъ что значитъ, не оставаться въ своихъ предѣлахъ, но искать большаго. На это-то указывая, Премудрый и сказалъ: завистію же діаволею смерть вниде въ міръ (Прем. 2, 24). Видѣлъ ли ты, возлюбленный, какъ смерть и вначалѣ пришла отъ неумѣренности? Посмотри, какъ и впослѣдствіи Божественное писаніе постоянно осуждаетъ увеселенія, и говоритъ въ одномъ мѣстѣ: и сѣдоша людіе ясти и пити, и восташа играти (Исх. 32, 6), а въ другомъ: и яде, и насытися, уты, утолсте, разширѣ и отвержеся возлюбленный (Втор. 32, 15). И жители Содома навлекли на себя неумолимый гнѣвъ Божій, сверхъ прочихъ преступленій, и этимъ. Ибо, вотъ что говоритъ Пророкъ: сіе беззаконіе Содома, яко въ сытости хлѣба сластолюбствоваша (Іезек. 16, 49). Этотъ порокъ, въ самомъ дѣлѣ, есть какъ бы источникъ и корень всего худаго.

Видѣлъ ли ты вредъ отъ невоздержанія? Посмотри теперь на благотворныя дѣйствія поста. Великій Моисей, проведши сорокъ дней въ постѣ, удостоился получить скрижали закона; когда же, сошедши съ горы, увидѣлъ онъ беззаконіе народа, то бросилъ эти скрижали, полученныя съ такимъ усиліемъ, и разбилъ, почитая несообразнымъ сообщить заповѣди Господни народу, пьянствующему и поступающему беззаконно. Потому чудный этотъ Пророкъ долженъ былъ поститься еще сорокъ дней, чтобы удостоиться опять получить свыше и принести народу скрижали, разбитыя за его беззаконіе (Исх. 24, 32-34). И великій Илія постился столько же дней, и вотъ онъ избѣгъ владычества смерти, вознесся на огненной колесницѣ, какъ бы на небо, и донынѣ еще не испыталъ смерти (3 Цар. 19, 8). И мужъ желаній Даніилъ уже послѣ того, какъ провелъ въ постѣ много дней, удостоился чуднаго видѣнія; онъ же укротилъ и ярость львовъ и превратилъ ее въ кротость овецъ, не перемѣнивъ впрочемъ природы ихъ, но измѣнивъ расположеніе, между тѣмъ какъ звѣрскость ихъ оставалась та же (Дан. 10, 3). И Ниневитяне постомъ отклонили опредѣленіе Господне, заставивъ поститься, вмѣстѣ съ людьми, и безсловесныхъ животныхъ, и такимъ образомъ, отставши всѣ отъ злыхъ дѣлъ, расположили къ человѣколюбію Владыку вселенной (Іон. 3, 7).

Но для чего мнѣ еще обращаться къ рабамъ, – можемъ вѣдь насчитать множество и другихъ, которые прославились постомъ и въ ветхомъ и въ новомъ завѣтѣ, – когда можно указать на всеобщаго нашего Владыку? Ибо и Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ, послѣ уже сорокадневнаго поста, вступилъ въ борьбу съ діаволомъ, и Собою подалъ всѣмъ намъ примѣръ, чтобы и мы вооружились постомъ, и, укрѣпившись имъ, вступали въ борьбу съ діаволомъ. Но здѣсь, можетъ быть, кто нибудь – человѣкъ съ острымъ и живымъ умомъ – спроситъ: почему Владыка постился столько же дней, сколько и рабы, а не больше ихъ? Это сдѣлано не безъ причины и не безъ цѣли, но премудро и по неизреченному Его человѣколюбію. Чтобы не подумали, будто Онъ явился на землѣ призрачно, и не принялъ на Себя плоти, или не имѣлъ естества человѣческаго, для этого Онъ постился столько же дней, а не больше, и такимъ образомъ заграждаетъ безстыдныя уста охотниковъ до споровъ. Ибо, если и теперь, когда уже такъ было, еще осмѣливаются говорить это, то чего бы не осмѣлились они сказать, когда бы Господь по своему предвѣдѣнію не отнялъ у нихъ этого повода? Такъ вотъ, для чего Онъ благоволилъ поститься не больше, но столько же дней, сколько и рабы, чтобы самымъ дѣломъ научить насъ, что и Онъ облеченъ былъ такою же плотію и не былъ чуждъ нашего естества.

Итакъ, ясно стало намъ и изъ примѣра рабовъ, и изъ примѣра самого Господа, что велика сила поста и много пользы отъ него бываетъ душѣ. Поэтому прошу любовь вашу, чтобы, зная пользу отъ поста, вы не лишились ея по нерадѣнію, и при его наступленіи не печалились, но радовались и веселились; потому что, какъ говоритъ блаженный Павелъ: внѣшній нашъ человѣкъ тлѣетъ, обаче внутренній обновляется (2 Кор. 4, 16). Въ самомъ дѣлѣ, постъ есть пища для души, и какъ тѣлесная пища утучняетъ тѣло, такъ и постъ укрѣпляетъ душу, сообщаетъ ей легкій полетъ, дѣлаетъ ее способною подниматься на высоту и помышлять о горнемъ, и поставлять выше удовольствій и пріятностей настоящей жизни. Какъ легкія суда скорѣе переплываютъ моря, а обремененныя большимъ грузомъ затопаютъ; такъ и постъ, дѣлая умъ нашъ болѣе легкимъ, способствуетъ ему быстро переплывать море настоящей жизни, стремиться къ небу и къ предметамъ небеснымъ, и не уважать настоящее, но считать ничтожнѣе тѣни и сонныхъ грезъ. Напротивъ, пьянство и объяденіе, обременяя умъ и утучняя тѣло, дѣлаютъ душу плѣнницею, и стѣсняютъ ее со всѣхъ сторонъ, и не позволяя ей пользоваться здравымъ сужденіемъ ума, заставляютъ ее носиться по утесамъ и дѣлать все ко вреду собственнаго спасенія.

Не будемъ же, возлюбленные, безпечны въ устроеніи нашего спасенія, но зная, сколько золъ проистекаетъ отъ невоздержанія, постараемся избѣгать вредныхъ отъ него послѣдствій. Увеселенія не только воспрещены въ новомъ завѣтѣ, гдѣ больше уже требуется любомудрія, большіе предлагаются подвиги, великіе труды, многочисленныя награды и неизреченные вѣнцы, но не позволялись и въ ветхомъ, когда люди еще сидѣли въ тѣни и при свѣчѣ, и были вразумляемы по-немногу, какъ дѣти питаемыя молокомъ. И чтобы не подумалось вамъ, будто мы такъ осуждаемъ увеселенія безъ причины, послушайте Пророка, который говоритъ: лютѣ преходящимъ въ день золъ, спящимъ на одрѣхъ отъ костей слоновыхъ и ласкосердствующимъ на постеляхъ своихъ, ядущимъ козлища отъ паствъ, и тельцы, млекомъ питаемы, отъ среды стадъ; плещущимъ ко гласу пищалей; яко стояща мнѣша, а не яко бѣжаща, піющимъ процѣженное вино и первыми вонями мажущимся (Амос. 9, 3-6).

Видите, какъ осудилъ Пророкъ увеселенія, и притомъ говоря къ іудеямъ, безчувственнымъ, непризнательнымъ, ежедневно предававшимся чревоугодію! И посмотрите на точность выраженій: обличивъ неумѣренность въ пищѣ и употребленіи вина, онъ потомъ присовокупилъ: яко стояща мнѣша, а не яко бѣжаща, показывая этимъ, что наслажденіе ограничивается только гортанью и устами, а дальше не простирается. Удовольстіе кратковременно и непродолжительно, а скорбь отъ него постоянна и безконечна. И это, говоритъ, зная по опыту, они все яко стояща мнѣша, т. е. считали постояннымъ, а не яко бѣжаща, т. е. улетающимъ и ни на минуту не останавливающимся. Таково вѣдь все человѣческое и плотское; не успѣетъ появиться – и улетитъ. Таково веселіе, такова слава и власть человѣческая, таково богатство, таково благополучіе настоящей жизни; оно не имѣетъ въ себѣ ничего прочнаго, ничего постояннаго, ничего твердаго, но убѣгаетъ скорѣе рѣчныхъ потоковъ и оставляетъ съ пустыми руками и ни съ чѣмъ тѣхъ, которые прилѣпляются къ этимъ вещамъ. Но духовное не таково, напротивъ, прочно и непоколебимо, не подлежитъ перемѣнамъ и пребываетъ вѣчно. Какъ же было бы безразсудно мѣнять непоколебимое на колеблющееся, вѣчное на временное, постоянно пребывающее на скоропреходящее, доставляющее великую радость въ будущемъ вѣкѣ на то, что уготовляетъ намъ тамъ великое мученіе?

Размышляя обо всемъ этомъ, возлюбленные, и дорожа своимъ спасеніемъ, презримъ безплодныя и гибельныя увеселенія; возлюбимъ постъ и всякій другой подвигъ, покажемъ великую перемѣну въ жизни и каждый день будемъ спѣшить на совершеніе добрыхъ дѣлъ, чтобы, въ теченіе всей четыредесятницы, совершивъ духовную куплю и собравъ великое богатство добродѣтели, намъ такимъ образомъ удостоиться достигнуть и дня Господня, съ дерзновеніемъ приступить къ страшной и духовной трапезѣ, съ чистою совѣстію быть причастниками неизреченныхъ и безсмертныхъ благъ и исполниться небесной благодати, по молитвамъ и ходатайству благоугодившихъ Самому Христу, человѣколюбивому Богу нашему, съ Которымъ Отцу и Святому Духу слава, держава, честь, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

 

Собраніе поученій, избранныхъ изъ твореній св. отца нашего Іоанна Златоуста Стефаномъ Асрабинымъ. М. 1887. 125-131.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: