Протоіерей Іоаннъ Панормовъ – Забытая книга.

Богъ всякому добру вспомоществуетъ,

а возникающее чрезъ удаленіе отъ добра зло пресѣкаетъ,

или исправляетъ и обращаетъ къ добрымъ послѣдствіямъ.

(Пространный Христіанскій Катихизисъ).

 

Въ теченіи ближайшихъ двадцати пяти – тридцати лѣтъ господства надъ жизнью и школою циркуляра много прекрасныхъ книгъ забыто.

Перестали читать самыя капитальныя книги.

Перестали читать самыя солидныя книги въ школѣ духовной, на обязанности которой лежитъ ознакомленіе учащихся съ капитальными произведеніями – первоисточниками.

Пишущему эти строки по окончаніи образованія въ академіи не пришлось учительствовать въ средней мужской духовной школѣ.

Но приходилось многое слышать о семинаріяхъ за время съ 1884 года.

Приходилось слышать отъ учениковъ семинарій нѣчто неожиданное и маловѣроятное.

Не хотѣлось вѣрить разсказамъ. Хотѣлось провѣрить.

Сложились обстоятельства такъ, что пишущему строки и самому пришлось служить въ семинаріяхъ.

Пришлось увидѣть, что забыты и остаются ученикамъ семинарій неизвѣстными книги первостепенной важности.

Забытой оказалась идейнѣйшая изъ книгъ Новаго Завѣта – Апокалипсисъ.

Этой книги не изучали въ семинаріяхъ, ибо до нея не доходили и до нея не доводили учениковъ семинарій.

Въ семинаріяхъ торжествовалъ чисто раціоналистическій принципъ въ дѣлахъ вѣры: признавалось нужнымъ утверждать въ вѣрѣ умъ учащихся чрезъ тщательное (до мелочей) изслѣдованіе, изученіе и растолкованіе догматическаго ученія Церкви.

Съ другими способностями человѣческой души семинарія не считалась.

Всего меньше удѣлялось вниманіе правильному развитію способности чувства (сердца) вопреки ученію Спасителя, ясно и опредѣленно указавшему на сердце, какъ на источникъ добродѣтелей или пороковъ...

Надъ книгой жизни, Св. Библіей, именно умствовали, а не чувствовали: въ семинаріяхъ высоко цѣнится умственность, и пренебрегается «чувствительность» – сердечность.

Чтобы насмѣшить семинаристовъ, это надо – расчувствоваться.

Предметами посмѣшища въ семинаріяхъ являются «добренькіе начальники и сердечные преподаватели».

Ни сердцу, ни способности воображенія (мышленію чрезъ образы и картины) нѣтъ мѣста въ нашихъ раціоналистическихъ семинаріяхъ.

Въ какой семинаріи и духовномъ училищѣ вы найдете картины на стѣнахъ?

Наши учебный заведенія – это сплошныя казармы.

Съ такой педагогіей мы и пожинаемъ плоды бурсацизма, охватившаго нашихъ учениковъ, въ которыхъ мы сами вытравляет своимъ раціонализмомъ все прекрасное....

Но возвратимся въ Апокалипсису.

Въ семинаріяхъ установилось за правило, чтобы въ VІ классѣ прежде всего и больше всего удѣлялось вниманія тѣмъ книгамъ Новаго Завѣта, гдѣ содержится догматическое ученье.

Преподаватель Св. Писанія обязанъ (традиціей и требованіями сверху и сбоку) въ VІ классѣ особенное свое вниманіе удѣлить посланію къ Римлянамъ и другимъ, гдѣ содержится хр. догматика.

И «бѣдный» преподаватель Св. Писанія въ VІ классѣ въ десятый разъ растолковываетъ своимъ слушателямъ ученіе извѣстное имъ.... по урокамъ Катихизиса еще съ училищной скамьи и составляющее содержаніе особой солидной семинарской науки догматичесваго богословія.

Задержавшись на посланіяхъ съ догматическимъ содержаніемъ, учитель Св. Писанія не имѣетъ возможности остановить своего вниманія и ученическаго на истинныхъ красотахъ Слова Божія, заключающихся въ автобіографическихъ подробностяхъ писателей посланій, въ описаніи нравовъ первенствующихъ христіанъ (напр. обычая посылать поклоны – привѣтствія и т. п.), раскрыть роль женщины въ первенствующей церкви, на основаніи частныхъ замѣчаній въ Ап. посланіяхъ; некогда ему остановиться на идейныхъ посланіяхъ къ Колоссаямъ, Ефесянамъ, къ Филимону[1] где трактуются вѣчно живые вопросы о братствѣ народовъ и людей, вѣрующихъ въ Господа Іисуса, о равенствѣ людей предъ Богомъ.

До слуха учениковъ при настоящемъ господствѣ извѣстныхъ педагогическихъ воззрѣній не дойдутъ идеи Новаго Завѣта и душъ ученическихъ не коснется священный идеализмъ Христовой первенствующей церкви.

Удивительно ли, что мы въ лицѣ учениковъ имѣемъ теперь нѣчто безъидейное и нѣчто неидеальное...

Удивительно ли, что ученики въ нѣкоторыхъ семинаріяхъ уходили съ уроковъ Св. Писанія, чтобы скрыться отъ этой бездушной фразеологіи, какая царитъ на урокахъ Св. Писанія, особенно – Ветхаго Завѣта, истолковываемаго только ради все тѣхъ же догматическихъ интересовъ сь забвеніемъ всего другого идейнаго богатства, какое заключается въ Богооткровенной мудрости Ветхаго Завѣта, охватывающей всѣ стороны человѣческой жизни.

Въ N... семинаріи не разъ приходилось пишущему слушать объясненія по Св. Писанію, даваемыя на урокахъ въ III и IV классахъ семинаріи о книгахъ пророческихъ.

Боже мой! Какая гнетущая тоска царила въ классѣ, когда учитель изъ профессорскихъ стипендіатовъ тащилъ объясненіе филологическое слово за слово: на моихъ глазахъ умирали пророки и погасалъ огонь ихъ рѣчей.

И съ какой благодарностью вспоминались старинные идейные учителя въ семинаріи и въ академіи, которые стояли выше циркуляровъ! То было особое время!

Они открыли предъ нами свое сердце и свои души.

Въ ближайшіе же годы учителя задыхались въ атмосферѣ недовѣрія и надъ ихъ головами тяготѣлъ гнетъ рабства учебникамъ.

Учебники!... учебники!... учебники!... Вы были господами положенія въ теченіи цѣлой жизни![2]

Книги были забыты. Кѣмъ?

Чадами Православной Церкви! Забытъ былъ и Апокалипсисъ.

Но не забытъ онъ былъ у раскольниковъ, которые жили чаяніями этой книги.

Въ недавнее время вспомнили объ этой книгѣ интеллигенты.

Теперь эту книгу стали читать чада Православной Церкви [3].

О забытой книгѣ вспомнили сначала пасомые – дѣти и вслѣдъ за ними – вынужденно пастыри – отцы.

Такая же судьба была и съ книгой Св. Евангелія: его въ руки взялъ извѣстный писатель и началъ своеобразно толковать. Вынуждены были и «отцы духовные» взяться за эту книгу, читать ее на дому у себя, а не только въ храмѣ за службой.

***

Нѣтъ худа – безъ добра. Богъ понуждаетъ пастырей церкви взяться за свое дѣло защиты вѣры словомъ разума и священнаго воодушевленія и не ограничиваться криками о помощи отъ свѣтской власти.

Что говорить: теперь стало тяжело служить. Очень – тяжело, потому что событія заставляютъ пастырей церкви взять овчатъ на рамена своя, а не ограничиваться только созерцаніемъ ихъ благочестія въ исполненіи обрядовъ.

Приходится теперь питать овецъ уже не млекомъ, а пищей, соотвѣтствующей духовному развитію пасомыхъ.

Приходится священникамъ взяться за изученіе богословской литературы, читать и пріобрѣтать солидныя богословскія сочиненія и выписывать солидные журналы (богословскіе и свѣтскіе), не довольствуясь «Нивою», «Свѣтомъ», «Кормчимъ» и т. п. популярными изданіями. На защиту вѣры надо теперь выходить въ полномъ разумномъ вооруженіи, какъ о томъ и поучаетъ Св. Ап. Павелъ, когда онъ пишетъ о силѣ живой проповѣди, говоря, что она сильнѣе меча.

 

Прот. Панормовъ

«Тамбовскія Епархіальныя Вѣдомости». 1908. № 11. Ч. Неофф. С. 580-584.

 

[1] Это маленькое и дивное посланіе оставалось въ семинаріяхъ въ тѣни; между тѣмъ въ этомъ писаніи впервые рабъ названъ братомъ своего господина.

[2] Разсказываютъ, что въ нѣкоторыхъ семинаріяхъ на урокахъ Русской Литературы знакомство съ рус. писателями ограничивалось прочтеніемъ только хрестоматійныхъ отрывковъ, а въ иныхъ семинаріяхъ и доселѣ о произведеніяхъ говорятъ, но самыхъ произведеній не читаютъ.

[3] Мы разумѣемъ появленіи книги Морозова, содержащей своеобразное обяъсненіе Апокалипсиса. Авторъ.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: