Преподобный Іоаннъ Лѣствичникъ.

Въ первые три седьмицы четыредесятницы св. Церковь побуждаетъ насъ къ посту и воздержанію, изображая тѣлесные и духовныя блага сихъ добродѣтелей. Начиная съ четвертой недѣли, она побуждаетъ насъ къ подвигу поста, ублажая великихъ постниковъ и подвижниковъ.

Въ четвертую недѣлю св. Церковь ублажаетъ преподобнаго Іоанна Лѣствичника, названнаго такъ по имени великаго богословскаго его творенія, подъ заглавіемъ: «Лѣствица, возводящая на небо» или «Лѣствица рая».

Св. Іоаннъ жилъ въ VI вѣкѣ. Въ юности онъ отличался прекрасными умственными способностями и получилъ наилучшее образованіе. Онъ началъ свои подвиги у великаго библейскаго Синая, около береговъ Чермнаго моря, на которомъ совершилось нѣкогда великое чудо Господа славы, такъ дивно воспѣтое въ нашихъ канонахъ.

Синайскій полуостровъ покрываетъ цѣлая сѣть священныхъ горъ, прославленныхъ библейскими и церковно-историческими воспоминаніями. Здѣсь знаменитый Синай, Хоривъ и гора св. Екатерины... Къ сѣверу отъ нихъ до Мертваго моря – безплодная пустыня, а къ югу – роскошная тропическая растительность. Природа поражаетъ здѣсь взоръ человѣка красотою и величіемъ. Она еще болѣе поражаетъ духовный взоръ хрістіанпна величіемъ священныхъ воспоминаній библейскихъ событій. Здѣсь жилъ нѣкогда Моисей въ домѣ тестя своего – мадіамскаго священника Іоѳора, бѣжавшій сюда отъ гнѣва Фараонова послѣ убійства египтянина въ землѣ Гессемъ. У горы Хорива явился ему Богъ, среди неопалимой купины, и призвалъ его къ пророческому служенію. На горѣ Синаѣ, по выходѣ Евреевъ изъ Египта данъ былъ ветхозавѣтный законъ. Въ окрестностяхъ Хорива скрывался нѣкогда ревнитель славы Божіей Илія Ѳесвитянинъ отъ гнѣва Іезавели, нечестивой жены Ахавовой, и сподобился здѣсь видѣнія славы Божіей. Въ началѣ хрістіанской эры здѣсь нашли себѣ убѣжище великіе подвижники вѣры и благочестія. Знаменитая синайская обитель уже въ пятомъ вѣкѣ славилась по всему хрістіанскому міру. Иноки подвизались здѣсь уединенно, по келліямъ, разсѣяннымъ по горамъ и долинамъ. Только въ субботу вечеромъ собирались они въ свою обитель. Вечеромъ здѣсь совершали они всенощное бдѣніе, а въ воскресеніе утромъ причащались св. Таинъ.

Вотъ въ эту-то обитель и вступилъ юный, 16-лѣтній Іоаннъ и вдался въ иноческое послушаніе. Руководителемъ его былъ духовный старецъ Мартирій. Послушаніе руководимаго было полнымъ отреченіемъ отъ своей воли. Въ отношеніяхъ къ окружающимъ проявлялъ онъ ангельскую любовь и кротость и полную готовность при первой надобности послужить всѣмъ и каждому. Добродѣтель подвижника была не внѣшнею и кажущеюся, а исходила изъ глубокихъ тайниковъ его души. Для преподобнаго Іоанна она была путемъ ко смиренію, подавленію духа гордыни и лукавства. «Всѣ, хотящія познать волю Божію, говоритъ онъ въ своей Лѣствицѣ, прежде всего должны умертвить собственную волю. Кто не позналъ повиновенія, тотъ не можетъ пріобрѣсти смиренія, ибо всякій самъ собою научившійся художеству, много о себѣ мечтаетъ».

Великіе подвиги преподобнаго Іоанна стяжали ему всеобщую любовь и уваженіе.

Девятнадцать лѣтъ подвизался Іоанна, подъ руководствомъ Мартирія, до самой смерти своего руководителя. Онъ созрѣлъ уже для самостоятельныхъ подвиговъ. По примѣру другихъ «любителей безмолвія» Іоаннъ вселился въ пустынѣ Ѳола, отстоявшей въ двухъ часахъ пути отъ Синайской обители. Шесть дней, въ теченіе недѣли подвизался онъ въ уединеніи. Въ субботу вечеромъ возвращался въ обитель ко всенощному бдѣнію, а на утро, за литургіей, причащался св. Таинъ. Пламенная молитва, очищеніе души отъ терній грѣховныхъ, борьба со страстями и укрѣпленіе въ себѣ дѣятельной евангельской любви – вотъ главные виды подвиговъ преподобнаго. Въ его пустынѣ долго показывали пещеру, въ которой уединялся онъ для молитвы и подвиговъ. Пещеру эту называли слезоточивою, ибо молитва подвижника проникнута была глубокимъ покаяннымъ чувствомъ и сопровождалась обильными слезами. – Велика была благодатная сила его молитвы. Еще при жизни получилъ онъ даръ чудотвореній.

Однажды въ Палестинѣ и Аравіи была засуха, угрожавшая жителямъ голодомъ и гибелью. Народъ обратился къ преподобному, какъ къ новому Иліи, прося его благодатной молитвы о ниспосланіи дождя на землю. – Не тщетна была надежда просившихъ. Праведникъ помолился. Господь внялъ его молитвѣ и дождь напоилъ жаждущую землю.

Въ другой разъ пришелъ къ преподобному одинъ братъ и просилъ у него наставленій, какъ ему избавиться отъ мучившей его плотской страсти и отогнать нечистые помыслы. «Прибѣгнемъ къ молитвѣ, другъ мой, сказалъ подвижникъ. Молитва, исходящая изъ глубины чистаго сердца, всемогуща у Бога». И страждущій инокъ получилъ исцѣленіе.

Въ своей «Лѣствицѣ» св. Іоаннъ является дивнымъ учителемъ, дивнымъ руководителемъ въ молитвенномъ подвигѣ. Его наставленія – это плоды его духовнаго опыта. Все пережито, перечувствовано, испытано имъ самимъ.

Молитву, въ ряду хрістіанскихъ добродѣтелей, преподобный Іоаннъ считаетъ «основою хрістіанской жизни, священной матерію всѣхъ добродѣтелей». «Въ многоглаголаніи нѣтъ спасенія», поучаетъ св. Іоаннъ, повторяя слова Спасителя: «да не будетъ молитва твоя словами преиспещрена. Едино мытарево слово умилостивило Бога и едино реченіе, съ вѣрою произнесенное, спасло разбойника. Какъ огонь сожигаетъ хворостъ, такъ чистая слеза смываетъ нечистоты души и тѣла».

Къ молитвѣ нужно приступать, поучаетъ Іоаннъ, послѣ тщательнаго приготовленія, по словеси Господню: «когда ты идешь предстать предъ Господомъ, да будетъ риза души твоей соткана изъ нитей непамятозлобія. Если не такъ, то не получишь никакой пользы отъ молитвы».

Молитва за ближнихъ особенно угодна Богу: «если проситъ кто нибудь тебя помолиться, то ты, хотя и не стяжалъ еще дара молитвы, не отвращайся. Ибо часто вѣра просящаго молитвы спасаетъ и того, кто молится о немъ съ сокрушеніемъ сердца... Не возносись, когда ты молишься о другихъ и былъ услышанъ: ибо это подѣйствовала и совершила вѣра ихъ».

Таковы наставленія преподобнаго о молитвѣ.

Не менѣе назидательны его наставленія касательно борьбы человѣка со своею грѣховною природою, съ чувственными и духовными страстями. Св. Іоаннъ поучаетъ: «непрестанно испытывай въ себѣ проявленіе страстныхъ движеній и увидишь, что въ тебѣ гнѣздятся многія страсти, которыхъ мы и распознать не можемъ, или по немощи нашей, или по причинѣ глубоко укоренившагося навыка грѣховнаго».

Изъ страстей человѣческихъ подвижникъ отмѣчаетъ особенно двѣ, наиболѣе сильныхъ, съ которыми требуется постоянная и неусыпная борьба. Это – тщеславіе и гордость. «Тщеславіе высказывается при каждой добродѣтели. Когда храню постъ, тщеславлюсь, и когда, скрывая постъ отъ другихъ, разрѣшаю на пищу – опять тщеславлюсь. Говорить-ли стану, попадаю во власть ему. Молчать ли хочу, опять предаюсь ему. Одѣвшись въ бѣлую одежду, побѣждаюсь честолюбіемъ, и, переодѣвшись въ худую, тщеславлюсь. Куда ни поверни это терніе, оно все станетъ спицами кверху. Тщеславный есть идолопоклонникъ. На взглядъ онъ чтитъ Бога, а на дѣлѣ старается болѣе угождать людямъ, чѣмъ Богу. Люди высокаго духа сносятъ обиду благодушно и охотно, а слушать похвалы и не ощущать никакой пріятности могутъ только святые и непорочные».

Такъ какъ тщеславіе склонно питаться всякимъ достоинствомъ и добродѣтелію, то подвижникъ положилъ себѣ за правило уклоняться отъ всего того, что выдѣляло бы его изъ ряда обыкновенныхъ людей. Въ пищу онъ употреблялъ все, что разрѣшалось церковнымъ уставомъ, но весьма умѣренно. Онъ не проводилъ безсонныхъ ночей, но спалъ очень мало. Но при всемъ своемъ смиреніи онъ не избѣжалъ упрека въ тщеславіи. Люди неблагонамѣренные и завистливые говорили, что бесѣды и поученія Іоанновы, привлекавшія къ нему толпы народа, произносятся не по добрымъ побужденіямъ и не изъ чистыхъ намѣреній но ради честолюбія и тщеславія...

Безропотно перенесъ подвижникъ это нареканіе и себя самаго обвинилъ въ грѣхѣ соблазна ближняго. Чтобы не подавать болѣе поводовъ къ соблазну, въ теченіе цѣлаго года наложилъ онъ на себя печать молчанія, пока обвинители не сознали своего заблужденія и сами не стали просить преподобнаго возобновить свои душеспасительныя бесѣды.

Изъ всѣхъ хрістіанскихъ добродѣтелей дѣятельную любовь къ ближнему преподобный Іоаннъ считаетъ совершеннѣйшей. «Бываетъ, поучаетъ подвижникъ, что когда стоишь на молитвѣ, встрѣчается дѣло благотворенія, не допускающее промедленія, Въ такомъ случаѣ надо предпочесть дѣло любви. Ибо любовь больше молитвы, такъ какъ молитва есть добродѣтель частная, а любовь объемлетъ всѣ добродѣтели».

Достигши высокаго совершенства, преподобный Іоаннъ сдѣлался руководителемъ многихъ, ищущихъ спасенія. Много людей желало быть его учениками, но подвижникъ избралъ себѣ одного юнаго инока Моисея. Съ нимъ онъ сблизился духовною любовію. Ученикъ и учитель составляли какъ бы едино существо. Въ житіи Іоанна содержится такой назидательный разсказъ, изображающій силу ихъ взаимной любви.

Однажды Моисей былъ на работѣ вдали отъ келліи. Іоаннъ въ это время молился. Утомленный продолжительнымъ бодрствованіемъ, онъ «въ сонъ тонокъ сведенъ былъ» и вотъ слышитъ голосъ: «ты спишь спокойно, а ученикъ твой находится въ опасности». Іоаннъ проснулся. Онъ не зналъ, гдѣ искать Моисея и сталъ молиться о немъ. Къ вечеру Моисей вернулся. Іоаннъ спрашиваетъ ученика, не случилось ли съ нимъ чего либо опаснаго?

– «Утомившись работой на солнечномъ зноѣ, отвѣчалъ Моисей – я легъ отдохнуть подъ тѣнью нависшей скалы. Вдругъ меня разбудилъ твой голосъ, зовущій меня. Я поспѣшно всталъ и въ это время скала упала»... Іоаннъ возблагодарилъ Провидѣніе, внявшее его молитвѣ и спасшее Моисея.

Послѣ сорокалѣтнихъ уединенныхъ подвиговъ Іоаннъ избранъ былъ игуменомъ Синайской обители. Не легко было любителю безмолвія разстаться со своей пустыней. Но Іоаннъ повиновался.

Послѣ четырехлѣтняго настоятельства, познавъ приближеніе смерти, онъ возвратился опять къ пустынному безмолвію. Великій подвижникъ преставился въ 563 году, 80-лѣтнимъ старцемъ.

Мы привели отдѣльныя мысли изъ его «Лѣствицы». Это только крупицы изъ его богатой сокровищницы, назидательной какъ для иноковъ, такъ и для благочестивыхъ мірянъ.

Краткое содержаніе «Лѣствицы» можно изобразить такъ.

Первая ступень «Лѣствицы» – отреченіе отъ міра, послѣдняя дѣятельная любовь къ Богу и ближнему. Восходя по этой «Лѣствицѣ», подвизающійся долженъ пройти три состоянія: начинающаго, преуспѣвающаго и совершеннаго. Въ первомъ періодѣ восходящій по Лѣствицѣ воспитываетъ въ себѣ добродѣтели: послушаніе, смиреніе, постъ и другія. Во второмъ періодѣ подвизающійся упражняется въ непрестанной молитвѣ, милосердіи и братолюбіи. Въ третьемъ состояніи достигшій совершенства пріобрѣтаетъ себѣ совершенную любовь, господство надъ страстями, молится о мірѣ.

Начало подвиговъ совершается съ большимъ трудомъ и скорбями. Во второмъ періодѣ борьба облегчается и добродѣтели пріобрѣтаются легче. Въ третьемъ состояніи добродѣтель дѣлается потребностью души. Такимъ образомъ, вся жизнь человѣка есть единый неустанный подвигъ, требующій большого вниманія къ себѣ и великаго напряженія душевныхъ силъ.

«Откуда же зло, спрашиваетъ подвижникъ, и почему такъ тяжела борьба съ нимъ?». – И отвѣчаетъ: «иногда воспитаніе бываетъ причиною развращенія человѣка, иногда дурное общество, но чаще собственное развращеніе души достаточно ей къ погибели. Грѣховъ и страстей, естественно, нѣтъ въ природѣ человѣка. Богъ не творецъ страстей. Онъ даровалъ нашей природѣ многія добродѣтели: милостыню, ибо и язычники сострадательны; любовь, ибо часто и безсловесныя животныя проливаютъ слезы, при потерѣ другъ друга. Посему да постыдятся тѣ, которые извиняются въ недѣланіи добродѣтелей своимъ безсиліемъ».

Къ борьбѣ со страстями св. Іоаннъ даетъ слѣдующее общее руководство: «какую страсть увидишь въ себѣ господствующую, противъ той наипаче и вооружайся. Ибо, если мы съ тобою не побѣдимъ этой страсти, то отъ побѣды надъ другими намъ нѣтъ никакой пользы».

Въ нравственной дѣятельности хрістіанина Іоаннъ каждый разъ требуетъ полной искренности и чистыхъ побужденій: «во всѣхъ случаяхъ мы должны испытывать намѣреніе наше, ибо Господь взираетъ на оное во всѣхъ дѣлахъ нашихъ. Все, что чуждо пристрастія и всякой нечистоты, а дѣлается единственно для Бога и ближняго, вмѣняется намъ во благо».

Вотъ сколько назидательнаго содержится въ житіи и великомъ твореніи великаго учителя и аскета!

 

«Церковное слово». Изд. Вологодскаго братства Всемилостиваго Спаса. 1909. № 121. C. 323-328.

 

***

Преп. Iоанну Лѣствичнику, тропарь, гл. 3: Божественную лѣствицу для всѣхъ утвердивъ,/ словесъ твоихъ художество,/ монашествующимъ наставникъ показался еси,/ отъ дѣяній, Іоанне, очищенія, къ созерцанія возводяй осіянію./ Отче преподобне,// Христа Бога моли даровати нам велію милость.

Кондакъ, гл. 1: Плоды присноживотныя/ отъ книги своея принося ученія, мудре,/ сердца услаждаеши тѣмъ съ трезвениемъ внимающихъ, блаженне./ Лѣствица бо есть, души возводящи/ отъ земныхъ къ небесней и пребывающей славѣ// вѣрою чтущія тя.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: