По поводу отвѣта Святѣйшему Россійскому Сѵноду графа Льва Толстаго.

На изданное Святѣйшимъ Сѵнодомъ Россіи относительно графа Льва Толстаго постановленіе, точный переводъ котораго «Церковная Истина» дала своимъ читателямъ въ другомъ мѣстѣ (№ 10), графъ Толстой отвѣтилъ длиннымъ посланіемъ, которое было напечатано въ переводахъ, а въ послѣднее время и въ оригиналѣ (См. Церк. Вѣстникъ № 5 г. сего года).

Къ несчастію – пишемъ это съ глубокою скорбію – въ этомъ своемъ отвѣтѣ графъ Л. Толстой не сдѣлалъ ничего болѣе, какъ только энергично и торжественнѣшимъ образомъ подтвердилъ слухъ объ его еретичествѣ, категорически отрекаясь въ немъ принять существеннѣйшіе догматы христіанства и окончательно удаляясь изъ священной ограды христіанской церкви, въ которой пребываніе за честь для себя считали такіе великіе и высокоодаренные умы человѣчества, какъ Іустины, Василіи, Григоріи, Златоусты, Фотіи, Восссюеты, Паскали, Шатобріаны, Ламенэ, Ламартины, Ньютоны.

Это – по истинѣ очень печальное явленіе, хотя знавшіе гр. Л. Толстаго, особенно по тѣмъ его сочиненіямъ, въ которыхъ затрогиваются существенные догматы христіанства, иного отвѣта и не ожидали. Какъ въ вышеупомянутомъ отвѣтномъ посланіи, такъ и въ другихъ сочиненіяхъ гр. Л. Толстой является по отношенію къ догматической части христіанства вполнѣ раціоналистомъ. Онъ принимаетъ изъ христіанскаго ученія только то, для принятія чего не требуется со стороны человѣка вѣры, и отбрасываетъ все, требующее, какъ непремѣннаго условія, вѣры, согласно со словами Господа: иже вѣру иметъ и крестится, спасенъ будетъ, а иже не иметъ вѣры, осужденъ будетъ (Мрк. 16, 16).

Съ этой точки зрѣнія знаменитый русскій поэтъ и философъ является среди благочестиваго русскаго народа какъ другой Ренанъ съ его необычайнымъ описательнымъ талантомъ, съ такою же религіозною страстностью, но и съ такимъ же чистымъ раціонализмомъ. Вообще извѣстно тѣсное отношеніе и общеніе гр. Толстаго съ современнымъ научнымъ движеніемъ на западѣ, и вліяніе на него современныхъ отрицательныхъ по отношенію къ догматичеткой части христіанства теченій до такой степени очевидно, что, читая сужденія графа о таинствахъ православной церкви, думаешь, что пробѣгаешь страницы изъ послѣдняго сочиненія Германа Гарнака «Сущность христіанства» (Das Wesen d. Christentum’s), извѣстнаго также своимъ отрицательнымъ отношеніемъ къ нашему предмету; но противъ послѣдняго автора однакоже выступили многіе замѣчательныя лица изъ среды даже самихъ протестантовъ. Пишущій эти строки недоумѣваетъ, какимъ образомъ Л. Толстой заявляетъ въ одномъ изъ своихъ сочиненій (притомъ съ особеннымъ подчеркиваніемъ), что онъ не можетъ принять догмата о Пресвятой Троицѣ на томъ основаніи, что не понимаетъ его.

О какое самообольщеніе! Какъ будто онъ успѣлъ уже проникнуть въ сущность ежеминутно предлежащаго нашимъ взорамъ видимаго творенія, какъ будто успѣлъ уже постигнуть начало и сущность того таинственнаго явленія, которое мы называемъ жизнью и которое такъ разнообразно обнаруживается во всѣхъ царствахъ природы; какъ будто, говоримъ, онъ успѣлъ уже выразумѣть окружающія мыслящаго человѣка тайны природы и одно только осталось ему – постигнуть ограниченнымъ человѣческимъ умомъ сущность, природу и внутреннюю жизнь безпредѣльнаго и непостижимаго Бога. Но если бы возможно было такое познаніе для человѣка на землѣ, то для чего въ такомъ случаѣ ученіе о Троицѣ наименовано таинствомъ? И опять, если-бы пониманіе такихъ таинствъ возможно было однимъ здравымъ разумомъ, тогда для чего полагается въ Евангеліи – какъ неизбѣжное условіе спасенія – вѣра, о которой написано: вѣруяй въ Онъ (Сына) не будетъ осужденъ, а не вѣруяй уже осужденъ есть, яко не вѣрова во имя Единороднаго Сына Божія (Іоан. 3, 18)?

 

Изъ Εκκλησιαστική Αλήθεια 1901 г., № 32.

 

И. Никольскій.

 

«Ярославскія Епархіальныя Вѣдомости». 1901. № 41. Ч. Неофф. С. 655-657.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: