О БѢСОВСКИХЪ КОЗНЯХЪ ВО ДНИ ПОСТА. Поученіе Епископа Виссаріона (Нечаева) въ среду 1-й седмицы Великаго поста.

Трезвитеся и бодрствуйте, зане супостатъ вашъ діаволъ,

яко левъ рыкая ходитъ, искій кого поглотити (1 Петр. 5, 8).

 

Сими словами апостолъ Петръ предостерегаетъ христіанъ отъ злокозненныхъ искущеній со стороны діавола, съ львиною кровожадностью старающагося погубить человѣка. Это предостереженіе надобно помнить всегда, особенно же во дни носта и покаянія. Аще приступаеши работати Господеви, уготови душу твою во искушеніе (Сир. 2, 1). Ревность къ служенію Господу, къ исполненію Его заповѣдей необходимо должна соединяться съ подвигами самоотверженія, безъ чего не можетъ быть побѣждена наша слабая или злая воля. Трудъ борьбы съ нею, не легкій самъ по себѣ, по естественной нашей склонности къ злу, увеличивается искушеніями со стороны діавола, тѣмъ болѣе опасными, чѣмъ меньше примѣтны. Діавольскихъ искушеній весьма много и всѣ они разнообразны. Укажемъ на тѣ изъ нихъ, которыя онъ направляетъ противъ насъ во время поста.

Постъ прежде всего состоитъ въ воздержаніи въ употребленіи пищи и питія. Требуется не вообще только воздержаніе, какая бы ни была пища, постная или непостная, но воздержаніе отъ извѣстнаго рода снѣдей. Напримѣръ, воспрещается употреблять пищу мясную, рыбную, дозволяется пища растительная съ елеемъ и безъ елея. Высшая степень постнаго воздержанія есть сухояденіе. Сверхъ того, заповѣдуется вкушать пищу или одинъ разъ въ день, или два или три дня. Для каждаго изъ насъ эти ограниченія въ пищѣ тяжелы, особенно на первыхъ порахъ. И вотъ діаволъ, зная нашу слабость, употребляетъ ее въ орудіе искушенія. Повторяется исторія діавольскаго искушенія въ раю. Богъ заповѣдалъ воздерживаться отъ употребленія въ пищу плодовъ не всякаго дерева, — всѣ они отданы въ распоряженіе, — но только отъ одного — древа познанія добра и зла. Діаволъ убѣдилъ нашихъ прародителей не послушаться заповѣди Божіей. Подобно сему, ему удается убѣдить многихъ христіанъ не слушаться церковныхъ заповѣдей о постѣ. По его внушенію, никакой нѣтъ разумной надобности отказывать себѣ въ удовлетвореніи естественной потребности въ питаніи, въ каковомъ отношеніи человѣкъ не долженъ отличаться отъ неразумныхъ животныхъ. Но законъ о постѣ отнюдь не возстаетъ противъ естественныхъ потребностей, а только ограничиваетъ свободу въ удовлетвореніи ихъ для того, чтобы дать духу торжество надъ тѣломъ, чтобы возвысить жизнь духовную надъ тѣлесною, чтобы пріучить душу къ покорности волѣ Божіей посредствомъ упражненія въ исполненіи заповѣдей Господнихъ. Цѣль церковнаго поста есть педагогическая, или духовновоспитательная. Достоинство человѣка состоитъ не въ томъ, чтобы поступать во всѣхъ отношеніяхъ по личному произволу, а въ томъ, чтобы обуздывать личный произволъ, предпочитать ему высшую волю Самого Бога непосредственно, или святой Его церкви. Наши прародители находились въ состояніи испытанія посредствомъ заповѣди о невкушеніи плодовъ отъ запретнаго древа. Цѣль испытанія состояла въ укрѣпленіи ихъ воли въ покорности волѣ Божіей. Они не выдержали этого испытанія и за своеволіе понесли праведное осужденіе отъ Бога. Если подобное своеволіе позволяютъ себѣ и сыны церкви, уклоняясь отъ ея заповѣдей, то и имъ не миновать наказанія отъ Бога, — лишенія благодати Божіей.

Время Великаго поста требуетъ усиленнаго участія въ церковномъ богослуженіи. Во всякое другое время храмы наполняются молящимися только въ воскресные и праздничные дни и при особыхъ случаяхъ общественной жизни. Но Великимъ постомъ въ храмахъ присутствуетъ въ будни столько же народу, если не больше, сколько и въ праздники, не смотря на то, что великопостныя церковныя службы продолжительнѣе, чѣмъ въ обычное время, и соединяются съ частыми земными поклонами. Благодареніе Господу, есть много православныхъ христіанъ, которые не тяготятся великопостными службами, съ радостію выстаиваютъ ихъ съ начала до конца, услаждаются церковными чтеніями, пѣніемъ, покаянными молитвами, поклонами, поученіями. Они ежедневно являются въ церковь не въ тѣ только седьмицы, которыя избрали для говѣнія, но и во всѣ остальныя. Къ сожалѣнію, таковые ревнители великопостныхъ службъ составляютъ меньшинство. Для большинства же онѣ кажутся тяжелыми и невыносимыми. Врагъ спасенія этому радъ. Нерасположеніе къ церковнымъ великопостнымъ службамъ подъ его вліяніемъ превращается въ отвращеніе къ нимъ. Они или совсѣмъ уклоняются отъ этихъ службъ и не говѣютъ, или, если привычка и нужда заставитъ ихъ ходитъ въ церковь, они исполняютъ этотъ долгъ съ неохотою, приходятъ въ церковь не въ началѣ, а въ половинѣ службы и ждутъ не дождутся конца ея. Есть и такіе посѣтители великопостныхъ службъ, которые выстаиваютъ ихъ безъ особой тягости, но только выстаиваютъ и ведутъ себя разсѣянно, мимо ушей пропускаютъ чтеніе и пѣніе, взорами блуждаютъ по сторонамъ, однимъ тѣломъ присутствуютъ въ церкви, а душею внѣ ея. Они въ заслугу себѣ поставляютъ только механическій трудъ стоянія, безъ душевнаго участія въ богослуженіи. Такое поведеніе въ храмѣ Божіемъ, нетерпимое во всякое другое время, особенно непростительно во дни Великаго поста. Скорбитъ о нихъ церковь, зато радуются искусители — бѣсы, проникающіе съ своими кознями даже въ храмъ Божій и здѣсь уловляющіе себѣ обильную добычу.

Время поста, какъ время пріятія благодати св. таинствъ, требуетъ приготовленія къ нимъ посредствомъ самоиспытанія. Прежде чѣмъ сподобитіся благодати прощенія грѣховъ и очищенія отъ нцхъ, надлежитъ сознать ихъ, привести въ ясность свое духовное состояніе и строго осудить себя, признавъ свою безотвѣтность предъ Богомъ. Къ прискорбію, и тутъ является искуситель. Онъ помрачаетъ душевныя очи, чтобы мы не видѣли своихъ грѣховъ, не понимали тяжести ихъ и взирали снисходительно на крайне-возмутительные грѣхи. Только бѣсовскимъ вліяніемъ можно объяснить, что человѣкъ, знающій все на свѣтѣ, — все, что дѣлается внѣ его, въ безмѣрныхъ звѣздныхъ пространствахъ, въ отдаленныхъ краяхъ земли, на высотахъ горъ, въ глубинѣ морской, все, что происходитъ въ подземныхъ пространствахъ, — не знаетъ, однако, того, что всего ближе къ нему, не вѣдаетъ состоянія своей души. Все на свѣтѣ служитъ предметомъ его любопытства, но въ свою душу онъ никогда не заглядываетъ. Ему тяжело заняться самоиспытаніемъ. Онъ боится остаться наединѣ съ самимъ собою и ищетъ развлеченій на сторонѣ, чтобы избѣжать скуки самонаблюденія, и если случайнымъ образомъ вниманіе его остановится на неприглядномъ состояніи своей души, на грѣховныхъ сквернахъ, то спѣшитъ заглушить въ себѣ обличающій голосъ совѣсти. Къ его услугамъ является самолюбіе, готовое благовиднымъ покровомъ закрыть душевное безобразіе, признать невинными шалостями тяжкія оскорбленія ближнему, оправдать нечестіе и развратъ. Напрасно сталъ бы кто по христіанскому участію вразумлять его, возбуждать въ немъ спящую совѣсть. Это участіе только озлобляетъ его. Для таковыхъ самоослѣпленныхъ людей время поста и покаянія проходитъ безплодно. Врагъ-искуситель забралъ надъ ними такую силу, что они видя не видятъ своего опаснаго душевнаго состоянія. И пусть никто не думаетъ, что онъ далекъ отъ этой опасности. Всѣ мы ходимъ среди сѣтей, разставленныхъ непримѣтнымъ для насъ исконнымъ искусителемъ, ибо всѣмъ намъ свойственно самолюбіе, которымъ онъ пользуется, чтобы напустить мракъ на нашу душу и закрыть насъ отъ насъ самихъ. Почаще мы должны взывать ко Господу: «Мракъ души моея разжени, Свѣтодавче Слове, и настави мя на путь повелѣній Твоихъ». Пути повелѣній и заповѣдей Господнихъ начертаны въ книгахъ слова Божія. Въ нихъ, какъ въ неподкупномъ зеркалѣ, мы должны ясно видѣть обличеніе своихъ грѣховъ, необходимое условіе для самоисправленія.

Вслѣдствіе недостатка самоиспытанія, и наша исповѣдь во грѣхахъ бываетъ несовершенна, такъ что вмѣсто того, чтобы намъ самимъ предъ духовникомъ открывать свою совѣсть и указывать свои грѣхи, ему приходится напоминать намъ о нихъ и по недостаточному знакомству съ нашими духовными недугами, мало нами сознаваемыми и объясняемыми, предписывать кающимся не всегда соотвѣтствующія духовныя врачества. Но особенно худо то, что дѣло исповѣди мы поставляемъ только въ исчисленіи грѣховъ и, получивъ прощеніе въ нихъ, не почитаемъ себя обязанными перемѣнить образъ жизни, не возвращаться къ прежнимъ грѣхамъ и преуспѣвать болѣе и болѣе въ противоположныхъ имъ добродѣтеляхъ. Отъ этого наша исповѣдь является безплодною. Съ каждымъ годомъ мы дѣлаемся не лучше, а хуже. Радуемся, что исполнили долгъ исповѣди, и не скорбимъ о безплодіи ея. И земному отцу непріятно, если его сынъ, испросившій у него прощеніе въ своихъ винахъ предъ нимъ, спѣшитъ снова прогнѣвлять его тѣми же винами. Не наипаче ли возмутительно, когда мы, забывъ страхъ Божій и совѣсть, прогнѣвляемъ Господа тѣми же грѣхами, какіе прощены намъ на исповѣди? То же можно сказать о причастіи. Приступая къ сему великому таинству, думаютъ не о томъ, чтобы при помощи освящающей благодати, присущей ему, преуспѣвать въ святости, а о томъ, чтобы по исполненіи этого священнаго долга начать ту же безпорядочную жизнь, какой предавались прежде. Причастившійся радуется не тому, что вступилъ въ тѣснѣйшее общеніе со Христомъ, а тому, что почитаетъ себя свободнымъ отъ тѣхъ стѣсненій и ограниченій, съ какими соединялось приготовленіе къ принятію этого таинства. Предъ тѣмъ, какъ сподобиться этой благодати, онъ умолялъ Господа, «да не въ судъ или осужденіе будетъ ему причащеніе святыхъ таинствъ, но во исцѣленіе души и тѣла», но при этомъ забылъ, что ядый и піяй недостойнѣ, судъ себѣ ястъ и піетъ, не разсуждая тѣла Господня. Мысль, что онъ сподобился вкусить не простой хлѣбъ и вино, а Тѣло и Кровь Христову, не удержала его отъ обычныхъ грѣховныхъ привычекъ, и потому святое причастіе послужило ему въ судъ и въ осужденіе. Онъ причастился только на грѣхъ, тяжестію своею напоминающій грѣхъ Іуды предателя. Приближаясь къ св. чашѣ, онъ произнесъ обѣтъ: ни лобзанія Ти дамъ, я ко Іуда и, подобно Іудѣ, оскорбилъ Христа лицемѣріемъ, ибо, вопреки произнесенному обѣту, не сохранилъ вѣрности Христу и перешелъ на сторону врага Его діавола, ее устоявъ противъ его искушеній.

Такъ сильны, такъ заманчивы эти искушенія! Они грозятъ каждому изъ насъ, особенно въ то время, когда онъ «приступаетъ работати Господеви». Что же нужно дѣлать, чтобы не сдѣлаться жертвою ихъ, чтобы не попасть въ челюсть діавола, который, яко левъ рыкая, ходитъ, искій кого поглотити? Нужно духовное трезвеніе и бдительность. Трезвитеся и бодрствуйте. «Трезвитеся», т.-е. ведите себя, какъ свойственно трезвому, сохраняйте самообладаніе. Помните, что чуждый самообладанія походитъ на пьянаго человѣка, который въ состояніи опьяненія находится въ опасности быть ограбленнымъ, изуродованнымъ, и лишенъ возможности сопротивляться обидчикамъ. Силенъ врагъ нашего спасенія, но сила его заключается не въ немъ собственно, а въ слабости нашей воли, въ отсутствіи самообладанія, въ грѣховной безпечности, дѣлающей насъ податливыми на всякое искушеніе и соблазнъ. Бодрствуйте, т.-е. будьте внимательны къ себѣ, строго наблюдайте за собою, не подкрадывается ли къ вашей душѣ врагъ, готовый воспользоваться вашею безпечностью и погубить васъ. Подражайте воинамъ, поставленнымъ на караулъ и бдительно охраняющимъ то мѣсто, къ которому приставлены. Берегите то духовное сокровище, которое ввѣрено вамъ милостію Божіей, т.-е. берегите дары благодати Божіей, служащей къ вашему просвѣщенію, освященію и спасенію, и если увидите опасность діавольскаго искушенія, не медлите отвратить ее оружіями вѣры, надежды и любви къ Богу. Аминь.

«Костромскія Епархіальныя Вѣдомости». 1900. № 4. Отд. 2. Ч. Неофф. С. 119-124.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: