Протоіерей Павелъ Матвѣевскій – Рождество Пресвятыя Богородицы.

Когда «пришла полнота времени» (Гал. 4, 4) и наступало давно ожидаемое исполненіе предвѣчнаго Совѣта Тріѵпостаснаго Божества о явленіи въ міръ Спасителя, Премудрость Божія избрала и предуготовала Пречистую Дѣву Марію, отъ которой «безъ измѣненія воплотилось и родилось Слово Божіе»[1]. «Когда время требовало положить конецъ обѣтованію, говоритъ св. Андрей Критскій, смотри, что сдѣлалъ Совершающій наше спасеніе, спасеніе нашего смѣшенія! Онъ не отъинуда принесъ для сего средство и не изъ другаго существа сдѣлалъ Себѣ орудіе, но взявъ ивъ той же самой персти и изъ той же самой, если можно сказать, закваски, бреніе, построилъ Себѣ драгоцѣнный и поистинѣ неизреченнаго зодчества храмъ, и въ семъ храмѣ Самъ, какъ первый и единственный Первосвященникъ и Царь, домостроительно священносовершилъ примиреніе наше съ Отцемъ Своимъ, пресущественно, но и существенно воспріявъ изъ человѣческаго существа все наше существо»[2].

Родители Пресвятой Дѣвы Богоматери были св. праведные Іоакимъ и Анна. Іоакимъ происходилъ изъ славнаго рода Давидова, нѣкогда царственнаго, но въ теченіе вѣковъ утратившаго свои права и при наставшемъ господствѣ иноплеменниковъ окончательно слившагося съ народомъ[3]. Св. чета жила въ изобиліи, потому что Іоакимъ былъ человѣкъ богатый и, подобно праотцамъ израильскаго народа, имѣлъ много стадъ. Но не богатство, а высокое благочестіе отличало св. чету между другими и содѣлало ее достойною особенной милости Божіей. Вся жизнь св. Богоотцевъ – такъ называетъ св. Церковь Іоакима и Анну въ смыслѣ предковъ по плоти Господа нашего Іисуса Христа – была проникнута духомъ благоговѣйной любви къ Богу и милосердія къ ближнему, такъ что, повинуясь влеченію своего добраго сердца, они, обыкновенно, отдѣляли двѣ трети своихъ доходовъ, изъ которыхъ одну жертвовали на храмъ, а другую отдавали бѣднымъ. Исполняя всѣ заповѣди Ветхаго Завѣта безупречно, они, по выраженію церковной пѣсни, и «въ законной благодати были такъ праведны предъ Богомъ, что удостоились породить младенца Богоданнаго»[4]. Они «кипѣли богатствомъ добродѣтелей»[5] и нравственными качествами превосходили «всѣхъ вкупѣ родителей земныхъ»[6].

Благочестивые супруги, проводя жизнь въ изобиліи и по духу закона Божія, были, по-видимому, вполнѣ счастливыми. Но неплодство Анны, грустно отзывавшееся въ ихъ семейномъ быту, стало наконецъ жестоко терзать ихъ святыя сердца. Лучшіе люди народа Божія всѣми желаніями сердца жили въ будущемъ: завѣтною мечтою ихъ было обрѣсти въ своемъ потомствѣ обѣтованное еще въ раю «сѣмя жены» (Быт. 3, 15), великаго «Примирителя» (Быт. 49, 10) и «Пророка» (Втор. 18, 18). А посему, чадородіе у израильтянъ было вмѣняемо женамъ въ честь и славу (Быт. 24, 60. 30, 1-13. Псал. 112, 9), и на многочисленное потомство смотрѣли, какъ на великое счастіе и благословеніе Божіе (Втор. 28, 4. Притч. 17, 6. Еккл. 6, 3. Псал. 126, 3. 127, 3. 4.); безчадіе, напротивъ того, было почитаемо тяжкимъ несчастіемъ и наказаніемъ Божіимъ (Ис. 47, 9. 49, 21. Ос. 9, 14), и безчадные, обыкновенно, горько жаловались на свое состояніе (Быт. 15, 2. 30, 1), называя его «поношеніемъ между людьми» (Лук. 1, 25), т. е. такимъ состояніемъ, которое подвергало ихъ насмѣшкамъ и пересудамъ злыхъ людей. Скорбь о безплодіи для праведныхъ Іоакима и Анны увеличивалась еще тѣмъ пренебреженіемъ, какое нерѣдко приходилось св. супругамъ терпѣть отъ соотечественниковъ за безчадіе. Въ одинъ изъ великихъ праздниковъ св. Іоакимъ пришелъ въ храмъ Іерусалимскій и желалъ представить Господу сугубую жертву съ теплымъ чувствомъ благочестиваго сердца. Но каково же было огорченіе праведнаго мужа, когда одинъ израильтянинъ обратился къ нему съ рѣзкимъ укоромъ, говоря, что онъ, какъ безчадный, недостоинъ приносить дары Богу, и когда этотъ упрекъ еще повторенъ былъ первосвященникомъ. Выйдя изъ храма съ растерзанныхъ сердцемъ, онъ не зaхогѣлъ возвратиться въ домъ свой, а отправился въ дальнюю пустыню – въ горы, гдѣ паслись стада его. Сорокъ дней онъ провелъ тамъ въ постѣ и молитвѣ, призывая на себя милосердіе Божіе и омывая горькими слезами свое безчестіе въ людяхъ. «Не вкушу пищи и не возвращусь въ домъ мой! Слезы будутъ мнѣ пищею, а пустыня домомъ до тѣхъ поръ, пока услышитъ и посѣтить меня Господь Богъ Израилевъ»[7], говорилъ праведникъ.

Скоро слухъ о происшедшемъ въ храмѣ достигъ св. Анны, и она, узнавъ подробности, а также и то, что опечаленный супругъ ея удалился въ пустыню и не хочетъ возвращаться домой, предалась неутѣшной скорби. «Теперь я всѣхъ несчастнѣе, рыдая, восклицала она: – Богъ отвергъ, люди поносятъ, мужъ оставилъ меня! О чемъ же болѣе плакать мнѣ – объ одиночествѣ ли своемъ или безчадіи? О вдовьемъ ли сиротствѣ своемъ или о томъ, что я не удостоилась назваться матерью?»[8]. Во все время разлуки еъ мужемъ она не осушала слезъ своихъ и, подобно матери Самуила (1 Цар. 1, 10. 12. 13), усердно молила Бога о разрѣшеніи неплодія ея. Однажды, въ тревожномъ состояніи духа, вся поглощенная тягостными думами, Анна вышла въ садъ и, возводя глаза къ небу, среди вѣтвей дерева увидѣла гнѣздо едва оперившихся птенцевъ. Видъ этихъ птенцевъ увеличилъ ея скорбь, напомнивъ ей о безчадіи. «Увы мнѣ, Господи, Господи! возопила Анна. – Я грѣшная одна лишена Тобою плодоношенія!»[9]. «На кого я похожа? Не могу сравнить себя ни съ птицами небесными, ни съ звѣрями земными: тѣ и другіе приносятъ плодъ свой Тебѣ, Господи! Лишь я одна остаюсь безплодною. И съ землею не могу сравнить себя: и та раститъ сѣмена и плодами своими прославляетъ Тебя, Отца небеснаго; лишь я одна безчадна! Ты. Господи, Саррѣ даровалъ сына Исаака въ глубокой старости; Ты отверзъ утробу Анны для рожденія Пророка Твоего Самуила, – воззри и на меня и услышь молитву мою»[10]. «Господи Боже, Ты знаешь самъ поношеніе безчадства, – исцѣли болѣзнь сердца моего, разрѣши узы неплодія моего, неплодную покажи плодоносною, чтобы раждаемое было принесено Тебѣ въ даръ – во славу Твоего милосердія»![11]. Окончивъ слезную молитву свою, Анна, по выраженію церковной пѣсни, «услышала Ангельскій гласъ, извѣствующій ей просимыхъ Божественное сбытіе»[12]. Ангелъ, представшій ей, явственно вѣщалъ: «моленіе твое ко Господу приближися; не сѣтуй и отъ слезъ отступи, благоплодна бо будеши маслина, прозябающа вѣтвь красную Дѣву, яже цвѣтъ процвѣтетъ Христа плотію»[13]. «Не скорби: ты будешь матерію Матери Божіей»![14]. «Ты зачнешь и родишь Дщерь преблагословенную, о Которой благословятся всѣ колѣна земныя и подастся спасеніе всему міру; наречется же имя ей Марія»[15]. Услышавъ радостное вѣщаніе Ангела, Анна въ удивленіи могла лишь произнести тѣ слова, которыя влагаетъ въ уста ея св. церковь: «странное, аще и азъ зачну, зрѣніе! добрѣ, благаго слышанія, аще словесъ сбытіе будетъ»![16]. «Матерь бывшую мя узрятъ яюдіе и учудятся: се бо рожду яко благоволи союзы разрѣшивый неплодствія моего»![17].

Послѣ благовѣстія Аннѣ, Ангелъ явился и св. Іоакиму, проводившему въ пустынѣ дни и ночи въ слезной молитвѣ Богу. «Іоакимъ! молитва твоя услышана Богомъ, – возвѣстилъ ему Ангелъ, – жена твоя Анна родитъ Дочь, о которой будетъ радость всему міру. Вотъ и знаменіе вѣрности моихъ словъ: иди въ Іерусалимъ и тамъ, у золотыхъ вратъ храма, найдешь супругу твою Анну, которой возвѣщено то же самое»[18]. «Иди, праведникъ, Богъ всѣхъ исполнилъ твои прошенія»[19].

Съ благоговѣйною радостію въ сердцѣ, смѣнившею тяжелое чувство скорби, святой Іоакимъ поспѣшилъ въ Іерусалимъ съ богатыми жертвенными дарами, чтобы возблагодарить Бога за великую милость. Здѣсь, на указанномъ Ангеломъ мѣстѣ, онъ нашелъ свою благочестивую супругу и вмѣстѣ съ нею принесъ въ храмѣ благодарственную жертву Богу. Разсказавъ другъ другу подробности явленій Ангела, праведные супруги возвратились въ домъ, съ твердою увѣренностію въ непреложности полученнаго ими обѣтованія[20].

Вскорѣ св. Богоотцы увидѣли надъ собою исполненіе благовѣстія Ангела, какъ и воспѣваетъ св. Церковь: «Анна нынѣ растити начинаетъ Божественный жезлъ, прозябшій таинственный цвѣтъ Христа, всѣхъ Зиждителя»[21]. «Неплодная, плодородящая сверхъ ожиданія Дѣву, имѣющую родить Бога плотію, свѣтится радостію и ликуетъ, громко взывая: радуйтесь всѣ со мною колѣна Израилевы; я ношу въ чревѣ и избавляюсь укоризны въ безчадіи: такъ угодно Создателю, услышавшему мою молитву и исцѣлившему сердечную мою болѣзнь устроеніемъ желаемаго мною»[22].

Въ чудныхъ обстоятельствахъ рождества Пресвятой Дѣвы Богоматери нельзя не видѣть необычайныхъ, и великихъ цѣлей Божественнаго домостроительства нашего спасенія. Отецъ небесный видимо приготовлялъ людей къ вѣрѣ въ будущія, еще болѣе чудныя, зачатіе и рожденіе Единороднаго Сына Своего: «таинству, поетъ святая Церковь, предтечетъ таинство»[23]. «Дѣва Матерь, говоритъ святый Іоаннъ Дамаскинъ, родилась, отъ неплодной, потому что чудесами должно было предуготовить путь къ единственной новости подъ солнцемъ, главнѣйшему изъ чудесъ, и постепенно восходить отъ меньшаго къ большему»[24]. «Въ самомъ дѣлѣ, если – замѣчаетъ св. Андрей Критскій – великое дѣло то, что раждаетъ неплодная: то не болѣе ли удивительно, что раждаетъ Дѣва?.. Нужно было, чтобы Тотъ, Который все и въ Которомъ все, какъ Господь природы, показалъ на праматери Своей чудо, сдѣлавъ ее изъ безплодной матерью, а потомъ и въ Матери измѣнилъ законы природы, сдѣлавъ Дѣву матерію и сохранивъ печать дѣвства»[25]. Чудомъ всемогущества Божія, совершившимся надъ св. Богоотцами, приготовлялось не простое рожденіе, но открытіе тайны премудраго совѣта Божія о спасеніи людей, отъ вѣка сокрытой и непроницаемой даже для Ангеловъ (Кол. 1, 26. 1 Петр. 1, 12), какъ изъясняетъ св. Церковь: «начало нашего спасенія днесь бысть: се бо пронареченная отъ родовъ древнихъ, Мати и Дѣва и пріятелище Божіе, отъ неплодове родитися происходитъ»[26]. Если для устройства ветхозавѣтной скиніи – вещественнаго храма Божія – образъ ея былъ предначертанъ самимъ Богомъ на горѣ Синайской (Исх. 25, 40), и самъ Богъ избралъ художниковъ и сдѣлалъ ихъ способными къ сооруженію ея (31, 2. 3. 6): то не въ большей ли мѣрѣ Промыслъ Божій дѣйствовалъ при устроеніи новой, нерукотворенной скиніи для воплощенія Слова Божія? Какая чистота, какая святость требовались отъ родителей одушевленнаго храма Божія? Они и прежде полученія радостнаго благовѣстія превосходили всѣхъ родителей частотою и святостію: а послѣ того, какъ получили обѣтованіе о снятіи съ нихъ поношенія безчадія, сердца ихъ еще большею воспламенились любовію къ Богу. А чистыя желанія ихъ сердца и праведная жизнъ привлекали къ нимъ въ большей и большей мѣрѣ благоволеніе Божіе и постепенно подготовляли ихъ къ чудному событію. Здѣсь, въ священной тишинѣ обиталища ихъ, устроялся нерукотроренный ковчегъ Божій, уготовлялось живое селеніе Всевышняго. Отсюда должна была произойти, по Божію избранію, единственная и святѣйшая Дѣва, Которой предопредѣлено было сдѣлаться Матерію Бога-Слова (Ис. 7, 14). «Преславное таинство – воспѣваетъ св. Церковь – невѣдомое Ангеломъ, великое для человѣковъ и сокрытое отъ вѣка! Вотъ цѣломудренною Анною носится Богоотроковица Марія, уготовляемая въ селеніе для Царя всѣхъ вѣковъ и въ обновленіе рода нашего»![27].

Благовѣстіе Ангела исполнилось, и по прошествіи дней чревоношенія св. Анна родила Дщерь. День рожденія младенца въ ветхозавѣтныя времена вообще былъ днемъ радости для всей семьи (Быт. 5, 29. 21, 6 и др.), считался особенно знаменательнымъ (Іер. 20, 15) и въ достаточныхъ домахъ составлялъ ежегодный праздникъ (Матѳ. 14, 6): какъ же радостенъ былъ для св. Богоотцевъ день рожденія Преблагословенной Дщери? Явное чудо милости Божіей, прежде всего, обратило очи ихъ, полныя слезъ благодарности, къ небу, – и Іоакимъ благоговѣйно взывалъ къ Всемогущему Богу: «Ты, источившій непокорнымъ людямъ воду изъ скалы, благопокорнымъ даруешь изъ безплодныхъ чреслъ пдодъ, на радость намъ»![28]. Анна, въ безмолвномъ восторгѣ возносясь мыслію къ небу, умиленно помышляла: «Ты, Господи, заключающій и отверзающій бездну, возводящій воду на облака и дающій дождь, Ты далъ мнѣ произрастить пречистый плодъ отъ безплоднаго корня!»[29]. И св. Церковь, раздѣляя восторгъ праведныхъ Богоотцевъ, взываетъ всему міру: «сей день Господень! радуйтесь людіе! Ибо произошелъ изъ утробы чертогъ Свѣта и книга Слова жизни, и явившаяся дверь на востокъ ожидаетъ входа Первосвященника великаго, едина вводящая единаго Христа во вселенную, для спасенія душъ нашихъ»[30].

Долго ожидалъ міръ Пресвятую Дѣву Марію, долго недоумѣвали небесные и земные слуги Іеговы, «кто сія проницающая, аки утро» (Пѣсн. 6, 9)? И вотъ, наконецъ, послѣ долгихъ вѣковъ ожиданія, на темномъ небосклонѣ міра, среди глубокой ночи богоневѣдѣнія, появляются, по выраженію церковной пѣсни, «двѣ величайшія звѣзды», за которыми слѣдуетъ «пресвѣтлая заря», предвѣстница «великаго Солнца міру»[31]. Утверждается на землѣ «лѣствица» (Быт. 28, 12), соединяющая небо и землю. Отверзаются «врата» (Іез. 44, 2), чрезъ которыя «сый надъ всѣми Богъ», облеченный плотію, входитъ «во вселенную» (Рим. 9, 5. Евр. 1, 6). Созрѣваетъ для земнородныхъ сладчайшій гроздъ, источающій питіе вѣчной жизни. Воздвигается цѣлебная «Виѳезда» (Іоан. 5, 2), принявшая въ себя не Ангела – служебнаго духа, но «Ангела великаго совѣта» (Ис. 9, 6), да возвратится къ здравію и нестарѣемой жизни все падшее человѣчество. Созидается «домъ Премудрости» Божіей (Притч. 9, 1), которая «просвѣтитъ» и наставитъ «всякаго человѣка, грядущаго въ міръ» (Іоан. 1, 9), разсѣявъ тьму невѣрія и заблужденій. Она – Заступница рода человѣческаго, Ходатаица. нашего спасенія, сердобольная Мать всѣхъ искупленныхъ кровію Сына Ея. «Ты – говоритъ Благодатной св. отецъ Церкви – Ты рождена не для Себя... Ты будешь жить для Бога, благодатію Коего вступила въ жизнь, дабы послужить спасенію всего міра, дабы чрезъ Тебя исполнился древній совѣтъ Божій о воплощеніи Слова и нашемъ обоженіи... Твое сердце насладится словомъ Божіимъ и напоится имъ, какъ плодовитая маслина въ дому Божіемъ, какъ древо, насажденное при истокахъ водъ Духа, какъ древо жизни, которое даетъ плодъ свой въ предопредѣленное время, т.-е. воплотившагося Бога, вѣчный животъ всѣхъ»[32].

 

Протоіерей Павелъ Матвѣевскій.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1888. № 36. С. 984-989.

 

[1] Выраженіе св. Іоанна Дамаскина. Точное излож. прав. вѣры, М. 1884 г. стр. 167.

[2] Христ. Чт. 1840 г. ч. 3. стр. 362.

[3] Въ Евангеліяхъ есть непрямое указаніе на происхожденіе Пресвятой Дѣвы отъ царскаго рода Давидова (Лук. 1, 27. 32. Іоан. 7, 42); нѣсколько яснѣе у святаго Апостола Павла (Римл. 1, 3. 2. Тим. 2, 8. Евр. 7, 14). Древнѣйшіе отцы церкви согласно говорятъ, что Божія Матерь происходила изъ рода и племени Давида (св. Игнатій Богоносецъ въ посл. къ Ефес. § 18; св. Іустинъ мученикъ въ разгов. съ Триф. 45; св. Іоаннъ Злат. въ бесѣдѣ 2 на Матѳ). Въ церковныхъ службахъ 8 и 9 сентября есть много указаній на происхожденіе Пресв. Дѣвы отъ рода Давидова (8 сент. 2 сѣд. на каѳ.; 9 сент. кан. 2. п. 7. троп. 1. Октоихъ, гл. 1. нед. кан. 3. п. 9 ирм.).

[4] Служб. 9 сент. тропарь.

[5] Тамъ же, утр. кан. 2. п. 8. троп. 1.

[6] Тамъ же, п. 1. троп. 3.

[7] Чет. Мин. 9 сент.

[8] Тамъ же.

[9] Служб. 9 сент. веч. стихир, на стиховнѣ 1.

[10] Чет. Мин. 9 сент.

[11] Служб. 9 дек., веч. стих, на стиховнѣ 1.

[12] Тамъ же, стих. 2.

[13] Тамъ же.

[14] Служб. 9 дек. утр. кан. 2. п. 3. троп. 2.

[15] Чет. Мин. 9 сент.

[16] Служб. 9 дек. утр. кан. 2. п. 6. троп. 2.

[17] Тамъ же, кан. 1. п. 5. троп. 2.

[18] Чет. Мин. 9 сент.

[19] Служб. 9 дек. утр. кан. 2 п. 3. троп. 1.

[20] Въ церковныхъ службахъ 8 и 9 сентября и 9 декабря упоминаются: непріятія въ храмѣ приношенія Іоакима (9 дек. кан. п. 3. сѣд.); молитвы Іоакима на горѣ и Анны въ саду (8 сент. икосъ); видѣніе Анною гнѣзда (9 сент. на стиховнѣ стихир. 1; 9 дек. утр. кан. 2. п. 7 троп. 3; молитва Анны въ саду и явленіе ей Ангела (9 дек. утр. кан. п. 3. троп. 3; кан. 2. п. 3 троп. 2); явленіе Ангела Іоакиму (9 дек. утр. кан. 2. п. 3. троп. 1).

[21] Служб. 9 дек. кан. 1. п. 5. троп. 1.

[22] Тамъ же, стрхир. на Госп. воззв. 1, въ русск. перев. Св. православная Церковь, воспоминая «зачатіе св. Анны, егда зачатъ Пресвятую Богородицу», 9 числа декабря, и называя его «преславнымъ» (служб. 9 дек. стихир, на хвалит. слава), тѣхъ не менѣе далека отъ мысли признать его непорочнымъ, въ смыслѣ совершенной свободы отъ первороднаго грѣха. Единымъ безгрѣшнымъ слово Божіе именуетъ только Господа Іисуса Христа, Богочеловѣка, воплотившагося отъ Пресвятой Дѣвы Маріи по наитію Святаго Духа (Матѳ. 1, 18. 20. Лук. 1, 35. 1 Петр. 1, 19. 2, 22. 1 Іоан. 3, 5. 2 Кор. 5, 21. Евр. 7, 26), а св. Отцы согласно утверждаютъ, что Пресвятая Дѣва Богородица была зачата, хотя чудесно – отъ родителей неплодныхъ, но не свыше законовъ обыкновеннаго человѣческаго рожденія (св. Епифаній противъ ересей 79. § 5. св. Амвросій въ толков. на Лук. 2, 56). Св. православная Церковь учитъ, что Пресвятая Дѣва родилась по обыкновенному закону человѣческаго рожденія, но для тайны воплощенія Слова Божія была «предочищена Духомъ по душѣ и тѣлу» (св. Григорій Богословъ, Христ. Чт. 1840 г. ч. 4. стр 313): «въ утробу вселися дѣвичу, предочищенную Духомъ» (служб. 25 марта, стихир. на литіи, слава).

[23] Служб. 9 сент. утр. кан. 2. п. 6. троп. 4.

[24] Христ. Чт. 1823 г. ч. 31 стр. 228.

[25] Слово 3 на Рожд. Богор. Patrol. Curs, compl. tom. 97. col. 860.

[26] Служб. 8 сент. стихир, на литіи 1.

[27] Служб. 9 дек. веч стихир, на Госп. воззв. слава въ русск. перев.

[28] Служб. 8 сент утр. кан. 1. п. 9. троп. 1.

[29] Тамъ же, кан. 2. п. 8. троп. 2.

[30] Тамъ же, стихир. на хвалит. слава.

[31] Служб. 9 дек. утр. кан. 2. троп. 3.

[32] Св. Іоаннь Дамаскинъ, Христ. Чт. 1882 г. ч. 31. стр. 244.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: