Житіе преподобнаго отца нашего Варсонофія Оптинскаго.

Одновременно съ преподобными Іосифомъ и Анатоліемъ и послѣ ихъ кончины старчествовалъ въ Оптиной Пустыни скитоначальникъ преп. Варсонофій.

Преподобный Варсонофій (въ міру Павелъ Ивановичъ Плиханковъ), изъ потомственныхъ дворянъ, родился 5 іюля 1845 года. По окончаніи образованія въ Полоцкомъ кадетскомъ корпусѣ онъ вступилъ на военную службу и дослужился до чина полковника Оренбургскаго казачьяго войска въ должности начальника мобилизаціоннаго отдѣленія и старшаго адъютанта Казанскаго военнаго округа. Но духовное направленіе, привитое ему благочестивыми родителями еще въ дѣтствѣ, получило перевѣсъ надъ другими интересами, и онъ рѣшилъ посвятить себя Богу.

Впослѣдствіи, преп. Варсонофій разсказывалъ: «Я каждый день ходилъ къ ранней обѣднѣ. Такъ пріучила меня мачеха, и какъ я теперь ей благодаренъ! Бывало, въ деревнѣ, когда мнѣ было только пять лѣтъ, она каждый день будила меня въ 6 часовъ утра. Мнѣ вставать не хотѣлось, но она сдергивала одѣяло и заставляла подниматься; и нужно было идти, какова бы не была погода, полторы версты къ обѣднѣ. Спасибо ей за такое воспитаніе! Она показала свою настойчивость благую, воспитала во мнѣ любовь къ церкви, такъ какъ она и сама всегда усердно молилась».

И вотъ, однажды, тяжко заболѣвъ воспаленіемъ легкихъ и почувствовавъ приближеніе смерти, Павелъ велѣлъ денщику читать вслухъ Евангеліе, а самъ забылся. И въ это время ему было видѣніе: онъ видѣлъ открытыми небеса, и содрогнулся весь отъ великаго страха и свѣта. Вся жизнь пронеслась мгновенно передъ нимъ. Онъ былъ глубоко проникнутъ сознаніемъ покаянности за всю свою жизнь, и услышалъ голосъ свыше, повелѣвавшій ему идти въ Оптину Пустынь. Въ его душѣ произошелъ переворотъ, у него открылось духовное зрѣніе, онъ уразумѣлъ всю глубину словъ Евангелія. По отзыву преп. Нектарія Оптинскаго, «изъ блестящаго военнаго въ одну ночь, по соизволенію Божію, онъ сталъ великимъ старцемъ».

Къ удивленію всѣхъ, больной полковникъ сталъ быстро поправляться, выздоровѣлъ и уѣхалъ въ Оптину Пустынь. Старцемъ въ Оптиной былъ въ это время преп. Амвросій, который велѣлъ ему покончить всѣ дѣла въ три мѣсяца съ тѣмъ, что, если онъ не пріѣдетъ къ сроку, то погибнетъ. И тутъ начались различныя препятствія. Пріѣхалъ полковникъ Плиханковъ въ Петербургъ за отставкой, а ему предложили болѣе блестящее положеніе и задержали отставку. Товарищи смѣялись надъ нимъ, уплата денегъ задерживалась, онъ не могъ расплатиться со всѣми, съ кѣмъ нужно, искалъ денегъ взаймы и не находилъ. Но его выручилъ старецъ Варнава изъ Геѳсиманскаго скита: онъ указалъ ему, гдѣ достать денегъ и торопилъ исполнить Божіе повелѣніе. Люди, противясь его уходу, нашли ему даже невѣсту. Только мачеха его радовалась и благословила его на иноческій подвигъ. Съ Божіею помощью онъ преодолѣлъ всѣ препятствія и явился въ Оптину въ послѣдній день своего трехмѣсячнаго срока. Преп. Амвросій лежалъ въ гробу, и Павелъ приникъ къ его гробу.

Въ декабрѣ 1891 года Павелъ Ивановичъ былъ принятъ въ число братства Предтеченскаго скита и преп. Анатолій далъ ему послушаніе быть келейникомъ при преп. Нектаріи. Около преп. Нектарія Павелъ прошелъ въ теченіе десяти лѣтъ всѣ степени иноческіе и изучилъ теоретически и практически святыхъ Отцовъ. Три года каждый вечеръ ходилъ онъ для долгихъ бесѣдъ къ преп. Анатолію, а затѣмъ къ преп. Іосифу.

Въ 1903 году, будучи уже въ санѣ іеромонаха, онъ былъ назначенъ помощникомъ старца и духовникомъ Шамординской женской пустыни и богомольцевъ. Во время войны съ Японіей, въ 1904 году, его командировали на Дальній Востокъ обслуживать лазаретъ имени преп. Серафима Саровскаго, а по возвращеніи онъ вновь былъ опредѣленъ духовникомъ.

Въ 1906 году митр. Антоній С.-Петербургскій вызвалъ его для высшаго назначенія, но преп. Варсонофій, по смиренію и любви къ уединенной жизни, уклонился отъ предложенія владыки и остался въ Оптиной, гдѣ въ 1907 году былъ назначенъ скитоначальникомъ. На него возложено было духовное окормленіе братства и всѣхъ посѣтителей, съ коими затѣмъ у него установилось непрерывное духовное общеніе, плодомъ чего была ежедневная переписка, доходившая не менѣе чѣмъ до 4000 писемъ ежегодно.

Строгость жизни, богословская начитанность и рѣдкая разсудительность очень скоро привлекли къ нему вниманіе многихъ. Съ кончиной св. прав. Іоанна Кронштадтскаго и старца Варнавы приливъ богомольцевъ въ Оптину замѣтно увеличился. Среди нихъ было много лицъ изъ высшихъ классовъ, а также учащейся молодежи обоего пола высшихъ учебныхъ заведеній. Волнуемые различными чувствами и сбиваемыя сомнѣніями, они прибѣгали къ помощи и руководству преп. Варсонофія и у него при содѣйствіи благодати Божіей находили соотвѣтствующее врачеваніе.

У преп. Варсонофія былъ характеръ нѣсколько сходный съ характеромъ великихъ оптинскихъ старцевъ преподобныхъ Льва и Анатолія. Неподкупная справедливость, простота и прямота его были нестерпимы для всѣхъ гордецовъ, самочинниковъ и несознающихся грѣшниковъ. Онъ никогда не могъ терпѣть лукавства и ни въ чемъ не выносилъ двоедушія.

Преподобный обладалъ даромъ прозорливости не менѣе другихъ старцевъ. Въ немъ этотъ даръ особенно ясно выражался. Онъ видѣлъ человѣческую душу, а это давало ему возможность воздвигать падшихъ, направлять съ ложнаго пути на истинный, исцѣлять болѣзни душевныя и тѣлесныя, изгонять бѣсовъ. Его даръ прозорливости особенно проявлялся при совершеніи имъ Таинства Исповѣди. Вотъ какъ описываетъ исповѣдь у преп. Варсонофія одинъ изъ его духовныхъ сыновей, о. Иннокентій (Павловъ): «Въ Оптиной во всѣ посты, а въ Великій два раза, на первой и Страстной седмицѣ, вся братія, безъ исключенія, говѣла — исповѣдовалась и причащалась. Невыразимое благодатное дѣйствіе производила на всѣхъ исповѣдь о. Варсонофія и еще такъ называемая исповѣдь — откровеніе помысловъ, каковая въ Оптиной установлена была по четвергамъ. Одинъ разъ въ недѣлю, именно въ четвергъ, старецъ никого изъ мірянъ не принималъ, и этотъ день у него былъ назначенъ исключительно для монашествующей братіи монастыря и скита. Ангелоподобный старецъ, облаченный въ полумантію, въ епитрахили и поручахъ, съ великой любовью принималъ каждаго, не спѣша задавая вопросы, выслушивая и давая наставленія. При этомъ онъ имѣлъ совершенно одинаковое отношеніе какъ къ старшимъ, такъ равно и къ самымъ послѣднимъ. Всѣ ему были съ беззавѣтной любовью преданы, и онъ зналъ до тонкости душевное устроеніе каждаго. Бывало, послѣ исповѣди или откровенія помысловъ, какая бы скорбь, печалъ или уныніе ни угнетали душу, все смѣнялось радостнымъ настроеніемъ и, бывало, летишь отъ старца, какъ на крыльяхъ радости и утѣшенія. И дѣйствительно, это были незабываемыя минуты не только для меня лично, но, какъ извѣстно, и всѣ его духовныя чада испытывали подобное».

Преп. Варсонофій говорилъ о благодати старчества: «старцевъ называютъ прозорливцами, указывая этимъ, что они могутъ видѣть будущее; да, великая благодать дается старчеству, — это даръ разсужденія, то-есть наивеличайшій даръ, даваемый Богомъ человѣку. У нихъ, кромѣ физическихъ очей, имѣются еще очи духовныя, предъ которыми открывается душа человѣческая. Прежде чѣмъ человѣкъ подумаетъ, прежде чѣмъ возникла у него мысль, они видятъ ее духовными очами, даже видятъ причину возникновенія такой мысли. Отъ нихъ не сокрыто ничего. Ты живешь въ Петербургѣ и думаешь, что я не вижу тебя. Когда я захочу, я увижу все, что ты дѣлаешь и думаешь».

Благословляя говѣющихъ, онъ совѣтовалъ послѣ вечерни, на которой читаютъ каноны, не вкушать ничего до принятія св. Тайнъ. Въ исключительныхъ случаяхъ разрѣшалъ выпить одного чая. «Иногда въ день Причастія бываетъ тягостное настроеніе, но на это не надо обращать вниманіе и не надо отчаиваться, такъ какъ въ этотъ день діаволъ особенно ополчается на человѣка и дѣйствуетъ на него гипнозомъ. Гипнозъ — злая, нехристіанская сила. Благодаря этому гипнозу, діаволъ смущаетъ насъ, священнослужителей, когда мы совершаемъ Литургію». Ложиться днемъ спать въ день Причастія преподобный не совѣтовалъ.

Преп. Варсонофій говорилъ: «Не должно уходить изъ церкви до окончанія обѣдни, иначе не получишь благодати Божіей. Лучше прійти къ концу обѣдни и достоять, чѣмъ уходить передъ концомъ... Вотъ у насъ въ церкви читаютъ шестопсалміе, и люди часто выходятъ на это время изъ храма. А вѣдь не понимаютъ и не чувствуютъ они, что шестопсалміе есть духовная симфонія, жизнь души, которая захватываетъ всю душу и даетъ ей высочайшее наслажденіе».

За время пребыванія въ Оптиной, преподобный никуда не отлучался изъ обители и выѣзжалъ изъ нея только по послушанію. Послѣдній выѣздъ его былъ въ 1910 году на станцію Астапово для обращенія и напутствія умирающаго графа Л. Толстого, но его, какъ всѣмъ извѣстно, не допустили окружающіе графа, къ общему сожалѣнію всѣхъ православныхъ и самого преп. Варсонофія.

Въ апрѣлѣ 1912 года произошло печальное событіе — удаленіе преп. Варсонофія изъ Оптиной Пустыни на настоятельство въ Старо-Голутвинскій монастырь. Это произошло въ результатѣ клеветническихъ доносовъ и жалобъ нѣкоторыхъ лицъ, недовольныхъ дѣятельностью преп. Варсонофія.

Въ то время, какъ православный вѣрующій народъ отовсюду стекался къ преподобному за полученіемъ облегченія душевныхъ и тѣлесныхъ недуговъ, самого преп. Варсонофія подтачивалъ недугъ. Кое-какъ перемогался онъ весь 1912 годъ, но уже съ начала 1913 года началъ быстро слабѣть... Истекалъ срокъ 365 дней съ выѣзда изъ Оптиной Пустыни, съ которымъ должна была совпасть и кончина преподобнаго, по предсказанію блаженной Параскевы Саровской.

1 апрѣля 1913 года онъ предалъ свою чистую душу въ руки Господа, Котораго онъ такъ возлюбилъ и ради Котораго всю свою жизнь распиналъ себя.

Священный Синодъ разрѣшилъ похоронить его въ Оптиной Пустыни, куда и перевезли тѣло его. Здѣсь, близъ гробницъ великихъ Оптинскихъ старцевъ, и нашелъ мѣсто своего послѣдняго упокоенія преп. Варсонофій.

 

Оптинскіе старцы. Лондонъ. Канада: Издательство «Заря», 1990. С. 59-63.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: