Епископъ Виссаріонъ (Нечаевъ) – Мнительность (Поученіе въ недѣлю Ѳомы).

Въ сегодняшнемъ евангельскомъ чтеніи повѣствуется о двухъ явленіяхъ ученикамъ Господа Іисуса по воскресеніи. Одно изъ нихъ было въ самый денъ воскресенія Христова, другое въ восьмой день по воскресеніи. При первомъ явленіи не присутствовалъ апостолъ Ѳома, и потому, когда сказали ему прочіе апостолы, что они видѣли Господа, онъ усумнился въ дѣйствительности Его явленія и сказалъ: аще не вижу на руку Его язвы гвоздиныя и вложу руку мою въ ребра Его, не иму вѣры. Сомнѣніе Ѳомы разрѣшилось полнымъ удостовѣреніемъ въ истинѣ воскресенія Христова въ восьмой день, когда Ѳома, вмѣстѣ съ прочими апостолами, удостоился быть свидѣтелемъ новаго явленія воскресшаго Христа. Ѳомѣ позволено было Христомъ осязать язвы на Его тѣлѣ. Ѳома не только увѣрился въ воскресеніи Христа и въ дѣйствительности Его явленія по воскресеніи, но еще исповѣдалъ Его Богомъ и Господомъ. Въ сомнѣніи Ѳомы не было ничего предосудительнаго. Нельзя поставить ему въ вину, что онъ не вдругъ повѣрилъ свидѣтельству другихъ о воскресеніи Христа и явленіи Его, что онъ пожелалъ самолично убѣдиться въ этой истинѣ, самолично своими глазами хотѣлъ видѣть, своими руками осязать воскресшаго Господа. Христосъ не осудилъ его за сомнѣніе. Христосъ вообще ни отъ кого не требовалъ вѣры слѣпой. Онъ не стѣснялъ свободы въ изслѣдованіи истины, никому не навязывалъ насильно вѣры въ Него. Равно и апостолы Христовы требовали отъ христіавъ вѣры сознательной, просвѣщенной, такъ чтобы они могли давать отчетъ въ своемъ упованіи всякому вопрошающему, чтобы имѣли просвѣщенныя очеса сердца и болѣе и болѣе преуспѣвали въ разумѣніи истины. Естественно въ этомъ стучаѣ встрѣчаться съ разными сомнѣніями и недоумѣніями. Любовь къ истинѣ требуетъ не оставлять ихъ безъ вниманія, а искать разрѣшенія ихъ и уясненія путемъ собственнаго размышленія или обмѣна своихъ мыслей съ другими людьми, болѣе свѣдущими и авторитетными. Сомнѣніе или выраженіе сомнѣнія въ этомъ случаѣ не только не вредно, но полезно, какъ доказалъ примѣръ Ѳомы, путемъ сомнѣнія не только самого себя, но и всѣхъ удостовѣрившаго въ несомнѣнности воскресенія Христова. Всѣ, подобно Ѳомѣ искушаемые сомнѣніями, обязаны ему убѣжденіемъ къ истинѣ. Но не всегда сомнѣніе бываетъ благотворно. Иногда оно переходитъ въ крайность. Одинъ изъ видовъ этой крайности есть мнительность, которая обнаруживается въ дѣлахъ религіи и въ дѣлахъ житейскихъ.

Религія немыслима безъ страха Божія. Истинно религіозный и благочестивый человѣкъ ежеминутно опасается прогнѣвать Господа не только грѣховными дѣлами, но мыслями и сердечными двяженіями. Опасеніе сдѣлать и помыслить что-нибуъ дурное предъ лицемъ Бога всевѣдущаго, предъ Которымъ открыты всѣ сокровенныя мысли и чувства, предъ лицемъ Бога всесвятаго и праведнаго, предъ Которымъ мерзокъ всякъ помыслъ неправедный, предъ лицемъ Бога правосуднаго, воздающаго каждому по его дѣламъ, словамъ и мыслямъ, – это опасеніе постоянно присуще истинно благочестивому человѣку; но въ людяхъ мнительныхъ оно переходитъ въ опасную крайность, повергаетъ ихъ въ уныніе, ослабляетъ въ нихъ упованіе спасенія, даже приводить ихъ къ отчаянію. Такъ, многіе грѣшники, принесшіе искреннее покаяніе въ грѣхахъ и въ таинствѣ исповѣди получившіе прощеніе ихъ, все еще продолжаютъ сомнѣваться въ милосердіи Божіемъ, почитаютъ себя погибшими существами. Страхъ неумытнаго суда Божія подавляетъ въ нихъ надежду на благость Божію. Ихъ не утѣшаютъ свидѣтельства слова Божія о всепрощающей и милующей кающихся грѣшниковъ, какъ бы ни были тяжки грѣхи, благодати Бежіей. Ихъ не ободряютъ трогательные примѣры милосердія Божія къ великимъ грѣшникамъ, – блудницамъ, мытарямъ и разбойникамъ, отступникамъ отъ Христа, гонителямъ христіанства. Безуспѣшная или малоуспѣшная борьба съ грѣховными искушеніями ввергаетъ ихъ въ малодушіе. Имъ приходитъ на мысль, не отступился ли отъ нихъ совсѣмъ Господь, не отдалъ ли ихъ во власть діаволу. А діаволъ этому радъ. Тайными козяями онъ усиливаетъ въ нихъ эту пагубную мнительность и доводитъ ихъ до того, что они въ отчаяніи бросаются въ крайности нечестія и беззаконія, разсуждая: намъ не на что надѣяться, намъ за-одно погибать.

Религіозная мнительность нѣкоторыхъ людей выражается въ томъ, что они, не различая существеннаго отъ несущественнаго въ дѣлахъ вѣры, почитаютъ величайшимъ, непростительнымъ грѣхомъ отступленіе отъ весущественно важныхъ правилъ и обычаевъ благочестія. Такъ, большая часть такъ называемыхъ единовѣрцевъ, оставившихъ расколъ и соедивившихся съ Церковію, нѣкоторые старообрядческіе обычаи почитаютъ такою велою святыней, за которую готовы даже умереть, и строго осуждаютъ общеправославные обряды и обычаи, напримѣръ: троеперстіе, хожденіе противъ солнца, употребленіе четыреконечнаго креста и тому подобное.

Предписанный Церковью постъ есть, безъ сомнѣнія, дѣло святое; но ревность къ соблюденію строгихъ правилъ относительно постной пищи дѣлаетъ многихъ постниковъ до того мнительными, что они почитаютъ грѣхомъ употреблять сахаръ изъ опасенія оскоромиться, ни за что не согласятся употребляты молоко, если оно предписывается врачемъ въ качествѣ лекарства, хотя бы это лекарство разрѣшено было принимать духовникомъ.

Есть немало людей весьма умныхъ и образованныхъ, которыхъ мнительность доводитъ до суевѣрія; напримѣръ, они почитаютъ дурною примѣтою, если на столѣ поставлено три свѣчи, если за столомъ сидятъ тринадцать гостей, если встрѣчаются на дорогѣ съ священниками и съ монахами.

Кромѣ мнительности религіозной, мнительность проявляется въ обращеніи къ ближнимъ. Осторожность въ обращеніи съ ближнимъ предписывается заповѣдію евангельскою: будите мудри, яко змія, и цѣли, яко голубіе (Мат. 10, 16). Но въ нѣкоторыхъ христіапахъ эта осторожность простирается до непростительной крайности, до преступной мнительности: всѣхъ они подозрѣваютъ въ недоброжелательствѣ, въ коварствѣ, во всѣхъ видятъ враговъ себѣ и ненавистниковъ. Скажетъ имъ иной что-нибудь въ шутку, безъ всякаго намѣренія оскорбить ихъ, – они задумываются, – это сказано не спроста, тутъ скрывается злой умыселъ, – и чтобы узнать, какой это умыселъ, переходятъ отъ одной невѣроятной и нелѣпой догадки къ другой. Сорвется иногда съ языка слово нетерпѣнія и досады и тутъ же забудется, но оно тяжело ложится на сердце мнительныхъ людей. Скажешь что-нибудь неодобрительное о комъ-нибудь въ присутствіи мнительныхъ людей, они на свой счетъ принимаютъ это. Они могутъ быть добрыми и благочестивыми людьми, но, къ сожалѣнію, крайне самолюбивы, ихъ сердце чуждо христіанской любви, которая всему вѣру емлетъ (1 Кор. 13, 7), боится оскорбить кого-нибудь подозрѣніемъ во лжи и обманѣ.

Съ поразительной силою мнительность многихъ людей проявляется въ заботахъ о здоровьѣ. Здоровье есть великое благо, которое даетъ возможность пользоваться всѣми другими земными благами и вмѣстѣ проводить жизнь въ трудѣ; но люди мнительные заботу о здоровьѣ простираютъ до болѣзненной крайности. Они ни о чемъ столько не думаютъ, какъ о состояніи своего здоровья, ничего столько не читаютъ, какъ врачебныя книги, и признаки описываемыхъ въ нихъ болѣзней отыскиваютъ въ себѣ. Общеніе съ людьми, бесѣда съ ними, могли бы по-видимому ослабить ихъ мнительность, отвлечь ихъ, хоть на короткое время, отъ мыслей о своей болѣзни. Къ сожалѣнію, и съ другими они любятъ разсуждать только о своихъ мнимыхъ или дѣйствительныхъ болѣзняхъ, и тѣмъ надоѣдаютъ собесѣдникамъ. Забота о своемъ здоровьѣ въ соединеніи съ страстною привязанностію къ временной жизни такъ овладѣваетъ этими мнительными людьми, что они уклоняются отъ всякихъ трудовъ, почитая ихъ вредными для здоровья, боятся думать о вѣчности, удаляютъ отъ себя духовныя утѣшенія, какія могли бы найти въ упованіи на Бога, въ преданности Его святой волѣ.

Мнительность есть болѣзнь, которую нельзя оставлять безъ вниманія, болѣзнь опасная судя по тѣмъ дѣйствіямъ, въ которыхъ она проявляется. Эта болѣзнь съ трудомъ поддается леченію, но леченіе необходимо. Она можетъ быть врачуема устраненіемъ причинъ, отъ которыхъ происходитъ. Мнительность религіозная происходитъ въ большей части случаевъ отъ недостатка духовнаго просвѣщенія и происходящаго отсюда суевѣрія. Свѣтомъ истины разгоняется тотъ духовный мракъ, который напускается мнительностію. Мнительность въ обращеніи съ другими людьми, въ разнообразныхъ житейскихъ случаяхъ общенія съ ними, сопровождающаяся излишнею подозрительностію и недовѣрчивостію къ нимъ, есть плодъ самолюбія, которое дѣлаетъ челокѣка до такой степени пристрастнымъ къ своей особѣ, что онъ боится даже мысли объ опасности оскорбленія ему съ чьей бы ни было стороны. Такихъ людей обыкновенно называютъ недотрогами. Всякое малѣйшее и невинное шуточное слово для нихъ невыносимо, подобно тому какъ невыносимо даже легкое прикосновеніе къ иной болячкѣ. Самолюбіе есть своего рода правственная болячка. Мнительность, обнаруживающаяся въ болѣзненныхъ заботахъ о здоровьѣ, происходитъ отъ пристрастія къ земной жизни, доходящаго до забвенія о жизни вѣчной, о спасеніи души. Спасеніе души гораздо дороже тѣлеснаго здоровья. Мнительные люди забываютъ эту истину и находятся въ опасности вѣчной погибели. Любяй душу свою, то-есть жизнь свою, погубитъ ю, и ненавидяй души своея въ мірѣ семъ, то-есть готовый пренебречь своей безопасностію и пожертвовать жизнію, въ животъ вѣчный сохранитъ ю (Іoaн. 12, 25).

 

«Костромскія Епархіальныя Вѣдомости». 1899. № 8. Отд. II. Ч. Неофф. С. 213-217.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: