Агафонъ Васильевичъ Червинскій – Ученіе Ап. Петра о сошествіи Христа во адъ.

Ученіе Ап. Петра о сошествіи Христа во ядъ, изложенное въ его 1 Посланіи (3 гл. 18-20 ст. 4 гл. 6 ст.), хотя является болѣе подробнымъ въ сравненіи съ ученіемъ объ этомъ предметѣ Ап. Павла (Ефес. 4, 8-10), однако разсматриваемое безотносительно, оно не даетъ яснаго и полнаго отвѣта на вопросы, связанные съ этимъ ученіемъ; какъ-то: когда въ какой моментъ, Христосъ сходилъ во адъ, чѣмъ сходилъ, въ чемъ состояла тамъ дѣятельность Христа и каковы были ея послѣдствія? Всѣ эти вопросы не раскрыты у Ап. Петра вполнѣ ясно и опредѣленно и при рѣшеніи ихъ толкователямъ 1-го Посланія Ап. Петра представляется широкое поле для предположеній и догадокъ.

Постараемся представить посильное рѣшеніе всѣхъ этихъ вопросовъ, руководясь прямымъ смысломъ словъ Посланія Ап. Петра и разъясняя ихъ соотвѣтствующими параллельными мѣстами Свящ. Писанія, и ученіемъ Св. Отецъ и учителей Церкви.

Ученіе Ап. Петра о сошествіи Христа во адъ содержится въ нижеслѣдующихъ стихахъ 1-го Посланія 3-й главы (17-20 ст.): «(Ибо) если угодно волѣ Божіей, лучше пострадать за добрыя дѣла, нежели за злыя (17 ст.), потому что и Христосъ, чтобы привести насъ къ Богу, однажды пострадалъ за грѣхи наши праведникъ за неправедныхъ, чтобы привести насъ къ Богу бывъ умерщвленъ по плоти, но оживъ духомъ (18 ст.), которымъ Онъ и находящимся въ темницѣ духомъ, сошедъ, проповѣдалъ (19 ст.), нѣкогда непокорнымъ ожидавшему ихъ Божію долготерпѣyію во дни Ноя, во время строенія ковчега, въ которомъ немногіе, то есть восемь душъ, спаслись отъ воды» (20 ст.).

Первый вопросъ, подлежащій нашему разбору это – когда и чѣмъ Христосъ сходилъ во адъ. Самое главное значеніе для рѣшенія этого вопроса въ приведенныхъ стихахъ 1 Петрова Посланія имѣютъ слова: бывъ умерщвленъ по плоти, но оживъ духомъ, которымъ Онъ и находящимся въ темницѣ духомъ, сошедъ, проповѣдалъ.

Итакъ, что же означаютъ слова «оживъ духомъ – ζῳοποιηθεὶς δὲ πνεύματι», на какое состояніе Іисуса Христа они указываютъ?

Существуетъ много толкованій на это мѣсто. Всего менѣе удобнымъ можетъ считаться толкованіе буквальное, соотвѣтствующее русскому переводу греческаго текста. При принятіи этого толкованія приходится допустить, что Христосъ сначала умеръ духомъ, потомъ воскресъ имъ и въ такомъ состояніи сошелъ во адъ. Но развѣ допустима мысль о смерти Іисуса Христа душей! Равнымъ образомъ, развѣ наши души умираютъ! Ѳеофилактъ Болгарскій[1] и Икуменій[2] относятъ сошествіе Iисуса Христа во адъ къ Его Божеству. Они переводятъ разбираемыя нами слова такъ: «умерщвленный плотію, но оживотворенный по силѣ, по дѣйствію Божества».

Но должно замѣтить, что слово «πνεῦμα» – «духъ» нигдѣ въ Свящ. Писаніи не употребляется для обозначенія Божества[3].

Для правильнаго истолкованія разбираемыхъ словъ должно выяснить значеніе греческаго глагола «ζῳοποιεῖν», соотвѣтствующаго русскому «оживъ». Этотъ глаголъ кромѣ значенія «воскрешать мертвыхъ, давать жизнь» (Іоан. 5, 21; 6. 63; Рим. 4, 17; 1 Сол. 15, 22, 36, 45), какое значеніе и сохранено за нимъ въ русскомъ переводѣ, еще употребляется для обозначенія перехода отъ одного состоянія къ другому, вступленія изъ одной жизни въ другую – новую (1 Кор. 15, 22, 36; 2 Кор. 3, 6; Гал. 3, 21; 1 Тим. 6, 13; Рим. 8, 11; Іоан. 6, 63). Въ этомъ смыслѣ и могъ употребить этотъ глаголъ Ап. Петръ; въ такомъ случаѣ этотъ глаголъ не будетъ указывать на состояніе Іисуса Христа послѣ воскресенія, а только будетъ говорить о вступленіи Іисуса Христа въ новую жизнь. Эта жизнь, какъ показываетъ дополненіе при этомъ глаголѣ: – «πνεύματι – духомъ», была жизнью души, жизнью духовной, противоположной жизни по тѣлу, плоти, въ отношеніи которой Христосъ умеръ[4]; въ ней поэтому не было никакихъ плотскихъ элементовъ, ничего, что относится къ нашей тѣлесной природѣ. Въ такомъ состояніи Iисусъ Христосъ былъ не послѣ воскресенія, ибо тогда Онъ имѣлъ плоть, хотя и одухотворенную, прославленную, въ которой и вознесся на небо, а до воскресенія. Въ состояніи чистой духовности, чуждой чего-бы-то-нибыло плотского, Іисусъ Христосъ находился въ моментъ между смертью и воскресеніемъ; въ этотъ моментъ Онъ и сходилъ во адъ. Подтвержденіемъ того, что, по ученію Ап. Петра, Iисусъ Христосъ сходилъ во адъ въ состояніи жизни по душѣ, духу и слѣдовательно въ моментъ между смертью и воскресеніемъ служатъ слова рѣчи Ап. Петра, произнесенной имъ въ день Пятидесятницы, что пророкъ Давидъ не о себѣ, а о Христѣ сказалъ: «Ты (Іегова) не оставишь души моей во адѣ и не дашь святому Твоему видѣть истлѣнія» (Дѣян. 2, 27). Правда, эти слова въ еврейскомъ подлинникѣ имѣютъ иной смыслъ; именно: «Ты не допустишь души моей во адъ», или, «чтобы адъ овладѣлъ ею». Но должно замѣтить, что намъ не важенъ смыслъ словъ 15 псалма 10 ст. въ еврейскомъ подлинникѣ, а важно пониманіе ихъ самимъ Ап. Петромъ, который видѣлъ въ нихъ указаніе на сошествіе Христа во адъ душей.

Архимандритъ Михаилъ[5] также полагаетъ, что выраженіе «ζῳοποιηθεὶς – оживъ» не указываетъ на состояніе послѣ воскресенія, такъ какъ оно употреблено Ап. Петромъ или въ соотвѣтствіе слову «θανατωθεὶς – умерщвленъ», или вслѣдствіе привычки Апостола къ поэтическому слововыраженію, по которому онъ о воскресеніи Христа говоритъ, что Богъ воскресилъ Христа (Дѣян. 2, 24; 3, 15), или о вознесеніи – былъ вознесенъ (2, 33). Посему, замѣчаетъ Архим. Михаилъ; и здѣсь Ап. Петръ сказалъ: «будучи оживотворенъ», не желая выразить мысль о воскресеніи Христа, а указывая только на вступленіе Его въ другую жизнь, вмѣсто «будучи живъ духомъ».

Нѣкоторые западные экзегеты, соглашаясь съ тѣмъ, что сошествіе Христа во адъ произошло въ моментъ между смертью и воскресеніемъ, въ тоже время относятъ это сошествіе къ тому состоянію духовности Христа, въ которой Онъ возсталъ изъ гроба и по тѣлу и въ которой Онъ явился ученикамъ своимъ «дверемъ затвореннымъ»[6].

Относительно этого взгляда должно замѣтить, что въ Свящ. Писаніи нѣтъ указаній на то, что въ состояніи такой духовности Христосъ вступилъ до Своего воскресенія – тотчасъ послѣ смерти, какъ полагаютъ эти экзегеты. Затѣмъ точный смыслъ словъ Ап. Петра, какъ мы уже знаемъ, не позволяетъ мыслить въ духовномъ состояніи Христа, въ которомъ Онъ сошелъ во адъ, никакихъ тѣлесныхъ элементовъ, ничего относящагося къ плоти, хотя бы даже одухотворенной.

Отцы и учители Церкви также понимали ученіе Ап. Петра и утверждали, что Христосъ сходилъ во адъ своей душей въ моментъ между смертью и воскресеніемъ[7]. Это вѣрованіе ясно выражено древней Православной Церквовью въ богослужебной пѣсни: «Во гробѣ плотски, во адѣ-же съ душею яко Богъ, въ рай же съ разбойникомъ и на престолѣ былъ еси со Отцемъ и Духомъ вся исполняяй неописанный».

Но вотъ въ опроверженіе той мысли, что Христосъ сошелъ во адъ своей душей или духомъ въ промежутокъ между своей смертью и воскресеніемъ, нѣкоторые ученые ссылаются на слова Спасителя, произнесенныя имъ на крестѣ покаявшемуся разбойнику! «Истинно говорю тебѣ – нынѣ же будешь со мною въ раю» (Лук. 23, 43) и на возгласъ, произнесенный Христомъ при смерти: «Отче! въ руки Твои предаю духъ Мой» (Лук. 23, 46), изъ чего якобы слѣдуетъ, что Христосъ послѣ своей смерти духовнымъ своимъ существомъ находился у Отца въ раю, а не въ аду. Относительно этихъ возраженій должно замѣтить, что умирающій Спаситель, говоря разбойнику: нынѣ же будешь со мной въ раю, могъ разумѣть свое Божество, въ отношеніи котораго Онъ вездѣсущъ и которымъ поэтому всегда находится въ раю.

Чтоже касается предсмертнаго возгласа Спасителя, то его нужно понимать какъ выраженіе общенія Спасителя съ Отцемъ или какъ выраженіе Его преданности волѣ Отца, готовности принять смерть, посылаемую Ему Отцемъ. Если же вопреки нашему пониманію этотъ возгласъ толковать въ томъ смыслѣ что Христосъ духомъ своимъ, душей отошелъ къ Богу Отцу, то и въ такомъ случаѣ нельзя отрицать возможности сошествія Христа во адъ душой въ промежутокъ между смертью и воскресеніемъ, такъ какъ этотъ промежутокъ длился трое сутокъ и его поэтому было достаточно, чтобы Спаситель могъ побывать своимъ духомъ и у Отца – въ раю и въ аду.

Теперь спрашивается, было-ли сошествіе Христа во адъ дѣломъ Его прославленнаго состоянія, Его славы, или же это было продолженіе Его униженнаго состоянія, которое Онъ претерпѣлъ какъ сынъ человѣческій, желавшій подчиниться всѣмъ законамъ человѣческой природы? Намъ думается, что если по смыслу словъ Ап. Петра слѣдуетъ признать, что Христосъ сходилъ во адъ душей, т. е. въ состояніи, обычномъ для всѣхъ умершихъ, а не въ какомъ-либо особенномъ прославленномъ состояніи, то нужно думать, что это сошествіе было дѣломъ необходимаго закона человѣческой природы во Христѣ, дѣломъ униженнаго состоянія, а не прославленнаго. Подобнымъ образомъ,отвѣчали на поставленный нами вопросъ и Отцы и учители Церкви; такъ напр., Иларій Пуатьесскій говоритъ: «необходимый законъ человѣческой природы требуетъ, чтобы по погребеніи тѣлъ души сходили къ преисподнимъ; этому закону не отказалъ и Господь, потому что былъ истиннымъ человѣкомъ»[8]. Тертулліанъ пишетъ: «Христосъ Богъ, умершій какъ человѣкъ и будучи погребенъ по писаніямъ, исполнилъ и тотъ законъ, что подобно всѣмъ людямъ умиравшимъ сошелъ во адъ»[9]. Въ противоположность процитированнымъ нами экзеитамъ тѣ ученые особенно протестантскіе, которые держатся мнѣнія, что Христосъ сходилъ во адъ оживотворенный съ одухотвореннымъ тѣломъ, утверждаютъ, что сошествіе Христа во адъ было дѣломъ, совершеннымъ Имъ въ прославленномъ состояніи. Подтвержденіе такому своему пониманію они видятъ въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Св. Писанія, напр. Ефес. 4, 8, 9; Колос. 2, 15. Но въ этихъ мѣстахъ говорится о результатахъ сошествія, которые, дѣйствительно, явили торжество Христа надъ адомъ и смертью, но не о самомъ сошествіи. Въ этомъ же смыслѣ выражаются о сошествіи Христа во адъ и нѣкоторые Отцы церкви напр., Іоаннъ Златоустъ[10], Григорій Богословъ[11] и др.

Въ чемъ, спрашивается, состояла дѣятельность Христа во адѣ? Какъ показываютъ стихи 19 и 20, она состояла въ проповѣди, направленной къ духамъ нѣкогда непокорныхъ современниковъ Ноя.

Каково-же было содержаніе этой проповѣди и кто были тѣ духи, къ которымъ она относилась? Постараемся сначала дать отвѣтъ на второй вопросъ, такъ какъ этимъ отвѣтомъ въ значительной степени обусловливается рѣшеніе перваго вопроса.

Нѣкоторые ученые Спитта, Брюстонъ и др., основываясь на томъ, что слушатели проповѣди Іисуса Христа обозначены не терминомъ «души» употребляющимся обычно въ св. Писаніи для названія умершихъ людей, а терминомъ «духи» который примѣняется исключительно въ отношеніи добрыхъ и злыхъ ангеловъ, полагаютъ, что ап. Петръ подъ слушателями проповѣди Іисуса Христа разумѣлъ не душъ умершихъ современниковъ Ноя, а падшихъ ангеловъ, которые, какъ свидѣтельствуетъ книга Бытія VI, 1-4) и книга Эноха (гл. VI-XVI), соединились съ дочерьми человѣческими, чрезъ что получили тѣлесную оболочку и сдѣлались подобными людямъ.

Но съ взглядомъ этихъ ученыхъ согласиться нельзя. Ихъ ссылка на употребленіе въ св. Писаніи термина «ѵера – духъ» нисколько не доказываетъ ихъ взгляда, такъ какъ если этотъ терминъ и отличается по смыслу и употребленію въ св. Писаніи отъ термина «ллл–душа», то во всякомъ случаѣ ап. Петръ, какъ мы уже раньше сказали, строго ихъ не различаетъ и часто употребляетъ для обозначенія одного и того же понятія, одной и той же сущности[12]. Весьма возможно поэтому, что ап. Петръ и здѣсь употребилъ одинъ изъ этихъ терминовъ въ примѣненіи къ такому понятію, для обозначенія котораго больше подходилъ другой терминъ. Кромѣ того, у ап. Петра были особенныя причины обозначить умершихъ современниковъ Ноя словомъ «духи», а не словомъ «души». Причины эти состояли въ томъ, что ап. Петръ въ природѣ современниковъ Ноя, родившихся отъ незаконной связи съ дочерьми человѣческими ангеловъ, видѣлъ нѣчто подобное природѣ этихъ послѣднихъ; посему и обозначилъ этихъ современниковъ Ноя тѣмъ терминомъ, который употреблялся въ отношеніи ангеловъ. Въ этомъ случаѣ ап. Петръ поступаетъ подобно автору книги Эноха, а также Іустину, Аѳинагору, Тертулліану[13] и др., которые тоже чрезъ терминъ «ѵеоаа– духъ» обозначаетъ души исполиновъ, жившихъ предъ потопомъ.

Итакъ, терминъ употребленный ап. Петромъ для обозначенія слушателей проповѣди Іисуса Христа во адѣ нисколько не опровергаетъ того положенія, что этими слушателями были умершіе современники Ноя. Теперь, если мы обратимъ вниманіе на ту характеристику, на то опредѣленіе, какое даетъ этимъ слушателямъ проповѣди Христа во адѣ ап. Петръ, то мы не усумнимся, что подъ ними разумѣются умершіе люди, а ее падшіе ангелы.

Этихъ слушателей ап. Петръ называетъ: «непокорными ожидавшему ихъ Божію долготерпѣнію» (ст. 20). Приложимо-ли по существу къ падшимъ ангеламъ такое опредѣленіе? Развѣ по отношенію къ нимъ испытывалось Божіе долготерпѣеіе? Развѣ имъ Богомъ были назначаемы сроки для покаянія? Нѣтъ. Въ книгѣ Бытія, если сказано, что современникамъ Ноя былъ данъ срокъ для покаянія, то подъ этими современниками во всякомъ случаѣ не разумѣлись сами падшіе ангелы, а поколѣнье, произведенное ими и всѣ прочіе люди; ибо въ чемъ, спрашивается, могло состоять раскаяніе падшихъ ангеловъ? Оно могло-бы состоять развѣ только въ неповтореніи грѣха; но вѣдь и одинъ актъ прелюбодѣянія со стороны ангеловъ извращалъ ихъ духовную природу настолько, что имъ невозможно уже было возвращеніе въ первобытное состояніе. Призывъ къ раскаянію по отношенію къ ангеламъ могъ бы имѣть смыслъ, если бы грѣхъ прелюбодѣянія существовалъ въ нихъ въ качествѣ намѣренія. Но изъ книги Бытія (6 гл.) видно, что когда уже фактически преступленіе совершено было, то послѣдовало со стороны Бога увѣщаніе и предостереженіе. Ясно, что долготерпѣніе Божіе не могло ожидать раскаянія падшихъ ангеловъ въ ихъ грѣхѣ, ибо послѣдній былъ таковъ, что его нельзя было ничѣмъ загладить. Долготерпѣніе Божіе могло ожидать раскаянія только людей, для которыхъ грѣхъ прелюбодѣнія не настолько противоестествененъ, чтобы совершенно извратитъ ихъ природу и предотвратитъ имъ возможность раскаянія и исправленія. Поэтому можно думать, что и ап. Петръ, если сказалъ о слушателяхъ проповѣди Спасителя, что они нѣкогда проявили упрямство ожидавшему (ихъ) Божію долготерпѣнію, то очевидно подъ этими слушателями онъ разумѣлъ не ангеловъ, а людей. Почему-же теперь, спрашивается, ап. Петръ выставляетъ въ числѣ слушателей проповѣди Христа во адѣ современниковъ Ноя? Это онъ дѣлаетъ для доказательства всеобщности этой проповѣди, такъ какъ если она была предложена душамъ людей самыхъ непокорныхъ, самыхъ упорныхъ противниковъ воли Божіей, каковыми и были современники Ноя, невѣрившіе прямому и ясному откровенію Божію о наказаніи ихъ, въ случаѣ нераскаянія, потопомъ, то тѣмъ болѣе эта проповѣдь должна была быть предложена менѣе грѣшнымъ, чѣмъ современники Ноя, лицамъ[14].

Опредѣливъ, кто были тѣ духи, къ которымъ была обращена проповѣдь сошедшаго во адъ Христа, мы уже легко можемъ рѣшить, въ чемъ эта проповѣдь состояла. Не могло быть содержаніемъ ея возвѣщеніе суда, какъ это думаютъ тѣ главнымъ образомъ ученые, которые относятъ ее къ падшимъ ангеламъ или исключительно къ душамъ нечестивыхъ современниковъ Ноя, а не ко всему ветхозавѣтному человѣчеству[15].

При своей всеобщности проповѣдь Христа, если бы имѣла своимъ содержаніемъ возвѣщеніе осужденія узникамъ ада, то это осужденіе простиралось бы и на ветхозавѣтныхъ праведниковъ, ибо и они, по вѣрованію церкви, находились во адѣ до пришествія туда Спасителя; а между тѣмъ хотя они тамъ и томились, то только временно, потому что были выведены оттуда сошедшимъ Спасителемъ и съ этимъ согласны даже и тѣ, которые терминъ «проповѣдывать» (19 ст. 3 гл.) понимаютъ въ смыслѣ проповѣди осужденія. Слѣдовательно, нужно думать, что у ап. Петра подъ словомъ «проповѣдывать» разумѣется возвѣщеніе не осужденія, а спасенія, царствія Божія. При такомъ пониманіи смыслъ этого глагола будетъ тожествененъ съ тѣмъ значеніемъ, какое онъ обычно имѣетъ въ св. Писаніи Новаго Завѣта, гдѣ онъ обозначаетъ проповѣдь Евангелія даже въ томъ случаѣ, если при немъ нѣтъ соотвѣтствующаго дополненія[16] (напр. Матѳ. 11, 1, Марк. 1, 38). Но понимая проповѣдь Христа во адѣ въ смыслѣ возвѣщенія спасенія, мы этимъ далеко не утверждаемъ того, что эта проповѣдь была принята всѣми узниками ада и что результатомъ ея было изведеніе всѣхъ ихъ Христомъ въ рай. По чрезвычайной нравственной испорченности большинства изь нихъ, она не смотря на свое могущественное дѣйствіе на душу, могла быть не принята ими, какъ равно не всѣми она была принимаема на землѣ. Въ такомъ случаѣ проповѣдь Христа во адѣ могла быть возвѣщеніемъ суда грѣшникамъ, такъ какъ непринятіе ея ими обрекало ихъ на осужденіе, но она ее была такой по существу и особенно не была такой въ отношеніи къ ветхозавѣтнымъ праведникамъ, для которыхъ она, безъ сомнѣнія, была проповѣдью спасенія.

Впрочемъ, сомнѣваясь въ благодѣтельномъ значеніи проповѣди Спасителя для грѣшниковъ, находящихся во адѣ, мы чужды мысли совершенно отрицать это значеніе. Если бы проповѣдь Спасителя не повела, вмѣстѣ съ изведеніемъ изъ ада ветхозавѣтныхъ праведниковъ, и къ облегченію участи если не всѣхъ, то по крайней мѣрѣ нѣкоторыхъ ветхозавѣтныхъ грѣшниковъ, то напрасно было и обращеній къ нимъ Спасителя съ этой проповѣдью. Тогда, намъ думается, она и предложена была бы однимъ только праведникамъ. Если же Спаситель и грѣшникамъ не отказалъ въ слушаніи Его проповѣди, то безспорно, что и для нихъ она въ нѣкоторой степени имѣла благотворные результаты. И въ этомъ своемъ предположеніи мы тѣмъ болѣе убѣждаемся, что для него есть основанія у самого Ап. Петра[17]. Они содержатся въ 6-мъ стихѣ 4 главы 1-го посланія, гдѣ, по мнѣнію большинства толкователей, разъясняется ап. Петромъ цѣль сошествія Христа во адъ. Въ этомъ стихѣ читаемъ: «ибо для того и мертвымъ (разумѣются узники ада) было благовѣствуемо, что бы они, подвергшись суду по человѣку плотію (т. е. грѣшники осужденные уже по тѣлу), жили по Богу духомъ (т. е. получили спасеніе).

Итакъ 6 ст. 4 гл. 1-го Петрова посланія имѣетъ непосредственное отношеніе къ 18-20 стих, того же Петрова посланія: онъ содержитъ указаніе на цѣль сошествія Христа во адъ[18]. Эта цѣль состоитъ въ томъ, чтобы умершіе, которымъ было благовѣствуемо, несмотря на то, что нѣкоторые изъ нихъ за свои грѣхи уже были осуждены по тѣлу (разумѣются умершіе современники Ноя, погибшіе въ водахъ потопа), однако пожили по Богу духомъ, т. е., спаслись. Отсюда слѣдуетъ, что проповѣдь Спасителя во адѣ давала возможность даже и грѣшникамъ получить облегченіе своей участи, конечно подъ условіемъ принятія ими этой проповѣди и вѣры въ Іисуса Христа.

Такое положеніе, являющееся выводомъ изъ словъ ап. Петра не стоитъ въ противорѣчіи съ общимъ ученіемъ Св. Писанія объ участи умершихъ, такъ какъ окончательное рѣшеніе ея относится не къ смерти, а ко дню послѣдняго суда Христова (Дѣян. 17, 31; 10, 42).

Правда, въ Св. Писаніи встрѣчаются такія выраженія, какъ: «Во адѣ-же кто исповѣстся тебѣ[19]?» или что посѣетъ человѣкъ, то и пожнетъ. «Сѣющій въ плоть свою отъ плоти пожнетъ тлѣніе, а сѣющій духъ, отъ духа пожнетъ жизнь вѣчную» (Гал. 6, 7. 8) или «Всѣмъ намъ подобаетъ явиться предъ судилище Христово, что бы каждому получить соотвѣтственно тому, что онъ дѣлалъ, живя въ тѣлѣ, доброе или злое» (2 Кор. 5, 10), – но всѣ такія выраженія, которыя указываютъ на невозможность человѣку послѣ смерти покаяться и получить спасеніе, имѣютъ относительный характеръ, а не безусловный, и говорятъ только о трудности покаянія послѣ смерти, но не о полной невозможности. На этомъ основаніи, между прочимъ, Православная Церковь и установила молитвы за умершихъ, которыя, по ея вѣрованію, могутъ облегчить участь тѣхъ, за которыхъ онѣ приносятся. Затѣмъ, въ положительномъ смыслѣ рѣшаетъ Св. Писаніе вопросъ объ измѣненіи участи умершихъ, когда учитъ объ изведеніи изъ ада душъ ветхозавѣтныхъ праведниковъ. (Это ученіе можно видѣть, напр. у ап. Павла (Еф. 4, 8-10). Если-же въ Св. Писаніи допускается возможность измѣненія участи ветхозавѣтныхъ праведниковъ: то, спрашивается, – на какомъ основаніи оно могло бы отказывать въ возможности измѣненія участи ветхозавѣтныхъ грѣшниковъ? Оно могло бы это сдѣлать только въ томъ случаѣ если бы для грѣшниковъ неосуществимо было то условіе, которое требуется для измѣненія ихъ участи – это именно покаяніе. Но нравственное состояніе самыхъ закоренѣлыхъ грѣшниковъ нисколько не препятствуетъ имъ покаяться при нѣкоторыхъ исключительныхъ обстоятельствахъ, каковыя изъ себя и представляла проповѣдь Христа во адѣ. Самъ Спаситель сказалъ, что даже жители Содома – одни изъ самыхъ закоренѣлыхъ грѣшниковъ, наказанные за свое нечестіе огнемъ съ неба, однако способны были повѣрить Его проповѣди и покаяться (Матѳ. 11, 23). Затѣмъ возможность покаянія для самыхъ тяжкихъ грѣшниковъ доказывается примѣромъ разбойника, покаявшагося на крестѣ. Итакъ Спаситель вывелъ изъ ада не только ветхозавѣтныхъ праведниковъ, но и всѣхъ, которые повѣрили Его проповѣди и пожелали слѣдовать за Нимъ; а такихъ нашлось немало и среди ветхозавѣтныхъ грѣшниковъ. Въ такомъ же смыслѣ о результатахъ проповѣди Христа во адѣ разсуждали и нѣкоторые отцы и учители Церкви, напримѣръ: Климентъ Александрійскій[20], Амвросій Медіоланскій[21], а также отчасти Ириней Ліонскій[22], Василій Великій[23] и Григорій Богословъ[24]. Послѣдніе три Отца Церкви, говоря о результатахъ проповѣди Христа во адѣ, замѣчаютъ: что они состояли въ изведеніи изъ него душъ умершихъ, безъ обозначенія: праведниковъ-ли только или и грѣшниковъ. Эти отцы церкви такимъ образомъ поступаютъ подобно ап. Павлу, который – одинъ изъ всѣхъ новозавѣтныхъ писателей, указывая на изведеніе изъ ада сошедшимъ туда Христомъ душъ умершихъ людей (Еф. 4, 8-10), также не опредѣляетъ какихъ людей: праведныхъ или и грѣшныхъ.

 

Преподаватель Рязанскаго духовнаго училища

Агафонъ Червинскій.

 

«Рязанскія Епархіальныя Вѣдомости». 1906. Отд. Неофф. № 7. С. 263-268; № 8. С. 291-298.

 

[1] Толкованіе на Соборныя посланія (въ рус. пер.). Казань, 1865 г. стр. 98.

[2] Opera omnia (послѣдн. томъ) р. 557 (у Миня).

[3] Нѣмецкій ученый Розенмюллеръ и нѣкот. др. разбираемыя нами слова переводятъ такъ: «умерщвленный плотію, но сохранивъ жизнь въ духѣ» (Scholia in Novum Testamentum, t. 5 (1794). р. 440).

Но должно замѣтить, что греч. глаголъ «ζῳοποιεῖν» не употребляется въ значеній «сохранять жизнь».

[4] Вотъ почему въ текстѣ у Ап. Петра и сдѣлано противоположеніе: «бывъ умерщвленъ по плоти, но оживъ духомъ». Должно замѣтить, что у Ап. Петра нѣтъ строгаго различенія понятій «духъ и душа»; онъ не держится представленія о трехчастномъ составѣ человѣка: это видно изъ сравненія въ 1 его Посланіи 9 ст. 1 гл. съ 6 ст. 4 гл.: въ первомъ мѣстѣ слово «душа», а во второмъ слово: «духъ» употреблены для выраженія одного и тогоже предмета, – и здѣсь и тамъ они означаютъ субъекта спасенія, субъекта вѣчной жизни.

[5] Его соч. Толковый Апостолъ.

[6] Этотъ взглядъ раздѣляютъ ученые: Деветте, Шоттъ и Кейлъ. Смотр. Правосл. Обозр. за 1889 г. т. I, – ст. Орлина «Сошествіе Господа нашего I. Христа во адъ».

[7] Напр. Оригенъ противъ Цельса (11, 43); Блаж. Августинъ (о вѣрѣ 2-й); Левъ Великій Письмо 93-е и др.

[8] Толков. на псалмы 138 и 50.

[9] О душѣ, гл. 55.

[10] Бесѣда на Ев. Матѳ. и Слово на Пасху.

[11[ Твор. св. Григ. IV т. 358 стр.

[12[ Смот. примѣчаніе, раньше помѣщенное.

[13[ Смотр. у Александра Смирнова, Книга Эноха (Историко-критическое изслѣдованіе), переводъ и объясненіе. Казань. 1883 г. стр. 292.

[14[ Эту всеобщность ап. Петръ подчеркиваетъ союзомъ и («и находящимся въ темницѣ духамъ» 19 ст. и дал.). Съ другой стороны мысль о ней ап. Петръ доказываетъ также своимъ представленіемъ о двухъ мірахъ, которое онъ быть можетъ имѣлъ въ виду при писаніи 19 и 20 стиховъ.

Какъ показываетъ второе посланіе (2, 5; 3, 6, 7), ап. Петръ различаетъ два міра: первый, кончившійся потопомъ и нынѣшній, предназначенный къ истребленію огнемъ. Послѣдній міръ, къ которому ап. Петръ относитъ всѣхъ послѣпотопныхъ людей до современниковъ Іисуса Христа включительно, въ лицѣ этихъ послѣднихъ слышалъ проповѣдь Спасителя. Что бы не лишить этой проповѣди первый міръ, къ которому по апостолу принадлежатъ всѣ допотопные люди, Іисусъ Христосъ, по мнѣнію апостола Петра, и сходилъ благовѣствовать во адъ.

[15[ Спитта, Шоттъ, Бауеръ и др. (См. у Спитта Chrisi Predigt an die geister, ст. 21).

[16[ Съ другой стороны, переносясь на точку зрѣнія тѣхъ, которые думаютъ, что проповѣдь Спасителя была обращена къ падшимъ ангеламъ или исключительно къ современникамъ Ноя, мы не можемъ однако допустить, чтобы содержаніемъ этой проповѣди было возвѣщеніе осужденія, потому что зачѣмъ нужно оно было для тѣхъ, которые и такъ уже мучились?! Притомъ-же, возможно-ли возвѣщеніе осужденія со стороны Того, Который Самъ сказалъ, что Онъ пришелъ «не судить міръ, а спасти міръ!» (Іоан. 12, 47), «пришелъ взыскать и спасти погибшее»?! (Лук. 19, 10).

[17[ Нѣкоторые толкователи, какъ напр. Устери, видятъ указаніе на облегченіе участи грѣшниковъ ада со времени сошествія въ него Христа въ словахъ: «нѣкогда непокорныхъ, – которыми какъ бы оттѣняется та мысль, что души современниковъ Ноя только раньше были непокорными, во время же сошествія къ нимъ – во адъ Христа покаялись. (Соmmentar, über der ersten Petrusbrief, 1887).

[18[ Возникаетъ вопросъ, въ какой связи съ контекстомъ рѣчи 4 главы стоить повѣствованіе Ап. Петра о цѣли сошествія Христа во адъ? Что дало поводъ для такого повѣствованія? Наиболѣе удобную связь устанавливаетъ Архимандритъ Михаилъ, а именно: Ап. Петръ, высказавши въ 5 ст. общую мысль о судѣ надъ живыми и умершими, предположилъ со стороны читателей вопросъ, да будутъ-ли подлежать этому суду язычники, неслыхавшіе проповѣди о Христѣ? Этотъ вопросъ ап. Петръ и рѣшаетъ положительно, возобновляя въ памяти читателей высказанную имъ уже раньше мысль о проповѣди Христа во адѣ и указывая на цѣль этой проповѣди. Цѣль ея именно и состояла въ томъ, что бы не оставить умершихъ язычниковъ ничего незнающими о Христѣ и чтобы такимъ образомъ дать возможность покаяться и получить спасеніе даже тѣмъ изъ нихъ, которые за свои грѣхи уже понесли тѣлесное наказаніе; напротивъ, тѣхъ которые не примутъ этой проповѣди и не покаются, осудить на вѣчное мученіе.

[19[ Пс. 6, 6.

[20[ Строматы, 17, 461 стр.

[21] De paschante с. 3, 4.

[22] Къ Евреямъ. Т. 12, пр. 1; 27, пр. 2.

[23] Бесѣда на Пс. 18, ст. 16, въ Тв. св. Отц. V, 371.

[24] Пѣснь Христу, въ Тв. св. Отц. IV, 358.

 

«Три Марии у гроба» и «Сошествие во ад». Алтарь Сиенского собора «Маэстро».

Дуччо ди Буонинсенья (1308-11). Музей собора, Сиена.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: