Георгій Ильичъ Булгаковъ – Можно ли православнымъ молиться вмѣстѣ съ уніатами (Историко-каноническая справка).

I.

Молитвенное церковное общеніе относится къ области правъ и обязанностей, въ которыхъ выражается общая церковная правоспособность (status ecclesiasticus communis). Молитвенное общеніе съ Церковію есть право всѣхъ ея членовъ{1}. Лишеніе этого права, полное или частичное, есть одно изъ тяжелыхъ наказаній, положенныхъ, по суду каноническихъ источниковъ, за церковныя преступленія членовъ Церкви{2}. Молитвенное общеніе съ Церковію есть обязанность всѣхъ ея членовъ. За неисполненіе этой обязанности они подлежатъ церковному наказанію{3}. Такова основная мысль каноническихъ источниковъ о церковномъ молитвенномъ общеніи.

Раскрывая эту мысль, необходимо частнѣе указать, кто является субъектомъ права на церковное молитвенное общеніе.

Способами полученія общей церковной правоспособности являются таинства крещенія, миропомазанія и покаянія{4}. Лица, принятыя въ Церковь этими способами и не отлученныя отъ Церкви, и являются носителями общей церковной правоспособности и субъектами права въ разсматриваемой области. Ихъ, полноправныхъ членовъ Церкви, и имѣютъ въ виду приводимые ниже каноны, освѣщающіе разсматриваемый вопросъ. Но кромѣ полноправныхъ членовъ Церкви, въ ея составъ входятъ лица, ищущія присоединенія къ ней и лишенныя, по суду церковному, нѣкоторыхъ правъ, принадлежащихъ членамъ Церкви. Таковы оглашенные и кающіеся. Каноны признаютъ этихъ лицъ имѣющими общеніе съ Церковію. Это очевидно изъ такого, напримѣръ, выраженія 8 пр. 1 вс. соб.: «будутъ въ общеніи церковномъ съ двоеженцами, и съ падшими во время гоненія, для которыхъ и время покаянія установлено и срокъ прощенія назначенъ. Принадлежитъ этимъ лицамъ и право молитвеннаго общенія съ Церковію, но въ болѣе узкихъ границахъ, чѣмъ полноправнымъ членамъ Церкви{5}. Опредѣляя вышеуказаннымъ образомъ юридическую сущность разсматриваемой стороны церковной жизни, каноническіе источники съ очевидной и неизбѣжной логической послѣдовательностью запрещаютъ членамъ Церкви молитвенное общеніе съ лицами непринадлежащими къ ней, запрещаютъ допускать къ церковному молитвенному общенію лицъ невходящихъ въ составъ церковнаго общества, запрещаютъ и членамъ Церкви участвовать въ молитвахъ внѣцерковныхъ религіозныхъ общинъ и отдѣльныхъ членовъ этихъ общинъ, запрещаютъ членамъ Церкви молитвенное общеніе съ іудеями, язычниками, еретиками, отлученными отъ Церкви{6}. Приводимъ наиболѣе выдающіеся изъ каноновъ, освѣщающихъ этотъ вопросъ.

«Аще кто съ отлученнымъ отъ общенія церковнаго молится, хотя бы то было въ домѣ, таковый да будетъ отлученъ» (Апостольск. прав. 10-е) «Епископъ, или пресвитеръ, или діаконъ, съ еретиками молившійся, токмо да будетъ отлученъ. Аще же позволитъ имъ дѣйствовать что-либо, яко служителямъ Церкви: да будетъ изверженъ» (Ап. пр. 45-е, сравн. Ап. пр. 65 и 70). «Да не будетъ же позволено имѣти общеніе съ отлученными отъ общенія, ниже сходитися въ домы и молитися съ находящимися внѣ общенія церковнаго: чуждающихся собраній одной церкви не пріимати и въ другой церкви. Аще же кто изъ епископовъ, или пресвитеровъ, или діаконовъ, или кто-либо изъ клира, окажется сообщающимся съ отлученными отъ общенія, да будетъ и самъ внѣ общенія церковнаго, яко производящій замѣшательство въ чинѣ церковномъ (Антіохійск. 2). «Не попускати еретикамъ, коснѣющимъ въ ереси, входити въ домъ Божій» (Лаодикійск. 6). «Не подобаетъ молитися съ еретикомъ, или отщепенцемъ» (Лаодикійск. 33). «Не подобаетъ отъ еретиковъ пріимати благословенія, которыя суть суесловія паче, нежели благословенія» (Лаод. 32). «Не должно принимати праздничные дары, посылаемые отъ іудеевъ, или еретиковъ, ниже праздновати съ ними» (Лаод. 37). Отъ этихъ каноновъ отличается исключительною снисходительностью къ заблуждающимся 9 каноническій отвѣтъ Тимоѳея Александрійскаго: «Вопросъ 9. Долженъ ли священнослужитель молитися въ присутствіи аріанъ или другихъ еретиковъ: или будетъ ли то ни мало ни во вредъ ему, когда при нихъ совершаетъ онъ свою молитву или священнодѣйствіе? Отвѣтъ. Въ божественной литургіи діаконъ предъ временемъ цѣлованія возглашаетъ: не пріемлемые къ общенію изыдите. Посему таковые не должны присутствовать, аще не обѣщаются покаятися и оставити ересь».

Приведенные каноны, на основаніи 2 пр. 6 вс. соб. имѣющіе общецерковное значеніе, съ достаточной ясностью устанавливаютъ указанную нами выше норму по разсматриваемому вопросу.

За точной, опредѣляющей отношеніе къ фактамъ формулой каноновъ лежатъ теоретическіе пріусы, этическія предположенія, обосновывающіе идейный уклонъ нормы въ ту или другую сторону.

Лежатъ эти теоретическія основы и за приведенною нормою, укрѣпляя ея всегдашнюю незыблемость.

Литургическая область церковной жизни не есть какой-то придатокъ ея, чуждый глубинъ ея внутренняго содержанія. Говорятъ о буквообрядовѣріи. И при этомъ часто низводятъ область церковнаго обряда-чина молитвеннаго подвига и усвоенія сакраментальной стороны религіи-низводятъ на степень внѣшней традиціонной церемоніи. Это коренная неправда. Молитвенный чинъ церковной жизни есть ея существенно-необходимое (съ психологической точки зрѣнія, съ точки зрѣнія идеи Церкви) выраженіе. Богослуженіе есть не совокупность формъ, а есть совокупность религіозно-церковныхъ переживаній, выраженныхъ въ опредѣленныхъ, установленныхъ формахъ, оно есть выраженная во внѣ жизнь. А если это такъ, то невозможно дѣйствительное (не механическое-кощунственное) молитвенное общеніе при отсутствіи единства міросозерцанія религіознаго у входящихъ въ молитвенное общеніе лицъ.

Каноническія нормы фиксируютъ этотъ этико-психологическій законъ.

II.

На основаніи сказаннаго можно съ несомнѣнностью утверждать, что по ученію каноническихъ источниковъ во всей полнотѣ право на церковное молитвенное общеніе принадлежитъ только лицамъ, имѣющимъ общую церковную правоспособность, а частично – въ указанныхъ канонами границахъ – это право принадлежитъ лицамъ, ищущимъ полученія общей церковной правоспособности (кающіеся, оглашенные){7}.

Эта, устанавливаемая канонами, норма даетъ основаніе для рѣшенія разсматриваемаго вопроса: можно ли православнымъ молиться съ уніатами (разумѣемъ послѣдователей западно-русской католической уніи). Очевидно, что утвердительное или отрицательное рѣшеніе этого вопроса зависитъ отъ квалификаціи уніи съ канонической точки зрѣнія. Съ этой именно точки зрѣнія, унія своевременно была квалифицирована компетентными органами церковной власти: западно-русскими православными соборами и православными восточными патріархами. Католическая унія – «зъедноченье зъ Римскимъ окцидентальнымъ костеломъ»{8} юридически вошла въ жизнь многострадальной Западной Руси съ момента своего провозглашенія на соборѣ въ Берестьѣ Литовскомъ въ началѣ октября 1596 года. Фактически проведеніе этой уніи въ жизнь, сопровождаясь безчисленнымъ множествомъ вопіющихъ насиліи и жестокостей{9} (напримѣръ убіеніе за вѣрность православію ев. Аѳанасія игумена Берестейскаго){10}, вызывая энергичное противодѣйствіе западно-русскаго православнаго народа{11}, продолжалось во все послѣдующее время и еще не закончилось теперь (гоненія на православіе въ Австріи въ ближайшемъ прошломъ и настоящемъ{12}).

Изъ многочисленныхъ историческихъ актовъ и документовъ, содержащихъ каноническую оцѣнку уніи, православною церковною властью, укажемъ два: «правило» православнаго Берестейскаго собора 1596 года и грамоту Іерусалимскаго патріарха Ѳеофана 1620 года. Этими двумя церковно-юридическими актами опредѣлено отношеніе православной церковной власти а) къ факту провозглашенія уніи и б) къ уніатской церкви.

А.

Вышеупомянутый Берестейскій соборъ 1596 года съ самаго начала своей дѣятельности раздѣлился на два самостоятельныхъ собора: православный и уніонный. 9 октября 1596 года членами уніоннаго собора въ Берестейской церкви св. Николая была провозглашена унія. Въ тотъ же день православный Берестейскій соборъ{13} посвятилъ свое засѣданіе суду надъ западно-русскими епископами-«апостатами», принявшими унію. Приговоръ («правило») собора, прочитанный предсѣдателемъ собора – патріарпіимъ экзархомъ Никифоромъ, таковъ: «обиженная св. Восточная Церковь повелѣваетъ намъ и настоящему собору, чтобы митрополитъ и епископы (отступники) лишены были архіерейскаго достоинства, власти и епископскаго названія и всякаго нашего духовнаго сана»{14}. Этотъ приговоръ былъ внесенъ въ соборный декретъ{15}.

Такимъ образомъ, правиломъ или декретомъ православнаго Берестейскаго собора провозглашеніе католической уніи было признано церковнымъ преступленіемъ, за которое адепты уніи были извержены.

Необходимо замѣтить, что это правило было актомъ не только мѣстной православной церковной власти, но и актомъ власти православныхъ восточныхъ патріарховъ Константинопольскаго и Александрійскаго, представители которыхъ – экзархи присутствовали на соборѣ.

Б.

Въ началѣ 1620 года, возвращаясь изъ Москвы на Востокъ, проѣзжалъ чрезъ Малороссію Іерусалимскій патріархъ Ѳеофанъ. Встрѣченный гетманомъ Сагайдачнымъ и казаками, патріархъ былъ приглашенъ ими въ Кіевъ, прибылъ въ Кіевъ подъ охраною казаковъ, которые по словамъ лѣтописи, «обточили его стражбою, яко пчелы матицу свою» и пробылъ въ Кіевѣ около девяти мѣсяцевъ. Изъ многосторонней, неизгладимой исторически его дѣятельности за эти мѣсяцы отмѣчаемъ одинъ – первый моментъ, существенно-важный для освѣщенія разсматриваемаго вопроса. Первымъ церковно-правительственнымъ дѣйствіемъ партіарха Ѳеофана въ Кіевѣ, по свидѣтельству его собственной грамоты, было утвержденіе постановленій православнаго Берестейскаго собора 1596 года объ уніатахъ. Патріархъ-Ѳеофанъ «подписался на правило на соборѣ Берестейскомъ сотворенное на апостаты изверженіе и проклятіе»{16}. Вмѣстѣ съ тѣмъ патріархъ Ѳеофанъ «внесъ и наложилъ изверженіе и проклятство» отъ своего имени и отъ имени трехъ прочихъ православныхъ восточныхъ патріарховъ – Тимоѳея Константинопольскаго, Кирилла Александрійскаго и Аѳанасія Антіохійскаго, по полномочію отъ нихъ, на уніатскаго западно-русскаго митрополита и на всю уніатскую церковь{17}.

Этою историческою справкою сказано все. Уніаты подъ клятвою церковною. Уніаты отлучены отъ православной церкви. Слѣдовательно къ нимъ всецѣло относятся изложенные выше каноны о церковномъ молитвенномъ общеніи.

 

Преподаватель Семинаріи Георгій Булгаковъ.

 

«Курскія Епархіальныя Вѣдомости». 1915. Ч. Неофф. № 9. С. 150-153; № 10. С. 165-168.

 

{1} См. Еп. Никодимъ, Церковное Право, стр. 469.

{2} См. А. Іоаннъ, Опытъ курса Церковнаго Законовѣдѣнія, стр. 152-153, т. Ι – о видахъ отлученія.

{3} См. Номоканонъ Патріарха Фотія, титулъ XIII, гл. 1, 23, 33 ср. проф. В. А. Нарбекова, Номоканонъ К. Π. Фотія., ч. 2 стр. 458 и далѣе.

{4} См. цит. Номоканонъ, т. XII, гл. 7. т. IV, гл. 14.

{5} Св. Григорія Неокисарійск. пр. 12.

{6} См. Номоканонъ при большомъ требникѣ статьи 153-157; объясненія см. у проф. А. С. Павлова въ соч. того же назв., стр. 290-299.

{7} Въ источникахъ дѣйствующаго права Православной Церкви можно указать нормы, по которымъ въ одномъ исключительномъ случаѣ лица непринадлежащія къ Церкви допускаются къ св. таинству безъ присоединенія къ Церкви. Разумѣемъ нормы о смѣшанныхъ бракахъ. Но зтотъ исключительный случай нельзя разсматривать, какъ отрицательную инстанцію къ изложенному рѣшенію вопроса о молитвенномъ общеніи. Смѣшанные браки допускаются условно. Необходимыя въ этомъ случаѣ условія таковы, что поставляютъ инославнаго супруга въ положеніе лица, обязаннаго индифферентно относиться къ исповѣдуемому имъ ученію (запрещеніе совращать православнаго супруга въ свою вѣру, обязанность воспитывать дѣтей своихъ въ православіи).

{8} См. Архивъ Юго-Западной Россіи, ч. I, т. I-й, стр. 532-4, № 123.

{9} См. проф.-прот. Ѳ. И. Титова «Западная Русь въ борьбѣ за вѣру и народность».

{10} См. проф.-прот. Ѳ. И. Титова «Западная Русь въ борьбѣ за вѣру и народность».

{11} См. его діаріушъ и житіе.

{12} См. проф. П. Жуковича «Сеймовая борьба православнаго западно-русскаго дворянства съ церк. уніей».

{13} Одинъ изъ вдохновителей уніонной пропаганды митрополитъ – графъ А. Шептицкій.

{14} Насиліемъ уніатовъ лишенный возможности засѣдать въ храмѣ. Всѣ Берестейскія церкви были закрыты для православнаго собора.

{15} Акты Западной Россіи, т. IV. № 104, стр. 141.

{16} Архивъ Юго-Западной Россіи, т. V, № 1, стр. 2 fin.

{17} Ibidem, стр. 2-3.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: