Бесѣда Господа съ Самарянкой, какъ высочайшій образецъ миссіонерской бесѣды.

Много бесѣдъ Господа нашего Іисуса Христа записалъ въ св. Евангеліи св. апостолъ Іоаннъ Богословъ. Излагая бесѣды Господа, возлюбленный ученикъ Его своимъ боговдохновеннымъ взоромъ проникаетъ въ душу слушателей бесѣдъ Господа и въ ней съ поразительною ясностію открываетъ тѣ мысли и чувства, какія пораждались глаголами Божественнаго Учителя. Такъ излагаетъ бесѣды Господа только св. евангелистъ Іоаннъ Богословъ; у прочихъ св. евангелистовъ бесѣды Господа переданы болѣе объективно.

Эта особенность изложенія наиболѣе наглядно выступаетъ въ передаваемой св. апостоломъ Іоанномъ бесѣдѣ Господа съ Самарянкой (Іоан. 4, 5-42).

Духовному взору благоговѣйнаго читателя евангельской бесѣды Господа съ Самарянкой предстаютъ, какъ живые, и Божественный Учитель – Христосъ, и грѣшная собесѣдница Его – самаринская женщина. Обстановку этой бесѣды описываетъ св. апостолъ Іоаннъ такъ живо, такъ изобразительно, какъ ни одинъ художникъ слова.

Въ полуденный часъ знойнаго дня шествуетъ Спаситель міра съ своими учениками изъ Іудеи въ Галилею. Вотъ путники приблизились къ самаринскому городу Сихарю; подошли къ колодезю, вырытому, по преданію, патріархомъ Іаковомъ. Христосъ Спаситель сѣлъ у колодезя, а ученики пошли въ городъ, чтобы закупить необходимый запасъ провизіи. Когда сидѣлъ Христосъ, погруженный въ свои Божественныя думы, приходитъ къ колодезю самарянская женщина. Зачерпнувъ воды въ кувшинъ, при помощи длинной веревки, женщина эта спѣшитъ удалиться отъ колодезя. Но вдругъ сидѣвшій у колодезя Христосъ сказалъ ей: «Дай мнѣ пить!». По одеждѣ и языку женщина сразу увидѣла, что просящій воды – Іудей, и удивленно она замѣтила: «Какъ Ты, будучи Іудей, просишь пить у меня – Самарянки? ибо іудеи съ самарянами не сообщаются». Очевидно, ей извѣстны были тонкости іудейскихъ книжниковъ, считавшихъ оскверненіемъ пить воду изъ рукъ и сосудовъ самаринскихъ. Но Спасителю важна была не эта вещественная самарянская вода, а другая вода, утоляющая жажду духовной жизни. Онъ видѣлъ, что душа Самарянки добрая и воспріимчивая и страдаетъ отъ духовной жажды, и потому-то Онъ заговорилъ съ этой женщиной. Какъ Добрый Пастырь, Онъ хотѣлъ спасти эту заблудшую овцу и, желая направить ее на разумѣніе высшей истины, сказалъ ей: «Если бы ты знала даръ Божій, и Кто говоритъ тебѣ: «дай Мнѣ пить», то ты сама просила бы у Него, и Онъ далъ бы тебѣ воду живую». Отвѣтъ этотъ удивилъ Самарянку своею тайнственностію. Но эта таинственность вмѣстѣ съ тѣмъ и затронула ея любопытство, и когда Христосъ пояснилъ, что находящаяся въ Его распоряженіи «вода живая» утоляетъ навсегда жажду, то она начинаетъ просить этой таинственной воды, но только для того, чтобы ей «не имѣть уже жажды и не приходить сюда черпать». Пора уже было показать непонятливой женщинѣ, съ Кѣмъ она говоритъ, и Христосъ затронулъ ея совѣсть, заговоривъ съ нею о мужѣ. Бѣдная грѣшница растерялась отъ всепроницающаго взора, раскрывающаго тайну ея грѣховной жизни, и невольно сознала, что бесѣдующій съ нею есть Пророкъ. Отъ этого признаннаго ею Пророка и пожелала грѣшная Самарянка услышать отвѣтъ на тотъ религіозный вопросъ, который издавна былъ спорнымъ между іудеями и самарянами, изъ-за котораго установилась вражда между ними, а именно, вопросъ о томъ, какое мѣсто священнѣйшее – Іерусалимъ ли іудейскій, или самарянская гора Гаризинъ? Христосъ кратко разъяснилъ ей, что преимущество на сторонѣ іудеевъ, но небезусловное. «Повѣрь Мнѣ, – сказалъ Онъ, – что наступаетъ время, когда и не на горѣ сей, и не въ Іерусалимѣ будете поклоняться Отцу... Истинные поклонники будутъ поклоняться Отцу въ духѣ и истинѣ: ибо такихъ поклонниковъ Отецъ ищетъ Себѣ. Богъ есть Духъ, и поклоняющіеся Ему должны поклоняться въ духѣ и истинѣ». Эти слова Спасителя, раскрывающія сущность христіанскаго служенія Богу, трудно было понять бѣдной, неученой, грѣшной женщинѣ изъ г. Сихаря. Не понимая ихъ своимъ слабымъ умомъ, она, однако, постигла ихъ своимъ добрымъ сердцемъ, и, задумавшись надъ ними, благоговѣйно заявила, что подобныя великія истины можетъ возвѣщать только Мессія, Который скоро придетъ. Тогда Господь говоритъ ей: «Это Я, Который говорю съ тобою». Пораженная такими словами, самарянская женщина, забывъ свой водоносъ у колодца, поспѣшно пошла въ городъ разсказать о своей чудесной встрѣчѣ съ таинственнымъ Человѣкомъ, Который раскрылъ ей тайны ея жизни: «Не Онъ-ли Христосъ?». Заинтересованные ея разсказомъ сограждане толпами сошли къ колодцу Іаковлеву, гдѣ и нашли Христа сь Его учениками; они упросили Его пробыть у нихъ два дня, и многіе увѣровали въ Него. Женщинѣ же той говорили жители Сихаря, что они не по ея только словамъ увѣровали, а сами «слышали и узнали, что Онъ истинно Спаситель міра – Христосъ». Таково въ краткихъ словахъ содержаніе бесѣды Господа съ Самарянкой.

Изъ содержанія бесѣды Господа съ Самарянкой ясно видно, что бесѣда эта миссіонерская. Добрый Пастырь – Христосъ вразумляетъ заблуждавшуюся въ вѣрѣ Самарянку, и въ этомъ вразумленіи преподаетъ всѣмъ пастырямъ Церкви высочайшій образецъ для наставленія въ истинной вѣрѣ заблуждающихся. Слѣдуя этому высочайшему образцу миссіонерскаго вразумленія, намъ – пастырямъ Церкви Христовой должно не упускать ни одного случая, чтобы побесѣдовать съ заблуждающимися. Всякій заблуждающійся носитъ въ душѣ предубѣжденіе противъ насъ, подобное тому, какое имѣли взаимно іудеи и самаряне. Кротостью и снисхожденіемъ къ немощамъ заблуждающейся души Самарянки Спаситель побѣдилъ ея предразсудки. Ничѣмъ инымъ, какъ кроткимъ и снисходительнымъ обращеніемъ съ заблуждающимся пастырь Церкви можетъ привлечь его сердце и расположить его умъ къ внимательному выслушиванію разъясненія пререкаемой истины вѣры. У заблуждающагося въ вѣрѣ ожесточено сердце, и не витійствомъ словъ можно умягчить его, а кротостію, терпѣніемъ и любовью.

Самарянка, сердцемъ своимъ увѣровавшая въ Господа Іисуса Христа, тотчасъ же послѣ бесѣды не выразила словами отреченія своего отъ прежнихъ заблужденій; не потребовалъ этого отъ нея и Сердцевѣдецъ-Господь. Да научимся отсюда и мы – пастыри приступать къ бесѣдѣ съ заблуждающимися въ вѣрѣ не съ горделивымъ намѣреніемъ обратить ихъ на путь истины одной только бесѣдой нашей съ ними. Заблужденія религіозныя пускаютъ глубокіе корни въ душѣ человѣческой, и для извлеченія ихъ надобно не одно слово, а продолжительное воздѣйствіе пастырской любви, споспѣшествуемой всесильною благодатію Божіею. Долгъ пастыря-миссіонера утолить жажду духовную заблуждающагося не изъ кладезей только своихъ мыслей, а, первѣе всего и главнѣе всего, изъ источниковъ спасительной благодати Божіей. Да поможетъ намъ въ этомъ Христосъ – Господь!

 

«Кіевкія Епархіальныя Ведомости». 1911. Ч. Неофф. № 19. С. 433-437.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: