Иванъ Василевичъ Баженовъ – Св. Пророкъ Илія въ библейско-церковномъ представленіи.

Пророкъ Илія, по представленію современниковъ, ясно видѣвшихъ въ немъ особенную и великую благодать Господню, былъ «человѣкъ Божій» (3 Цар. 17, 18), въ устахъ котораго «слово Господне истинно» (23 ст.), и современники въ знакъ особеннаго благоговѣнія повергались предъ нимъ на землю (3 Цар. 18, 7; 4 Цар. 1, 13), исповѣдывали предъ нимъ велнкую благодать Св. Духа, живущую и дѣйствующую въ немъ (3 Цар. 18, 12; 4 Цар. 2, 15, 16). Православная Церковь Христова въ пѣснопѣніяхъ праздника (20 іюля) въ честь пророка Иліи, воздавая ему достойную похвалу, величаетъ его различными наименованіями: «Иліа пророкъ предивный», «Чудный» (стихир. на стих. гл. 8 подобенъ), «Честный въ пророцѣхъ великій Иліе» (тамъ же, 3 стихъ), «небонарный пророкъ» (1 стихир. гл. 1 самоглас. Германа), «земный ангеле и небесный человѣче, Иліе великоимените» (слава, гл. 6 Визант.), «во плоти ангелъ, пророковъ основаніе, вторый предтеча пришествія Христова, Иліа славный» (тропарь гл. 4), «пророче проповѣдниче Христовъ» (на стиховн. слава гл. 6), «всемірнаго таинникъ спасенія» (1 стих. гл. 1 самоглас. Герман.), «Столпъ благочестія и житія сладкаго, садитель чистоты былъ еси, ангеломъ же подобникъ», «Чудный Иліе богоносе» (1 кан. 6 п. 1 ирм.), «Иліа ревнивый и страстей самодержецъ» (1 стих. гл. 1 самогл. Герман. ) и «кто не удивится божественнѣй ревности твоей, пророче всечестне» (2 кан. 5 п. инъ ирмосъ); «умъ человѣчь не достигнетъ житіе твое, нророче, по достоинству похвалнтн: паче убо умныхъ чиновъ возвеличился еси, зря Христово преображеніе» (2 кан. 6 п. инъ ирм.).

Чудный и величайшій этотъ пророкъ въ своемъ высокомъ служеніи какъ яркая звѣзда выдѣлялся на мрачномъ горизонтѣ современнаго ему израильскаго народа. То были времена нечестивыхъ царей Ахава (924-905 г.г. до I. Хр.) и сына его Охозіи (905-904 гг.), когда нечестіе и идолопоклонство, постепенно все болѣе усиливаясь со времени Іеровоама I, достигли высшей степени. Ахавъ, извѣстный постройкою нѣсколькихъ новыхъ городовъ, великолѣпнаго лѣтняго дворца въ Изреелѣ и знаменитаго въ Самаріи «дома изъ слоновой кости», въ исторіи церкви Божіей болѣе всего прославился нечестіемъ, оставивъ по себѣ самую печальную память. Подъ вліяніемъ своей жены, дочери Сидонскаго царя, закоренѣлой язычницы Іезавели, отличавшейся фанатическою ненавистью къ немногимъ въ израильскомъ царствѣ поклонникамъ Іеговы, царь Ахавъ старался сдѣлать свой народъ совершенно языческимъ. По настоянію Іезавели воздвигнуты были въ столицѣ царства обширный храмъ въ честь Ваала, для служенія которому назначенъ штатъ изъ 450 жрецовъ, и близъ Изрееля капище въ честь Астарты при 400 жрецахъ, при чемъ служеніе этимъ привнесеннымъ божествамъ было объявлено государственной религіею наравнѣ съ утвердившимся уже со временъ Іеровоама I служеніемъ золотымъ тельцамъ. Поклонники Іеговы, всѣ служители и провозвѣстники истинной религіи, подвергались жестокимъ гоненіямъ по распоряженію развращенной и свирѣпой Іезавели; построенные пророками жертвенники въ честь Іеговы были разрушены, а сами истинные пророки избиты, кромѣ ста человѣкъ, успѣвшихъ спастись бѣгствомъ и укрыться въ пещерѣ (3 Цар. 18, 3-4). Такъ истинная религія въ Израильскомъ царствѣ повидимому обречена была на погибель, и потребно было особенное орудіе Промысла Божія для поддержанія гибнущаго корабля вѣры.

Въ этотъ-то самый мрачный періодъ въ исторіи Израильскаго народа и выступилъ на служеніе по волѣ Іеговы величайшій пророкъ ветхозавѣтной церкви – Илія ѳесвитянинъ (изъ Галаада) изъ колѣна Левіина въ племени Аарона, пламенный ревнитель истинной вѣры, строгій постникъ и подвижникъ. Быстрый какъ вѣтеръ, босой, съ длинными волосами на головѣ, спускавшимися на спину большими прядями, въ широкомъ грубомъ одѣяніи изъ овечьихъ кожъ (милоть) съ шерстью, укрѣпленномъ на чреслахъ кожанымъ поясомъ, съ посохомъ въ рукахъ (4 Цар. 1, 8) Илія уже самой этой необычайной внѣшностью сразу привлекалъ къ себѣ вниманіе при своихъ посѣщеніяхъ преступной столицы нечестиваго царя. Въ исторіи Израильскаго народа пророкъ Илія является съ поражающею внезапностью, какъ молніеносная стрѣла, мгновенно озарявшая полуночное небо. Современники видѣли Илію только по временамъ въ его моментальныхъ явленіяхъ, и онъ какъ бы не принадлежалъ ни къ какому особому мѣсту. «Не было ни одного народа и царства, куда бы ни посылалъ царь Ахавъ искать его, и нигдѣ не могли отыскать его. Какъ только посланные Ахава видѣли его, Духъ Господень уносилъ его неизвѣстно куда» (3 Цар. 18, 10-12); въ другія же времена можно было видѣть Илію то тамъ, то здѣсь. На страницахъ ветхозавѣтной исторіи Илія выступаетъ какъ величайшая и своеобразнѣйшая личность, за исключеніемъ великаго законодателя Моисея. Болѣе всего оставляетъ впечатлѣнія на душѣ непреклонная суровость и сила его характера, и еще не было человѣка, который бы проявлялъ эти качества съ такою непреодолимою силою. Въ своемъ служеніи онъ обнаружилъ великій благодатный духъ и явился представителемъ могучей силы Божіей, и эти «духъ и сила» (Лук. I, 17) пророка Иліи обнаружились многообразно.

Подъ «духомъ» пророка Иліи разумѣя ближайшимъ образомъ пророческій даръ отъ Бога, который онъ обнаружилъ какъ проповѣдникъ, мы не можемъ не видѣть изъ священнаго повѣствованія, что Илія въ своихъ вдохновенныхъ рѣчахъ былъ самымъ пламенно-ревностнымъ и самоотверженнымъ защитникомъ истинной религіи и грознымъ обличителемъ языческаго нечестія царей и народа. «Нечестивый царь, не терпя твоего обличенія, тебѣ, божественный пророче, глаголетъ: ты ли еси томя и развращая Израиля? Ты же реклъ еси: не азъ, о царю, но ты и домъ отца твоего, понеже Бога твоего сотворшаго тя оставилъ еси и чуждыя ввелъ еси» (на малой вечерни. на Госп. воззв. 3 стихир.). Съ великимъ неустрашимымъ мужествомъ явился Илія предъ лицомъ царя Ахава и, изобличивши гнусное его нечестіе и нелѣпость идолопоклонства, возвѣстилъ: «Живъ Господь, Богъ Израилевъ, предъ Которымъ я стою! Въ сіи годы не будетъ ни росы, ни дождя, развѣ только по моему слову» (3 Цар. 17, 1). И преступный царь не могъ не содрогнуться, не поразиться страшнымъ сообщеніемъ этого необычайнаго пророка, что страну его постигнетъ величайшее изъ бѣдствій на Востокѣ – бездождіе и засуха, за чѣмъ долженъ былъ слѣдовать голодъ со всѣми сопровождающими его бѣдствіями.

Припомнимъ также, съ какимъ безстрашіемъ пророкъ Илія послѣ чудеснаго своего жертвоприношенія на горѣ Кармплѣ въ присутствіи тысячъ идолопоклонниковъ повелѣлъ народу схватить всѣхъ 450 жрецовъ-лжедророковъ Ваала и на берегахъ потока Кисона онъ предалъ ихъ смерти, согласно Моисееву закону (Втор. 18, 14-21), за ихъ уклоненіе въ идолопоклонство и за совращеніе другихъ къ этому грѣху: «студныя священники ножемъ заклалъ еси», воспѣваетъ православная Церковь (на малой вечерни, на Госп. воззв. 2 стихир.).

Этотъ же нелицемѣрный пророкъ Іеговы смѣло раскрылъ царю Ахаву всю гнусность и преступность его преступленія по присвоенію сосѣдняго съ дворцомъ виноградника благочестиваго Навуѳея, который безвинно вмѣстѣ съ сыновьями былъ побитъ камнями по ложному обвиненію въ хулѣ на Бога и царя. «Нечестиваго царя, неправдовавша о Навуѳеевѣ убійствѣ и о восхищеніи винограда праведнымъ судомъ обличилъ еси» (тамъ же, 4 гл. 1 стихир. и 4 стихир. слава гл. 6); «понеже безъ правды мужа израильтянина убилъ еси, такожде и твоя кровь проліена будеть, и блудницы въ крови твоей измыются» (на литіи слава гл. 6). Отъ лица Іеговы пророкомъ Иліей возвѣщенъ Ахаву грозный, вполнѣ заслуженный приговоръ какъ относительно гибели его и истребленія всего царственнаго его дома, такъ и относительно Іезавели («безстудную Іезавель о восхищеніи и златолюбіи обличилъ», 2 кан. 3 ирм.; по поліелеи сѣдая, гл. 8), что ее съѣдятъ псы за стѣною Изрееля (3 Цар. 21, 20-22), что впослѣдствіи и исполнилось (4 Цар. 9, 25-36).

Сверхъ того обращаетъ на себя вниманіе то весьма поразительное зрѣлище, когда этотъ суровый пророкъ пустыни, отъ имени Іеговы предвозвѣстившій смерть болѣвшему сыну Ахава, одинаково нечестивому, Охозіи сначала чрезъ его пословъ, потомъ самъ свободно, безъ всякаго колебанія и страха, приблизился къ постели царственнаго больного и твердымъ голосомъ сказалъ ему къ крайнему изумленію: «Такъ говорить Господь: за то, что ты посылалъ пословъ вопрошать веельзевула, божество аккаронское, какъ будто въ Израилѣ нѣтъ Бога, чтобы вопрошать о словѣ Его, – съ постели, на которую ты легъ, не сойдешь, но умрешь». И исполнилось слово Господне (4 Цар. 1, 16-17).

Будучи грознымъ обличителемъ языческаго нечестія, пророкъ Илія отличался пламенною ревностью о славѣ Іеговы и о спасеніи погибавшаго въ идолопоклонствѣ народа Израильскаго. Горькое чувство безсилія и посрамленія возбуждено было въ пророкѣ Божіемъ неудачею великихъ его стараній и подвиговъ для возстановленія истинной религіи и особенно мстительною злобою Іезавели, и онъ, не видя плодовъ своихъ усиленныхъ попеченій и трудовъ, уже сталъ полагать, что дальнѣйшая дѣятельность его безполезна, почему ему лучше бы умереть, а правосудію Божію надлежитъ только поразить всѣхъ идолопоклонниковъ бурею, огнемъ, землетрясеніемъ. Чтобы просить небеснаго страшнаго и праведнаго Суда на вечестивцевъ, пророкъ Илія прибылъ на святую гору Хоривъ, гдѣ Господь нѣкогда явился Моисею и гдѣ возгорѣлся гнѣвъ Божій на евреевъ, преступившихъ завѣтъ съ Іеговою и поклонившихся золотому тельцу (Исх. 32, 8-10). Но на Хорнвѣ послѣдовало Иліи вразумленіе отъ Бога, Который, явившись въ вѣяніи тихаго вѣтра (3 Цар. 19, 10-12), даль уразумѣть, что «Онъ за лучшее призналъ управлять родомъ человѣческимъ съ кротостью и долготерпѣніемъ» (блаж. Ѳеодоритъ), ожидая отъ грѣшниковъ покаянія и исправленія, и этимъ знаменіемъ Милосердый поучалъ пламенѣющаго ревностію по Богѣ пророка человѣколюбію и снисхожденію и внушалъ ему, что не весь еще Израиль отступилъ отъ Бога; еще семь тысячъ мужей не преклонили колѣнъ Ваалу (3 Цар. 19, 18).

По возвращеніи отсюда въ свое отечество Илія, дотолѣ полный бурной ревности и дышавшій страшнымъ гнѣвомъ на нечестивыхъ, продолжалъ вести свою борьбу съ язычествомъ преимущественно духовнымъ оружіемъ – посредствомъ учительно-обличительной проповѣди и учрежденія пророческихъ школъ, въ которыхъ молодые люди, большею частію неженатые, посвящали себя изученію Закона Божія и другихъ религіозныхъ предметовъ и подвигамъ благочестивой жизни, также составляли и распѣвали гимны подъ звуки священной музыки и, какъ воспитывавшіеся подъ руководствомъ боговдохновенныхъ пророковъ, назывались «сынами пророческими». Вмѣстѣ съ ученикомъ Елисеемъ св. Илія тогда заботился о возстановленіи пророческихъ школъ въ тѣхъ городахъ, гдѣ онѣ существовали еще со временъ судіи и пророка Самуила (напр. въ Галгалахъ, Веѳилѣ), и старался учреждать новыя школы, такъ что число ихъ въ царствѣ Израильскомъ было тогда довольно значительное, и «сыновъ пророческихъ» было въ нихъ много, напримѣръ, въ Іерихонѣ (4 Цар. 2, 15-16), Галгалахъ (4, 43). Эти сыны пророковъ имѣли, безъ сомнѣнія, большое значеніе и вліяніе на простой народъ въ религіозно-нравственномъ отношеніи.

Но не только словомъ пророкъ Илія выполнялъ порученное ему дѣло сохраненія истинной вѣры, поддержанія чести единаго, живого истиннаго Бога, но и многими дивными дѣлами, явившись представителемъ силы Божіей, выразившейся въ великихъ чудесахъ, которыя должны были служить болѣе осязательною и дѣйственною, чѣмъ словесная проповѣдь, формою назиданія и обличенія огрубѣвшей совѣсти нечестивыхъ царей Ахава и Охозіи съ заблудшимъ ихъ народомъ и ожесточенныхъ побудить къ покаянію гнѣвомъ небеснымъ. Священнымъ писателемъ на память потомства записаны лишь слѣдующія восемь чудесъ пророка Иліи. Молитвою его заключилось небо и три лѣта шесть мѣсяцевъ въ царствѣ Израильскомъ не пало на землю ни одной капли дождя и росы (3 Цар. 17, 1. 18; Іак. 5, 17-18). Удалившись отъ злобы Іезавели на берегъ потока Хораѳа, пророкъ Божій получалъ пищу отъ вороновъ, утромъ и вечеромъ приносившихъ ее (17, 6). Послѣ того, какъ по изсушеніи чрезъ годъ потока отъ солнечнаго зноя пророкъ Илія по указанію Божію нашелъ себѣ пріютъ у бѣдной вдовы въ г. Сарептѣ, у нея въ теченіе двухъ годовъ его пребыванія не истощались бывшія съ горсть муки въ кадкѣ и немного масла въ кувшинѣ (16 ст.), о чемъ Церковь напоминаетъ въ пѣснопѣніи: «ты вдовицу съ сыномъ пропиталъ еси (Иліе) и молитвою горсть муки и чванецъ масла умноживъ; по глаголу Господню, горсть муки и чванецъ масла не умалися» (на стиховнѣ стихир. 3). Въ награду за свое пропитаніе и въ знаменіе Божія благоволенія у той же вдовы Илія возвратилъ жизнь умершему ея сыну своею молитвою, троекратнымъ на него дуновеніемъ и призываніемъ всемогущаго Господа жизни, и вдовица совершенно уразумѣла, чти Илія – «человѣкъ Божій и что слово Господне въ устахъ его истинно» (3 Цар. 17, 17-24). «Назнаменова славу Тройческую явѣ дуновеніемъ тричисленнымъ, матери дѣтища жива дарова» (кан. п. 4, 3 ирм.). На Кармилѣ, по молитвѣ этого пророка, огонь Господень ниспалъ съ неба и потребилъ приготовленныя жертву, дрова, камни и воду во рвѣ вокругъ жертвенника (3 Цар. 18, 48). О дѣйствіи этого чуда такъ говорится въ пѣснопѣніяхъ церковныхъ: «ты молитвою твоею огнь съ небесе свелъ еси и царя увѣрилъ глаголати: воистину единъ Богъ, иже Иліею проповѣдаемый» (слава, глас. 2) и всѣхъ научилъ еси ясно вопити: «воистину единъ есть Богъ, Его же Иліа исповѣда» (на литіи 3 стихира, гл. 4; ср. по поліелеи сѣдаленъ гл. 8). Торжество свое надъ Вааломъ онъ завершилъ другимъ чудомъ: послѣ трехъ лѣтъ бездождія и голода, когда самъ Ахавъ преклонился къ покаянію, по молитвѣ Иліи обильный дождь напоилъ изсохшую, жаждущую землю, согласно его предвозвѣщенію Ахаву (18, 44-45). «Божественный пророче, ты молитвою и милованіемъ паки небеса отверзаеши, и дождь жаждущимъ людемъ богатно даруеши» (на стиховнѣ 2 стихъ). Внутренній огонь святой ревности къ Богу въ пророкѣ Иліи явленъ былъ еще неоднократно посредствомъ видимаго огня небеснаго, который по слову пророка дважды сходилъ и истреблялъ пятидесятниковъ съ ихъ отрядами, прибывшихъ по повелѣнію нечестиваго царя Охозіи взять пророка какъ бы преступника и представить ему (4 Цар. 1, 9-12). «Люди израилевы съ пятидесятоначальникомъ къ тебѣ, божественный Иліе, пришедшія, огнемъ съ небесе яко недостойныя попалилъ еси» (кан. 1 инъ ирм.). Воды рѣки Іордана разступились отъ удара милотію Иліи, и онъ съ ученикомъ своимъ Елисеемъ и пророческими сынами перешелъ рѣку посуху (2, 8).

Необыкновенная жизнь дивнаго пророка Иліи и закончилась необычайнымъ образомъ: огненная колесница, указывавшая на пламенную ревность его, – вѣроятно свѣтоносный вихрь, – восхитила Илію на небо на глазахъ Елисея и пророческихъ сыновъ (4 Цар. 2, 11-12). «На колесницѣ сѣдя четвероконнѣй, небо преѣждалъ еси страннолѣпно» (на вел. вечерни, на Госп. воззв. стихир. 2 гл. 1). «Самъ Господь рѣче: понеже Илія человѣкъ жестокъ еси, согрѣшающу Израилю терпѣти не можеиш, взыди ты ко Мнѣ, да Азъ долѣ сниду» (кан. 2 п. 9 инъ ирм.). «Благочестія ревностію ѳесвитянинъ опаляемъ, на огнезрачнѣй колесницѣ взимается, милоть же сверже» (кан. п. 9 ирм. 2). «Елисея исполнилъ еси милоти поданіемъ сугубымъ, мудре Иліе, божественныя благодати» (на вел. вечерни, на Госп. воззв. 3 стих). «Яже на воздусѣ колесница тя подъемши огненосна, яко въ трусѣ на небеса, огнедохновенную благодать тебѣ чудесъ подаде, Иліе ѳесвитянине, нетлѣнна тя сотворшии, еже не видѣти смерти, дондеже убо проповѣси всяческимъ кончину» (ины стихиры, гл. 2 Іоанна архіеп. стихира). «Съ плотію еще сый безсмертенъ, онъ яко мертвъ увѣряетъ мертвыхъ возстаніе» (сѣдаленъ канона).

Высокое подвижничество, великій пророческій духъ и чудодѣйственная сила пророка Иліи и этотъ чудный конецъ его жизни окружаютъ личность пророка несравнимымъ ореоломъ величія. Къ пророку Иліи, столь ревностному проповѣднику правды Божіей и столь высокому орудію благодати, люди во всѣ времена имѣли великое уваженіе и благоговѣніе. Іисусъ, сынъ Сираховъ, такъ пишетъ о великомъ пророкѣ: «возсталъ Илія пророкъ какъ огонь и слово его горѣло какъ свѣтильникъ... Какъ прославился ты, Илія, своими чудесами, и кто сравнится съ тобою въ славѣ!» (Сир. 48, 1-14). О глубинѣ произведеннаго Ильей впечатлѣнія свидѣтельствуетъ уже то, что ни объ одномъ изъ ветхозавѣтныхъ пророковъ не упоминается въ Новомъ Завѣтѣ такъ часто, какъ именно о пророкѣ Иліи (Лук. 1, 17; Іоан. 1, 25; Лук. 9, 54; Іак. 5, 18; Рим. 11, 2; Матѳ. 17, 3-4). Во время земной жизни Іисуса Христа іудеи, взирая на великія чудеса Его, считали Его за пророка Илію (Матѳ. 16, 14). Въ день преображенія Іисуса Христа Илія, какъ представитель пророковъ, во свѣтѣ явился съ Моисеемъ на горѣ Ѳаворъ и бесѣдовалъ съ Господомъ Іисусомъ о предстоящей Ему кончинѣ (Лук. 9, 30-31). Апостолъ Петръ, бывшій очевидцемъ преображенія Господня, желалъ, между прочимъ, сдѣлать одну кущу и Иліи (Матѳ. 17, 4). Отъ временъ апостольскихъ почитаніе пророка Иліи продолжается въ Церкви Христовой непрерывно. Въ IV вѣкѣ въ день св. пророка Иліи св. Амвросій Медіоланскій, блаженный Августинъ п св. Іоаннъ Златоустъ говорили поученія, которыя показываютъ, что празднество въ честь этого пророка тогда совершаемо было въ разныхъ церквахъ христіанскихъ. Даже доселѣ, почти чрезъ 2900 лѣтъ, благоговѣйныя преданія не затмились о пророкѣ Иліи; доселѣ палестинскія преданія указываютъ мѣста, освященныя стопами ногъ великаго пророка Божія. Въ XI вѣкѣ Іоаннъ, епископъ Евхаитскій и позднѣе іеромонахъ Пахомій Логоѳетъ на день пророка Иліи написали многія пѣснопѣнія, донынѣ употребляемыя Церковью въ этотъ день.

Въ пѣснопѣніяхъ своихъ восхваляя пророка, святая Церковь празднуетъ пророку Иліи, какъ «вѣщаніемъ уставившему водоточные облаки» (конд. праздн.), въ самое жаркое время года, когда для произращающей земли особенно нужны дожди. По твердому преданію церковному, молитва пророка Иліи, которая при его жизни сильна была затворить небо и низвести дождь на землю, имѣетъ и теперь, по благодати Божіей, такую же дѣйственную силу. Такъ, во время бездождья вѣрующіе, по указанію святой Церкви, обращаются къ ходатайственному мощному предстательству пророка Иліи предъ Господомъ Богомъ: «Илія словомъ дождь держитъ на земли, и паки словомъ съ небесе низводитъ, тѣмже молимъ Тя: того молитвами, Щедре, посли дожди водные земли съ небесе» (молебн. пѣн. во время бездождія 8 троп. 1). Издревле въ нашемъ отечествѣ въ день пророка Иліи во многихъ мѣстахъ совершаются крестные ходы и молебствія по полямъ для освященія ихъ и умилостивленія Господа молитвами св. пророка Иліи, который въ дни своей земной жизни постоянно ходилъ съ силою своей проповѣди и чудесъ.

Съ самыхъ первыхъ временъ христіанской Церкви развивалось на основаніи пророчества Малахіи (4, 5-6) и съ теченіемъ времени получило въ ней прочную устойчивость свято содержимое православною Церковію то вѣрованіе, что пророкъ Илія, удостоенный вознесенія живымъ на небо, снова (вмѣстѣ съ Енохомъ) явится на землю предъ вторымъ пришествіемъ Христовымъ. Это вѣрованіе, выразившееся въ произведеніяхъ различныхъ по времени и направленію древнихъ отцовъ и учителей церковныхъ (на Востокѣ св. Іустинъ, Ипполитъ, учитель Оригенъ, св. Іоаннъ Златоустъ, Ипполитъ, Ефремъ Сиринъ, Іоаннъ Дамаскинъ и др., на Западѣ же – учитель Тертулліанъ, Кипріанъ, Лактанцій, св. Амвросій Медіоланскій, блаж. Іеронимъ, Августинъ и мн. др.), сдѣлалось достояніемъ всей послѣдующей Церкви Христовой и заключено въ священныя пѣснопѣнія православной Церкви и церковно-служебныя книги. Такъ издревле и донынѣ Россійская Церковь воспѣваетъ въ тропарѣ на 20 день іюля: «Во плоти ангелъ, пророковъ основаніе, вторый предтеча пришествія Христова Илія славный». Въ обиходѣ пѣвъ при царѣ Михаилѣ Ѳеодоровичѣ содержится слѣдующее величаніе: «Величаемъ тя, святый пророче Божій Иліе, и почитаемъ еже на небеса огненное восхожденіе и паки пришествіе во обличеніе антихриста, спасенія ради людскаго». Въ Анѳологіонѣ, напечатанномъ въ Кіевѣ въ 1619 г., читается такъ: «вземша тя колесница огненосна въ трусѣ яко на небо огнедохновенную благодать тебѣ подаетъ, Иліе ѳесвитянине, еже не видѣти смерти, дондеже проповѣси всяческимъ кончину, тѣмже пріиди подаяй намъ твоихъ исправленій освященіе» (ср. под. въ Минеѣ на 20 д. іюля, стихир, на вел. вечерни 2 гл.). Въ Прологѣ на 20 д. іюля (печат. въ Москвѣ 1642 г.) читаемъ въ похвальномъ словѣ пророку Иліи: «Пророцы вси воплощеніе Единороднаго Сына Божія послани быша жестокосердечному проповѣдати Израилю, Иліа же единъ не токмо ко Израилю посланъ бысть, но и ко второму Его пришествію предотеча сохраненъ есть, за еже проповѣдати яко уже Владычнѣй приходъ и лукавое предсказати мечтательное и мерзское царство антихристово... Иліа хотяй быти послѣдній мученикъ во пророцѣхъ, я коже во апостолѣхъ Стефанъ первый». Въ Минеи-Четьи на 20 д. іюля сказано: «видѣнъ бысть Иліа во время преображенія Господа на Ѳаворѣ и паки видѣнъ будетъ плотскими смертными человѣки предъ вторымъ Господнимъ на землю пришествіемъ» (ср. Прологъ печат. въ Москвѣ 1641, на 8 д. ноября; Анѳологіонъ на 20 д. іюля и др.). Св. Іоаннъ Златоустъ въ объясненіе пророчества Малахіи (4, 5-6) говоритъ: «Ѳесвитъ придетъ предъ тѣмъ пришествіемъ, когда будетъ судъ, дабы онъ убѣдилъ іудеевъ принять вѣру въ Іисуса Христа и дабы, когда Сей пріидетъ, не всѣ они совершенно погибли».

«Свѣтильниче невечерній церквей, божественною ревностію разжигаемъ Иліе пророче, небесныя капли затворилъ еси, и враномъ питанъ бывъ, царя обличилъ еси, и священники уморилъ еси, огнь съ небесе свелъ еси, и пятидесятника два уморивъ, напиталъ еси вдовицу елеемъ и муки малою горстію, и сына ея молитвою воскресилъ еси, огнь разжеглъ еси въ водѣ, іорданскія струи пѣшъ перешелъ еси, колесницею же огненною на небеса вознеслся еси, Елисею благодать сугубую подалъ еси, молися непрестанно Богу спастися душамъ нашымъ» (3 стихира, гл. 2, Іоанна архіеп.). «Лицемъ яко зерцаломъ разрѣшшымся лицу Христову предстоиши, пречудне пророче, отонудуже насъ милостивно посѣщай, да вси тя хвалами яко пророка ублажаемъ» (кан. п. 4 инъ 3 ирмосъ). «Молебное пѣніе приноси къ Богу пророче всечестный о всѣхъ въ божественный храмъ притекающихъ, да тя всегда яко велика заступника величаемъ» (кан. 6 п. 1 инъ ирмосъ).

 

И. Баженовъ.

«Приходское Чтеніе». 1914. № 4. С. 131-137.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: