Архіепископъ Анатолій (Мартыновскій) – Слово въ недѣлю по Воздвиженіи Честнаго и Животворящаго Креста Господня.

«Иже бо аще постыдится Меня и Моихъ словесъ въ родѣ семъ прелюбодѣйнѣмъ и грѣшнѣмъ и Сынъ человѣческій постыдится его, егда пріидетъ во славѣ Отца своею со Ангелы святыми» Марк. 8, 38.

Въ человѣкѣ, не всецѣло еще растлѣнномъ произвольными грѣхами, стыдъ, по своему природному свойству, дѣйствуетъ какъ орудіе нашей совѣсти, и бываетъ признакомъ слабыхъ въ насъ остатковъ образа Божія, по которому созданъ былъ праотецъ рода человѣческаго. Совѣсть наша, при видѣ искушенія, увлекающаго насъ къ преступленію заповѣдей Божіихъ, какбы для отраженія искушенія, устремляетъ нашу кровь наружу, обагряя ею ланиты лица нашего, а въ слѣдъ за содѣяннымъ проступкомъ, производитъ волненіе крови и тревогу въ цѣломъ составѣ нашемъ. Но къ прискорбію, въ людяхъ, поработившихся безвыходно грѣху, чувство стыда дѣйствуетъ столь превратнымъ образомъ, что грѣшникъ стыдится уже не своего безчестнаго поведенія, а такихъ поступковъ своихъ и намѣреній, который могли бы удержать его отъ пороковъ, доставить ему уваженіе честныхъ людей, одушевить его надеждою на милосердіе Божіе, возбудить въ немъ раскаяніе и обновить его покаяніемъ. Такъ нечестивый царь Иродъ, стыдясь пиршествовавшихъ съ нимъ вельможъ, не рѣшился отмѣнить безумное обѣщаніе, данное имъ съ необдуманною клятвою дочери Иродіады, за ея пляску, и повелѣлъ обезглавить св. Іоанна, Предтечу Господня. Этотъ безразсудный стыдъ Ирода довелъ его до временной и вѣчной гибели. Но восколько болѣе Іоанна Крестителя Господь и Богъ нашъ Іисусъ Христосъ, востолько ужаснѣйшая, по Его словамъ, ожидаетъ участь тѣхъ жалкихъ своевольниковъ, которые стыдятся Его въ родѣ семъ прелюбодѣйномъ и грѣшномъ. Кто же стыдится Спасителя?

Кажется, кому бы стыдиться высочайшаго своего Благодѣтеля, Который есть весь любовь и ведетъ возлюбившихъ Его самымъ вѣрнымъ путемъ къ истинному, временному счастію и вѣчному блаженству. Но выходитъ наоборотъ. Есть несчастные, которые, на перекоръ собственному разсудку, какбы жаждая своей гибели, стыдятся Іисуса Христа. Смотрите, вотъ собрались мы въ храмъ Божій, для участія въ общественномъ Богослуженіи: замѣчаете ли, что нѣкоторые изъ входящихъ сюда, прежде всего поправляютъ на головѣ волоса, за тѣмъ кругомъ осматриваются, осклабляются, пожимаютъ знакомымъ руки, заводятъ съ ними разговоры, переглядываются, ходятъ въ церкви съ мѣста на мѣсто, а между тѣмъ, или вовсе не полагаютъ на себѣ крестнаго знаменія, или, будто ограждаясь имъ, мотаютъ рукою по груди своей съ такою небрежностію, какъ бы отмахивались отъ насѣкомыхъ? Обращая вниманіе на такихъ господъ, какъ не заключишь, что они, не полагая на себѣ крестнаго, знаменія, по ученію св. Церкви, стыдятся Іисуса Христа Господа нашего, который искупилъ ихъ цѣною крови своей отъ вѣчной смерти, сокрушилъ твердыни адовы и побѣдилъ крестомъ своимъ силы его?

Зная также, что наши предки украшали свои жилища святыми иконами, которыя напоминали и домашнимъ и посѣтителямъ о вездѣприсутствіи Божіемъ, почему не заключать, что святыя иконы такимъ напоминаніемъ удерживали, по меньшей мѣрѣ, домашнихъ отъ многихъ прегрѣшеній. Что же видимъ мы теперь въ наше время рѣдко въ какомъ домѣ посчастливится встрѣтить св. икону. Какъ же не скажешь, что отцы и матери семействъ, переставшіе украшать свои домы св. иконами, стыдятся Того, Кто сказалъ: «образъ дахъ вамъ, да яко же Азъ сотвортъ вамъ и вы творите» (Іоан. 13, 15)! Куда же ведутъ такіе обычаи? къ чему приведетъ отчужденіе отъ благочестивыхъ правилъ нашихъ предковъ?

Къ неутѣшному прискорбію случается даже въ собраніяхъ слышать гнилыя бесѣды и остроты, хотя впрочемъ тупыя, на счетъ священныхъ истинъ христіанскаго ученія вѣры и сатанинскія кощунства надъ церковною святынею. Хвастающіе такими остротами, обыкновенно, какъ безсловесныя животныя, управляются однимъ влеченіемъ растлѣнной своей природы и, считая себя мудрецами, злословятъ то, чего вовсе не понимаютъ, не желаютъ и боятся понимать (2 Петр. 2, 12). Такіе пустословы съ особеннымъ злорадствомъ преслѣдуютъ служителей св. Церкви насмѣшками и злословіемъ, открыто пренебрегаютъ душеспасительными учрежденіями и даже святыми таинствами. Изъ такого поведенія мнимыхъ мудрецовъ, не очевидно ли уже что они стыдятся Божественнаго Искупителя, Который «поругаемъ не бываетъ», а въ отношеніи къ пастырямъ св. Церкви сказалъ: «слушаяй васъ Мене слушаетъ и отмметайся васъ Мене отметается» (Лук. 10, 16)? Послѣ сего Іисусъ Христосъ, обручившій себѣ св. Церковь вѣчною любовію, конечно перестаетъ любить отеческою любовію того, кто не признаетъ св. Церкви своею матерію; а страшно впасть въ руки Бога живаго (Евр. 10, 31)!

Чему же приписать нечестивое поведеніе своевольныхъ пустослововъ? Отчего происходитъ, что люди, по-видимому, одаренные умомъ, сперва стыдятся христіанскихъ обычаевъ, а затѣмъ неудержимо текутъ и по широкому пути, ведущему къ вѣчной гибели? Нечестивыя, растлѣвающія неопытные умы и сердца, мнѣнія, подобно тлетворному вѣтру, первоначально навѣяны на отечественную нашу землю съ запада, подъ видомъ благотворнаго просвѣщенія, и съ жадностію усвоены легкомысленными юношами, которыхъ и безъ того врожденная испорченность сердца и невѣдѣніе спасительныхъ путей Божіихъ увлекало въ стропотные пути своеволія и нравственнаго растлѣнія. Кромѣ сего съ одной стороны похоть плоти, увлекая юношей на путь порока, постоянно раздражая ихъ чувственность и требуя повелительно удовлетворенія страстямъ, заставляетъ легкомысленныхъ искать сообщества съ товарищами одного съ ними образа мыслей и поведенія; а чрезъ постоянное съ такими сверстниками обращеніе, они наконецъ теряютъ всякое чувство стыда и даже приличія. Съ другой стороны, смятеніе души, мучительныя угрызенія совѣсти, не смотря на всѣ усилія устранить ея терзанія, заставляютъ сыновъ погибели чуждаться всего, что можетъ привесть имъ на память праведный судъ Божій и злосчастную участь въ будущей жизни нераскаянныхъ грѣшниковъ. Въ слѣдствіе сего несчастные своевольники, хотя не въ состояніи непоколебимо утвердиться въ сомнѣніи на счетъ душеспасительныхъ истинъ христіанскаго вѣроученія, безъ всякаго размышленія отвергаютъ ихъ, признавая за истину самыя нелѣпыя мнѣнія, а за долгъ свой – требованія животной своей природы!

По такимъ причинамъ многіе, родившись и возростши въ нѣдрахъ православной Церкви, въ послѣдствіи стыдятся открыто исповѣдывать Іисуса Христа и признавать себя христіанами; эти несчастные омрачаются столь грубымъ невѣдѣніемъ Бога, что неимѣютъ почти никакихъ понятій о высокихъ истинахъ христіанскаго вѣроученія. И дивно ли, что ослѣпленные лживыми мудрованіями, хотя, по-видимому, образованные, – знаютъ нѣсколько иностранныхъ языковъ, основательно изучили какую нибудь естественную, на примѣръ: врачебную науку, не имѣютъ понятія о томъ, чего требуетъ отъ насъ христіанское ученіе вѣры, когда они отнюдь не старались и не хотѣли пріобрѣсть такія понятія. Не очевидно ли, что такіе, умственные слѣпцы заслуживаютъ только сожалѣніе; потому что каждому человѣку, для собственнаго его и притомъ высочайшаго блага, должно, предпочтительно предъ всѣми занятіями и свѣдѣніями, всеусильно стараться пріобрѣсть основательныя понятія о христіанскомъ ученіи вѣры, которое одно, открывая истинное познаніе Бога, по благости Коего, живемъ, движемся и существуемъ, – доставляетъ послѣдователямъ своимъ, во всѣхъ обстоятельствахъ жизни, спокойствіе совѣсти, довольство всякимъ состояніемъ въ мірѣ, и руководствуетъ къ вѣчному блаженству!

Но жалкіе нечестивцы, не желая и стыдясь исповѣдывать Іисуса Христа, сами себя обрекаютъ на погибель. А изъ-за чего? Въ ветхомъ Завѣтѣ, когда Іудеи, изъ подражанія иностранцамъ, отвергли данный имъ отъ Бога образъ поклоненія Ему, стали покланяться идоламъ, и тѣмъ навлекли на себя гнѣвъ Божій, – пророкъ Іеремія укорялъ ихъ отъ лица Божія, говоря: «послите островы... послите и разсмотрите прилежно и видите... аще премѣниша языцы боги своя, и тіи не суть бози; людіе же мои премѣниша славу мою (истинное Богопочтеніе) на то, отъ него же не уполъзуются» (Іерем. 2, 11). Примѣнительно къ сему, если бы между нами, въ этомъ собраніи, явился какой нибудь нечестивецъ, какой нибудь безбожникъ; то можно бы спросить его: несчастный! стыдится ли Магометанинъ лживаго своего Магомета, или своего вѣроисповѣданія, не смотря на очевидную его нелѣпость? А ты стыдишься исповѣдать своего Искупителя, стыдишься смирить кичливость ума своего предъ высокими истинами Евангелія, въ высочайшей степени благотворнаго, душеспасительнаго! Неужели, оставаясь вѣрнымъ христіанскому Богопознанію, ты отъ этого лишился бы чего нибудь? Вѣдь ты не теряешь уваженія къ Еврею, въ честности коего увѣренъ, хотя онъ не стыдится открыто сознаваться, что слѣдуетъ талмудическому ученію, составленному изъ самыхъ нелѣпыхъ басней, вымышленныхъ раввинами. Отчего же тебѣ чуждаться христіанскаго ученія вѣры, – стыдиться Іисуса Христа, Который весь родъ человѣческій объемлетъ своею любовію, всѣхъ людей желаетъ облаженствовать, и съ этою цѣлію ко всѣмъ взываетъ: «Пріидите ко мнѣ вси труждающіися и обремененніи и Азъ упокою вы. Возьмите, иго Мое на себе... и обрящете покой душамъ вашимъ. Иго бо Мое благо, и бремя легко есть» (Матѳ. 11, 28. 30). Или ты не хочешь спокойствія совѣсти, – этого высочайшаго на землѣ довольства, этого залога безконечныхъ на небеси благъ? Какую же приноситъ тебѣ пользу порабощеніе гнусной чувственности, низведшее тебя до скотскаго состоянія? Утоляетъ ли жажду твоего сердца удовлетвореніе страстямъ, коихъ пламенемъ ты сгараешь? Что за польза отъ мгновеннаго наслажденія грѣховными удовольствіями, если рано или поздо ожидаетъ тебя злосчастная участь? Или полагаешь, что пустословіемъ, нечестивыми предположеніями и лживыми умозаключеніями ты въ состояніи уничтожить твое бытіе, которое неизбѣжно низринется во всепоглощающую область вѣчности, въ бездну мукъ безконечныхъ? О жалкій червь земной! желающій лучше пресмыкаться въ смрадномъ гноищѣ нравственнаго растлѣнія, чѣмъ возродиться благодатію Божіею, окрылиться вѣрою и надеждою на милосердіе Божіе и воспарить въ горняя – въ царство небеснаго блаженства! Тебѣ ли, несчастный, отвращаться отъ твоего Искупителя, стыдиться Того, Кто готовъ подать тебѣ руку помощи, освободить отъ рабства сатанинскаго, сокрушить связывающія тебя оковы грѣховныя и спасти во царствіе свое?

По истинѣ, крайне безумно пренебрегать вѣчною своею участію, отвергать свое благо, презирать единственное средство къ душевному своему спасенію, и въ этомъ мірѣ, превратномъ, скоропреходящемъ, исчезающемъ, стыдиться Бога Спасителя своего! Но «грядетъ часъ, и нынѣ есть, егда мертвіи услышатъ гласъ Сына Божія и услышавше, оживутъ и изыдутъ изъ гробовъ – сотворшіи благая въ воскрешеніе живота, а сотворшіи злая въ воскрешеніе суда» (Іоан. 5, 25. 29)! Такъ, грядетъ послѣдній, страшный день для цѣлаго міра, когда раздастся гласъ трубы Архангела, потечетъ рѣка огненная, небеса съ трескомъ мимо идутъ, стихіи раскалившіяся растаютъ, земля объята будетъ огнемъ всесожигающимъ, и Господъ, подобно сверкающей отъ востока до запада молніи, внезапно пріидетъ во славѣ Отца своего, со святыми Ангелами, судить живыхъ и мертвыхъ, воздать каждому по дѣламъ его. Горе тогда нераскаянному нечестивцу! Нелицепріятный, всевѣдущій, праведный Судія отвратитъ тогда лице свое отъ несчастнаго, который въ мірѣ семъ стыдился Его, Іисуса Христа, хотя еще въ младенчествѣ запечатлѣнъ былъ спасительнымъ его именемъ. Терзанія безнадежнаго раскаянія будутъ вѣчнымъ удѣломъ нечестивца въ гееннѣ огненной!

Убоимся, братіе, страшной участи, ожидающей нечестивыхъ, стыдящихся Іисуса Христа, и отвергающихъ благодать Духа Святаго! Для избѣжанія же несчастнаго ихъ жребія, непрестанемъ умолять изъ глубины души благость Бога, Спасителя нашего: да оживотворяетъ насъ во всѣ дни жизни нашей живою вѣрою въ душеспасительныя истины своего Евангелія; да одушевляетъ насъ упованіемъ на Его милосердіе; да даруетъ намъ благодать исповѣдывать и превозносить великое имя Его Духомъ Святымъ; да обновитъ насъ вседѣйствующею Его силою и введетъ насъ неизслѣдимыми своими судьбами въ царство славы своей. Аминь.

 

Архіепископъ Анатолій.

 

«Странникъ». 1862. Отд. II. Кн. 9 (Сентябрь). С. 454-460.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: