Архіепископъ Амвросій (Ключаревъ) – Добродѣтель храмозданія.

Что такое добродѣтель? Добродѣтель есть постоянная склонность и свободно пріобрѣтенный навыкъ дѣлать извѣстнаго рода добро, согласно съ волею Божіею, для блага ближнихъ и для собственнаго усовершенствованія и спасенія, таковы: молитва, духовное просвѣщеніе, дѣло учительства, благотворительность и т. п. Чѣмъ область добра, обнимаемая извѣстною добродѣтелію, шире, чѣмъ больше представляемый ею родъ добра имѣетъ особыхъ свойствъ, отличающихъ его отъ другихъ родовъ нравственной дѣятельности, тѣмъ добродѣтель самостоятельнѣе, и тѣмъ значеніе ея въ нравственной жизни важнѣе, тѣмъ она необходимѣе. Она можетъ совпадать съ другими добродѣтелями, но совершенная замѣна ея другою невозможна. Исключеніе ея изъ круга нравственной дѣятельности, или стѣсненіе, или перерожденіе въ другой родъ добродѣтели не можетъ быть безъ большаго ущерба, безъ исчезновенія изъ цѣлости нравственнаго строя христіанской жизни живой силы и безъ искаженія цѣлой части въ прекрасномъ образѣ нравственнаго совершенства, начертаннаго для насъ Божественнымъ откровеніемъ. Такова и добродѣтель храмозданія. Поэтому, необходимо имѣть о ней ясныя понятія и хранить ее тщательно, чтобы не повредить ей ложными взглядами и не утратить этотъ прекрасный цвѣтъ Христовой церкви.

Въ словѣ Божіемъ мы не имѣемъ положительной заповѣди о добродѣтели храмозданія, какъ имѣемъ повелѣніяо любви въ Богу и ближнимъ, о просвѣщеніи невѣдущихъ истины, о призрѣніи нищихъ, о прощеніи врагамъ и проч.; но имѣемъ такія указанія, которыя, можно сказать, выше и обязательнѣе самой заповѣди, т. е. предоставленіе этого рода дѣятельности свободному движенію нашей любви въ Богу, вызываемому вѣрою, благоговѣніемъ, благодарностію Ему, стремленіемъ къ общенію съ Нимъ, ангельскою потребностію созерцать Его величіе и славословить Его. Что храмы для насъ необходимы, это Богъ показалъ намъ въ устроеніи скиніи свидѣнія въ пустынѣ, по Его собственному повелѣнію и плану, съ самыми подробными наставленіями относительно матеріаловъ и ихъ употребленія, предписавъ порядокъ ея освященія и утвердивъ въ ней на кивотѣ завѣта мѣсто Своего постояннаго присутствія. И опытъ показалъ израильтянамъ, что доколѣ скинія и кивотъ завѣта были съ ними, дотолѣ съ ними былъ и Богъ, и они съ Богомъ. По разрушеніи храма Соломонова, послѣ плѣненія Вавилонскаго, Господь Самъ побуждалъ израильтянъ къ сооруженію новаго храма и наконецъ незадолго до пришествія Христа возвѣстилъ, устами пророка Малахіи, что этотъ единственный храмъ Бога истиннаго вскорѣ будетъ замѣненъ безчисленнымъ множествомъ храмовъ среди народовъ, которые будутъ призваны къ вѣрѣ въ грядѵщаго Искупителя: «Отъ востока солнца до запада велико будетъ имя Мое между народами, и на всякомъ мѣстѣ будутъ приносить ѳиміамъ имени Моему, чистую жертву» (Мал. 1, 11). Почти этими же словами Господь Іисусъ Христосъ Самъ объяснилъ самарянкѣ, что настанетъ и уже настало время, когда истинные поклонники не въ Іерусалимѣ только и не въ Самаріи, но на всякомъ мѣстѣ будутъ поклоняться Богу въ духѣ и истинѣ (Іоан. 4, 20-23). Съ самаго начала устроенія апостолами церкви Христовой для молитвенныхъ собраній вѣрующихъ, для совершенія св. таинствъ, для изъясненія христіанамъ догматовъ вѣры и правилъ нравственности – потребовались храмы и, согласно съ волею Божіею, стали таковою же существенною принадлежностію церкви Христовой, какъ и самое священство, проповѣдующее ученіе вѣры и совершающее таинства. И исторія показала, что храмы созидались на свободныя приношенія членовъ церкви, не только на великія, но и на малыя, подобныя лептамъ вдовицы, освященнымъ благоволеніемъ Господа.

Въ нашемъ отечествѣ, гдѣ храмы сіяютъ какъ звѣзды на небѣ, добродѣтель храмозданія стала народною, и всѣ храмы, исключая государственныхъ, сооружены рѣдко на богатыя жертвы, но въ большинствѣ на лепты, собираемыя отъ усердія православныхъ. И въ этой нравственной чертѣ мы съ радостію должны видѣть, какъ исторически сложилась народная жизнь наша совершенно соотвѣтственно съ основными началами церкви Христовой. Какъ содержаніе духовенства, такъ и сооруженіе храмовъ не возложены Господомъ на правительства, потому что церковь, долженствующая существовать до конца міра, не вездѣ и не всегда была и будетъ на попеченіи христіанскихъ правительствъ, но, напротивъ, всегда можетъ быть и въ угнетеніи отъ правительствъ ей враждебныхъ; не возложено и на богатыхъ, потому что народы христіанскіе не всегда могутъ быть богаты, а бываютъ и въ порабощеніи у народовъ невѣрныхъ, въ нищетѣ и уничиженіи... Итакъ, при самомъ бѣдственномъ положеніи православной церкви, она спасена Господомъ отъ опасности утраты въ ней священства и храмовъ; съ тѣми и другими вѣрующіе, въ оскудѣніи, дѣлятся своими скудными средствами, при богатствѣ – богатыми. Поэтому мы должны съ почтеніемъ смотрѣть на вольнаго труженика, съ непокрытою головою собирающаго лепты на сооруженіе храма, и не лѣниться положить ему на блюдо нашу жертву: это представитель и исполнитель великихъ началъ и завѣтовъ, данныхъ Господомъ святой Его церкви. Отстраняясь отъ дѣла построенія извѣстнаго храма, какъ чужаго, не нашего, мы отторгаемся отъ священнаго единенія со всею церковію – въ этой заботѣ любви о созиданіи и украшеніи священныхъ мѣстъ Божія между нами обитанія.

Совершенно соотвѣтствуя прямой волѣ Божіей, добродѣтель храмозданія оказываетъ величайшія благодѣянія нашимъ ближнимъ. Собрать вокругъ храма большую или малую общину православныхъ христіанъ, завязать между ними братскій союзъ во имя храма, который имъ принадлежитъ и которому они принадлежатъ, открыть въ немъ источникъ благодати и Божія благословенія и всегда готовое мѣсто для молитвы, гдѣ и учатъ ей и руководятъ въ ней, – поставить въ образѣ храма напоминателя знаменательныхъ временъ года и христіанскихъ торжествъ, будящаго ихъ священнымъ благовѣстомъ отъ сна нравственной безпечности и отъ омраченія житейской суетой, и вмѣстѣ со всѣмъ этимъ указать въ присвоенныхъ храму служителяхъ Христовыхъ – учителей и руководителей въ дѣлѣ спасенія, съ готовымъ въ храмѣ училищемъ благочестія, – развѣ все это не великія благодѣянія вѣрующимъ, не прямое осуществленіе и приведеніе въ дѣйствіе всѣхъ, по выраженію апостола, силъ, яже къ животу и благочестію (2 Петр. 1, 3), данныхъ намъ Христомъ Спасителемъ нашимъ?.. Мы не блуждаемъ, отыскивая мѣста для богослуженія и молитвы; любовь храмоздателей открываетъ священныя убѣжища для душъ нашихъ, ищущихъ общенія съ Отцемъ нашимъ небеснымъ, какъ родной отеческій домъ, гдѣ мы встрѣчаемъ все готовое для духовнаго просвѣщенія, благодатнаго оживотворенія, возбужденія и утѣшенія. Называя храмъ вратами въ царствіе Божіе, православная церковь этою одною чертою ясно опредѣляетъ какъ высшее значеніе храма, такъ и достоинство добродѣтели храмозданія.

Есть еще высокая нравственная черта въ добродѣтели храмозданія, которая чувствуется въ словахъ Давида: «Я живу во дворцѣ кедровомъ, а кивотъ Божій находится подъ шатромъ». Вспоминайте, любители роскоши и великолѣпія, чаще эти слова святаго царя израильскаго! «Я живу во дворцѣ кедровомъ», – но кто я? А Господь обитаетъ во храмѣ, иногда, въ бѣдныхъ мѣстностяхъ, поражающемъ своимъ убожествомъ и ветхостію, но кто Онъ – Господь и Создатель мой?.. Кто подумаетъ объ этомъ, какъ должно, и еще заглянетъ безпристрастно въ свое сердце и совѣсть, тому стыдно станетъ своихъ великолѣпныхъ палатъ и тяжело будетъ идти съ молитвою къ своему Господу въ зданіе, напоминающее убогую хижину, которой, однакожъ, какъ бы пристыжая насъ, не чуждается Господь, ищущій нашего спасенія. Смиреніе, сознаніе нашего ничтожества предъ величествомъ Божіимъ, – вотъ что внушаетъ намъ добродѣтель храмозданія, стремящаяся въ лицѣ ревностныхъ своихъ служителей величіемъ и благолѣпіемъ отличить по возможности домы Божіи отъ жилищъ человѣческихъ. Въ наше время необычайнаго развитія роскоши дома такъ строятся, украшаются и снабжаются всякими удобствами, что входя въ нихъ чувствуешь, какъ нынѣ человѣкъ высоко цѣнитъ, любитъ и чтитъ самого себя, что не знаетъ, какъ лучше обставить себя и успокоить; онъ носится съ собою, какъ съ дорогою вещью, не находя для нея достойнаго и достаточно приличнаго мѣста. Не есть ли это несвойственное христіанству боготвореніе себя? И вотъ, добродѣтель храмозданія напоминаетъ намъ, что не намъ грѣшникамъ и не нашимъ грѣшнымъ жилищамъ принадлежитъ по праву великолѣпіе и слава, а единому Богу и дому Божію. Правда, Господь внушалъ еще израильтянамъ устами пророковъ: Мое сребро и Мое злато (Аг. 2, 8). – Небо престолъ Мой, земля же подножіе ногъ Моихъ, кій долѣ созиждете Ми и кое мѣсто покоища Моего? (Ис. 66, 1). Но этимъ только внушается то же чувство смиренія и самымъ искреннимъ и благочестивымъ храмоздателямъ, чтобы они не думали золотомъ и серебромъ, какъ цѣнными вещами, достойно почтить величіе Божіе, а уповали, что Господь милостиво призритъ на любовь ихъ къ Нему, которой одной Онъ желаетъ отъ насъ и которая въ дорогихъ нашихъ приношеніяхъ выражается. Если то, что мы наиболѣе цѣнимъ, мы стараемся принести въ даръ наиболѣе любимому и почитаемому нами человѣку, – другу, благодѣтелю, царю: то какъ же иначе подобныя чувства любви мы выразимъ по отношенію къ Богу, высочайшему нашему благодѣтелю и вѣрнѣйшему другу? И самое сердце наше, наполняющееся чувствомъ радости и благоговѣнія при созерцаніи великолѣпныхъ храмовъ, свидѣтельствуетъ намъ, что всѣмъ нашимъ сокровищамъ и драгоцѣнностямъ, какъ и всякимъ художественнымъ произведеніямъ, первое и наилучшее мѣсто въ храмахъ Божіихъ.

Вопросъ о неравенствѣ состояній, въ какомъ мы находимъ людей въ нашей жизни, это раздѣленіе на богатыхъ и бѣдныхъ, счастливыхъ и несчастливыхъ, составляющее камень претыканія и неразрѣшимую загадку для людей, мало знакомыхъ съ ученіемъ Божественнаго откровенія, значительно выясняется и отчасти практически разрѣшается усердными и щедрыми храмоздателями. Разрозненные общественными положеніями люди, богатые и бѣдные, господа и служащіе, еще до суда Божія и будущей жизни, являются уравненными предъ Богомъ въ храмахъ Божіихъ. Здѣсь всѣ у себя дома, предъ алтаремъ Отца небеснаго; всѣхъ прихожанъ, и богатыхъ и нищихъ, церковь называетъ братіями святаго храма Его; здѣсь всѣмъ доступны не только сокровища духовныя, но и наслажденіе внѣшнею красотою и изяществомъ храма. Это «храмъ нашъ», говоритъ бѣднякъ, радуется на него изъ своей бѣдной хижины, гдѣ все не только просто и бѣдно, но часто и ветхо, и неблагообразно, – идетъ утѣшиться духомъ въ храмъ, гдѣ и онъ въ домѣ Отца своего небеснаго видитъ и украшенныя святыя иконы, и злато, и серебро, и произведенія искусствъ человѣческихъ. Понимая сердцемъ, почему церковь называетъ христіанскіе храмы небоподобными, бѣднякъ утѣшается надеждою, что тамъ, въ царствіи Отца небеснаго, когда онъ отстрадаетъ подвигъ своей земной жизни, и ему будутъ доступны и жизнь безпечальная, и блага вѣчныя.

Злой духъ нашего времени, вмѣстѣ съ другими основами нашей христіанской жизни, подкапывается и подъ эту столь ясную и благотворную добродѣтель храмозданія. Говорятъ наши одичавшія чада церкви: «Зачѣмъ такія траты на украшенія храмовъ? Богу не нужно богатства; храмъ долженъ быть простъ и только удобенъ и помѣстителенъ. Эти тысячи могутъ быть съ большею пользою употреблены на школы и благотворительныя учрежденія». Не смущайтесь, православные христіане, этими обидными для васъ сужденіями мнимо-образованныхъ людей. Намъ далъ Господь на подобные случаи руководящее наставленіе въ евангельскомъ повѣствованіи о поступкѣ Маріи, сестры воскрешеннаго Лазаря, помазавшей ноги Господа драгоцѣннымъ мѵромъ, и сужденіе Іуды предателя объ этой, по его мнѣнію, напрасной тратѣ. Іуда тоже сказалъ, что большая сумма, употребленная на мѵро, могла быть съ пользою употреблена на нищихъ, только не прибавилъ другаго назначенія – на школы. Но св. евангелистъ Іоаннъ раскрылъ также и побужденіе благовиднаго совѣтника: онъ былъ воръ и кралъ деньги изъ ящика, въ который опускали ихъ добрые люди на нужды Господа и ходившихъ съ Нимъ учениковъ Его (Іоан. 26, 4-6). Кто нашъ современный воръ, дающій намъ совѣты, подобныя Іудинымъ, и говорящій устами людей мнимо образованныхъ? – Это плоть, это чувственность, которую боготворить и которой служить нашъ вѣкъ: ей жаль, что она не можетъ ничѣмъ пользоваться изъ суммъ, приносимыхъ въ жертву Богу. Но она извѣстный тать, и намъ легко замѣтить, какъ она обкрадываетъ всѣ христіанскія добродѣтели. Она обкрадываетъ любовь къ просвѣщенію, о которомъ, по-водимому, радѣетъ, располагая богатыхъ людей вмѣсто школъ для общей пользы устроять для себя дворцы, вмѣсто ученыхъ людей платить изобрѣтателямъ и устроителямъ всякихъ удобствъ и удовольствій; вмѣсто полезныхъ книгъ бросать громадныя суммы на игры и на модныя одежды, безъ смысла перемѣняемыя и безъ жалости бросаемыя. Она обкрадываетъ всѣ духовныя расположенія современнаго человѣка, пріучая его въ часы молитвы бѣжать на зрѣлища, въ свободное для чтенія и размышленія время устроять веселыя собранія, вмѣсто тихихъ семейныхъ упражненій и удовольствій искать наслажденій тамъ, гдѣ не стѣсняетъ совѣсть и не пристыжаетъ наблюдательный взглядъ строгаго христіанина. Хотите ли видѣть въ одномъ современномъ опытѣ, такъ сказать, въ сокращеніи, какъ плоть обкрадываетъ и благотворительность, которою прикрывается? Что значатъ современныя благотворительныя увеселенія? Не представляютъ ли они очевиднаго доказательства оскудѣнія истинной благотворительности, когда только приманкою удовольствія можно добыть отъ современнаго человѣка ничтожную помощь бѣднымъ? Ясно, что для нашего духа нынѣ нѣтъ свободы дѣйствовать по его высшимъ побужденіямъ и стремленіямъ; плоть подавляетъ и убиваетъ его.

И только любовь къ Богу, возбуждаемая и питаемая чистымъ служеніемъ Ему и жертвами во славу Его, есть вѣрное средство для борьбы съ плотію и источникъ истинной любви къ ближнимъ. Только она, очищая сердце отъ страстей, пожирающихъ наше достояніе, даетъ возможность имѣть отъ труда и состоянія нашего избытковъ въ пользу бѣдныхъ; только она, исполняя сердца наши ощущеніемъ безконечной любви Божіей къ человѣку, исполняетъ и насъ любовію, долготерпѣніемъ и страданіемъ къ ближнимъ; только она, утверждая насъ на пути смиренія, терпѣнія и самоотверженія, дѣлаетъ насъ истинными друзьями страждущаго человѣчества. Наблюдайте за опытами жизни; и вы увидите, что только тайные рабы Божіи, эти любители уединенія, разумныхъ бесѣдъ, простоты и воздержанія, эти молитвенники и любители благолѣпія храмовъ Божіихъ суть истинно ревностные и надежные благотворители.

 

Амвросій Архіепископъ Харьковскій.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1889. № 27. С. 779-783.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: