Новосвмуч. Владиміръ (Богоявленскій), Митр. Кіевскій и Галицкій – РАБОТА ВЪ СВѢТѢ МАТЕРІАЛИЗМА И ХРИСТІАНСТВА.

Нашъ вѣкъ, гордый своимъ образованіемъ, страдаетъ многими увлеченіями и чрезвычайною спутанностію понятій въ основныхъ предметахъ частной и общественной жизни. Но ни въ одной области эта путаница не приводитъ къ такимъ тяжкимъ послѣдствіямъ, какъ въ области труда и работы, которая въ настоящее время стала предметомъ всеобщаго интереса. Вотъ почему не неблаговременно разсмотрѣть этотъ вопросъ при свѣтѣ Евангелія, составить наиболѣе правильный взглядъ на работу, чтобы такимъ образомъ поддержать любовь и охоту къ труду, ослабляемыя мнимыми друзьями нашего народа. Но чтобы составить наиболѣе основательное понятіе о трудѣ и работѣ, для этого необходимо сначала бросить взглядъ на то, какъ смотрѣлъ на работу матеріализмъ древній, въ древнемъ язычествѣ существовавшій, и какъ относится къ ней матеріализмъ новый, въ современномъ соціализмѣ воплотившійся.

Древній міръ не зналъ нравственной цѣны и достоинства труда. Что трудъ есть обязанность всѣхъ и каждаго, что онъ составляетъ честь для каждаго и высоко и низко поставленнаго человѣка, что онъ есть главный факторъ жизни народа и основаніе его благосостоянія, такія мысли были совершенно чужды древнему язычеству. Работа для него была – неизбѣжное зло. Для свободнаго человѣка, не принадлежавшаго къ числу рабовъ, работа почиталась стыдомъ. Каждая работа, требующая тѣлесныхъ силъ, по мнѣнію Аристотеля – древняго философа, унижаетъ свободнаго человѣка. Для такихъ работъ, думаетъ онъ, природою созданъ особый классъ людей – рабовъ, которые собственно не суть люди. По мнѣнію Платона, люди, коимъ ихъ занятія не дозволяли посвятить себя своимъ друзьямъ и государству, достойны презрѣнія. А Цицеронъ всякій трудъ или работу, совершаемую за плату, называетъ жалкимъ, унизительнымъ рабствомъ.

Главною причиною такого презрительнаго взгляда на работу служило, безъ сомнѣнія, то, что древній человѣкъ жилъ только для земли. Не имѣя понятій о цѣли человѣческаго бытія въ загробной жизни, онъ не имѣлъ правильнаго понятія о задачѣ и здѣшней жизни. Быть счастливымъ здѣсь на землѣ, пріобрѣтать блага земныя и богатство только для удовольствія и наслажденія – вотъ что было единственною цѣлью его существованія. И хотя въ другихъ отношеніяхъ въ жизни древняго язычества выступаетъ предъ нами не мало и высокихъ, идеальныхъ чертъ, но все это находило конецъ для себя въ самомъ грубомъ матеріализмѣ.

Взгляните на хозяйственное и имущественное состояніе Римскаго государства ко времени появленія въ исторіи міра христіанства, и вы увидите, что значитъ пренебрегать трудомъ, не знать истиннаго значенія работы. Если ранѣе въ Италіи было сословіе свободныхъ крестьянъ, то теперь все было куплено римскими богачами, имѣнія которыхъ были настолько велики, что простирались на десятки миль. Здѣсь на мѣстѣ прежнихъ цвѣтущихъ деревень, рядомъ съ роскошными виллами владѣльцевъ, стояли теперь жалкія, похожія на тюрьмы, зданія, въ которыхъ жили рабы, на коихъ лежала обязанность обрабатывать землю, и пасти скотъ. Въ самомъ городѣ Римѣ также очень мало было работающихъ людей. Тамъ проживали десятки тысячъ собиравшихся сюда со всего свѣта богачей, которые тратили здѣсь баснословныя суммы на пиры и увеселенія. Собственной, индустріи не было никакой. Необходимыя работы исполнялись тысячами рабовъ. Словомъ, древній міръ не работалъ. Не зная обязанности работать, онъ не питалъ и никакого уваженія къ работѣ.

Равнымъ образомъ не знаетъ ни достоинства, ни цѣли работы и новѣйшій, въ соціалъ-демократіи воплотившійся матеріализмъ. Правда, если послушать проповѣдь вожаковъ соціалъ-демократіи, то можно подумать, что они первые въ мірѣ любители и друзья работы, что благодаря только имъ работа пріобрѣла въ глазахъ людей надлежащую цѣнность, и что прежде никто не цѣнилъ ее по достоинству. Но это только повидимому, въ дѣйствительности же это не такъ. Если бы соціалъ-демократы на самомъ дѣлѣ любили болѣе другихъ работу, то они не настаивали бы такъ крѣпко на сокращеніи рабочаго времени, не вели бы изъ-за этого постоянной борьбы, усиливаясь доказать, что продолжительная работа вредна для здоровья, такъ какъ она-де требуетъ чрезмѣрнаго расходованія силъ. Но не въ этомъ главная и существенная цѣль соціалъ-демократіи. Защита рабочихъ у нея есть только средство для достиженія цѣли. Дѣйствительный лозунгъ соціалъ-демократіи таковъ: какъ можно меньше труда, и какъ можно больше удовольствій. Самая работа для нея, очевидно, не удовольствіе, но тяжелое бремя и неизбѣжное, какъ она понималась и въ древнемъ язычествѣ, зло. Для соціалъ-демократіи – да и можетъ ли быть при ея безбожіи и отрицаніи вѣчности иначе – цѣль жизни есть удовольствіе, чувственныя наслажденія земными благами. Ихъ стремленія и домогательства преслѣдуютъ ту только цѣль, чтобы какъ можно поскорѣе и побольше достать этихъ наслажденій. У Бебеля (одинъ изъ вожаковъ соціалъ-демократической партіи) въ его книгѣ: «Женщина и соціализмъ» мы находимъ такую статистику, по которой все способное къ работѣ населеніе въ будущемъ демократическомъ государствѣ будетъ имѣть рабочаго времени не болѣе 2¼ часовъ въ сутки. Причемъ онъ выражаетъ надежду, что съ теченіемъ времени этотъ срокъ можетъ быть и еще укороченъ. Не ясно ли сказывается здѣсь то воззрѣніе, что работа есть бремя, несчастье?

Въ этомъ воззрѣніи своемъ на работу соціалъ-демократія тѣмъ только отличается отъ древняго язычества, что она съ кажущимся притворнымъ уваженіемъ къ физическому труду соединяетъ крайнее неуваженіе къ труду умственному, тогда какъ древній міръ отдавалъ справедливость по крайней мѣрѣ послѣднему и считалъ, напримѣръ, работу государственнаго мужа, художника, философа, заслуживающею полнаго уваженія. Чтобы убѣдиться въ этомъ, стоитъ только сколько-нибудь познакомиться съ произведеніями вожаковъ соціалъ-демократіи. Едва ли можно говорить съ большимъ пренебреженіемъ и съ болѣе язвительными насмѣшками о богачахъ-фабрикантахъ, о высшихъ государственныхъ чиновникахъ и церковныхъ служителяхъ, какъ говорилъ; Марксъ – догматикъ соціалъ-демократіи. А по мнѣнію Бебеля въ будущемъ (демократическомъ) государствѣ умственною работою, поэзіею, наукою, литературою будутъ заниматься только самые ничтожные мужиченки и бабенки, т. е. тѣ изъ мужчинъ и женщинъ, которые неспособны къ тѣлесному труду. Отсюда ясно, какую таксу устанавливаетъ соціалъ-демократъ умственному труду, и почему въ настоящее время у многихъ изъ рабочихъ такъ мало уваженія и расположенія къ интеллигентнымъ людямъ, почему они на тѣхъ, кто работаетъ не руками, а головою, смотрятъ какъ на праздношатающихся, какъ на бездѣльниковъ и дармоѣдовъ. А между тѣмъ кому не извѣстно, что умственная дѣятельность есть самый тяжелый и самый изнурительный трудъ. Тогда какъ работающій физически давно уже достигъ своего вечерняго покоя, работающій умственно все еще продолжаетъ заниматься, сидитъ до самой полночи, а иногда далеко и за полночь, да и въ постели-то долго еще остается безъ сна, пока не успокоятся его нервы. Если, поэтому, соціалъ-демократъ на работу вообще смотритъ какъ на неизбѣжное зло, то не долженъ ли онъ питать истинное уваженіе, по крайней мѣрѣ, къ головной работѣ, потому, что она самая важная и самая необходимая работа. Кого мы должны благодарить за успѣхи культуры и великія изобрѣтенія (напримѣръ, паровыя машины, ткацкіе челноки, желѣзныя дороги, телеграфы и прочее), которыя такъ много облегчили и усовершенствовали человѣческую работу, и услугами которыхъ въ немалой мѣрѣ пользуются, конечно, и сами соціалъ-демократы? Кто открылъ примѣненіе силы пара, электричества, магнита, какъ не тѣ, чьи силы и время не уходили, на ежедневный физическій трудъ, и которые поэтому могли сосредоточивать свои умственныя способности на изслѣдованіи силъ и законовъ природы? Развѣ это не тѣ кабинетные ученые при университетахъ и другихъ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ, которыхъ соціалистическіе агитаторы упрекаютъ въ тунеядствѣ и въ томъ, что они только проѣдаютъ свои высокіе оклады, нажитые потомъ рабочаго? Развѣ и они не рабочіе? Сколько напряженія, сколько лишеній, сколько безсонныхъ ночей стоила этимъ благотворителямъ рода человѣческаго ихъ работа! стоитъ лишь прочесть исторію ихъ жизни.

Правда, нѣкоторые изъ соціалистическихъ писателей уже и сами сознаютъ это. Но они говорятъ: «ожирѣвшаго фабриканта-купца, судовладѣльца, или землевладѣльца нельзя же все-таки назвать рабочимъ. Онъ лишь спокойно сидитъ въ своей роскошной квартирѣ или въ своей конторѣ и забираетъ деньги и широко живетъ на богатства, добытыя ему тяжелымъ трудомъ рабочаго».

Но кто не согласится, что только по недомыслію можно не сознавать, сколько требуется практическаго ума и дѣловитости, чтобы стоять во главѣ большого предпріятія. Здѣсь требуется глубокое знаніе разнообразныхъ политическихъ и коммерческихъ условій не только въ своей странѣ, но и всюду, такъ какъ весь міръ составляетъ одинъ большой рынокъ. Фабрикантъ долженъ знать, гдѣ и когда выгоднѣе покупать сырой матеріалъ и гдѣ выгоднѣе сбывать товаръ. Судохозяева и купцы, которые суть посредники міровой торговли, должны не только хорошо знать толкъ въ товарахъ, но и знать потребности, привычки и вкусы различныхъ потребителей. А вѣдь всѣ эти познанія и весь этотъ опытъ добывается не безъ труда, не безъ упорнаго напряженнаго и многолѣтняго труда. При этомъ не слѣдуетъ забывать еще и о той отвѣтственности и безпокойствахъ, какія переживаетъ фабрикантъ во время экономическихъ кризисовъ, когда ставится на карту благополучіе не только самого дѣльца, но и сотней людей, зависящихъ отъ него. Если взвѣсить одно съ другимъ, то окажется, что условія жизни людей не такъ различны, какъ многіе предполагаютъ. И можно съ увѣренностію сказать, что работникъ, который, подъ вліяніемъ агитацій противъ богатаго хозяина, видитъ одни только завидныя стороны его богатства, не захотѣлъ бы быть на его мѣстѣ, если бы онъ зналъ, какая тяжесть лежитъ на плечахъ хозяина, и видѣлъ тотъ мечъ, который часто на волоскѣ виситъ надъ его головой.

Итакъ, ни препрославленная древность, ни еще болѣе воспѣваемая соціалъ-демократія не знаютъ истиннаго значенія и богоустановленной цѣли труда.

Истинное познаніе объ этомъ даетъ только христіанство. Какъ христіане, мы должны вмѣстѣ съ экономистами сказать: трудъ есть главный факторъ земныхъ благъ и источникъ внѣшняго благосостоянія человѣка и человѣческаго общества. Въ Библіи говорится: хорошая работа должна хорошо и оплачиваться. Дѣлатель достоинъ мзды своей. Трудивыйся да ястъ, а не трудивыйся, стало быть, не долженъ и ѣсть. И что Христосъ и всѣ великіе учители христіанства проповѣдуютъ словами, это подтверждаютъ они и самымъ дѣломъ. Святой апостолъ Павелъ, ходившій по міру съ проповѣдью, находилъ честь и славу свою въ томъ, что своими собственными руками зарабатывалъ ежедневное пропитаніе. Точно такъ же работалъ и Самъ Христосъ, раздѣляя съ отцомъ Своимъ Іосифомъ въ Назаретѣ плотничныя работы, и въ подвигахъ труда совершая жизненный путь свой, какъ Самъ Онъ засвидѣтельствовалъ, сказавъ: Я долженъ дѣлать, пока день (идетъ), но наступитъ ночь, когда никто уже не будетъ дѣлать.

Впрочемъ, по ученію Библіи работа и трудъ не есть только средство для пріобрѣтенія всего, что необходимо для поддержанія жизни. По ученію ея работа заключаетъ въ себѣ нѣчто большее. Именно, она есть лучшее, Богомъ установленное средство къ возвышенію и усовершенствованію человѣчества. «Господь Богъ, такъ говорится въ первой книгѣ Моисея (2, 15), взялъ человѣка (котораго создалъ) и поселилъ его въ саду Эдемскомъ, чтобы онъ воздѣлывалъ и хранилъ его». Эти слова Библіи имѣютъ самое важное и основное значеніе въ настоящемъ случаѣ. Ибо они ясно выражаютъ, что человѣкъ созданъ для работы. Работа не со времени грѣхопаденія только сдѣлалась удѣломъ человѣка. Нѣтъ, человѣкъ, какъ только вышелъ изъ рукъ Творца, еще въ раю, назначенъ былъ не для пользованія только этимъ раемъ, но и для воздѣлыванія его. Грѣхъ только трудъ прибавилъ къ работѣ, какъ и сказано въ Библіи: «въ потѣ лица твоего ты будешь теперь ѣсть хлѣбъ твой». Но и то, что человѣкъ при своей работѣ долженъ бываетъ напрягать свои силы до выступленія пота на лицѣ, не есть только наказаніе, а скорѣе воспитаніе, проклятіе Божіе превращается здѣсь въ благословеніе, наказаніе – въ милость и благодать. Вотъ почему работа и въ настоящее время есть еще часть рая, часть блаженства, средство къ усовершенствованію. И если въ той же первой книгѣ Моисея говорится: и наполняйте, землю и обладайте ею (I гл. 28 ст.), т. е. господствуйте надъ нею, то отсюда вытекаетъ двоякое слѣдствіе, а) что человѣкъ назначенъ господствовать надъ природою, и б) что онъ можетъ исполнить это назначеніе только посредствомъ труда и работы. – Благочестивый Сирахъ говоритъ: «избери для себя какую-нибудь работу, и тебя не постигнетъ никакая болѣзнь». Здѣсь работѣ приписывается свойство не ослаблять здоровье, какъ думаютъ соціалъ-демократы, а укрѣплять его, служить средствомъ къ развитію какъ тѣлесныхъ, такъ и духовныхъ силъ. Въ притчѣ о талантахъ Господь хвалитъ раба, который трудомъ увеличилъ свое имущество, умножилъ ввѣренный ему талантъ и чрезъ добросовѣстную работу въ маломъ сдѣлался достойнымъ многаго. Павелъ Апостолъ желаетъ видѣть Ѳессалоникійскихъ христіанъ свободными и самостоятельными путемъ труда, подобно тому, какъ и самъ онъ, благодаря своему труду не былъ въ зависимости отъ общества. Въ концѣ, концовъ, взглядъ Библіи на цѣль работы сводится къ тому: она доставляетъ средства къ жизни, она укрѣпляетъ тѣлесныя и душевныя силы человѣка, она дѣлаетъ его свободнымъ и независимымъ въ своемъ существованіи, она содѣйствуетъ его усовершенствованію; она возвышаетъ его до такой степени, что дѣлаетъ его господиномъ надъ природою, который пользуется ея силами для разнаго рода открытій и изобрѣтеній, для распространенія культуры и цивилизаціи; она, наконецъ, приводитъ его къ источнику всякаго и внѣшняго и внутренняго счастья и благополучія, приводитъ къ живому Богу.

Какое высокое воззрѣніе! Какого глубокаго все это исполнено смысла и значенія! Сколько высокаго, нравственно-облагороживающаго и ободряющаго вноситъ Библія въ рабочую среду! Люди, находящіеся подъ вліяніемъ матеріалистическаго взгляда на работу, дѣлаютъ свое дѣло съ недовольствомъ, съ воздыханіями, съ озлобленіемъ, – они очень несчастны въ глубинѣ души своей. Люди же, трудящіеся подъ христіанскимъ воззрѣніемъ на работу, дѣлаютъ свое дѣло съ радостью, съ удовольствіемъ: они во глубинѣ души своей – счастливые люди. А потому напечатлѣемъ, други, поглубже въ своемъ сердцѣ (всѣ трудящіеся и физически и умственно) это христіанское понятіе о работѣ, чтобы затѣмъ прилагать его къ дѣлу, осуществлять въ жизни. Употребимъ всѣ усилія къ тому, чтобы внѣдрить это понятіе въ душу и совѣсть нашего народа, сбиваемаго съ толку послѣдователями ложнаго ученія соціалъ-демократіи. И благо тогда будетъ намъ, тогда мы несомнѣнно станемъ на истинный путь къ оздоровленію нашей личной и общественной жизни.

 

Владиміръ митрополитъ Московскій.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ». 1906. № 6. С. 253-258.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: