Житіе преподобнаго отца нашего Амвросія Оптинскаго.

За монастырскими стѣнами иногда скрываются отъ грѣховнаго міра великіе умы, которые влекутъ къ себѣ не только простецовъ, но и выдающихся представителей высшаго общества. Такимъ великимъ умомъ былъ и старецъ-мудрецъ Оптиной Пустыни – преподобный Амвросій.

Преподобный Амвросій Оптинскій (въ міру Александръ Михайловичъ Гренковъ) родился 23 ноября 1812 года въ селѣ Большая Липовица Тамбовской губерніи въ семьѣ пономаря Михаила Ѳеодоровича и Марѳы Николаевны Гренковыхъ. Вспоминая свое дѣтство, преподобный приговаривалъ: «Какъ на людяхъ я родился, такъ все на людяхъ и живу».

Съ 12 лѣтъ его отдали въ Тамбовское духовное училище. Съ успѣхомъ окончивъ его, онъ поступилъ въ 1830 г. въ духовную семинарію, а затѣмъ устроился преподавателемъ Липецкаго духовнаго училища. Вскорѣ онъ тяжко заболѣлъ. Надежды на поправленіе почти не было, и онъ далъ обѣтъ – въ случаѣ выздоровленія уйти въ монастырь.

Хотя онъ и выздоровѣлъ, но внутренняя борьба продолжалась еще четыре года, пока твердо не созрѣла рѣшимость порвать съ міромъ и уйти въ монастырь.

Прибывъ въ Оптину, Александръ засталъ самый цвѣтъ ея монашества, такихъ столповъ, какъ преп. Моисей, преп. Левъ (Леонидъ) и преп. Макарій. Оптинскіе иноки, подъ руководствомъ старцевъ, носили на себѣ отпечатокъ духовныхъ добродѣтелей; простота (нелукавство), кротость (нелицемѣріе), смиреніе (послушаніе) были отличительными чертами оптинскаго монашества. Позже преп. Амвросій задавалъ вопросъ: «Отчего люди грѣшатъ?» И самъ же отвѣчалъ на него: «Или оттого, что не знаютъ, что должно дѣлать, или если знаютъ, то забываютъ; если же не забываютъ, то лѣнятся, унываютъ... Вотъ почему и молимся Царицѣ Небесной: Пресвятая Владычице моя Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени отъ мене, раба Твоего, уныніе, забвеніе, неразуміе, нерадѣніе и вся скверная, лукавая и хульная помышленія». Добавляя при этомъ: «Отчего человѣкъ плохъ? Оттого, что забываетъ, что надъ нимъ Богъ».

Первое послушаніе Александра было переписывать рукопись «Грѣшныхъ спасеніе» – о борьбѣ со страстями. Этотъ урокъ научилъ его, что дѣлать, чтобы не искушеніе побѣждало человѣка, а человѣкъ побѣждалъ бы искушеніе. Затѣмъ, онъ работалъ въ хлѣбной, варилъ дрожжи, пекъ хлѣбъ. Въ 1840 г. Александръ былъ облеченъ въ монашеское одѣяніе и проходилъ послушаніе у преп. Льва, который любилъ молодого послушника, но изъ-за воспитательныхъ побужденій испытывалъ его смиреніе. Дѣлая видъ, что гнѣвается на него, другимъ про него говорилъ: «Великій будетъ человѣкъ».

Ожидая близкой смерти, преп. Левъ передаетъ Александра преп. Макарію. Въ 1842 г. Александръ былъ постриженъ въ мантію и нареченъ Амвросіемъ; затѣмъ послѣдовало іеродіаконство, а черезъ два года состоялось рукоположеніе въ іеромонахи.

Отдавъ себя для служенія Господу, преп. Амвросій, находясь въ полномъ послушаніи у старца, даже въ самой малой вещи давалъ отчетъ ему во всемъ и, благодаря этому, онъ прошелъ безмолвіе и искусство умной молитвы, безпреткновенно обогащаясь духовнымъ разумомъ.

Здоровье преп. Амвросія въ эти годы сильно пошатнулось, такъ какъ во время поѣздки на свою хиротонію онъ простудился и сильно заболѣлъ, и съ тѣхъ поръ уже никогда не смогъ по-настоящему поправиться. «Монаху полезно болѣть», любилъ повторять преп. Амвросій, «и въ болѣзни не надо лѣчиться, а только подлѣчиваться», подражая апостолу Павлу: «когда я немощенъ, тогда силенъ, ибо сила моя совершается въ немощи».

Съ сентября 1846 г. по лѣто 1848 года состояніе здоровья преп. Амвросія стало настолько угрожающимъ, что онъ былъ келейно постриженъ въ схиму съ сохраненіемъ прежняго имени. Однако совершенно неожиданно больной началъ поправляться, и этотъ переломъ былъ явнымъ дѣйствіемъ силы Божіей. Преп. Амвросій впослѣдствіи говорилъ: «Милостивъ Господь! Въ монастырѣ болѣющіе скоро не умираютъ, а тянутся и тянутся до тѣхъ поръ, пока болѣзнь принесетъ настоящую пользу. Въ монастырѣ полезно быть немного больнымъ, чтобы менѣе бунтовала плоть, особенно молодымъ, и менѣе пустяки приходили въ голову».

Еще при жизни преп. Макарія, съ его благословенія, нѣкоторые изъ братіи приходили къ преп. Амвросію для откровенія помысловъ; кромѣ монаховъ преп. Макарій сближалъ преп. Амвросія и со своими мірскими духовными чадами. Такъ преп. Макарій готовилъ себѣ достойнаго преемника, да и обстоятельства такъ складывались, что впослѣдствіи преп. Амвросій всталъ на его мѣсто.

Черезъ 40 дней послѣ кончины преп. Макарія, преп. Амвросій перешелъ на жительство въ другой корпусъ. На западной сторонѣ корпуса была сдѣлана пристройка, называемая «хибаркой», для пріема женщинъ. Тридцать лѣтъ прожилъ здѣсь преп. Амвросій, служа ближнимъ.

Въ лѣтніе мѣсяцы преп. Амвросія обыкновенно посѣщало наибольшее число паломниковъ и преимущественно изъ простого русскаго народа.

По обыкновенію, они собирались въ послѣобѣденное время къ маленькой хижинкѣ преп Амвросія. Здѣсь и размѣщались паломники вдоль веревочной изгороди, которой была обнесена келья старца, для того, чтобы въ нее не могъ сразу всякій проникнуть безъ благословенія преподобнаго.

Разнородная толпа паломниковъ составляла собою «тѣсную стѣну» изъ всѣхъ «племенъ, нарѣчій и состояній»... Тутъ были и купцы, и мѣщане, и просто «странствующіе люди». И всѣ они приходили сюда къ преподобному со своимъ горемъ и сомнѣніями, за добрымъ словомъ и напутствіемъ. Выйдя къ общей массѣ паломниковъ, преп. Амвросій бесѣдовалъ съ каждымъ изъ нихъ въ отдѣльности постольку, поскольку ему позволяло время и поскольку требовалъ вопросъ самой «докуки».

Иные предметы разговора, въ виду ихъ важности и недостатка времени за общими бесѣдами, переносились въ келью преподобнаго Амвросія и тамъ уже получали его духовную санкцію... Но этой «чести» удостаивались немногіе изъ общей массы паломниковъ, и большинство «докукъ» разрѣшалось преподобнымъ здѣсь, на площадкѣ передъ его домикомъ.

Громадное большинство «просьбъ», обращенныхъ къ преп. Амвросію, могло быть названо общимъ словомъ «нужды». Среди нихъ, конечно, было немало и такихъ, которыя требовали со стороны старца «духовнаго напутствія».

Одинъ паломникъ, напримѣръ, просилъ благословенія «на открытіе торговли», другой жаловался «на крестьянскую бѣдность», третій искалъ напутствія «на поступленіе въ иноки». Этому послѣднему вопросу преп. Амвросій придавалъ серьезное значеніе, а потому ему посвящалась уже отдѣльная и весьма продолжительная бесѣда въ хижинѣ преподобнаго.

Обычный день для преподобнаго начинался въ 4 часа утра. Прочитывались утреннія молитвы, 12 избранныхъ псалмовъ, послѣ чего онъ наединѣ пребывалъ въ умной молитвѣ. И, смотря по дню, читался канонъ съ акаѳистомъ Спасителю или Божіей Матери.

Послѣ молитвы и легкаго завтрака начинался трудовой день съ небольшимъ перерывомъ въ обѣденное время. Напряженный трудъ продолжался до глубокаго вечера. Несмотря на крайнее обезсиліе и болѣзненность преподобнаго, день всегда заканчивался вечернимъ молитвеннымъ правиломъ: повечеріемъ, канономъ Ангелу-Хранителю и вечерними молитвами.

Чтобы хоть сколько-нибудь представить подвижничество преп. Амвросія, надо понять, какой это трудъ, бесѣдовать болѣе 12 часовъ съ посѣтителями. Въ концѣ дня голосъ у него былъ тихій и слабый.

Среди духовныхъ даровъ преподобнаго, привлекавшихъ къ нему людей, слѣдуетъ упомянуть о прозорливости. Онъ глубоко проникалъ въ душу своего собесѣдника и читалъ въ ней, какъ въ раскрытой книгѣ, не нуждаясь въ его признаніяхъ, всегда разомъ схватывалъ сущность дѣла, непостижимо разъяснялъ его, имѣя въ виду всѣ стороны жизни, съ которыми это дѣло соприкасалось. Въ продолженіе 10-15 минутъ такой бесѣды рѣшался не одинъ вопросъ, гдѣ слово преподобнаго было со властію основано на близости къ Богу, давшей ему эти знанія. На этомъ благодатномъ старцѣ сбывались слова преп. Іоанна Лѣствичника: «кто соединилъ себя съ Господомъ, тотъ тайно поучается словесамъ Его».

Своей прозорливостью преподобный удивлялъ многихъ, располагалъ ихъ сразу и всецѣло отдаваться его руководству, съ увѣренностью, что онъ лучше ихъ знаетъ, въ чемъ они нуждаются, что имъ полезно и что вредно.

Одна молодая дѣвушка, окончившая высшіе женскіе курсы въ Москвѣ и никогда не встрѣчавшаяся съ преподобнымъ, заочно не любила его и называла его «лицемѣромъ». Мать уговорила ее побывать у преп. Амвросія. Придя къ нему на общій пріемъ въ хибарку, дѣвушка встала позади всѣхъ. Вошелъ преподобный и, отворивъ дверь, заслонилъ ею молодую дѣвушку. Помолившись и оглядѣвъ всѣхъ, онъ вдругъ заглянулъ за дверь и говоритъ: «А что это за истуканъ стоитъ? Это Вѣра пришла посмотрѣть лицемѣра». Послѣ этого онъ побесѣдовалъ съ ней наединѣ, и отношеніе молодой дѣвушки совершенно перемѣнилось: она горячо полюбила его, и судьба ея рѣшилась – она поступила въ Шамординскій монастырь.

Вотъ другой случай прозорливости преп. Амвросія. Однажды онъ, выйдя изъ своей пустыннической хижины къ группѣ паломниковъ, поджидавшихъ его появленія, замѣтилъ въ ихъ толпѣ интеллигентное лицо молодой дѣвушки. Глядя внимательно на паломницу, онъ спросилъ ее: «Ты куда бросила своего ребенка?..».

Дѣвушка, растерявшись отъ такого неожиданнаго вопроса, затряслась всемъ тѣломъ и, громко зарыдавъ, бросилась передъ нимъ на колѣни.

– Ты возьми его къ себѣ, – тихо и ласково продолжалъ преподобный, поднимая паломницу на ноги и успокаивая ее, – ибо плодъ твой отъ тебя и тобою долженъ быть вскормленъ. Онъ данъ тебѣ въ утѣшеніе, а не на страданіе. Возьми его и вскорми.

Оказалось потомъ, что эта дѣвушка, происходя изъ интеллигентной семьи благочестивыхъ родителей, была обольщена однимъ какимъ-то гнуснымъ человѣкомъ, но, чтобы скрыть ото всѣхъ позоръ свой дѣвичій, она отдала ребенка въ воспитательный домъ.

И вотъ, мучимая этой скорбью, дѣвушка пошла на «духовный совѣтъ» къ преп. Амвросію, чтобы покаяться ему во грѣхѣ своемъ. Но старецъ предугадалъ ея мысль прежде, чѣмъ она повѣдала ему объ этомъ.

Эта женщина послѣдовала совѣту преподобнаго и, взявъ своего ребенка изъ воспитательнаго дома, воспитала его себѣ на утѣшеніе, сдѣлавъ изъ него добраго и вѣрующаго въ Бога гражданина, а также честнаго и полезнаго людямъ человѣка.

Къ паломникамъ изъ духовнаго званія преп. Амвросій относился съ особымъ уваженіемъ, всегда приглашая ихъ къ себѣ въ хижинку и ведя съ ними долгую духовную бесѣду.

Однажды къ нему пріѣхалъ одинъ почтенный іерей изъ Москвы. Посмотрѣвъ на него, преп. Амвросій вдругъ спрашиваетъ: «Какъ это вы допустили такъ оплевать себя?». И вслѣдъ за этимъ повелъ свою рѣчь о происхожденіи дикаго повѣрья въ русскомъ народѣ, о томъ, что въ первые годы Христіанства на Руси язычники земли Кіевской, при встрѣчѣ со священнослужителями, плевали на ризы въ знакъ своей ненависти къ христіанамъ, а теперь эту языческую ненависть къ духовенству обратили въ дикое повѣрье, будто встрѣча со священникомъ является дурнымъ предзнаменованіемъ на текущій день...

– Представьте себѣ, – проговорилъ священникъ, – со мной, вѣдь, былъ точно такой же случай, и по этому дѣлу у меня идетъ теперь въ столицѣ судебный процессъ; по поводу его я и явился къ вамъ, отецъ...

Тутъ онъ разсказалъ, какъ однажды двое взрослыя интеллигентныя дѣвушки поругались надъ его саномъ, оплевавъ его рясу, и теперь эти дѣвушки приговорены къ тюремному заключенію, и онъ не знаетъ, какъ съ ними поступить.

– Такъ и поступите, какъ говоритъ вамъ ваша пастырская совѣсть, – отвѣчалъ преп. Амвросій.

Мнѣ хотѣлось бы ихъ простить, да теперь измѣнить законъ нельзя...

– Духъ совѣсти выше закона. Онъ подчиняетъ себѣ власть. Какъ же вы говорите, что измѣнить законъ нельзя, когда онъ плодъ человѣческой совѣсти? И если совѣсть противъ него, то онъ безсиленъ по существу своему...

И священникъ добился того, что постановленіе суда было отмѣнено, и дѣвушки были прощены имъ. Священника въ этомъ случаѣ удивлялъ только тотъ фактъ, что преп. Амвросій напередъ могъ знать причину его паломничества въ Оптину Пустынь.

Но это была тайна Господня... Преп. Амвросій объяснилъ другому паломнику это такъ:

– Я и самъ не знаю, какъ меня осѣняетъ какая-то внутренняя сила, которая направляетъ мою мысль на стезю данной идеи... Все это сокрыто въ рукахъ Божіихъ. И я только подчиняюсь влеченію своего внутренняго голоса...

– Но вѣдь это чудо?

– Человѣку должно казаться чудомъ все то, чего не постигаетъ его умъ. А умъ его не постигаетъ многаго. Все видимое и осязаемое, чувствуемое и познаваемое нами, развѣ было когда-либо разгадано человѣкомъ?.. Стало быть, это все – одни чудеса Господа, а мы только лишь ихъ проявленіе. Всмотритесь вы въ свою жизнь; чѣмъ больше у васъ познаній, тѣмъ меньше вы что-нибудь знаете. Чѣмъ глубже вы удаляетесь въ это познаніе, тѣмъ дальше оно уходитъ отъ васъ.

«Однажды, подъ вечеръ, передъ отпускомъ народа, батюшка позвалъ меня, – разсказывала одна особа. Въ келліи горѣла лампадка и маленькая восковая свѣча. «Батюшка въ чемъ каяться? Забыла». Старецъ упрекнулъ меня въ этомъ, но вдругъ онъ всталъ и сдѣлалъ два шага и очутился на серединѣ своей келліи. Онъ выпрямился во весь свой ростъ, воздѣлъ руки кверху, какъ бы въ молитвенномъ положеніи. Мнѣ представилось въ это время, что стопы его отдѣлились отъ пола. Я смотрѣла на освѣщенную его голову; помню, что потолка въ келліи какъ-будто не было, – онъ разошелся, а голова старца какъ-бы ушла вверхъ. Черезъ минуту батюшка наклонился надо мной и, перекрестивъ меня, сказалъ: «помни, вотъ до чего можетъ довести покаяніе».

Благотворительность преподобнаго была его потребностью. Онъ раздавалъ милостыню, заботился о вдовахъ, больныхъ и страждущихъ; особенное попеченіе проявлялъ къ устроенію женскихъ богодѣльныхъ общинъ черезъ благочестивыхъ состоятельныхъ людей. Въ послѣдніе годы жизни преподобнаго въ 12 верстахъ отъ Оптиной, въ деревнѣ Шамордино, была устроена по его благословенію Казанская Пустынь, въ которую, въ отличіе отъ другихъ женскихъ монастырей того времени, въ основномъ принимали неимущихъ и больныхъ женщинъ. Къ 90-мъ годамъ XIX вѣка число инокинь въ ней достигло 500 человѣкъ. Монахини, со своей стороны, также занимались благотворительностью и при монастырѣ образовался дѣтскій пріютъ изъ дѣвочекъ-сиротъ.

2-го іюня 1890 года преп. Амвросій поѣхалъ въ Шамордино. Этотъ пріѣздъ его въ монастырь и его продолжительное пребываніе въ немъ зависѣло не столько отъ воли самого старца, сколько отъ «особеннаго промышленія Божія», какъ говорилъ потомъ самъ преподобный. Его цѣнныя указанія въ дѣлѣ построекъ въ Шамординской обители были весьма нужны въ то время изъ-за нездоровья и неопытности новой настоятельницы.

Въ Шамордино суждено было преп. Амвросію встрѣтить часъ своей кончины. Преподобный три раза пытался вернуться въ Оптину, но не смогъ по причинѣ нездоровья.

Болѣзнь старца усилилась, такъ что онъ потерялъ и слухъ, и голосъ. Начались его предсмертныя страданія.

10 октября 1891 года въ половинѣ двѣнадцатаго онъ три раза вздохнулъ и, съ трудомъ перекрестившись, отошелъ къ Богу.

Въ ночь 16 октября 1988 года были обрѣтены мощи преп. Амвросія. Раскопки велись ночью и утромъ были съ торжественнымъ пѣніемъ перенесены въ Никольскій придѣлъ Введенскаго собора Оптиной Пустыни, гдѣ нынѣ почиваютъ. Мощи – кости преподобнаго, янтарнаго цвѣта источали благовонное мѵро. Въ эти дни также источали мѵро иконы Казанской Божіей Матери и самого преподобнаго.

 

Оптинскіе старцы. Лондонъ (Канада): Издательство «Заря», 1990. С. 34-40.

 

 


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: