• «ВСИ НАСЛАДИТЕСЯ». Предпасхальное слово архиепископа Сан-Францисского Антония (Медведева)

    «ВСИ НАСЛАДИТЕСЯ». Предпасхальное слово архиепископа Сан-Францисского Антония (Медведева)

    Заканчивая Великий пост, всмотримся в его конечную цель, в священную, в светоносную ночь Пасхи. Эта ночь, в которую Церковь украшается в свои лучшие одежды, и поет свои вдохновеннейшия песни, встречая воскресшаго Жениха – Христа. Бодрствуют христиане православные! В древности особо строго наблюдалось, чтобы никто не спал в эту ночь... Одним словом, готовимся к чему-то великому.

    И справедливо: если Владыка Антоний[1] проникновенно объяснял, что каждый праздник есть таинство, то праздник праздников – Пасха, есть таинство таинств, о котором я не смею и не умею любомудрствовать.

    Впрочем, остановившись над глубиною Пасхи, уловим хотя бы ту истину, что в ту ночь Человеколюбец к нам как бы сугубо милостив. Множество беззаконий наших, в иное время столь тягостных для совести, если только она не усыплена, и если мы сокрушались о них, здесь облегчаются одним вздохом умиления. Поверим в это «богатство благости», о котором возглашает божественный Иоанн, насладимся «пиром веры», на который его златыми устами зовет Церковь. Слово Златоуста, на которое я ссылаюсь, так совершенно говорит о Пасхе, что в светлую ночь никто не заменяет его и не дополняет своею проповедью. В русских храмах оно читается неизменно... Впрочем, о русском народе и вообще известно, что ни один другой народ так не празднует Пасху. За это благодарение Господу!

    07 April 2018 читать далее


  • «ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ ТЫ ТРАТИШЬ НА ПЛОТСКИЕ ДЕЛА И ДВУХ ЧАСОВ НЕ МОЖЕШЬ ЗАНЯТЬСЯ ДУХОВНЫМИ?». Слово свт. Иоанна Златоуста о том, что не должно пренебрегать Церковью Божией и св. таинствами.

    Свят. Иоанн Златоуст совершает Божественную литургию

    Немного присутствующих у нас сегодня. Что же за причина тому? Мы совершаем память мучеников, и никто не явился в наше собрание. Длиннота пути повергла их в леность; вернее же сказать, не длиннота пути, а леность помешала им. Как человеку ревностному и с бодрой волей ничто не может воспрепятствовать, так, наоборот, беспечному и ленивому все может послужить препятствием. Мученики кровь свою пролили за истину, а ты не можешь презреть даже и краткого пути? Они голову свою сложили за Христа, а ты не хочешь даже немного пройти ради Владыки? Владыка ради тебя умер, и ты ради Его мешкаешь? Память мучеников, и ты предаешься беспечности и лености? Тебе следовало бы явиться в собрание и видеть, как ДИАВОЛ ТЕРПИТ ПОРАЖЕНИЕ И МУЧЕНИК ПОБЕЖДАЕТ, КАК БОГ ПРОСЛАВЛЯЕТСЯ И ЦЕРКОВЬ УВЕНЧИВАЕТСЯ. Но, говоришь, я грешник и не могу быть в собрании. Так как ты грешник, то и явись в собрание, чтобы стать праведником. Кто же из людей, скажи мне, без греха? Или ты не знаешь, что и сами предстоящие жертвеннику пригвождены к грехам? Ведь и они облечены плотью и связаны с телом. И мы сами, сидящие на кафедре и учащие, соплетены с грехами. Тем не менее, не отчаиваемся в человеколюбии Божием и не приписываем Ему жестокосердия. Для того Бог и попустил самим священникам рабствовать страстям, чтобы они из собственного опыта научились снисходительно относиться и к другим. Не крайнее ли безумие и сумасшествие, что мы, если позовет нас какой-нибудь гусляр, или плясун, или кто другой из подобного рода людей, все охотно бежим к нему, благодарим его за такой зов и проводим целую половину дня в том, что внимаем только ему; а когда Бог чрез пророков и апостолов беседует с нами, то зеваем, почесываемся и смежаем глаза? На ипподроме, невзирая на то, что там нет крыши, которая защищала бы от дождя, множество безумствующих стоит, хотя бы шел страшный ливень и ветер хлестал воду в лицо; они не обращают внимания ни на холод, ни на дождь, ни на длинноту пути; ничто их ни дома не удержит, ни сюда не помешает придти; а сходить в церковь дождь и грязь становится нам препятствием. И если их спросить, кто такой Амос или Авдий, или каково число пророков или апостолов, они не могут и рта раскрыть; а о лошадях и кучерах ведут речи лучше софистов и риторов. Как можно выносить это, скажи мне?

    26 November 2017 читать далее


  • Епископ Димитрий (Вознесенский) Хайларский – «ИМЕЙ ПРАВИЛО В МОЛИТВАХ СВОИХ»

    I.

    Необходимость нарочитого правила в деле молитвы[1]

    Великое значение имеет для каждого из нас – установить в жизни и деятельности своей какое-нибудь раз навсегда положенное правило, в котором бы твердо и определенно указывалось, как вести ту или иную работу, каким путем и способом достигается наилучший успех в делании нашем, относится ли оно к внешней нашей или внутренней жизни. То, что это имеет важное значение во внешнем деле, каждый наблюдает постоянно. Но еще более это важно во внутренней нашей жизни, самом основном христианском делании нашем. Ведь оттого-то так часты теперь всяческие крушения, всякие, и совершенно неожиданные, и ужасающе-грязные и крупные падения в нашей среде, и при этом нередко – у людей, дотоле десятками лет считавшихся вполне добропорядочными, порой – прямо уважаемыми, чуть не столпами общества, – оттого, говорим, что в житейском укладе своем не имели они определенного и твердого правила, не установили себе никаких регулирующих нормировок, никаких обязующих совесть их нравственно-практических требований и принципов. «Без руля и без ветрил» – совершали они, в сущности, плавание свое по житейскому морю, которое сделалось таким бурным, столь изобилующим подводными скалами и мелями в наши исключительно трудные и искусительные годины, и потому-то, не имея нормирующего курса, так часто и так легко сбивались с пути, опрокидывались и тонули. Тем более необходимо это правило и важно в нашей области – сфере религиозной, которая, поистине, во всей практической жизни у каждого из нас то же самое, что стержень в растении, ибо и здесь, как листьями и пластами, нарастают и накладываются именно на это религиозное нутро все остальные наши поступки, чувствования, мысли и действия.

    06 October 2017 читать далее


  • ПРЕПОДОБНАГО ѲЕОДОСІЯ ПЕЧЕРСКАГО ПОУЧЕНІЕ ОВЪ УМЕРЕННОСТИ ВЪ ЗАСТОЛЬНОМЪ ПИТЬѢ (Памятники древле-русской духовной письменности)

    Поученіе это издано между другими сочиненіями преподобнаго Ѳеодосія по двумъ спискамъ (Въ Учен. зап. Акад. наукъ. кн. II. вып. II. 1856 г.). Мы предлагаемъ здѣсь еще третій списокъ, нѣсколько отличный отъ тѣхъ двухъ и особенно любопытный по одному замѣчательному мѣсту, котораго нѣтъ въ тѣхъ спискахъ (Списокъ этотъ заимствованъ изъ Измарагда соловецкой библіотеки № 270 конца XV или начала XVI в.; онъ помѣщенъ также и въ другомъ Измарагдѣ тойже библіотеки № 272 XVI в.). Въ этомъ мѣстѣ говорится о томъ, что за столомъ во время обѣда дóлжно вести себя со всею скромностію и не говорить ничего лишняго и пустаго, чтобы не оскорбить и не удалить отъ себя ангеловъ Божіихъ, которые, по сказанію людей прозорливыхъ, присутствуютъ при самой трапезѣ человѣка. Принадлежитъ ли это мѣсто самому преподобному Ѳеодосію, или оно вставлено въ его поученіе уже въ позднѣйшее время, прямо сказать не можемъ. Но замѣтимъ, что предлагаемое въ немъ правило о поведеніи во время стола было извѣстно между нашими предками издавна и вошло въ послѣдствіи въ Домострой, въ которомъ между прочимъ сказано: «егда ядятъ съ благодареніемъ и съ молчаніемъ, или съ духовною бесѣдою, тогда ангели невидимо предстоятъ и написуютъ дѣла добрая; и ѣства и питіе въсладость бываетъ» (Домострой, гл. XI). Между многими благочестивыми людьми, особенно въ простомъ быту народа, это правило сохраняется до сихъ поръ; многіе благочестивые люди не только начинаютъ и оканчиваютъ свою трапезу молитвою, во и совершаютъ ее какъ какой-нибудь священный обрядъ; при этомъ даже говорить много и громко считается грѣхомъ. - Ред. 

    15 September 2017 читать далее


  • Расписание полиелейных припевов к стихам псалмов на Господские и Богородичные праздники.

    Поскольку термин «величание» тесно связан с униатским прошлым Западной Руси (в 1789 г. в Почаеве была напечатана книга «Величания», переизданная в 1818 г.), то, следуя предложению румынского монаха Филофея (1-я четверть XV в.), правильнее употреблять название полиелейные припевы, под которым нужно понимать особые припевы, употребляющиеся в богослужении при совершении службы с полиелеем или бдением, не имеющие связи с припевами на 17-й кафизме. Эти припевы важны еще тем, что показывают, какие праздники считались важнейшими. В Греческих и Южнославянских Церквях термин величание не употребляется, а термин (μεγαλυνάρια) применяется по отношению к припевам 9-й песни канона утрени в праздничные дни и к особым припевам после молебного канона. В древнейших же Псалтирях (например в библиотеке Ксиропотамского монастыря на Афоне) на месте величаний, вошедших повсеместно в современную практику, стоят припевы к избранным псалмам, надписаные как Творение кир Филофея[1].

    Преосвященнейшим Петром, Епископом Неманским и Европейским было одобрено введение в богослужебную практику в нашей Епархии полиелейных припевов к стихам псалмов на Господские и Богородичные праздники. Тем самым Русская Православная Церковь Заграницей восстанавливает эту древнюю часть Церковного Предания Православно-Кафолической Церкви. Епископом Петром были внесены лишь поправки, заключающиеся в адаптации этих припевов к практике Православной Российской Церкви.

    24 August 2017 читать далее


  • СВЯТОЕ ПРЕОБРАЖЕНІЕ ГОСПОДА БОГА И СПАСА НАШЕГО ІИСУСА ХРИСТА

    Этотъ праздникъ посвященъ воспоминанію событія на Ѳаворѣ, описаннаго у евангелистовъ (Мѳ. 17, 1-13; Лук. 9, 28 - 36).

    Самъ Іисусъ Христосъ, въ виду приближающихся страданій и смерти (Лук. IX, 22), для утвержденія Своихъ учениковъ въ вѣрѣ, благоволилъ явить имъ тѣлесно, видимо всю славу Своего Божества и чрезъ то показать имъ, что страданія и смерть Его будутъ вольныя и что Онъ есть тотъ самый Изба­витель Израиля, Который былъ обѣщанъ чрезъ пророковъ. Для этого Онъ, взявъ Петра, Іакова и Іоанна, возвелъ ихъ на гору Ѳаворъ, и сдѣлалъ ихъ свидѣтелями Своего преображенія.

    Вмѣстѣ съ апостолами предъ преобразившимся Господомъ предстали два величай­шихъ мужа Ветхаго Завѣта — Моисей и Илія, — „одинъ, по выраженію св. Іоанна Златоуста, умершій и другой, еще не испытавшій смерти", предстали для того, чтобы показать, что „Христосъ имѣетъ власть надъ жизнію и смертію, владычествуетъ надъ небомъ и землею". Явленіемъ своимъ на горѣ преображенія они свидѣтельствовали также то, что преобразившійся Владыка живыхъ и мертвыхъ есть Богъ, Творецъ и Исполнитель закона и пророковъ. „Радостію испол­нялись Пророки и Апостолы, вошедшіе на гору, замѣчаетъ св. Ефремъ Сиринъ, — радовались Пророки, ибо узрѣли здѣсь Его человѣчество, котораго прежде не видѣли; радовались Апосто­лы, ибо узрѣли здѣсь славу Его Божества, котораго прежде не разумѣли. Они предстояли предъ Господомъ, какъ служители, и смотрѣли другъ на друга, — Пророки на Апостоловъ а Апосто­лы на Пророковъ. Тамъ взаимно простирали на себя взоры первостоятели Ветхаго и Новаго Завѣтовъ. Такимъ образомъ, гора представляла собою Церковь, потому что Іисусъ соеди­нилъ на ней два завѣта, принятые Церковію, и показалъ, что Онъ есть Податель обоихъ".

    19 August 2017 читать далее


  • Ѳ. Рождественскій – Обычай многократнаго повторенія въ день молитвъ, служившій поводомъ къ изобрѣтенію чётокъ (1877)

    Во всѣ времена, даже самыя отдаленныя отъ насъ, и во всѣхъ религіозныхъ обществахъ[1] мы находимъ обычай частаго повторенія людьми молитвъ, обращенныхъ къ верховному Существу. Человекъ самъ собою, подъ вліяніемъ своего естественнаго религіознаго чувства приходилъ къ той мысли, что неотступная, нѣсколько разъ повторяемая (хотя бы то была одна и таже) молитва скорѣе можетъ умилостивлять Бога, нежели отдѣльная молитва, произносимая изрѣдка, въ извѣстное только время. Въ пользу этого могущественнаго дѣйствія непрестанной молитвы христиіанскіе подвижники находятъ ясныя доказательства въ самомъ священномъ Писаніи. Такъ папр. Самъ Іисусъ Христосъ прямо учитъ, что сердце человѣка, не устающее въ молитвѣ, получитъ все, о чемъ разумно проситъ Бога: «просите, и дано будетъ вамъ; ищите, и найдете, стучите, и отворятъ вамъ»[2]. Въ саду Геѳсиманскомъ, Спаситель Самъ три раза повторялъ (одну и туже) молитву къ Отцу небесному, «сказавъ тоже слово: Отче Мой! если ие можетъ чаша сія миновать Меня, чтобы Мнѣ не пить ея, да будетъ воля Твоя»[3]. Нѣтъ сомнѣнія въ томъ, что апостолы и первые христіане часто повторяли молитву Господню; потому что на вопросъ апостоловъ: «научи насъ молиться? Спаситель не заповѣдалъ имъ ни какой другой молитвы, кромѣ этой «отче нашъ, иже еси на небесѣхъ»![4]. Мартиньи утверждаетъ, что эту именно молитву, по древнему церковному преданію, св. Варѳоломей произносилъ сто разъ въ день, съ столькимъ же колѣноприклоненіемъ[5].

    Противъ тѣхъ, которые называли даже суевѣрнымъ христіанскій обычай столь многократнаго потворенія (ежедневно) одной и той же молитвы, Лактанцій († 330 г.) пишетъ: «если доброе дѣло помолиться однажды, то во сколько разъ лучше – дѣлать это часто! Вы произносите молитву только въ опредѣленный часъ, поэтому ли не повторяете ее въ продолженіе цѣлаго дня»?...[6].

    18 August 2017 читать далее