Война въ объясненіи Св. Писанія и Св. Преданія Православной Церкви.

Публикація данной статьи вызвана желаніемъ ознакомить читателя со святоотеческимъ ученіемъ Православной Церкви о явленіи, которое такъ часто встрѣчается въ современномъ намъ мірѣ. Имѣется ввиду вооруженное противостояніе какъ между, такъ и внутри государствъ, т. е. война. Божественное ученіе Господа Іисуса Христа, неповрежденно хранимое въ Его Церкви, сегодня подвергается различнымъ нападкамъ, либо частичному или совершенному искаженію. Не составляетъ исключенія и вопросъ отношенія къ войнѣ, который въ этомъ вѣкѣ очень часто рѣшался либо съ точки зрѣнія секулярнаго пацифизма, либо посредствомъ языческаго милитаризма. Особую остроту вопросы войны и мира пріобрѣтаютъ также въ связи съ послѣдними событіями въ разныхъ регіонахъ міра. – ред.

 

«И будетъ Онъ судить народы и обличитъ многія племена;

и перекуютъ мечи свои на орала, и копья свои – на серпы;

не подниметъ народъ на народъ меча,

и не будутъ болѣе учиться воевать» (Ис. 2, 4)

 

Война, согласно словарю В. И. Даля, есть «раздоръ и ратный бой между государствами». Исторія человѣческаго бытія и существованія государствъ была бы просто немыслима безъ войнъ. «Всему свое время, и время всякой вещи подъ небомъ... время любить, и время ненавидѣть; время войнѣ, и время миру» (Еккл. 3, 1, 8). Согласно Екклесіасту, всѣ человѣческія желанія и предпріятія стоятъ въ постоянной зависимости отъ времени и обстоятельствъ, и, подобно прочимъ явленіямъ внѣшней природы, проходятъ въ строгой послѣдовательности. Проповѣдникъ хочетъ сказать, что факты человѣческой жизни не суть результаты вполнѣ свободной воли человѣка, но въ основѣ ихъ лежитъ всеблагій Промыселъ Божій. Св. праведный Іоаннъ Кронштадтскій писалъ, что войны неизбѣжны на землѣ еще и потому, что порой попираются самыя священные права и интересы, достояніе и честь, вѣра и богослуженіе христіанскіе.

Большія и малыя, гражданскія и межгосударственныя, справедливыя и беззаконныя, войны постоянно велись на протяженіи всей человѣческой исторіи. По мѣрѣ развитія цивилизаціи мѣнялось и отношеніе къ войнѣ, основнымъ прегрѣшеніемъ которой всегда считалось насильственное лишеніе человѣка его богоданной жизни. Въ нашъ просвѣщенный вѣкъ гуманизма принято считать, что война, хоть и является большимъ зломъ, но возможна, и даже необходима, для удовлетворенія обществомъ все тѣхъ же своихъ плотскихъ потребностей. Если кто-то становится на пути современной цивилизаціи, будь онъ тоталитарный диктаторъ или просто защитникъ религіозно-національныхъ цѣнностей, то его надо либо «сдвинуть» въ сторону, либо совершенно уничтожить. Какъ бы нехотя пользуясь инструментомъ войны, современные сильные міра сего даютъ понять, что ради ихъ собственныхъ интересовъ могутъ быть временно упразднены и т. н. «общечеловѣческія цѣнности», во имя которыхъ они, якобы, и дѣйствуютъ. Примѣръ Ближняго Востока и Сербіи наглядно иллюстрируетъ намъ такое положеніе вещей. Хотя и здѣсь не все до конца ясно – можно бомбить Иракъ и Сербію, но спокойно терпѣть красный Китай и Кубу.

Въ семъ мірѣ не существуетъ ни одного понятія или явленія, которое бы не находило своей справедливой оцѣнки въ Св. Писаніи и твореніяхъ свв. отцовъ. Болѣе того, подобныя объясненія бываютъ настолько забыты или извращены современнымъ человѣчествомъ, что иной разъ нелишне напомнить, что лежитъ въ основѣ тѣхъ или иныхъ событій міровой исторіи. Только основываясь на твердомъ фундаментѣ слова Божія и Преданія Церкви мы въ состояніи вѣрно оцѣнить такое непростое и противорѣчивое явленіе какъ война, которое еще должно сыграть важную роль въ послѣднія времена міра сего.

Святой Бытописатель, заканчивая свой разсказъ о сотвореніи видимаго міра и человѣка, повѣствуетъ, что «такъ совершены небо и земля и все воинство ихъ» (Быт. 2, 1; здѣсь и далѣе выдѣленно мною – К. Г.). Здѣсь подъ воинствомъ неба и земли разумѣется все то, что есть высшаго и лучшаго въ той и другой области и что, слѣдовательно, служитъ какъ бы украшеніемъ каждой изъ нихъ. Эту мысль прекрасно выражаетъ какъ Септуагинта, такъ и латинскій переводъ Библіи, гдѣ еврейское слово "zeba" (воинство) передано соотвѣтствующими ему синонимами: κόσμος и ornatus, означающими «порядокъ» и «украшеніе». Подтверждая сіе, святой Псалмопѣвецъ говоритъ; «Словомъ Господа совторены небеса, и духомъ устъ Еговсе воинство ихъ» (Пс. 32, 6; сравн. Іов. 25, 3, Ис. 40, 26, 45, 12), ибо Господь является какъ небеснымъ, такъ и земнымъ Вседержителемъ (Дан. 4, 32). Итакъ, уже въ самомъ началѣ бытія видимаго, сотвореннаго міра въ понятіе «воинства» вкладывался положительный смыслъ хранителя богоустановленнаго порядка вещей. Но здѣсь слѣдуетъ отмѣтить, что на тотъ моментъ земной міръ и самъ человѣкъ находился еще въ неповрежденномъ состояніи.

Часть ангельскаго воинства не устояла въ истинномъ богопочитаніи. Уже въ самомъ началѣ существованія тварнаго міра произошла небесная война и отпадшіе отъ Бога ангелы были низвергнуты въ адовы глубины. Въ этомъ отношеніи чрезвычайно интересенъ и показателенъ отрывокъ изъ книги пророка Даніила: «...и вознесся до воинства небеснаго, и низринулъ на землю часть сего воинства и звѣздъ и попралъ ихъ, и даже вознесся на Вождя воинства сего, и отнята была у Него ежедневная жертва, и поругано было мѣсто святыни Его, и воинство предано вмѣстѣ съ ежедневною жертвою за нечестіе, и онъ, повергая истину на землю, дѣйствовалъ и успѣвалъ» (Дан. 8, 10-12). Древніе толковники относили данный отрывокъ какъ къ пророчеству о временахъ языческаго правленія Антіоха Епифана, истреблявшего правовѣрныхъ іудеевъ и прекратившаго ежедневную жертву Господу (см. І и II книги Маккавеевъ), такъ и разсказу о войнѣ сатаны съ Богомъ и паденіи третьей части ангельскаго міра. И снова мы видимъ, что вся небесная организація именуется пророкомъ «воинствомъ», а Господь Богъ – Вождемъ сего воинства.

Въ результатѣ грѣхопаденія подверглась совершенному извращенію природа человѣка и окружающій его міръ. Міръ же ангельскій, избранная рать неземная, продолжаетъ непорочно воздавать хвалу Царю Небесному: «Благословите Господа, всѣ воинства Его, служители Его, исполняющіе волю Его» (Пс. 102, 21, сравн. Пс. 148, 2). Борьба началъ добрыхъ и злыхъ, борьба давняя и ожесточенная, сначала втайнѣ содѣваемая, а потомъ и открыто явившаяся, тогда не была закончена. Небесному воинству Богомъ былъ установленъ и предводитель – архистратигъ Божій архангелъ Михаилъ, въ иконографіи всегда изображающійся во всеоружіи воина. Нѣсколько разъ Господь повелѣваетъ пророку Моисею выбрать изъ народа Божія сильныхъ, храбрыхъ и безстрашныхъ воиновъ, и съ ними отражать враговъ его (Исх. 17, 9, Втор. 20, 1-9). Когда праведный Іисусъ Навинъ совершилъ Пасху и укрѣпилъ народъ израильскій на подвигъ брани съ врагами Божіими, то ему послѣдовало божественное откровеніе относительно его завоеванія. Сіе откровеніе было сообщено черезъ ангела Господня, явившагося въ видѣ мужа съ обнаженнымъ мечемъ: «Іисусъ, находясь близ Іерихона, взглянулъ, и видитъ, и вотъ стоитъ предъ нимъ человѣкъ, и въ рукѣ его обнаженный мечъ. Іисусъ подошелъ къ нему и сказалъ ему: нашъ ли ты, или изъ непріятелей нашихъ? Онъ сказалъ: нѣтъ: я вождь воинства Господня, теперь пришелъ сюда. Іисусъ палъ лицемъ своимъ на землю и поклонился...» (Нав. 5, 13-14). Обнаженный мечъ и званіе явившагося, какъ вождя воинства Господня, указывали на готовность небесныхъ силъ помогать въ предстоящей борьбѣ съ ханаанскими народами. По мнѣнію блаж. Ѳеодорита, явившійся былъ архангеломъ Михаиломъ, которому позднѣе въ православной традиціи предписывалось особое покровительство богоизбраннымъ царямъ-военноначальникамъ христіанскихъ государствъ и народовъ. Въ русской иконописи такое покровительство отражено на иконѣ XVI в. «Церковь воинствующая» («Благословенно воинство Царя Небеснаго»), гдѣ архангелъ Михаилъ на крылатомъ конѣ предводительствуетъ воинской ратью. Само названіе иконы происходитъ отъ текста мученичной стихиры Октоиха: «Благословенно воинство Царя Небеснаго: аще бо и земнородніи бѣша страторепцы, но ангельское достоинство потщашася достигнуты, о тѣлесахъ нерадшиа, и страданьми безплотныхъ сподобишася чести».

Но при какихъ условіяхъ воинство Царя Небеснаго безусловно способствуетъ воинству царя земного, когда достижима вожделѣнная побѣда надъ врагомъ? Согласно Св. Писанію, подобное условіе можетъ быть только одно – ясное указаніе на веденіе войны съ врагами Божіими, подобное данному Моисею завѣту о войнѣ съ аммореями, при соблюденіи заповѣдей Господнихъ; «...вотъ, Я предаю въ руку твою Сигона, царя евсевонскаго, аммореянина, и землю его; начинай овладѣвать ею и веди съ нимъ войну» (Втор. 2, 24). Такъ, указаніе «совершить мщеніе Господне надъ мадіанитянами» (Числ. 31, 3) дается Господомъ согласно закону о наказаніи подстрекателей къ идолослуженію (Втор. 13, 6-10). Весь богоизбранный Израиль является Господнимъ воинствомъ (Исх. 7, 4), даже къ иновѣрнымъ союзникамъ котораго благоволитъ Господь, ибо они идутъ исполнять Его святую волю (Ис. 13, 4). Для постояннаго памятованія о Божіемъ заступничествѣ въ войнахъ Господь повелѣлъ Моисею сдѣлать серебрянныя трубы: «И когда пойдете на войну въ землѣ вашей противъ врага, наступающаго на васъ, трубите тревогу трубами; и будете воспомянуты предъ Господомъ, Богомъ вашимъ, и спасены будете отъ враговъ вашихъ» (Числ. 10, 9). Конечно все сіе не исключаетъ и естественнаго разумнаго расчета въ веденіи войнъ: «Поэтому съ обдуманностью веди войну твою, и успѣхъ будетъ при множествѣ совѣщаній» (Прит. 24, 6). Противленіе же волѣ Господней, какъ и простому разуму въ дѣлѣ брани съ Его врагами, есть прямое нарушеніе Его святыхъ заповѣдей: «...если вооруженные пойдете на войну предъ Господомъ, и пойдетъ каждый изъ васъ вооруженный за Іорданъ предъ Господомъ, доколѣ не истребитъ Онъ враговъ Своихъ предъ собою, и покорена будетъ земля предъ Господомъ, то послѣ возвратитесь и будете неповинны предъ Господомъ и предъ Израилемъ, и будетъ земля сія у васъ во владѣніи предъ Господомъ: если же не сдѣлаете такъ, то согрѣшите предъ Господомъ и испытаете наказаніе за грѣхъ вашъ, которое постигнетъ васъ» (Числ. 32, 20-23),

Богодухновенной ревностью горѣло сердце пророка Давида, когда, будучи еще юношей, онъ, уповая на Бога, вышелъ на брань и побѣдилъ филистимскаго воина Голіаѳа, поносившаго «воинство Бога живого» (I Цар. 17, 26). «Давидъ отвѣчалъ филистимлянину: ты идешь противъ меня съ мечемъ и щитомъ, а я иду противъ тебя во имя Господа Саваоѳа, Бога воинствъ Израильскихъ, которыя ты поносилъ... не мечемъ и копьемъ спасаетъ Господь, ибо это война Господа...» (I Цар. 17, 45, 47). Ставъ царемъ израильскимъ, пророкъ Давидъ не забылъ о томъ, что только помощь Господа и соблюденіе его святыхъ заповѣдей ведутъ воина къ побѣдѣ. По словамъ самого Давида, Господь «научаетъ руки мои брани и мышцы мои сокрушаютъ мѣдный лукъ» (Пс. 17, 35; сравн. Пс. 45, 10, Іерем. 20, 11) «не спасается царь множествомъ воинства... око Господне надъ боящимися его и уповающими на милость Его» (Пс. 32,16,18; сравн. Іов. 5, 20). Согласно святоотеческому толкованію послѣднихъ двухъ стиховъ, если Господь всегда Себѣ вѣренъ и всемогущъ, то самая прочная защита можетъ быть находима человѣкомъ только въ Немъ. Никакія средства, изобрѣтаемыя человѣкомъ для упроченія своего благополучія, не могутъ считаться достаточными, не можетъ и не долженъ человѣкъ думать, что обиліемъ военной силы онъ можетъ выиграть побѣду: все зависитъ отъ Бога, а Онъ любитъ только боящихся Его. Такъ, когда исполненный Духа Божія пророкъ Іозіилъ объявляетъ предстоящую іудеямъ войну Божію, то дѣйственными средствами борьбы избраны духовныя орудія молитвы (II Пар. 20, 17).

Въ царствованіе благочестиваго царя іудейскаго Іосафата противъ іудейской земли составили союзъ и вторгнулись въ ея предѣлы разные иноплеменные народы. Іосафатъ назначилъ по всему царству постъ, и собралъ народъ во храмъ для молитвы. Постъ и молитва тотчасъ привлекли на весь народъ благословеніе и чудную помощь Божію. Въ это время на одного благочестиваго іудея сошелъ Духъ Божій, и онъ предсказалъ царю и народу, что на утро они получатъ побѣду, даже не имѣя нужды сражаться. На слѣдующій день Іосафатъ повелъ свое войско противъ враговъ; впереди шли священники и левиты съ пѣніемъ священныхъ гимновъ. Когда же они приблизились къ непріятельскому лагерю, то въ немъ нашли одни мертвыя тѣла. Союзники поссорились между собой изъ-за будущей добычи и истребили другъ друга. Іудеямъ осталось только собрать военные трофеи и возславить Бога за свое спасеніе (II Пар. 20, 1-28). А при царѣ іудейскомъ Езекіи и пророкѣ Исаіи, по повелѣнію Божію, ангелъ Господень истребилъ за ночь множество ассирійскихъ воиновъ и ихъ полководца за дерзость царя ассирійскаго противъ Господа, а самъ царь былъ убитъ собственными сыновьями (II Пар. 32, 1-21). Безъ воли и благословенія Божія воинъ не можетъ стяжать побѣду надъ врагами, ибо Господь есть Богъ воинствъ (I Цар. 17,45) и мужъ брани (Исх. 15, 3).

Всякая война, ведущаяся не по Божьему повелѣнію и вопреки Его заповѣдямъ, безполезна и преступна въ глазахъ Господнихъ, ибо Онъ способенъ разсыпать народы, желающіе браней (Пс. 67, 31; сравн. Іезек. 12, 14). Царственный пророкъ Давидъ указываетъ, что преслѣдующіе не могутъ найти въ немъ ничего злобнаго и дурного, за что бы его должно гнать: «Но къ Тебѣ, Господи, Господи, очи мои; на Тебя уповаю, не отринь души моей! Сохрани меня отъ силковъ, поставленыхъ для меня, отъ тенетъ беззаконниковъ. Падутъ нечестивые въ сѣти свои, а я перейду» (Пс. 140, 8-10). Такое злобное преслѣдованіе найдетъ должную кару отъ Бога. Господь накажетъ ихъ тяжелымъ исходомъ ихъ жизни, отверженіемъ отъ Себя. Вѣра въ свою правоту и сознаніе грѣховности дѣйствій враговъ вселяютъ въ Давида увѣренность, что они погибнутъ въ тѣхъ козняхъ, которыя ставятъ для него; онъ же останется невредимъ. И вѣра сія оправдалась. Но когда самъ Израиль отклонялся отъ истиннаго богопочитанія и праведнаго суда, гнѣвъ Господень обрушивался на него часто посредствомъ иноплеменныхъ завоевателей. Черезъ пророка Іеремію Господь возвѣстилъ осаждавшемуся Іерусалиму: «И Самъ буду воевать противъ васъ рукою простертою и мышцею крѣпкою, во гнѣвѣ и въ ярости и въ великомъ негодованіи» (Іерем. 21, 5). Даже войско иноплеменныхъ язычниковъ можетъ быть дѣйственнымъ оружіемъ въ рукѣ Божіей (Іерем. 51, 20); болѣе того, и всякая тварь Божія, посланная на усмиреніе гордости человѣческой, именуется Его войскомъ (Іоил. 2, 25).

Въ Новомъ Завѣтѣ ангельская рать, окружающая престолъ Господа, первой привѣтствовала земное рожденіе Сына Божія Господа нашего Іисуса Христа: «И внезапно явилось съ ангеломъ многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: "слава въ вышнихъ Богу, и на землѣ миръ, въ человѣкахъ благоволеніе"» (Лук. 2, 13-14). Новозавѣтными праведниками ублажаются ветхозавѣтные цари и воины, подвизавшіеся до крови своей за правду Божію. Апостолъ Павелъ, обращаясь къ евреямъ, пишетъ: «Недостанетъ мнѣ времени, чтобы повѣствовать о Гедеонѣ, о Баракѣ, о Самсонѣ и Іефѳаѣ, о Давидѣ, Самуилѣ и [другихъ] пророкахъ, которые вѣрою побѣждали царства...» (Евр. 11, 32, 33). По словамъ св. Іоанна Златоуста не должно казаться страннымъ, что Варакъ, Самсонъ и Іефѳай поставлены здѣсь, ибо и они побѣждали враговъ своихъ вѣрою въ Бога. Толкуя апостольскія слова, архіеп. Савва Тверской писалъ, что здѣсь имѣется ввиду вѣра ветхозавѣтныхъ вождей и воиновъ въ грядущаго Мессію, съ помощью которой они и побѣждали своихъ враговъ. Подобнымъ всесильнымъ оружіемъ, вѣрою въ уже пришедшаго Христа-Спасителя, должны побѣждать врага и нынѣшніе воины. Св. Іоаннъ Предтеча, наставляя народъ на путь спасенія, не пренебрегъ и вопросомъ воиновъ, слушавшихъ его проповѣдь: «Спрашивали его также и воины: а намъ что дѣлать? И сказалъ имъ; никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своимъ жалованіемъ» (Лук. 3, 14). Тутъ могли быть и воины изъ евреевъ, и солдаты римскіе изъ разныхъ другихъ націй, которые также были увлечены проповѣдью Іоанна. Возможно, они чувствовали себя отчасти виновными въ томъ, что приходилось во время походовъ насильно брать чуждое имущество, и это казалось имъ неизбѣжнымъ дѣломъ ихъ профессіи. Какъ же имъ теперь каяться и чѣмъ засвидѣтельствовать истину своего покаянія? Совсѣмъ оставить военную службу, разъ она вынуждаетъ ихъ къ совершенію несправедливостей по отношенію къ ближнимъ? Іоаннъ въ отвѣтъ имъ говоритъ, что, продолжая воинскую службу, прямо связанную съ войной и ея послѣдствіями, они могутъ обойтись и безъ такихъ несправедливостей – пусть живутъ своимъ жалованіемъ и не клевещутъ, точнѣе – доносятъ. Итакъ, обузданіе страстей сребролюбія, любостяжанія и ябедничества является истиннымъ воинскимъ идеаломъ, но вовсе не древнее языческое насиліе либо современный непротивленческій пацифизмъ. А благочестіе возможно какъ среди истинно чтущихъ Бога воиновъ, такъ и среди праведныхъ иновѣрцевъ, стремящихся къ познанію Господа (Дѣян. 10, 7). Во время существованія христіанской государственности святители Церкви благословляли воиновъ въ битвахъ добровольно проливать свою кровь, которая, согласно митр. Антонію (Храповицкому), должна была со временемъ стать сѣменемъ нравственнаго обновленія ихъ Отечества.

Вотъ удивительный историческій примѣръ христіанскаго смиренія русскихъ воиновъ: Въ 1794 г. русскія императорскія войска осадили взбунтовавшуюся Варшаву, столицу Польши. Штурмъ осажденнаго города долженъ былъ быть долгимъ и кровопролитнымъ. И въ ночь передъ боемъ всѣ русскіе воины, по почину своихъ полководцевъ, испросили другъ у друга христіанскаго прощенія грѣховъ, дабы на слѣдующій день, независимо отъ воинскаго званія и чина, быть готовыми пасть въ бою и чистыми предстать предъ престоломъ Господнимъ.

Здѣсь возникаетъ вопросъ о насильственномъ лишеніи человѣка его жизни, – убійствѣ и смерти, – какъ непремѣнномъ атрибутѣ древнихъ и совре-менныхъ войнъ. Вѣдь убійство осуждается въ Ветхомъ Завѣтѣ смертью (Лев. 24, 17), что подтверждено Господомъ Іисусомъ Христомъ въ Новомъ Завѣтѣ (Матѳ. 5, 21). Подобная заповѣдь является непреложно святой и законной, и всякое отступленіе отъ нея толковалось съ точки зрѣнія причинъ нарушенія, которыя заключались въ поведеніи самихъ наказываемыхъ, но не тѣхъ, кто ихъ наказывалъ. Напримѣръ однозначно осуждалось убійство Каиномъ праведнаго Авеля, но, съ другой стороны, не было признано богопротивнымъ закланіе пророкомъ Иліей жрецовъ Ваала и Астарты. Въ богодухновенномъ ученіи свв. отцовъ отчетливо проводится мысль, что исключительно грѣхъ является причиной смерти самихъ грѣшниковъ. Сію мысль четко выразилъ святой Псалмопѣвецъ, когда изрекъ, что «убъетъ грѣшника зло, и ненавидящіе праведнаго погибнутъ» (Пс. 33, 22). Самъ Господь, предрекая убіеніе Своихъ вѣрныхъ рабовъ богопротивниками, указалъ на неизбѣжное наказаніе подобнаго рода преступленій: «...пошлю къ нимъ пророковъ и апостоловъ, и изъ нихъ однихъ убьютъ, а другихъ изгонятъ, да взыщется отъ рода сего кровь всѣхъ пророковъ, пролитая отъ созданія міра» (Лук. 11, 49-50). Смерть же на войнѣ также не является исключительно Божіимъ наказніемъ.

Московскій святитель митрополитъ Макарій, обращаясь къ воинамъ Казанскаго похода царя Іоанна Грознаго, 13 іюля 1552 г. написалъ, что пролившіе свою кровь, но оставшіеся въ живыхъ «тѣ по истиннѣ пролитіемъ своея крови очистятъ прежніе свои грѣхи, ими же по святомъ крещеніи согрѣшали и осквернены были. О всемъ о томъ отъ Господа Бога прощены будутъ и не токмо прощеніе грѣховъ отъ Бога получатъ за пролитіе своея крови, но и сугубы мзды отъ Бога воспріимутъ въ нынѣшнемъ вѣцѣ, приложеніе лѣтъ и здравіе животу, но и въ будущемъ вѣцѣ сугубыя мзды воспріимутъ за пролитіе своея крови». Тѣхъ же воиновъ, которые погибнутъ, ждетъ еще болѣе высокое воздаяніе: «А иже случится кому нынѣ отъ православныхъ христіанъ на томъ вашемъ царскомъ ополченіи не токмо кровь свою проліяти, но и до смерти пострадати за святыя церкви и за православную вѣру христіанскую и за множество народа людей православныхъ... ти по реченному Господню словеси второе мученическое крещеніе воспріимутъ пролитіемъ своея крови и очистятся и омываютъ отъ души скверну своихъ согрѣшеній и добрѣ очистятъ свою душу отъ грѣхъ и воспріимутъ отъ Господа Бога въ тлѣнныхъ мѣсто нетлѣнна и небесная... И за оружіе и за благостраданіе тѣлесное вѣчныхъ благъ воспріята, а за мечное усѣченіе и копейное прободеніе съ мученики и со ангелы радость неизреченную, по божественному апостолу рѣченное воспримутъ, ихъ же любящимъ его въ день отъ мздовоздателя праведнаго судіи Господа Бога терпѣнія вѣнецъ воспріимутъ и потомъ вѣчныя жизни въ безконечныя вѣки». Желающихъ пострадать до крови за вѣру христіанскую и царя православнаго святитель Макарій называетъ «мучениками произволеніемъ». По словамъ митр. Антонія (Храповицкаго), на войнѣ бываетъ побѣдителемъ лишь тотъ, кто не боится умирать, а умирать не боится тотъ, кто исповѣдуетъ вѣру въ Искупителя и усваиваетъ изъ Его Евангелія равнодушное отношеніе къ этой временной жизни.

Новый Завѣтъ возвращаетъ человѣческое воспріятіе къ истинному пониманію воинства и войны. Откуда воинъ долженъ черпать духовныя силы для своей трудной службы, какъ не изъ благодатнаго источника, открытаго въ Св. Писаніи? Съ особенной богодухновенной силой выражено сіе въ слѣдующихъ словахъ посланія св. апостола Павла: «Ибо мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуемъ. Оружія воинствованія нашего не плотскія, но сильныя Богомъ на разрушеніе твердынь: ими ниспровергаемъ замыслы» (II Кор. 10, 3, 4); «Потому что наша брань не противъ крови и плоти, но противъ началъствъ, противъ властей, противъ міроправителей тьмы вѣка сего, противъ духовъ злобы поднебесныхъ. Для сего примите всеоружіе правды, дабы вы могли противостать въ день злый, и, все преотдолѣвши, устоять. Итакъ станьте, препоясавши чресла ваши истиною и облекшись въ броню праведности, и обувши ноги въ готовность благовѣствовать миръ; а паче всего возьмите щитъ вѣры, которымъ возможете угасить всѣ раскаленныя стрѣлы лукаваго; и шлемъ спасенія возьмите, и мечъ духовный, который есть слово Божіе» (Ефес. 6, 12-17). Здѣсь, по словамъ архіеп. Модеста Волынскаго, «воинское званіе имѣетъ для себя образы подвиговъ въ званіи христіанскомъ, а воинское оружіе въ духовномъ христіанскомъ оружіи. Изъ сравненія христіанскихъ подвиговъ съ подвигами воинскими, св. апостолъ Павелъ показываетъ высокое достоинство воинскаго званія. Объясняя, какія духовныя оружія должны имѣтъ христіане для отраженія духовныхъ враговъ, св. апостолъ перечисляетъ для этого роды воинскаго оружія, необходимыя во время брани... Въ соотвѣтствіи этимъ видамъ оружія апостолъ указываетъ на оружія духовныя и тѣмъ показыватеъ такую же тѣсную связь между тѣмѣ и другимъ оружіемъ для христіанскихъ воинствъ... Апостолъ показываетъ, какъ внѣшній воинъ христіанинъ долженъ облекаться во всеоружіе духовное, чтобы оно, соотвѣтствуя внѣшнему вооруженію, черезъ употребленіе того и другого оружія, доставило себѣ побѣду». Таковое духовное оружіе дается въ Церкви Христовой чрезъ ея святыя таинства.

Подтверждая примѣръ изъ Ветхаго Завѣта о преимущественной силѣ молитвы въ брани (II Пар. 20, 15-20), апостолъ Павелъ указываетъ на главнаго и истиннаго врага всякаго христіанина. По толкованію св. Іоанна Златоуста подобными врагами являются не «плоть и кровь», т. е. не враждебные христіанству плотскіе люди, являющіеся лишь орудіями злыхъ духовъ, думающихъ черезъ нихъ положить конецъ распространенію Евангелія. Брань должна вестись противъ сатаны и его слугъ (сравн. Іоан. 12, 31), главнымъ орудіемъ котораго является внушаемое человѣку мудрованіе противъ Бога, какъ примѣръ – «гордость эллиновъ и сила ихъ софизмовъ и силлогизмовъ» (св. Іоаннъ Златоустъ). Въ пастырскомъ посланіи къ Тимоѳею апостолъ Павелъ увѣщеваетъ его воинствовать по горячей вѣрѣ своей «какъ добрый воинъ» (I Тим. 1, 18). Но въ чемъ выражается таковое истинное воинствованіе за Христа? «Итакъ, переноси страданія, какъ добрый воинъ Іисуса Христа» (II Тим. 2, 3). Воинствованіе есть борьба по Божіимъ заповѣдямъ за истинную вѣру, подвизающійся на сей стезѣ является воиномъ Христовымъ и мученикомъ за Него одновременно. Всякое воинство есть таинственный прообразъ подвизающихся во Христѣ вплоть до мученій. Не случайно среди первыхъ мучениковъ Церкви Христовой было такъ много воиновъ языческихъ ратей, постигшихъ черезъ принятіе вѣры прообразъ и истинное значеніе своего земного служенія. И они предпочли рать Царя Небеснаго земнымъ арміямъ языческихъ царей (см. житіе великомуч. Георгія Побѣдоносца, сорока мучениковъ Севастійскихъ и мн. др.). По словамъ архіеп. Иннокентія Херсонскаго, всякій христолюбивый воинъ, съ терпѣніемъ переносящій трудности и искушенія службы, «радуется въ самыхъ страданіяхъ, зная, что онъ ими уподобляется святымъ Божіимъ человѣкамъ и Самому Спасителю своему, ...смерть за отечество и вѣру пріемлетъ какъ даръ Божій; и это дверь въ чертогъ Отца Небеснаго. Званіе воина, по самому существу своему, весьма близко къ самой высокой степени совершенства христіанскаго... званіе сіе сходится, въ этомъ отношеніи, съ состояніемъ самаго строгаго подвижничества христіанскаго, и постоянно напоминаетъ собою о временахъ древнихъ, когда христіане приносили въ жертву своей вѣрѣ все, самую жизнь». Христолюбивому воину, положившему животъ свой на службѣ, Господь Богъ даруетъ на небѣ вѣнецъ мученика, потому что онъ умираетъ за Бога, царя и отечество. И, обратно, всякій мученикъ за Христа часто уподобляется воину Христову, что съ особой силой выражается въ православныхъ богослужебныхъ текстахъ, напримѣръ въ мученичнахъ седмичныхъ каноновъ Октоиха: «сіи воини Царя великаго... доблественпѣ нерадиша о мукахъ... достойно вѣнчана быша»; «крѣпостію сердца страдальцы противу врагу исполчившеся, того низложиша и пріяша побѣды вѣнцы отъ Бога»; «Крестъ Христовъ вземше святіи мученицы, оружіе непобѣдимое, всю діаволю силу упраздниша, и пріяша вѣнцы душею сокрушенною проліяша кровь свою, упованіе имуща на Тя, воспріяши трудовъ мзду: претерпѣша бо и пріяша отъ Тебе, Спасе, велію милость».

Война, хотя и есть явленіе чуждое Божьему милосердію, какъ была въ самомъ началѣ сотворенія міра, такъ произойдетъ она и при завершеніи его земного существованія. Еще въ Вехомъ Завѣтѣ была предсказана послѣдняя и рѣшающая битва ангельскаго войска во главѣ съ Господомъ Іисусомъ Христомъ и демонскихъ полковъ, возглавляемыхъ сатаною (Ис. 24,21; 34). Христосъ-Спаситель въ Новомъ Завѣтѣ подтвердилъ сіи пророчества о неизбѣжности послѣдней брани, которая будетъ предварять Второе пришествіе Сына Божьяго и Его Страшный Судъ: «Также услышите о войнахъ и о военныхъ слухахъ. Смотрите, не ужасайтесь; ибо надлежитъ всему тому бытъ... Ибо возстанетъ народъ на народъ, и царство на царство...» (Матѳ. 24, 6-7). Тайнозритель Іоаннъ видитъ бѣсовскихъ духовъ, выходящихъ изъ сатаны и его пособниковъ «къ царямъ земли всей вселенной, чтобы собрать ихъ на брань въ оный великій день Бога Вседержителя» (Откр. 16. 14; сравн. Откр. 19, 19). Эти злые духи станутъ вдохновителями и руководителями земныхъ царей, а черезъ нихъ и силами тѣхъ государствъ и народовъ, надъ которыми царствуютъ послѣдніе. Въ этомъ смыслѣ сказано, что злые духи собираютъ царей на брань, т. е. послѣднюю міровую войну боговраждебной силы, цѣлью которой будетъ уничтоженіе царства Христова. По святоотеческому толкованію подъ богопротивнымъ воинствомъ здѣсь слѣдуетъ разумѣть крайнее напряженіе и усиліеніе нечестія передъ Вторымъ пришествіемъ Господа Іисуса Христа. Нечестивые уподобятся войску, выступившему на сраженіе и вызывающему Бога на борьбу съ собою. Но право воинствующее Слово Божіе (Откр. 19, 11,13) побѣдитъ въ сей послѣдней брани и «убьетъ духомъ устъ Своихъ и истребитъ явленіемъ пришествія Своего» сатанинскіе полки (II Фес. 2, 8).

Тогда въ вѣчной Божественной славѣ соединятся двѣ святыя рати – ангельское воинство, побѣдившее сатану въ небесной битвѣ, и земная рать мучениковъ и исповѣдниковъ Христовыхъ, до крови и смерти воинствующая за Христа и Его Церковь.

 

К. Б. Глазковъ

 

Библіографія.

1. Антоній (Храповицкій), митр., «Слова, бесѣды и рѣчи», Н. I., 1968 г.

2. Антонова В. И., Мнева Н. В., «Каталогъ древнерусской живописи. Опытъ историко-художественной классификаціи», т. II, М., 1963 г.

3. «Лѣтописецъ начала царства царя и великаго князя Іоанна Васильевича», т. 29, М., 1965 г.

4. Октоихъ, сирѣчь Осьмогласникъ.

5. «Слова, поученія, бесѣды и рѣчи пастыря Церкви на разные случаи», сост. свящ. Григорій Дьяченко, М., 1898 г.

6. «Толковая Библія», изд. преемниковъ А. П. Лопухина, СПб, 1904-07 гг.

 

«Православная Русь». 1999. №23. С. 11-15.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей:

Создавайте открытки к праздникам самостоятельно