Протоіерей Іосифъ Васильевъ - ОБЪ УЧАСТІИ МІРЯНЪ ВЪ ДѢЛАХЪ ЦЕРКВИ

Рѣчь Протоіерея Іосифа Васильева на засѣданіи С.-Петербургскаго Отдѣла Общества любителей духовнаго Просвѣщенія 2-го апрѣля 1872 г.

Благовѣрный Государъ, высокоуважаемые предсѣдатель и члены Общества Любителей Духовнаго Просвѣщенія!

Между побужденіями къ основанію С.-Петербургскаго Отдѣла Общества Любителей Духовнаго Просвѣщенія поставлено желаніе сближенія духовенства съ обществомъ и участіе сего послѣдняго въ рѣшеніи вопросовъ относящихся къ Церкви. Забота объ этомъ указываетъ на существующее на дѣлѣ разъединеніе духовенства съ обществомъ и удаленіе общества отъ участія въ дѣлахъ Церкви. Нельзя отрицать этого факта, созданнаго столько же волею человѣческою, сколько историческимъ развитіемъ жизни, и нельзя не желать возстановленія древняго порядка церковной жизни. Безъ сомнѣнія, формы и частности этого порядка, какъ несущественныя, могутъ измѣняться подъ вліяніемъ новыхъ условій жизни, но основы его могутъ и должны быть сохранены.

Но гдѣ же коренится начало участія мірянъ въ дѣлахъ Церкви? Какъ оно выражалось и какими предѣлами ограничивалось по свидѣтельству исторіи? Что осталось отъ него до настоящаго времени? Вотъ вопросы, рѣшеніе которыхъ, хотя въ бѣгломъ обзорѣ, кажется умѣстнымъ въ первомъ Собраніи Отдѣла Общества Любителей Духовнаго Просвѣщенія.

Спаситель міра для сохраненія и продолженія своего дѣла основалъ Церковь, т. е. общество вѣрующихъ въ Него. Связью членовъ этого общества Онъ установилъ единство вѣры и любви, общеніе таинствъ и молитвы и управленіе священноначаліемъ, подъ невидимымъ собственнымъ Его главенствомъ и подъ дѣйствіемъ Духа истины и освященія. Апостолъ Павелъ называетъ Церковъ живымъ тѣломъ Христовымъ и, выходя изъ этой истины, доказываетъ участіе всѣхъ членовъ Церкви въ ея судьбахъ и дѣятельности, а равно отрицаетъ возможность посягательства одного члена на дѣятельность другаго. Не можетъ око рещи руцѣ: не требѣ ми еси. Да не будетъ распри въ тѣлеси, но да равно единъ о другомъ пекутся уди. Аще страждетъ единъ удъ, съ нимъ страждутъ вси уди; аще ли славится единъ удъ, съ нимъ радуются вси уди (1 Кор. ХII, 21, 25, 26). Такъ въ самомъ понятіи о Церкви коренится право или лучше обязанность всѣхъ членовъ Церкви, по мѣрѣ ихъ призванія, силъ и даровъ, содѣйствовать жизни и силѣ этого святаго общества. Правда, руководство въ ученіи, посредничество въ сообщеніи благодати таинствами и духовное управленіе ввѣрены, по нарочитому посольству и божественному праву, пастырямъ и учителямъ Церкви; но во всѣхъ этихъ родахъ обязанностей предоставлено мѣсто дѣйствію и простымъ вѣрующимъ.

Менѣе всего дано мірянамъ мѣста въ совершеніи таинствъ. Для строителей или совершителей таинствъ необходимы особая благодать и полномочіе. Но и здѣсь христіане изъ мірянъ не остаются безучастными. Въ случаяхъ, напримѣръ, крайней нужды въ крещеніи, при отсутствіи священника, дозволяется вѣрному христіанину совершить это таинство; это священнодѣйствіе мірянина признается Церковью правильнымъ и спасительнымъ. Отпускать грѣхи, именемъ Божіемъ, имѣютъ право только тѣ, къ кому относятся слова: «имъ же отпустите грѣхи, отпустятся имъ, а имъ же держите, держатся» (Іоан. ХХ, 23), но нѣкоторая подготовительная сторона таинства покаянія съ спасительными его плодами доступна и мірянамъ; это братская взаимная исповѣдь, сопровождаемая взаимными совѣтами и молитвою. Исповѣдуйте, говоритъ Апостолъ Іаковъ, другъ другу согрѣшенія и молитеся другъ за друга, яко да исцѣлѣете (Іак. V, 16). Богомъ призванные и освященные совершители таинства Евхаристіи суть епископы, и священники; но будучи разумными орудіями Христа Бога, приносящаго и приносимаго, они не отдѣляются въ своемъ священнодѣйствіи отъ вѣрующихъ, и вѣрующіе отъ нихъ. Священнодѣйствующій молитъ Бога: и даждь намъ единѣми усты и единѣмъ сердцемъ славити и воспѣвати пречестное и великолѣное имя твое Отца и Сына и Святаго Духа. Вѣрующіе раздѣляютъ молитву священнослужащаго, отвѣчаютъ на его возглащенія, утвержденіемъ вѣры и упованія: аминь; поютъ нѣкоторые краткіе отрывки самой евхаристической молитвы, произносятъ исповѣданіе вѣры и молитву Господню, на призываніе на нихъ благодати Господа нашего Іисуса Христа, любви Бога, и Отца и причастія Св. Духа, они, отвѣчаютъ призываніемъ тѣхъ же благъ на священнодѣйствующаго: и со духомъ твоимъ. Такимъ образомъ, если призванный священнослужитель тайнодѣйственно совершаетъ таинство, то вѣрующіе содѣйствуютъ ему нравственно и молитвенно.

Въ управленіи Церковью уступлено больше мѣста участію мірской сторонѣ Церкви. Географическое распредѣленіе центровъ частныхъ церквей установилось соотвѣтственно распредѣленію гражданскаго управленія. Еще въ то время, когда политическая власть отказывала христіанамъ въ правѣ существованія, апостолы и пастыри Церкви сосредоточивали церковно-правительственное дѣйствіе въ важнѣйшихъ государственныхъ городахъ: Антіохіи, Римѣ и Александріи, хотя въ этихъ городахъ сосредоточивалась, и бóльшая опасность для христіанства. Удобство проповѣди и сношеній съ другими мѣстностями побудили устроителей церковнаго порядка къ такому способу дѣйствія. Благодѣтельные плоды этого устройства оказались особенно, когда Церковь получила свободу и покровительство гражданской власти, и когда сія послѣдняя возложила, содѣйствіе нуждамъ Церкви на своихъ мѣстныхъ представителей. Такой порядокъ отъ восточныхъ Церквей перешелъ и въ Церковь русскую и сохраняется доселѣ. Въ самомъ избраніи кандидатовъ на іерархическія должности міряне допущены Церковью къ живому и дѣятельному участію. Такъ установлено апостолами. Апостолъ Петръ призываетъ не однихъ своихъ собратьевъ по апостольству, а все общество вѣрующихъ, къ избранію двѣнадцатаго апостола, на мѣсто измѣнника Іуды; собраніе выбираетъ два способныхъ лица, и выборъ одного изъ нихъ рѣшенъ жребіемъ. При возникшихъ церковно-хозяйственныхъ безпорядкахъ въ новоустрояющейся Іерусалимской Церкви апостолы предлагаютъ обществу вѣрующихъ: избрать достойныхъ мужей для наблюденія надъ нарушавшимся порядкомъ. Были выбраны семь лицъ, которыя получили утвержденіе и освященіе отъ апостоловъ. Эти примѣры избранія апостолъ Павелъ возводитъ въ правило, когда опредѣляетъ качества епископа и говоритъ: подобаетъ ему и свидѣтельство добро имѣти отъ внѣшнихъ (1 Тим. III, 7). Если принятъ эти слова въ общепринятомъ толкованіи о честномъ имени избираемаго даже между нехристіанами, то такое требованіе свидѣтельства съ большею силою относится къ обществу христіанъ, для которыхъ избирается духовный руководитель. Приведенная апостоломъ причина такого требованія добраго свидѣтельства отъ внѣшнихъ: да не въ поношеніе впадетъ и въ сѣть непріязненну – также вполнѣ прилагается къ обществу вѣрующихъ. Пастырь, не пользующійся довѣріемъ, уваженіемъ и любовью своихъ пасомыхъ, можетъ встрѣчать осужденіе и сопротивленіе своимъ дѣйствіямъ и не можетъ имѣть на вѣрующихъ благодѣтельнаго пастырскаго вліянія; а отъ подобныхъ отношеній страдаетъ и спасеніе вѣрующихъ и порядокъ церковный.

Но дѣйствія и слово апостоловъ указываютъ и предѣлы вѣрующихъ при избраніи пастырей. Участіе мірянъ въ этомъ дѣлѣ не есть властное постановленіе епископа, а дѣйствіе предварительное, есть нравственное ручательство и условіе для успѣшнаго дѣйствія пастырей. Разсмотрѣніе же этого свидѣтельства, испытаніе указуемаго вѣрующими кандидата, на епископство и сообщеніе ему благодатныхъ даровъ и полномочій всегда принадлежало апостоламъ и ихъ преемникамъ епископамъ.

Приведенныя мѣста изъ Посланія апостола Павла вносятся въ грамоту, выдаваемую новопоставленному священнику, и слѣдовательно примѣняются къ требованію качествъ и условій его избранія. Различіе въ этомъ случаѣ обусловливается самимъ назначеніемъ и кругомъ дѣятельности пресвитера, т. е. кругъ его свидѣтелей ограничивается его будущимъ приходомъ, а испытаніе и посвященіе епархіальнымъ епископомъ.

Тѣсные предѣлы краткаго обзора нашего чтенія не позволяютъ приводить длинный рядъ примѣровъ сви дѣтельствъ и постановленій на сей предметъ, которые внесены въ страницы исторіи первыхъ вѣковъ Церкви. Несомнѣнно то, что міряне пользовались въ продолженіе первыхъ четырехъ вѣковъ правомъ избранія епископовъ и пресвитеровъ, и іерархія не только уважала ихъ избраніе, какъ обычай и образецъ, установленные апостолами, но иногда уступала настойчивости избирателей, хотя и находила къ тому затрудненіе, какъ то было во второй половинѣ четвертаго вѣка въ поставленіи избраннаго народомъ Евсевія въ епископа Кесаріи Каппадокійской. Но эта настойчивость и страсти, возбуждавшіяся при подобныхъ выборахъ и производившія волненія и нестроенія въ Церкви, побудили пастырей Церкви ограничить участіе мірянъ въ избраніи своихъ духовныхъ руководителей. Въ предотвращеніе этихъ безпорядковъ Соборъ Лаодикійскій воспретилъ собранію черни избраніе кандидатовъ священства. «Да не будетъ позволено, гласитъ правило 13-е этого Собора, сборищу народа избирать имѣющихъ быть поставленными во священство». Впрочемъ это постановленіе не должно быть понимаемо въ смыслѣ отрицанія самаго начала, а въ смыслѣ ограниченія злоупотребленія въ пользованіи имъ. Усиливъ значеніе клира въ избраніи пастырей, іерархія допустила къ участію въ ономъ знатныхъ и просвѣщенныхъ гражданъ, а впослѣдствіи приняло, вслѣдствіе хода историческаго развитія, преимущественное участіе въ избраніи епископовъ Правительство, которое сосредоточиваетъ въ себѣ и права народа, и попеченіе объ его нуждахъ. Впрочемъ гражданское Правительство на Востокѣ долгое время ограничивалось участіемъ въ выборѣ епископовъ патріаршихъ каѳедръ, избраніе же другихъ епископовъ, по постановленіямъ Юстиніана, совершалось клиромъ и знатными гражданами епископскаго города. Относительно же избранія пресвитеровъ, хотя власть епископа въ теченіе временъ получила преобладаніе, но по силѣ вещей и воспоминанію древняго обычая она всегда принимала въ уваженіе свидѣтельство и ходатайство прихожанъ. Церковь же сохранила въ послѣдованіи посвященія во священника формулу обращенія за согласіемъ къ народу: повелите, то есть изъявите согласіе.

Въ древней Россіи права и обычаи при избраніи высшихъ пастырей Церкви были различны. Въ Новгородѣ напримѣръ, народъ принималъ въ немъ дѣятельное и преобладающее участіе; въ другихъ мѣстахъ, гдѣ Правительство было сильнѣе и независимѣе, выборъ производился имъ совокупно съ епископами. Въ настоящее время въ Россіи и Греческомъ Королевствѣ міряне участвуютъ въ избраніи епископовъ посредствомъ соизволенія Главы Государства.

Право церковнаго законодательства принадлежитъ Соборамъ епископовъ: областнымъ – для соотвѣтствующихъ областей, вселенскимъ – для всей Церкви. Но въ этомъ важномъ дѣлѣ участіе мірянъ допускалось въ разной формѣ и въ разной степени. Иногда по примѣру Собора Іерусалимскаго Апостольскаго, допускались на Сoборы простые вѣрующіе, хотя они тамъ присутствовали не въ качествѣ законодателей, а въ качествѣ свидѣтелей дѣла и своимъ присутствіемъ выражали единеніе съ епископами, что и самимъ епископамъ давало нравственную опору, законамъ доставляло бóльшую силу и удобство исполненія, противниковъ же ихъ это согласіе пастырей и пасомыхъ обуздывало. Отсюда явилось какъ бы богословско-техническое выраженіе: епископы законодательствуютъ предъ Церковью, въ присутствіи Церкви.

Если вѣрующіе не были удаляемы отъ нравственнаго участія въ церковномъ законодательствѣ, то тѣмъ менѣе могло быть устранено отъ этого христіанское Правительство. Сіе послѣднее по праву покровительства порядкамъ Церкви и по долгу попеченія о благѣ государства, имѣло прямое отношеніе къ законодательству церковному; а Перковь съ своей стороны, всегда принимала его содѣйствіе. Прежде всего государи давали способъ къ созванію Соборовъ помѣстныхъ, которые должны были, по правиламъ апостольскимъ и соборнымъ, cобираться сначала дважды въ годъ, а потомъ однажды. Включивъ это постановленіе въ число законовъ, императоры предписывали областнымъ начальникамъ строго смотрѣть за его исполненіемъ, напоминать епископамъ о ихъ долгѣ являться на Соборъ и побуждать небрежныхъ, угрожая имъ правосудіемъ законовъ; съ другой же стороны – наблюдать за внѣшнимъ порядкомъ веденія дѣлъ въ этихъ священныхъ собраніяхъ. Ту же ревность и ту же помощь оказывали императоры къ созванію вселенскихъ Соборовъ. Убѣдившись въ необходимости созванія вселенскихъ Соборовъ, они приглашали на оные епископовъ всѣхъ странъ, давали имъ средства къ путешествію въ указанный для Собора городъ и къ пребыванію въ ономъ. На засѣданіяхъ же вселенскихъ Соборовъ сами, или чрезъ своихъ полномочныхъ, охраняли внѣшній порядокъ разсужденій и часто умѣряли горячность преній, повелѣвали вести оффиціальныя записи преній, опредѣленій и постановленій, а потомъ сообщали имъ силу гражданскихъ законовъ и провозглашали въ имперіи ко всеобщему исполненію. Участвуя въ составленіи церковныхъ правилъ своимъ согласіемъ, императоры часто принимали въ этомъ и починъ. Знакомые съ порядками и нуждами Церкви и государства, они предлагали мѣры и предположенія постановленій, которыя были включаемы Соборами въ число церковныхъ правилъ. Такъ императоръ Маркіанъ предложилъ на IV вселенскомъ Соборѣ три постановленія, касающіяся церковнаго благочинія, которыя, по обсужденіи Соборовъ, были приняты въ число церковныхъ правилъ.

Такой совокупный способъ дѣйствій Церкви и государства соблюдался всегда на Востокѣ, съ тою только особенностію, что по покореніи Византійской Имперіи турками и установленія Правительства нехристіанскаго, сіе послѣднее допущено къ участію только въ тѣхъ мѣрахъ Церкви, которыя имѣютъ прямое отношеніе къ дѣламъ государства. Для содѣйствія же ко внутреннему порядку и благосостоянію Церкви допущены мірскіе сыны Церкви.

Въ настоящее время въ Великой Церкви Константинопольской, которая стоитъ во главѣ православныхъ восточныхъ Церквей, образованъ Смѣшанный Совѣтъ изъ пастырей Церкви и мірянъ, который занимается дѣлами церковнаго благочинія и принимаетъ значительное участіе въ церковномъ управленіи.

Въ Россіи благодаря благочестивой попечительности православныхъ правителей и мудрому отношенію къ нимъ Церкви, всѣ мѣры и постановленія церковнаго управленія были принимаемы и установляемы съ христіанскимъ миромъ и взаимнымъ благопоспѣшеніемъ. Церковь неукоризненно служила Престолу и Отечеству своими духовными средствами, а православные Государи были истинными покровителями Церкви, ея вѣрованій, внѣшняго порядка и благочинія. Когда Государи принимали починъ ко благу Церкви; ея пастыри присово куплялись къ этому съ кротостію и мудростію. Такъ было при учрежденіи патріаршества, такъ было при учрежденіи Святѣйшаго Синода. При обсужденіи важныхъ церковныхъ постановленій власть церковная никогда не отвергала участія людей мірскихъ государственныхъ. Такъ, Духовный Регламентъ составленъ, разсмотрѣнъ и подписанъ людьми духовными и гражданскими. Пусть упрекаютъ насъ въ этомъ члены той инославной Церкви, гдѣ властолюбивое обособленіе Церкви отъ государства и общества считается порядкомъ, напрасная борьба съ политическими властями – независимостью. Мы слѣдуемъ слову Спасителя: воздадите Кесарева Кесареви и Божія Богови (Мат. ХХII, 21). Какъ гражданка, повинуясь Царю, какъ попечительница душъ, молясь за него и освящая его, какъ странница земная, принимая отъ него покровительство, православная Церковь приближается къ идеалу апостола Павла: да тихое и безмолвное житіе поживемъ во всякомъ благочестіи и чистотѣ. Сіе бо добро и пріятно предъ Спасителемъ нашимъ Богомъ (1 Тим. II, 2, 3). Правда, въ отношеніяхъ церковной и гражданской властей, предѣлъ раздѣляющій духовную и мірскую области, иногда былъ нарушаемъ съ той или съ другой стороны; но это были случайности и увлеченія человѣческія, которыя не ниспровергали принципа существенной самостоятельности этихъ областей. Съ измѣненіемъ обстоятельствъ и людей, взаимныя отношенія Церкви и государства, по самой силѣ вещей, возвращались къ нормальному положенію. Во всякомъ случаѣ, эти временныя колебанія предпочтительнѣе, чѣмъ непрестанный, глубокій антагонизмъ, который въ концѣ концовъ причиняетъ существенный вредъ Церкви и государству.

Сдѣлавъ краткій обзоръ участія мірянъ въ двухъ важныхъ сторонахъ жизни церковной, перейдемъ къ третьей сторонѣ, къ которой стоитъ ближе, чѣмъ къ другимъ, дѣятельность Общества Любителей Духовнаго Просвѣщенія – къ сторонѣ ученія. Законно ли, оправдывается ли ученіемъ и исторіею Церкви участіе мірянъ въ дѣлѣ ученія? И здѣсь необходимо то же различеніе, о которомъ мы говорили прежде. Проповѣданіе церковное, всенародное, соединенное съ авторитетомъ со стороны проповѣдующаго и обязывающее къ разумному послушанію со стороны слушающаго, такое пропо вѣданіе принадлежитъ только тѣмъ, которыхъ Спаситель послалъ: учить вся языки, и которымъ сказалъ: слушаяй васъ Меня слушаетъ, т. е. законно избраннымъ и по лучившимъ особую благодать пастырямъ и учителямъ Церкви. Еда вси апостоли? еда вси пророцы? eда вси пастыри и учители (1 Кор. ХII, 29)? Спрашиваетъ апостолъ Павелъ, заключая въ своемъ вопросѣ и отвѣтъ отрицательный. Но распространеніе ученія христіанскаго безъ притязанія на пастырство и учительство всегда въ Церкви считалось долгомъ вѣры и любви каждаго ея члена. Вѣра нераздѣльна отъ исповѣданія, а исповѣданіе уже есть сообщеніе истинъ вѣры слушающимъ. Любовь христіанская не можетъ быть равнодушна къ невѣдѣнію, или заблужденію ближняго. Есть случаи, когда ближній сомнѣніемъ, любознаніемъ или желаніемъ поколебать вѣрованіе вызываетъ на отвѣтъ, и когда молчаніе было бы маловѣріемъ, слабостью и измѣною истинѣ. Апостолъ Петръ внушаетъ вѣрующему быть готовымъ къ отвѣту всякому вопрошающему словесе о нашемъ упованіи (1 Петр. III, 15). Такъ понимаетъ этотъ долгъ и православное исповѣданіе. На вопросъ: «какое второе дѣло христіанскаго милосердія?» оно отвѣчаетъ: «наставить неученаго и невѣжду, сіе дѣло надлежащимъ образомъ исполнитъ тотъ, кто научитъ невѣжду, какъ вѣровать въ единаго тріипостаснаго Бога!» (Правосл. исп. стр. 125.) Укажемъ въ подтвержденіе нѣкоторые факты. Въ распространеніи христіанства главнымъ образомъ дѣйствовали апостолы и пастыри Церкви. Но съ ними трудились надъ этимъ святымъ дѣломъ и простые вѣрующіе. И это совершалось не только въ вѣкъ апостольскій, когда многіе христіане получали необыкновенные дары пророчества, ученія, глаголанія языковъ, но и въ послѣдующіе вѣка, когда эти дары сдѣлались рѣже. Довольно упомянуть о юношѣ Фрументіѣ, обратившемъ Еѳіоповъ, и Нинѣ, просвѣтившей Грузію, чтобы понять широту взгляда Церкви, которая благословила ихъ равноапостольскіе труды. Въ защитѣ христіанства противъ клеветы и заблужденій первое и имъ подобающее мѣсто занимаютъ предстоятели Церкви, и однакожъ мы видимъ на этомъ поприщѣ простыхъ вѣрующихъ какъ Іустина Философа, Аѳинагора, Минуція Феликса, Оригена, Лактанція, и другихъ, и Церковь пользуется съ благодарностью твореніями этихъ писателей. Епископы, какъ предводители Церкви, часто впереди другихъ несли свою жизнь на жертву за вѣру во Христа и на благо Церкви; но съ ними раздѣляли мученичество и простые вѣрующіе. И кровь сихъ послѣднихъ была, по выраженію древняго писателя, сѣменемъ, размножающимъ христіанъ. Мученичество по гречески выражается словомъ свидѣтельство μαρτήρων, какъ потому, что оно служитъ высшимъ выраженіемъ вѣры, такъ и потому, что ему всегда предшествовало исповѣданіе вѣры въ Богочеловѣка. Полноту этого исповѣданія, которое равносильно проповѣди, высказывали иногда пастыри, ведомые на смерть, а иногда христіане-міряне. Изъ множества сихъ послѣднихъ нельзя обойти молчаніемъ Аполлонія, римскаго сенатора, который предъ своимъ мученичествомъ написалъ исповѣданіе вѣры и прочиталъ его въ Сенатѣ. Не есть ли это великая проповѣдь? Дѣло обличенія ересей, опредѣленія ученія Церкви лежитъ на пастыряхъ Церкви и однакожъ вѣрующіе міряне не относились къ этому безучастно; ихъ тревожила опасность угрожающая вѣрѣ, и, они окружали учителей, защитниковъ истины, поддерживая ихъ нравственнымъ сочувствіемъ, защитою въ преслѣдованіяхъ, распространеніемъ ихъ писаній. Были случаи, когда міряне одни изъ первыхъ поднимали голосъ противъ лжеученія и обличали оное сочиненіями. Такъ поступилъ адвокатъ Евсевій при распространеніи ереси несторіанъ. Епископы не только не осудили этого мірянина за его возстаніе противъ патріарха лжеучителя, но впослѣдствіи возвели его въ санъ епископа.

Осужденіе ересей и опредѣленіе ученія Церкви совершалось на Соборахъ, членами которыхъ съ правомъ сужденія и рѣшенія были епископы. Но въ первые вѣка, какъ мы уже упоминали, міряне были допускаемы на Соборъ. Такъ велось дѣло на образцѣ Соборовъ, Соборѣ Апостольскомъ. На немъ присутствовало, кромѣ апостоловъ и старцевъ (пресвитеровъ), и братія. Сіи послѣдніе принимали участіе въ предварительныхъ разсужденіяхъ, и хотя собственно, рѣшали вопросъ апостолы и пресвитеры, но посланіе къ Церквамъ, заключающее опредѣленіе Собора, было написано отъ всей Церкви, со включеніемъ братіи. Такъ поступали и послѣдующіе Соборы, осуждая ереси и утверждая истину именемъ Церкви. Епископы выражали не свою личную вѣру, но были свидѣтелями и хранителями преданія каждый своей частной Церкви, а потому и не раздѣляли себя отъ своей паствы. При такомъ взглядѣ очень ясны выраженія многихъ отцевъ и писателей: такое-то ученіе осуждено Соборомъ, клиромъ и народомъ, и понятно недавнее заявленіе православныхъ епископовъ Востока, что хранителями вѣры не должны быть почитаемы одни епископы, но и народъ.

Съ своей стороны православные императоры, какъ представители правъ и блага народа, сами или чрезъ полномочныхъ принимали живое участіе въ рѣшеніи вопросовъ вѣры: часто предварительно ознакомлялись съ спорнымъ предметомъ, иногда болѣе или менѣе удачно писали его разъясненіе, помогая епископамъ внѣшнимъ образомъ, предоставляли имъ свободу рѣшенія, а состоявшееся опредѣленіе о вѣрѣ укрѣпляли своимъ подписомъ и обнародовали его по имперіи. «Кратко изложенное воззрѣніе древней Церкви на участіе мірянъ въ дѣлахъ вѣры сохраняется въ своемъ существѣ и до нынѣ. Пастыри Церкви принимаютъ и благословляютъ содѣйствіе ихъ учительству со стороны мірянъ, одобряютъ употребленіе ихъ сочиненій о вопросахъ вѣры и воздаютъ имъ за то честь. Такою честью пользуются на Востокѣ Каратеодори и Контогони и у насъ нѣкоторые иисатели. У насъ же есть фактъ, очевидно доказывающій эту естественность и широту церковнаго взгляда на обсуждаемый нами предметъ. Духовное просвѣщеніе, духовная наука въ нашихъ среднихъ и высшихъ духовно-учебныхъ заведеніяхъ ввѣрена по большой части наставникамъ-мірянамъ; привысшихъ же учрежденіяхъ издаются религіозныя журналы, проводники духовнаго просвѣщенія и богословской науки. И это не есть нововведеніе. Въ первые вѣка христіанства знаменитымъ огласительнымъ училищемъ Александрійскимъ иногда заправляли міряне.

Наконецъ послѣднимъ доказательствомъ этой истины можетъ служить и то сочувственное благословеніе, которое преподано нашему основывающемуся Отдѣлу Общества Любителей Духовнаго Просвѣщенія.

Напутствованное святымъ благословеніемъ, оно можетъ начать и успѣшно продолжать свое дѣло и можетъ быть увѣрено въ руководствѣ и поддержкѣ нашихъ архипастырей.

Сборникъ протоколовъ Общества любителей духовнаго просвѣщенія. С.Петербургскій отдѣлъ. Годъ первый (1872-1873). Спб. 1873. С. 14-26.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: