Чинъ отлученія отпадающихъ отъ Православный вѣры въ латинскую ересь (1913 г.).

Христос с лопатой в руках (Мф. 3, 12, Лук. 3, 17). Фреска кафоликона Зографского монастыря на Афоне.

 

20 июля 1054 года под руководством патриарха Михаила Керулария, двенадцатью митрополитами и двумя архиепископами было подписано соборное определение синода эндимуса о анафематствовании хуливших Православную Веру папских легатов, приверженцев ереси филиокве. Данное событие и послужило точкой невозврата в отношениях Западной и Восточной церквей. С этого время паписты стали умножать у себя новые лже-догматы, тем самым удаляясь все дальше и дальше от Св. Церкви. С 1054 года паписты также не перестают – путем обмана (создание латинского восточного обряда) или лицемерия (экуменический диалог) – направлять свои усилия на подчинение себе Восточной Православной Церкви. Но Церковь Православная которая есть «столп и утверждение Истины» (1 Тим. 3:15), остается непреоборимой, по неложному обещанию Самого Своего Божественного Основателя Господа Иисуса Христа (Мф. 16:18). Ниже помещаемое последование является примером заботы Св. Церкви о ограждении своей паствы от уклоняющихся в ересь папства. Св. Церковь и здесь не перестает возносить молитвы за вразумления отпадших от Неё, но ради своих верных чад вынуждена поставит спасительную ограду. – ред.

 

По отпустѣ Божественной литургіи, при пѣніи «Благочестивѣйшаго» іерей выходитъ изъ алтаря и становится на солеѣ, противъ царскихъ вратъ. Въ это время начинается медленный перезвонъ, который продолжается до конца чина отлученія. По окончаніи многолѣтствованія, іерей полагаетъ обычное начало: «Благословенъ Богъ нашъ». Пѣвцы: «аминь» и поютъ «Царю Небесный». Далѣе, ектенія великая до «о плавающихъ» съ присоединеніемъ слѣдующихъ 3 прошеній: 1) «о еже милостивымъ окомъ призрѣти на Святую Свою Цѳркэвь и соблюсти ю невредиму и непреобориму отъ ересей и суевѣрій, и миромъ Своимь оградиги, Господу помолимся»; 2) «о еже утишити раздираніе ея, и силою Святаго Духа обратити всѣхъ отступльшихъ къ познанію истины, и сопричести ко избранному Своему стаду, Господу помолимся»; 3) «о еже просвѣтити мысли невѣріемъ помраченныхъ свѣтомъ Своего Богоразумія, вѣрныхъ же своихъ укрѣпити и непоколебимыхъ въ правовѣріи соблюсти, Господу помолимся»; «Заступи, спаси, помилуй», «Пресвятую, Пречистую»... и возгласъ: «Яко подобаетъ Тебѣ». Послѣ онаго: «Богъ Господь, и явися намъ» на гл. 8-й и тропарь: «Благословенъ еси, Христе Боже нашъ». Непосредственно засимъ: «премудрость, прости, услышимъ св. Евангелія» съ послѣдующими возгласами и чтеніе Евангелія отъ Матѳея, гл. 18, зач. 75. Послѣ Евангелія ектенія сугубая: «помилуй насъ Боже», и на ней 2 слѣдующихъ прошенія: «не хотяй смерти грѣшныхъ, но ожидаяй обращенія и покаянія, обрати всѣхъ отступльшихъ ко Святѣй Твоей Церкви, молимъ Ти ся, Милосердный Господи, услыши и помилуй» и 2) «Устроивый міръ сей въ Славу Твою, сотвори, да и противящійся Твоему слову обратятся, и вкупѣ со всѣми вѣрными, истинною вѣрою и благочестіемъ, Тебе Бога нашего прославятъ, молимъ Ти ся, всесильный Творче, услыши и помилуй». Возгласъ: «Услыши яы, Боже, Спасителю нашъ». По семъ іерей читаетъ слѣдующую формулу отлученія:

«Возлюбленные о Господѣ братія и сестры, чада Святой, Православной Церкви!

Господь нашъ Іисусъ Христосъ, пришедшій взыскати и спасти погибшаго (Мѳ. 18. 11; Лук. 19, 10), для достиженія ними вѣчнаго спасенія устроилъ единую, святую, соборную и апостольскую Церковь, принадлежать къ которой, слушаться ея, принимать отъ нея таинства и ученія, нашъ христіанскій долгъ и обязанность предъ Богомъ, ибо сказано: аще же и Церковь преслушаегь, буди тебѣ якоже язычникъ и мытарь (Мѳ. 18, 17). Но одинъ (одна) ивъ церковнаго нашего стада (имя рекъ), не убоявшись слова Божія и яе послушавшись нашихъ пастырскихъ и братскихъ увѣщаній, дерзновенно рѣшается порвать живую связь съ Цернковью Православной, его (ее) духовно возродившей и воскормившей, будучи уловляемъ (ма) въ сѣти зловреднаго и душепагубнаго католическаго папизма. Скорбя о таковомъ гибельномъ состояніи его (ея) души, но не дерзая далѣе удерживать въ общеніи съ Церковью гнилую, дважды засохшую, вѣтку (Іуды, 1, 12), мы въ нашемъ молитвенномъ собраніи, въ невидимомъ присутствіи Самого Господа (Мѳ. 18, 20), должны изречь о немъ (о ней) судъ Божій, удаляя его (ее) по заповѣди апостола отъ церковнаго общевія съ нами, Да будетъ онъ (она) – (имя рекъ), презрѣвшій заповѣдь Господа и вѣру православную, отеческую отлученъ (отлучена) отъ Церкви и вѣчнаго спасенія, въ ней совершающагося, дондеже не вразумится и не возвратится въ правду покаяніемъ. Аминь».

По прочтеніи сей формулы іерей возглашаетъ: «Премудрость, Престятая Богородице, спаси насъ» и бываетъ обычный отиустъ.

Таковый чинъ отлученія творитъ іерей послѣ ряда увѣщательныхъ дѣйствій, направленныхъ къ спасенію заблуждающагося, буде таковыя останутся безуспѣшными. Въ видахъ же сильнѣйшаго воздѣйствія на отпадающаго совершеніе чина отлученія іерей долженъ пріурочивать къ воскреснымъ и праздничнымъ днямъ, когда бываетъ большое стеченіе богомольцевъ, предварительно же сего, оповѣщать заблаговременно прихожанъ, которыхъ съ своей стороны пастырски убѣждать воспользоваться остающимся до отлученія временемъ для братскаго увѣщанія отпадающаго, коему въ случаѣ непреклонности и упорства угрожаетъ церковный судъ и отлученіе.

 

Приложеніе къ №. 23-му номеру «Минскихъ Епархіальныхъ Вѣдомостей» 1913 г. С. I-III.

 

От Ред.: Анафема 1054 года выносилась на еретическую (крипто-несторианскую) христологию у папистов. Когда Константинопольский патриарх Афинагор (Спиру) отменял эту анафему не знал, что она наложена на папистов за их крипто-несторианство. Отмена клятв 1965 г. явлается следствием неточности, проистекающей из того, что к 1965 г. наука не раскрыла еще хорошо забытый смысл анафемы 1054 г. До того времени все научные исследования говорили, что эта анафема была простая размолвка на почве амбиций и политики, безо всякой догматики. Патриарх Афинагор отменял эту анафему считая её лишь следствием личных недоразумений, замешанных на политике. В свете современных научных данных нужно просто считать, что никакой отмены этих анафем не было.

Ниже помещаем текст этой анафему в переводе на русский язык по: Acta et scripta, quae de controversiis Ecclesiae Graecae et Latinae saeculo undecimo composita extant. Ed. Dr. Cornelius Will. Lipsiae 1861. С.155-168.

 

Решение Константинопольского Синода

Писание о грамоте, брошенной на святой престол римскими легатами против святейшего патриарха кир Михаила в июле месяце седьмого индиктиона.

При председательстве Михаила, святейшего господина нашего и вселенского патриарха [всех] тех, кто получил [истинное] наставление в правых странах (ἐν τοῖς δεξιοῖς μέρεσι τῶν κατηχουμενείων), с участием в заседании с ним боголюбивейших митрополитов: Феофана Кизикского и синкелла, Никиты Халкидонского и синкелла, Лаврентия Диррахийского и синкелла, Анфима Сидского, Николая Писинунтского, Леонта Мирского, Леонта Трапезунтского, Иоанна Смирнского, Евсевия Адрианопольского, Константина Митиленского, Николая Хонского, Ипатия Идрунтского, и архиепископов: Леонта Карабизунского, Григория Месимбрийского, и в присутствии патриарших архонтов.

Не был пресыщен лукавый тем злом, что он сотворил ранее. Потому-то не престает он преследовать благочестивых и постоянно изобретать, как бы найти ему что-нибудь новое против истины. Поэтому он вводил людей в обман тысячами столь великих хитростей до пришествия Господня во плоти, также и после того никогда не упускал [возможности] и не переставал тысячами обольщений и соблазнов обмануть и увлечь за собой послушавших его.

Но, когда и они оказались устранены, и благочестивая и глубокая надежда питала благочестивых, желавших не оказаться когда-либо изобретателями чего-либо нового, когда во всем, где это пытался устроить враг правого учения, его ухищрения вызвали противоположный результат, теперь некие нечестивые и отвратительные люди – ведь кто из благочестивых не назвал бы их так? - мужи, вынырнувшие из темноты (ибо они суть порождения гесперийских [т.е.западных, итальянских] земель), придя в сей благочестивый и богохранимый град, из которого, как из некоего высокого и небесного места, исходят источники православия, и чистые струи благочестия проистекают в концы вселенной, и орошают благочестием догматов, словно рек, всякое дыхание, что под солнцем – они, ворвавшись, как гром и молния, или землетрясение, или многий град, или, сказать лучше и точнее, как дикий кабан, бросились уничтожать правое учение различием догматов, так что [даже осмелились] бросить [свое] писание на священный престол великой Божией церкви, которым нас, воистину (μᾶλλον, «более») православную церковь Бога, и всех православных, кто не увлечен их нечестием, анафематствовали за то, что мы желаем быть благочестивыми и распространять православие, и пустили о нас [вздорные] слухи (καθυπέβαλον), обвиняя, помимо прочего, в том, что мы не терпим того, чтобы, подобно им, брить бороды, и изменять природный образ человека на противоприродный; также – что, не рассуждая, причащаемся у женатых пресвитеров; также – что не желаем извратить священный и святой Символ [веры], который согласно всем соборным и вселенскими решениям имеет нерушимую силу, сомнительными суждениями, фальшивыми словами и дерзкими излишествами, и говорим не как они, что Святой Дух исходит от Отца и Сына (о, уловки лукавого!), но от Отца. И не желают они обратить внимание на Писание, которое говорит: «да не бреете брад ваших» (Лев. 19, 27), как и совсем не хотят признать, что [лишь] женам благопристойно этот [вид] при творении устроил Бог, мужам же судил быть несообразным [сему виду]; также и четвертый канон Гангрского собора о тех, кто гнушается браком и открыто [его] презирает, устанавливает: «Если кто рассуждает о женатом пресвитере, что, когда таковый совершил литургию, нельзя причащаться приношения, анафема да будет». И об отвергающих и презирающих это также Шестого собора [13-е правило], которое говорит: «Поскольку мы узнали, что в Римской Церкви в виде правила предано, чтобы намеревающиеся быть удостоены рукоположения во диакона или пресвитера, обязывались не соединяться более со своими женами, то мы, следуя древним правилам апостольской акривии и порядка, соизволяем, чтобы сожитие священнослужителей по закону и впредь пребыло нерушимым, никоим образом не расторгая соединения их с женами, и не лишая их взаимной в надлежащее время связи. Итак, кто явится достойным рукоположения во иподиакона, или во диакона, таковому отнюдь да не будет препятствием к возведению на таковую степень сожитие с законною супругою. и от него во время поставления да не требуется обязательства в том, что он удержится от законной связи с женою своею; дабы мы не были принуждены сим образом оскорбить Богом установленный, и Им в Его пришествии благословенный брак. Ибо глас Евангелия вопиет: что Бог сочетал, человек да не разлучает. И Апостол учит: честен брак во всех, и ложе нескверно; а также: привязался ли жене – не ищи разрешения. Если же кто, поступая вопреки апостольским правилам, дерзнет кого-либо из священных, то есть пресвитеров, или диаконов, или иподиаконов, лишать союза и общения с законною женою: да будет извержен. Подобно и если кто, пресвитер, или диакон, под предлогом благоговения изгонит жену свою: да будет отлучен от священнослужения, а пребывая непреклонным, да будет извержен».

И кроме всего этого, также совершенно не желая размыслить, они заявляют, что Дух исходит не от Отца [только], но и от Сына – как будто бы у них нет свидетельств евангелистов об этом, и будто бы они не имеют догмата вселенского собора относительно этого злословия. Ибо Господь Бог наш говорит: «Дух истины, Иже от Отца исходит». Но родители этого нового нечестия говорят о Духе, Который исходит от Отца и Сына. Однако не видят они при этом, что если Дух исходит от Отца (ἐν ᾧ τοῦ πατρὸς, «в том, что Отцово»), его свойство познается (ἡ ἰδιότης ἐπιγινώσκεται), подобно тому, как если Он рождает Сына (ἐν ᾧ γεννᾶται ὁ υἱός, «в котором рождается») – [познается свойство] Сына. Если же, по их вздору, Дух исходит и от Сына, тогда Дух должен отличаться от Отца большим числом свойств, чем Сын. Но общее у Духа и Сына – движение (πρόοδος) из самого Отца, а особенное Духа – исхождение (ἐκπόρευσις) от Отца, а не и от Сына. Но если бы Дух различался большим числом свойств, чем Сын, тогда Сын был бы ближе к сущности Отца, чем Дух. Таким-то образом снова желала бы выдвинуться против Духа дерзость Македония под видом их комедии и театра. И помимо того, что сказано, они также совершенно не желают понять, что все, что не является общим для вседержительной и единосущной Троицы, принадлежит только Одному из Трех. Итак, исхождение (προβολή) Духа не является общим [свойством] для Трех, а, следовательно, [является свойством] только Одного из Трех.

Но они до такой степени не постыдились нас и православной Божией церкви, что от [какого-то] иного города, а не от древнего Рима, приступив к любочестивейшему нашему императору, и по-иному вредя полноте православной церкви, более же и [самим] своим приходом положили выдуманное начало и сослались на то, что [будто бы] они прибыли из Рима и посланы папой; на самом же деле они пришли, будучи коварно наставлены Аргиром и связаны с ним договором, а не посланы папой; также и грамота, которая, как они говорят, принесена ими будто бы от него, выдумана [ими самими]. Также и из многого другого было определено и явно обнаружено, что печать на грамоте подделана (νενοθευμένας). Так вот, данная грамота, написанная против нас по-итальянски, была приготовлена (ἀποτεθὲν) этими нечестивыми и в присутствии иподиаконов второй седмицы (τῆς δευτέρας ἑβδομάδος) была сначала брошена ими на престол великой Божией церкви, а затем иподиаконами была снята и отброшена с божественного престола, и было предложено тем, кто бросил, забрать ее, а они не пожелали [забрать], [после того, как] она уже была брошена на пол и побывала во многих руках, чтобы не распространились те хулы, которые в ней изречены, ее приняла себе наша мерность. Затем она (т.е.наша мерность), призвав некоторых, кто искусен в переводе с италийского языка на греческий, а именно: протоспафария Косму Римлянина, Пира и монаха Иоанна Испанца, приказала им перевести это писание. И после того, как это писание было ими переведено, она получила такую ткань следующих их словес:

«Всякому, кто противоречит вере и жертве Римского и апостольского престола, да будет анафема, и да не будет он принят как православный, но да наречется прозимитом и новым Антихристом. Гумберт, Божией милостью епископ святой Римской церкви, Петр, архиепископ Амальфи, Фридрих, диакон и канцелярий – всем чадам кафолической церкви. Святой Римский первый и апостольский престол, которому, как главе, подобает забота обо всех церквах, ради церковного мира и пользы удостоил нас назначить в этот царствующий град своими апокрисиариями, чтобы, как сказано [в Писании], мы сошли и увидели, соответствует ли делу тот шум, который наполняется [здесь] и непрестанно из этого града восходит к ушам его, или же это [всё] не так – чтобы ему узнать [об этом]. И да знают прежде всего славные императоры, клир, синклит и народ этого Константинополя и вся кафолическая церковь, что мы здесь узнали о добром, вследствие чего премного радуемся, но более – о злом, вследствие чего горестно печалимся. Ибо что касается столпов [императорской] власти и почтенных его и мудрых граждан – это государство христианнейшее и православное. Что же касается Михаила, неправильно именуемого патриархом, и тем, кто содействует его безумию, то в его среде рассеиваются плевелы многих ересей. Ибо, как симониане, они продают дар Божий; как валезиане, пришельцев своих делают евнухами и возводят не просто в клириков, но и в епископов; как ариане, вновь крестят [уже] крещеных во имя святой Троицы, и особенно латинян; как донатисты, утверждают, что, кроме греческой церкви, церковь Христова, истинная жертва и крещение исчезли изо всего мира; как николаиты, допускают и требуют плотского брака для служителей священного алтаря; как севириане, проклинают закон Моисея; как духоборцы и богоборцы, отсекли от символа исхождение Святого Духа от Сына; как назореи, соблюдают плотскую чистоту иудеев до такой степени, что не допускают крестить умирающих младенцев раньше восьмого дня от рождения; женщин в периоде очищения их, или [рожениц] перед родами запрещают причащать, а если они не крещены, то крестить; как назореи, растят волосы на главе и бороды, а стригущих волосы и бреющих бороды, по установлению Римской церкви, не принимают в общение. По поводу этих заблуждений и иных многих его деяний этот Михаил презрел увещания, [изложенные к его] вразумлению в письме господина нашего Льва папы.

Далее, когда мы, его посланники, хотели благоразумно прекратить причины стольких зол, он отказал [нам] в [своем] присутствии и случае (τήν συντυχίαν) [для беседы], не послушал здравого совета императоров и мудрых [мужей], которые увещали его одуматься (κατασπάσασθαι), как и прежде запер церкви латинян и, называя их азимитами, всюду преследовал словом и делом, [дойдя] до того, что анафематствовал апостольский престол в лице его сынов, и, в противность ему, доныне пишется Вселенским патриархом. Поэтому мы, не вынеся неслыханного пренебрежения и обиды для святого первого апостольского престола и опасаясь многообразной хулы кафолической веры, властью (προκρίσει) святой и нераздельной Троицы и апостольского престола, чье только представительство и совершаем, всех православных отец семи соборов, от [имени] всей апостольской Церкви, подписываем анафему, возвещенную господином нашим, преподобнейшим папой, Михаилу и его последователям, если не обратятся, тако:

Михаилу, неправильно именуемому патриархом, неофиту, лишь страха ради человеческого восприявшему одеяние монашеское и ныне всюду опозоренному тяжкими обвинениями, а с ними Льву, именующемуся Охридским [епископом], и сакелларию Михаила Никифору, который мирскими ногами попрал жертву латинян, и всем последователям вышеназванных их заблуждений и дерзостей, анафема маранафа с симонианами, валезианами, арианами, манихеями, с которыми они учат [еретическим] догматам (δογματίζουσι), и иными, [с которыми учат,] что хлебная закваска одушевлена, и со всеми еретиками, наипаче же со диаволом и аггелами его, если только не обратятся. Аминь, аминь, аминь».

Таково содержание этого нечестивого и богохульного писания. Мерность наша, не потерпев оставить без расследования и наказания таковой дерзости и бесстыдства, [совершенного ими] против благочестия, беседовала об этом с могущественным и святым нашим василевсом. И он, ибо они уже удалились [от города] на один день [пути], после того, как об этом было сообщено, своей властью посылает за ними [мужей], чтобы поскорее возвратить их в великий город, [но] не восхотели они ни прийти к нашей мерности, ни явиться на священный и великий собор и дать какой-нибудь ответ о том, что они нечестиво провозгласили, но, следуя изложенному в их писании, а также и [сообщая] более того, чем там написано, нападали на нашу веру, [желая] более еретичествовать и умереть, чем явиться к нам и собору. Поэтому могущественный и святой наш василевс путем ответа через славного и молитвенного (ἐπί τῶν δεήσεων) магистра, боголюбивейшего хартофилакса и секретаря (τοῦ ὑπομνηματογράφου) сообщил нам и собору [свое] мнение об этом. После того, как они не восхотели встретиться с нами и собором, понуждать [их] могущественный и святой наш василевс не благоволил из-за того, что они исполняли обязанности легатов, безнаказанной же снова оставить такую дерзость против благочестия было неприлично и недостойно, устроил (ᾠκονόμησε) наилучшее исправительное средство этому делу, и направил нашей мерности уважительное и почтительное письмо через Стефана, благочестивейшего монаха и эконома великой церкви, Иоанна, магистра и молитвенника, и Константа вестарха, лучшего "Ипата философов". Оно имеет следующее содержание:

«Святейший владыка! В том, что случилось, мое царское [величество], изучив это, находит, что корень зла произошел от переводчиков и от участия Аргира; и мы не можем сделать что-либо чужестранцам, поскольку они гости, и тем, кто им подчинен. Виновных же, заслуживающих биения, мы предаем твоей святости, чтобы через них были научены и другие не болтать подобного вздора. А хартию после того, как будут анафематствованы те, кто был советником [при ее составлении], передавал или писал ее, или [каким-либо] малым ведением соучаствовал в ее творении – в присутствии всех сжечь. И повелело мое царское [величество] вестарха зятя Аргира и веста его сына заключить под стражу, чтобы пожили в [меру] своего зловозлияния, чего они достойны ради этого. Месяца июля индиктиона VII».

Таково царское и божественное писание. Поэтому по устроению (οἰκονομίαν) любочестивого императора само нечестивое писание а также те, кто его предъявил, и те, кто участвовал волей в его творении, или помогал тем, кто творил его, в присутствии посланных от императора в великом секрете (ἐν τῷ μεγάλῳ σεκρέτῳ) были подвергнуты анафеме. Решение вынесено в четвертый день [от дня провозглашения анафемы латинянами], он же первый в текущей седмице и двадцатый в настоящем июле месяце, в соответствии с чем надлежало быть прочитанному и изложению [веры] пятого собора, по обычаю и в назидание народа, с анафемой затем самому нечестивому писанию, а также тем, кто его предъявил, писал и каким-либо одобрением или волей участвовал в его творении.

Оригинал же кощунственного и ничтожного писания, брошенного нечестивыми, не сжигать, но поместить в священном секрете хартофилакса к постоянному бесчестью хулящих нас и непрестанному их осуждению. Итак, следует знать, что в двадцатый день настоящего месяца были анафематствованы хулившие православную веру, в присутствии архиереев, [находящихся] сегодня в совместном заседании с нами, а также всех митрополитов и архиепископов [синода] эндимуса, а именно: Льва Афинского и синкелла, Михаила Силейского, Николая Евханейского и синкелла, Димитрия Карийского и архиепископа, Павла Лимнейского, Льва Котрадийского, Антония Зикхийского.

Первевод: (HTML) и (HTML)


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: