Аѳанасій Васильевичъ Васильевъ – О соборности. Что такое соборность?

Соборность, въ кратчайшемъ и наиболѣе общемъ ея опредѣленіи, есть единство многихъ, общая ихъ жизнь и согласованная дѣятельность.

Тріединый, соборный въ Себѣ Самомъ Богъ, творя вселенную, небо и землю, міры невидимый и видимый, и все, что ихъ наполняетъ и населяетъ, – для всего мірозданія въ цѣломъ и для каждой изъ его отдѣльныхъ частей и частицъ: міровъ, тѣлъ и особей, – общимъ закономъ ихъ бытія и жизниблаговолилъ установить соборность, содѣлавъ все это множество разносущныхъ и разновидныхъ стихій, веществъ и существъ, тѣлъ и міровъ – единымъ повинующимся Ему связнымъ цѣлымъ, всѣ члены, части и частицы котораго – каждая на другія воздѣйствуютъ и вліяютъ, однѣ отъ другихъ зависятъ и взаимно другъ друга обслуживаютъ.

Твари безсловесныя, не одаренныя, какъ принято думать, личнымъ сознаніемъ и волею, повинуются – пусть безсознательно и безотчетно – принудительному для нихъ закону соборности, вложенному въ нихъ при самомъ міротвореніи Исполнителемъ Отчаго творческаго смотрѣнія (т. е. замысла, предначертанія) и велѣнія Его Сына-Слова – Святымъ и Животворящимъ Его Духомъ.

Вѣдь для того, чтобы нѣчто сложно-единое вообще, гдѣ бы то ни было: въ мірѣ ли органическомъ, т. е. въ мірѣ сочлененныхъ, одушевленныхъ живыхъ, болѣе или менѣе свободныхъ и сознательныхъ тварей или существъ; или – въ неорганическомъ, т. е. въ мірѣ безчленнаго вещества, почитаемаго безсознательнымъ и мертвымъ, – могло возникнуть и длительно держаться или существовать, – для этого необходимо или внѣшнее на многія отдѣльныя особи или части вещества давленіе, сближающее и держащее ихъ вмѣстѣ, или же внутренняя въ нихъ самихъ и между ними связь; словомъ: необходимо нѣчто единое или, вѣрнѣе – долженъ быть, Нѣкій Единый, согласующій, раздѣляющій и сближающій, связующій въ одно цѣлое и удерживающій вмѣстѣ составляющія это единое цѣлое многія особи, частицы и части. Такимъ образомъ уже въ мірѣ неорганическаго, коснаго вещества, чтобы изъ общей его смѣси – хаоса могли выдѣлиться различные отдѣльные предметы, тѣла и особи, необходимо было дѣйствіе на вещество какой-то единой сознательно-умной повелительной силы, раздѣлившей и разбросавшей это косное вещество и заставляющей эти разбросанныя его части каждую держаться собранною въ самой себѣ и стройно двигаться въ опредѣленныхъ для нихъ направленіяхъ и на отмѣренныхъ разстояніяхъ одна отъ другой, и – необходимо повиновеніе общей массы мірового вещества и выдѣлившихся изъ него частей дѣйствующей на нихъ раздѣляющей и связующей ихъ силѣ. Необходимъ Одинъ повелѣвающій и необходимо сознательное или безсознательное повиновеніе этому Одному всѣхъ и всего.

Несомнѣнность существованія въ природѣ такого повиновенія свидѣтельствуется всѣми этими открытыми и установленными наукой явленіями и законами: механическими, физическими, химическими, всеобщаго тяготѣнія, взаимнаго притяженія и отталкиванія, химическаго сродства и т. д., – всѣ эти, такъ называемые, законы природы говорятъ о томъ, что изъ сотвореннаго Богомъ, – Который есть Жизнь, Источникъ и Творецъ жизни, – ничего, въ сущности, мертваго нѣтъ. Вся вселенная, въ ея цѣломъ, живетъ; и всѣ ея части въ ихъ взаимоотношеніяхъ, и всѣ и каждое изъ отдѣльно взятыхъ ея существъ и стихій – живы, ибо не могло бы безжизненное, слѣпое и мертвое дѣлать какой бы то ни было выборъ, съ кѣмъ бы то ни было или съ чѣмъ бы то ни было сближаться, согласоваться, сливаться и объединяться, или же, наоборотъ, отталкиваться, отвращаться и отдѣляться; вообще, переходить изъ одного вида или состоянія въ другое или съ одного мѣста въ пространствѣ на другое. Въ этомъ смыслѣ сама смерть, какую мы знаемъ, – тлѣніе, распаденіе сложно-составного тѣла на составляющія его простыя частицы, обращеніе въ земной прахъ, – есть переходъ изъ одного состоянія въ другое, а всякое движеніе свидѣтельствуетъ о жизни. Смертью окончательною можно было бы назвать полную косность, полную неподвижность, неизмѣнность и неизмѣняемость всего и вся. Она наступила бы тогда, если бы Господу угодно было новымъ Своимъ глаголомъ прекратить дарованныя Имъ тварямъ жизнь и движеніе; и, какъ часовщикъ останавливаетъ часы, такъ Слово Божіе остановило бы всю вселенную, и она застыла бы и остановилась навсегда въ томъ видѣ и положеніи, въ какомъ застанетъ ее присудившій ее къ такой окончательной и настоящей смерти новый глаголъ Божій. Но живъ и вѣренъ Господь Богъ нашъ! Онъ есть жизнь вѣчная и Онъ Себѣ и дѣла Его Ему не противорѣчатъ. И нѣтъ въ Немъ и тѣни какихъ бы то ни было перемѣны или измѣненія. Поэтому и такой всеобщей казни всему міру быть не можетъ и никогда не будетъ. А, наоборотъ, все нѣкогда перейдетъ изъ состоянія тлѣнія, т. е. смерти временной, въ нетлѣніе и жизнь вѣковѣчную, для которыхъ и было Богомъ все сотворено.

Св. Діонисій Ареопагитъ, ученикъ ап. Павла, въ сочиненіи «О небесной іерархіи» говоритъ: «Все управляется промысломъ Высочайшаго Виновника всяческихъ. Ибо иначе и не существовало бы, если бы не было причастно сущности и началу всего сущаго. Посему-то и всѣ неодушевленныя вещи по своему бытію причастны сей сущности, потому-что бытіе всего заключается въ бытіи Божества; существа одушевленныя причастны животной и превышающей всякую жизнь силы Божества; словесныя же и духовныя существа причастны самосовершенной и пресовершенной мудрости Его, превосходящей всякое слово и понятіе. И потому понятно, что близкія къ Божеству существа суть тѣ, которыя болѣе всѣхъ причастны Ему».

На землѣ такимъ близкимъ Богу, ближайшимъ изъ всѣхъ существъ и тварей и наиболѣе Ему причастнымъ является, не только тѣлесно-душевное, какъ всѣ остальныя животныя, но и словесное и одухотворенное дуновеніемъ устъ Божіихъ созданіе – человѣкъ, одаренный Творцомъ, по Своему образу и подобію, личнымъ сознаніемъ, умомъ и совѣстью и свободною волею. Вѣрный Себѣ и неизмѣнный въ Своихъ рѣшеніяхъ и дѣлахъ Богъ отъ созданныхъ Имъ сознательными и свободными существъ ждетъ сознательнаго и добровольнаго исполненія установленныхъ Имъ законовъ міровой жизни и данной людямъ заповѣди: добровольно идти къ Нему и за Нимъ; силою же за собою въ Царство Небесное никого не тянетъ. Онъ вложилъ въ сердца наши чутье истины и способность различенія совѣстью и разумомъ добра и зла, а когда отъ испорченности сердца вслѣдствіе грѣха помутилась въ людяхъ совѣсть и затуманился разумъ, Онъ далъ имъ чрезъ Моисея заповѣди, въ которыхъ коротко и ясно указаніи человѣку обязанности его въ отношеніи Бога и ближнихъ, а въ лицѣ посланнаго Имъ въ міръ Единороднаго Своего Сына далъ и наглядное доказательство и живой образецъ и примѣръ того, какъ должны и могутъ быть исполняемы людьми не только ветхозавѣтныя, данныя чрезъ Моисея заповѣди закона, безъ соблюденія которыхъ не можетъ быть сносной жизни на землѣ, но и восполнившія грозный ветхозавѣтный законъ, возвѣщенныя Самимъ вочеловѣчившимся Сыномъ Божіимъ, Бого-Человѣкомъ Іисусомъ Христомъ новозавѣтныя, благодатныя заповѣди любви, добровольное исполненіе которыхъ возвращаетъ человѣку утраченные имъ рай и жизнь вѣчную, открываетъ ему двери Царства Небеснаго. Но Богъ хочетъ разумнаго, сознательнаго и добровольнаго исполненія человѣкомъ открытой ему Своей воли. И, слѣдовательно, въ отношеніи къ людямъ, вѣрующимъ въ Бога, соборность можетъ быть опредѣлена какъ сознательное, свободное, въ силу вѣры и любви къ Творцу Богу и взаимной любви другъ къ другу, живое и жизненное ихъ единство, единодушіе, единомысліе и согласная дѣятельность, цѣль которыхъ – сохраненіе, развитіе и усовершенствованіе жизни и блаженство цѣлаго и всѣхъ составляющихъ его разновидныхъ частей и членовъ во славу Божію.

Такимъ образомъ, для существъ личныхъ, одаренныхъ разумомъ и свободною волею, соборность не принудительный законъ, отъ котораго они не могли бы отклоняться, а – просвѣщающая и освящающая ихъ умъ и сердце, ихъ совѣсть и волюблагодать Святаго Духа, которая дается имъ въ мѣру ихъ желанія и готовности ее принять и которою они должны руководствоваться «не за страхъ, а за совѣсть», сознательно и добровольно, – по свободному влеченію признательной сыновней ихъ любви къ творцу и подателю всѣхъ благъ – Богу и по побужденію братской любви ихъ, разумныхъ и свободныхъ твореній Божіихъ, другъ къ другу. Соборность есть явленіе въ мірѣ и образъ Божественной любви собирающей и животворящей, а не расточающей и губящей. Божественная Любовь не Себѣ требуетъ и обрекаетъ въ жертву любимыхъ, а Сама восходитъ на крестъ и нисходитъ во адъ, ради ихъ спасенія. По такому-то образу – не своекорыстной, – какъ бываетъ между людьми, которые нерѣдко алканіе плоти, разнузданную ея похоть принимаютъ за любовь или ложно и лживо называютъ любовью – а любви жертвенной должны быть устрояемы всякаго рода междучеловѣческія отношенія.

Для разумныхъ личныхъ существъ соборность есть нравственный законъмѣра всего, которою можетъ быть измѣрено и по соотвѣтствію съ которой можетъ быть расцѣнено и опредѣлено достоинство каждаго человѣка и всякаго явленія человѣческой жизни, личной и общей, – всяческаго человѣческаго объединенія, общежитія и союза.

Высочайшій образъ и образецъ соборнаго бытія и дѣланія, это – Самъ Тріединый Богъ: троичность Божественныхъ Лицъ, Ихъ равночестность, полная самостоятельность и свобода, и, вмѣстѣ съ тѣмъ, полное и вольное Ихъ согласіе, или единство. Вѣнецъ же Божественнаго, вѣрнѣеБого-человѣческаго, соборнаго дѣланія, это – совершеннѣйшій изъ союзовъ, вѣрнѣе – изъ сложно-составныхъ тѣлъ, – Церковь Божія, соборное тѣло Богочеловѣка Христа, созидаемое въ вѣкахъ, предназначенное объединить и наполнить собою небо и землю, – стать домомъ Божіимъ, селеніемъ славы Его, градомъ Іерусалимомъ небеснымъ, который вмѣститъ въ себѣ соборы или міры ангельскій и человѣческій и Тѣхъ, Кто, будучи превыше этихъ соборовъ-міровъ, благоволили явить Себя въ нихъ и наполнить ихъ Собою, – Пресвятую, Пренепорочную и Преблагословенную Матерь Божію, Приснодѣву Марію, рожденное Ею Божіе Слово, Богочеловѣка Господа нашего Іисуса Христа, и Самого довѣчнаго Кона[1], – Бога Творца и Вседержителя, – источникъ, причину, цѣль и конецъ всего сущаго, – Соборъ Пресвятыя Троицы.

Отъ дней тайныя вечери, вознесенія воскресшаго Господа Іисуса Христа на небо и ниспосланія Имъ, въ день Пятидесятницы, на Его учениковъ и на увѣровавшихъ въ Него по слову ихъ – обѣщаннаго имъ Господомъ Отчаго Духа-Утѣшителя, – творится въ мірѣ великая тайна новаго Боговочеловѣченія, второго воплощенія Бога – уже не въ отдѣльную тѣлесную особь, – человѣческую личность, – какою былъ рожденный по наитію Духа Отчаго Святаго отъ безневѣстныя Дѣвы Маріи Богочеловѣкъ Іисусъ Христосъ, пожившій 33 года на землѣ, распятый, воскресшій и вознесшійся съ пречистымъ, а потому и оставшимся нетлѣннымъ, тѣломъ на небо, вѣчно тамъ одесную Отца пребывающій и паки нѣкогда грядущій, т. е. имѣющій въ положенное Отцемъ время придти судить живыхъ и мертвыхъ, – но – въ тѣло Соборное: во Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь, Имъ, Богочеловѣкомъ Христомъ нѣкогда основанную, Имъ возглавляемую, возведенную Имъ въ лицѣ достойно свершившихъ земной путь ветхо-и новозавѣтныхъ святыхъ праведниковъ на небеса, и тамъ, и на землѣ постоянно, пока исполнятся положенныя Отцемъ ихъ число, и времена, и лѣта, назидаемую, т. е. надстраиваемую содѣйствомъ Святаго Духа и общимъ стараніемъ ангеловъ и человѣкъ, небесныхъ и земныхъ. Рождающіеся въ таинствахъ св. Крещенія и св. Мѵропомазанія отъ воды и Духа и соединяющіеся тѣлесно со Христомъ въ таинствѣ св. Причащенія (Евхаристіи) вѣрующіе въ Богочеловѣка Іисуса Христа облекаются тѣлесно сами во Христа и Его собою тѣлесно облекаютъ, становясь по свободному ихъ самихъ и Святаго Духа изволенію и дѣйству – живыми частицами соборнаго тѣла Христова – Церкви. Одинъ Богъ, Одинъ Глава Церкви Богочеловѣкъ Господь Іисусъ Христосъ и одно у Него тѣло: Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь.

Поэтому-то и нельзя внѣ Церкви спастись: для этого надо вѣровать въ Единороднаго Сына Божія Богочеловѣка Іисуса Христа и жить въ Немъ, во Христѣ быть живою частью Его единаго пречистаго соборнаго тѣла,быть одною изъ сопасомыхъ Имъ овецъ Его единаго словеснаго стада, – по данному Имъ обѣтованію: «И будетъ едино стадо и Единъ Пастырь».

 

Аѳ. Васильевъ,

членъ Московскаго Священнаго Всероссійской Церкви Собора 1917-1918 г. г.

 

Прибавленія къ оффиціальной части журнала «Церковныя Ведомости». № 3-4 (118-119). 1(14)-15(28) февраля 1927 г. С. 7-9.

 

[1] Кон – начало, предел, межа (Толковый словарь В. И. Даля). – ред.

 

Об авторе. Афанасий Васильевич Васильев (1851-1929) – государственный и общественный деятель, публицист неославянофильского направления, член-учредитель и член Совета Русского Собрания, редактор журнала «Благовест» (где опубликовал ряд статей с призывами к объединению славян). Секретарь Славянского комитета (с 1877 Славянское благотворительное общество). Организовал издание и распространение листовок с призывами оказать помощь восставшим против турок славянам, собирал пожертвования, к-рые в 1878 г. распространял во время поездки в Сербию и Черногорию. С 1874 г. служил в Министерстве просвещения, с 1878 г. младший ревизор Государственного контроля, с 1893 г. генерал-контролер, возглавил департамент железнодорожной отчетности, с 1896 г. генерал-контролер департамента военной и морской отчетности, с 1904 г. член Совета гос. контроля, с 1916 г. тайный советник. В 1905 г. стал основателем и председателем общества «Соборная Россия», призывал к созданию «соборного строя» в России и «соборной самоуправляющейся» Церкви. Член Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 г. от Петроградской епархии (принимал участие во всех 3 сессиях, выступал в ходе обсуждения всех принятых Собором определений). После 1919 г. эмигрировал в Югославию. В 1921 г. участвовал в работе Всезаграничного Церковного Собора в г. Сремски-Карловци. В эмиграции учредил Общество соборного славянства. Скончался в Белграде 17 мая 1929 г.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: