Иеромонах Серафим (Роуз) – В ПОИСКАХ ПРАВОСЛАВИЯ.

Этот доклад был представлен на Летнем Паломничестве святого Германа в монастыре преп. Германа Аляскинского в Платине (Калифорния) в 1981 г. Текст приводится по рукописям о.Серафима, в то время как главоразделы введены редакцией в соответствии с разделами автора. Перевод осуществлен нашим сотрудником по тексту из The Orthodox Word, Vol. 38, No. 5 (226-Sept.-Oct. 2002), pp. 242-254. – ред.

 

I. ВВЕДЕНИЕ.

Собравшееся здесь количество людей – это доказательство того, что в наше время существует поиск Праавославия: неимеющие его стремятся найти его, а имеющие – углубиться в нем.

Наши времена, т.е. вторая половина 20 в., – это времена духовных исканий. Многие остаются неудовлетворенными либо иными видами христианства и нехристанскими религиями, либо же неверием и атеизмом. Многие отчаянно надеятся на более полную жизнь, на более полную духовную реальность, чем то, что у них сейчас есть. Все больше и больше таких ищущих находят искомое в Православной Церкви.

1. Африканцы Уганды, Кении, Танзании, Заира и дургих полей деятельности миссионеров узнают, что Православие – это «истинная древняя вера» в противовес разным сектам и культам современной Африки.

2. Православная молодежь советской России и других стран коммунистической партии находит в Православии глоток свежего воздуха и восстановление связи со своим историческим прошлым после 60-ти лет безбожной тирании и удушья.

3. Молодые православные идеалисты Греции заново узнают о монашеских идеалах среди мертвой пустыни современной Греции, и стекаются в монастыри Афона.

4. Американцы, как молодые, так и старые, уставшие от пустых и спонтанных учений современного Протестантизма, обретают истинное и глубокое христианство в Православии.

5. Римо-Католики, находящиеся среди распадающейся церковной структуры, встречают в Православии все то, что они когда-то чаяли от Римо-Католицизма.

6. Молодые евреи в СССР и по всему миру, в растущих количествах обращающиеся в Православие, находят решение проблемы современного духовного вакуума внутри своей нации.

Впрочем, и многие другие приходят к Православию в последние времена. Но что это значит для нас, которые уже явлемся православными?

Подойдя к концу нашего поиска в Православном христианстве, мы должны помнить об этих искателях и о реальном движении к Православию, происходящем в мире сегодня. Хотя оно пока невелико, а в некоторых местах ничтожно, это движение все-же становится одним из признаков нашего времени, который для нас должен служить вдохновением и ободрением, и может помочь нам выжить в страшные времена, среди которых мы живем.

Рассмотрим это движение поподробнее и узнаем, что можно почерпнуть из него, а главное – как положительно отнестись к нему и помочь ему.

II. ПРИЧИНЫ ПОИСКА.

Чем мотивируется этот поиск Православия в столь многих частях света?

1. Исторические корни

Один из фактотров – это поиск исторических корней, ставший частью современного человечества. В России этот поиск очевиден и привязан к возвращению национального самосознания народа после шестидесятилетнего безбожия и истребления религиозных учреждений. Попытка вернуться к тому, что было до атеистического режима неизбежно приводит к Православию. Подобное происходит и на частном уровне с православной молодежью Греции, отвергающей современное Западничество, пленявшее греческое общество на протяжении более столетия; эти молодые парни и девушки находят свои исторические корни в православном прошлом Греции, а сверх всего – в центре православной жизни, монашестве.

А как же с Африкой? Какие православные корни могут у себя обнаружить африканцы? Как бы нам ни казалось удивительно, Православие – как и Христианство вообще – растет в Африке более чем где-либо еще в мире, и через какие-то годы Африка станет лидирующим православным континентом, как по числу верующих, так и, главное, по ревности своей веры. Тертуллиан, христианский писатель второго столетия, говорил, что человеческая душа по природе – христианка, что видно из стремления когда-то языческих африканских народов к Христианству, которое проповедовалось ниже Сахары всего лишь на протяжении последнего столетия. Хотя Римо-Католицизм и разные протестантские секты привлекли в Африке многих последователей, истинно ищущие корней Христианства приходят к Православию. Быть может не все из вас знают историю с двумя англиканскими семинаристами в Уганде 1920-х гг., которые в результате своего обучения пришли к выводу, что Православие – это «истинная старинная религия», от которой отошли все западные секты. Сегодня Африканская Православные Церквки в Уганде, Кении и других странах восточной Африки являются примерами плодотворности современного поиска Православия. Практически без помощи со стороны православного мира, они подошли к полноте Православия, избежав соблазнов, в которые впали многие западные новообращенцы, – о чем я скажу немного позже.

В Америке нужда в исторических корнях очевидна: раздробленность христианских сект и различные трактовки христианского учения и практики, основанные на личном понимании Писания и христианской жизни, выявляют нужду в возвращении к оригинальному, неразделенному Христианству – Православию. За последние несколько лет все больше и больше протестантов находят дорогу к Церкви. Существует даже организация под названием «Евангелистическая Православная Церковь» (“Evangelical Orthodox Church”), восходящая еще к движению 1950-х гг. «Университетский крестовый поход» (“Campus Crusade”) в стиле Билли Грэма, которая пришла к глубокому осознанию нужды в иерархии, исторической преемственности с древней Церковью и всем, что предлагает мировое Православие, будучи истинным Апостольским Христианством. Это движение еще многое скажет в современной Америке и мы, православные, можем ему помочь. Об этом я еще скажу.

Сегодня во многих местах и многими путями люди разыскивают и находят корни Христианства в Православии. То, что для нас очевидно, для них становится потрясаюащим открытием: благолепие наших богослужений, восходящее к древним временам и столь применимое к нужде человеческой души в богопоклонении в духе и истине; глубина духовного учения в писаниях наших святых отцов; просто даже преемственность с ранним христианством, восходящая своими истоками не к какому-либо позднему учителю, а к Самому Христу и Его апостолам, от которых по прямой линии наши епископы и священники получили свои рукоположения. Если мы сами, имея такие корни, ведем сознательную христианскую жизнь, мы можем оказать огромную помощь тем, кто утомились от личных попыток объяснить Христианство и всем сердцем чают «истинно старинного Христианства» – Православия.

2. Постоянство

С поиском корней связано и постояноство, и стабильнось православной веры. В то время как секты наших дней надохятся в таком брожении, и когда даже когда-то монолитный Римо-Католицизм ищет своего самоопределения, вековая неизменность православного учения и практики является удивительным свидетелем его апостольскоих истоков и бескомпромиссного стояния в истине, не поддающегося каждому новому «ветру доктрины».

Да, у нас, православных, бывают трудности с внутренними модернизаторами и экуменистами; но при этом все же немыслимы такие модные современные понятия, как «новая мораль» или «ситуативная этика»; даже «джазовые мессы» и прочие богохульства проникнувшие туда, чтобы сделать церковь «актуальной» и идущей «в ногу со временем», были бы отвергнуты любой православной общиной. Когда в России 1920-х гг. началось движение «Живая Церковь» с целью «адаптировать» Церковь к современным стандартам (что сегодня показалось бы весьма «консервативным») и пользовалось полной поддержкой комунистического правительства – сам народ отказался принимать его. Инстикт к сохранению древнего, возвеличенного, всеми почтенного и передаваемого в церкви из рода в род, столь силен в Православии, что потерять его значило бы потерять само Православие. Такие постоянство и преемственность с прошлым неслыханны в современном мире, и делают Православие прибежищем среди наших мятущихся времен. И если осознать, что частично постоянство Православия заключается и в неизменной истине, полученной и передаваемой из поколения в поколение со времен Христа и апостолов до наших дней – то неудивительно, что оно привлекает души, жаждущие истины, исходящей от Бога, дающей смысл и пристанище всем носящимся в пучине моря житейского.

3. Любовь

Но, возможно, самым глубоким и привлекательным в Православии сегодня ялвяется его весть о любви. Более всего разочарует в современном мире то, что он стал столь холодным и бессердечным. В Евангелии Господь говорит нам, что главным признаком последних времен будет охлаждение любви во многих (Мф. 24:12), а апостол любви, св. Иоанн Богослов считал отличительным качеством христиан любовь, которую они имели между собою. Самыми выдающимися учителями Церкви последних времен были именно те, которые были исполнены любви и привлекали народ к богатству православной веры собственным примером чрезмерной и саможертвенной любви: св. Иоанн Кронштадтский, преп. Нектарий Пентапольский и наш собственный – архиепископ Иоанн (Максимович).

Знание этих качеств, которые в наше время привлекают людей к Православию, позволяет нам эффективнее помочь обащающимся к нам, делая и нас самих в то же время лучшими православными христианами.

III. ЛОВУШКИ.

Теперь я бы хотел сделать всем нам предупреждение. Если многие ищут и находят Православие, то мы этой драгоценной верой уже обладаем. Однако Православие не является чем-то данным и свойственным – каждый из нас может отпасть от веры, или же оказаться столь неадекватным ее представителем – как для себя самих, так и для окружающих, – что она останется бесплодной. Бывает также, что новообращенный, обретя Православие, не может воплотить его в жизнь. Поэтому давайте разберем некоторые ошибочные подходы к Православию, лишающие нас плодов святой веры и заглушающие голос нашего свидетельства о ней для ищущих ее. Это слово обращено к тем, кто в Церкви издавна, к новообращенным верующим и к тем, кто приблизились к Православию, но еще не решились принять его.

1. Либерализм

Первая серьезная ошибка, связанная с нашей православной верой – это слишком легкое и «либеральное» к ней отношение. Происходит это от невежества: некоторые считают Православную Церковь подобием епископальной, – исключительно для русских или греков. При таком мышлении, разумеется, вряд-ли кто-то станет особо стараться обратить других в Православие. В этом – ошибочность экуменистического движения, которое организует встречи и конференции с неправославными не ради того, чтобы привести их к Православию, а, беря за основу мирскую дружелюбнсть, обсуждает второстепенные предметы того, что нас объединяет, в то же время пытаясь сгладить наши различия, осознание которых как-раз и могло бы привести их к православной вере. Не станем утверждать неприемлемость всех поголовно встреч православных с не-православными, – пусть даже и официальных; однако эти встречи не несут православного свидетельства неправославному миру.

При всем уважении к инославным конфессиям, наша вера не вырзится должным образом, если мы не будем доносить до окружающих того, чем Православие отличается от них. Не обязательно вступать в споры и полемику о вопросах веры (хотя таковые могут возникнуть по мере интереса к Православию). Но если мы всерьез принимаем свою обязанность жить по требованиям нашей веры, то одно это уже служит свидетельством о Православии.

2. “Ненормальные новообращенцы”

Другая ошибка, также связанная с поверхностным отношением к Православию, характерна сегодняшним новообращенным. Ее можно назвать «фантазерством» о Православии и попыткой жить мечтами, вместо реального мира. Наверное, кому-то из вас приходилось слышать выражение «ненормальные новообращенцы» (crazy converts). На самом деле, это – ласковая кличка, придуманная самими новообращенными для характеристики своих же собратьев, находящихся в духовной борьбе. Подразумевает она не только американцев и западно-европейцев (многие из строгих православных наших дней являются именно новообращенными, обретшими Православие в результате своих поисков), но и новообращенных в современной России, подверженных тем же самым ошибкам, что в Америке и на Западе.

Выражение это намекает на конкретную ловушку, в которую можно так легко впасть при попытке жить по-православному, но не успев укорениться на трведом основании. Среди поколений новообращенных американцев 20-ти или 30-тилетней давности, это иногда приводило скорее к неправославным идеям или эклектическим сплавам Православия с иными религиозными толками. Сегодня мы, по большому счету, осторожнее в следовании православной идеологии, а наши фантазии переходят в восторженность духовной жизнью, миссионерством и т.п., без осознания своего пока еще незначительного духовного состояния. Так объявляются у нас пустынники, неспособные провести и недели в послушании при обычном монастыре; иные мечтают о возвышенных молитвенных состояниях, не упуская возможности огрызнуться по любому малейшему поводу; другие мечтают об обращении к вере целых городов или штатов, будучи едва способными уживаться даже со своими ближними; и так далее. Ничего плохого нет в таких мечтах – они вдохновляли православных подвижников на протяжении веков. Но лишь тогда они дадут результат, когда станут сочетаться с конкретной решимостью – день за днем вести православную жизнь в самой ее простоте.

Исходя из своего собственного, подчас горького, опыта, один русский епископ, воспользовавшись игрой слов (новообращенный = convert) как-то сказал: «Я не против конвертов, но уж слишком легко они расклеиваются…». И в этом есть доля правды: мы, новообращенные, должны больше учиться через опыт и через ежедневные усилия сохранять и развивать свою православную веру. И тогда даже самые заветные наши мечты смогут осуществиться и принести плод для нас и для других.

3. Холодный формализм

Еще одной ошибкой, допускаемой нашедшими Православие, но особенно неприятной и разочаровывающей для тех, кто еще не пришел к вере, можно назвать «холодный формализм» – привязанность к внешней, официальной стороне Православия, будто наша вера заключается в церемониях, помпезности, официальных встречах и постановлениях. В такую же ошибку впадали первосвященники и фарисеи времен Христа: раз церковная жизнь хорошо налажена, раз ничего не делается без официального разрешения священноначалия и раз службы совершаются без ошибок и выглядят внушительно, то уже и можно забыть о евангельском учении, без зазрения совести распяв и Самого Христа…

Часто такой холодный формализм соединяется с пассивностью и равнодушием к православному подвигу. К чему такие усилия? Зачем помогать ближним? Для чего беспокоиться о православной деятельности?

Именно в таком виде Православие часто представляется на экуменистических встречах, и оно, конечно, не может привлекать к себе искателей Веры. Недавно мне довелось познакомиться с довольно убежденным протестантом, чье соприкосноввение с Православием многие годы ограничивалось именно такой «официальной» версией, – и он был потрясен и весьма обрадован узнать, что сердце Православия не в этом, а в евангельской ревности, воплощенной в наших великих святых.

4. «Режим неприступности»

Еще одно заблуждение современных православных можно обозначить «режимом неприступности» – когда обладая истиной Православия мы главной своей задачей ставим ограждение его от всевозможных врагов, столь расплодившихся в наши пагубные времена. Часто подобный подход сконцентрирован на поисках «предателей» и «еретиков» в православной среде; причем так много внимания уделяется собственному «соблюдению правил» и «несоблюдению» их другими, что практически не остается сил на проповедь евангелия спасения даже самим православным, не говоря уже о находящихся вне Церкви.

Конечно, Православие действительно является правильным учением и богопоклонением, но именно поэтому так легко поддаться сему соблазну. Нам нужно помнить, что хотя первосвященники и фарисеи постоянно обвиняли Самого Христа в «несоблюдении правил», само по себе это соблюдение ничего нам не дает (и может даже послужить нашей гибели), если у нас не будет важнейшего и «единого на потребу» для спасения – живой веры. Она же, в свою очередь, идет нераздельно с весьма недостающим в современной Церкви евангельской ревностью, ибо обретшему истинную веру в результате усиленных поисков невозможно не желать поделиться ею с другими.

Нам в Америке даже в каком-то смысле повезло, что православных у нас так мало по сравнению с инославными и иноверными американцами. Повезло потому, что невозможно не заметить столь многих ищущих истину и нуждающихся в нашем ревностном свидетельстве о Православии. И это понуждает нас, желающих работать Господу, обращаться к ним, неся им весть о Православии в доступных для них формах. А вот в Греции, например, где почти все население православное и нет инославных, которым нужна была бы помощь, распространяются внутрицерковные споры о сущности Православия, и впустую уходит драгоценная энергия, которую можно было бы посвятить миссионерству.

IV. ЧТО ДЕЛАТЬ?

Люди сегодня ищут истину, ищут Христа, ищут Православие, и мы, православные, можем посодействовать им в этом.

Времене сейчас весьма поздние и не нужно быть пророком, чтобы не заметить их апокалиптизм. Ненадежна экономическая и политическая жизнь даже самых стабильных цивилизованных стран, и даже у нас Америке, возможно, придется увидеть неожиданные перемены наподобие России 1917-го года, когда процветающая и богобоязненная страна превратилась в тюрьму и эксперимент по строительству нового, безбожного человечества, подготовля пришествие Антихриста. Уже существует оружие, способное истребить все человечество. Рак неверия так глубоко внедрился в мышление современного человека – не только лишь в коммунистических странах, но и в свободном мире, – что даже обыденная жизнь становится опасной: на улице любого большого города можно стать жертвой нападения, и любой сосед может оказаться убийцей. Ни одна страна уже особо не старается жить христианскими принципами, а вся политика движится по направлению к единому мировому правительству, которое не может не привести к всемирному рабству. В процветающей Америке тысячи граждан запасаются едой и готовятся с оружием защищать себя от бедствий, ожидающихся в любое время1.

Мы, православные христиане, не те люди, которые живут без веры; у нас есть Бог, защищающий нас среди ужасных бедствий и катастроф. Нам не нужно тратить время и силы на запасание едой на черный день. Но христиане, особенно в наши ненадежные времена, должны постоянно готовить себя к тому, что у них отнимут духовную литературу и даже Библии, как это случилось с верущими в России.

Итак, что же следует делать нам, искренне верующим, что православное Христианство является верой, данной Богом для нашаго спасения? Как внутри себя сохранить живой ту веру, которую мы обрели, и как сделать ее доступной для ищущих, которые, уверяю вас, очень скоро будут исчисляться тысячами даже в нашей протестантской Америке? Вот кое-что из того, что мы можем предпринять:

1. Мы должны стать осведомленными о нашей вере. Православное образование не оканчивается крещением, а только, по сути, начинается. Свт. Иоанн Златоуст говорил: «Христианин, не читающий духовных книг, не сможет спасти свою душу». Стяжание Царствия Небесного благодатью Божией – это труд длиною в жизнь. Нам следует постоянно наполнять себя словом Божиим, священными Писаниями и прочей православной литературой, чтобы, по слову преп. Серафима, буквально «плавать в законе Господнем», и чтобы эта наука богоугождения и спасения наших душ глубоко и неотъемлемо сроднилась с нами.

Процесс православного образования начинается в детстве с простейших библейских повествований и житий святых, рассказываемых родителями, и не должен заканчиваться на протяжении всей жизни. Если ради совершенствования в земных профессиях некоторые готовы тратить все свои силы для приобретения опыта, насколько же более должны христиане учиться и готовиться к вечной жизни, к Царствию Небесному, даруемому нам по окончании короткого жизненного подвига!

По ту сторону Железного Занавеса, где Библия запрещена и о православной литературе практически никто не слыхал, люди бывают шокированы, узнав, сколько времени и усилий прилагаем мы, живущие в свободном мире, для преследования суетных целей, когда мы обладаем такими несметными возможностями изучать православную веру. Блага временной жизни будто повергли нас в гипноз невидения грядущей вечной жизни. Нам уже давно пора бы проснуться и научиться.

2. Во-вторых, если мы уже начали изучать Православие, мы должны, как наставляет апостол Петр, быть готовыми дать ответ вопрошающим о нем. Нынче нет человека, которому ни разу не задавали бы вопроса о вере. Мы же должны сделать нашу веру чем-то глубоким, сознательным и серьезным, чтобы и сами мы понимали, почему мы – православные. Одно это уже сможет стать удовлетворительным ответом иноверцам.

Далее, в наше время исканий нам следует быть на чеку за «ищущими». Нужно быть готовыми встретить их в самых неожиданных местах. Нужно быть евангелистичными, а это значит, не только цитировать библейские стихи в беседах или спрашивать: «Спасены ли Вы?». Это означает жить по Евангелию – пусть даже со всеми нашими слабостями и падениями – жить Православной Верой. Многие иноверцы, подметив уже одно то, что мы стараемся не подражать жизни окружающего языческого или полу-языческого общества, могут заинтересоваться нашей верой (Билли Грэм хорош лишь до какого-то предела, мы же должны вести людей глубже).

3. И в-третьих, уже будучи исполнены евангельского учения и стремясь жить по нему, нам следует иметь любовь и сострадание к несчастному человечеству наших дней. Наверное никогда люди не были столь несчастными, как сегодня, несмотря на все внешние удобства и приспособления, которые предоставляет нам общество. Люди страдают и умирают из-за нехватки Бога – а мы как-раз можем предоставить им Его. Любовь во многих поистине охладела в наши дни, но да не окажемся холодны мы сами. Пока Христос посылает нам благодать и согревает наши сердца, нам не стоит быть холодными. Если мы холодны и безразличны, и если нуждающимся в христианском наставлении несчастным мы отвечаем лишь «Какая разница? Пусть кто-то другой сделает это. Мне не охота» (а мне действительно доводилось слышать такое от православных), – тогда мы всего лишь соль, утратившая свою силу и ни на что не годная, как только для извержения вон.

V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Наши времена трудны, особенно для сохранения искры истиного Православия. Наше Православие (как, впрочем, это было и всегда) – «страждущее», говоря выражением свт. Григория Богослова. Среди страданий и попыток сохранить и жить по нашей драгоценной православной вере, видя насколько более страдают и борятся люди за Православие в других частях света, примем в наших сердцах твердое решение – во что бы то ни стало оставаться среди подвизающихся.

Все в этой жизни преходящее; остается лишь Бог, и ради Него стоит потрудиться. Перед нами стоит выбор: либо идти вслед этому миру и окружающему нас обществу, и в конце концов оказаться вне Бога; либо избрать путь жизни и Бога, Который призывает нас и Которого ищет наше сердце. Изберем же путь преп. Германа и вложим в свои сердца твердое решение: «От сего дня, от сего часа, от сей минуты будем стараться любить Бога больше всего».

 

[1] Здесь вероятно имеется ввиду стратегическая подготовка амеркиранцев к ядерному нападению со строоны СССР во время Холодной войны. – В.Е.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: