Состояніе Господа Нашего Іисуса Христа отъ воскресенія Его до вознесенія на небо.

Воскресший Христос «в ином образе». Роспись Собор Протата в Карее (Афон). Ок. 1300 г.

 

Въ какомъ состояніи находился Господь нашъ Іисусъ Христосъ по воскресеніи Его изъ мертвыхъ до вознесенія на небо?

Господь Іисусъ Христосъ божествомъ Своимъ какъ до смерти и воскресенія, такъ и по воскресеніи изъ мертвыхъ былъ неизмѣненъ, вчера и днесь той же и во вѣки (Евр. 13:8), какъ свидѣтельствуетъ и Апостолъ: относительно же человѣческаго естества состояніе Его по воскресеніи было совсѣмъ другое. До воскресенія Онъ былъ по человѣчеству, какъ одинъ изъ смертныхъ, жилъ въ мірѣ, какъ обыкновенный человѣкъ, обращался съ людьми, какъ во всемъ подобный имъ, имѣлъ, на равнѣ со всѣми, естественныя немощи, кромѣ грѣха, пилъ, ѣлъ, трудился, почивалъ, и наконецъ вкусилъ смерть: а по воскресеніи Онъ явился уже въ другомъ, духовномъ мірѣ, сталъ, какъ Ангелъ, непричастнымъ никакимъ человѣческимъ немощамъ, нетлѣннымъ, безсмертнымъ и вѣчнымъ. Именно, Господь Іисусъ Христосъ, по воскресеніи, какъ первенецъ изъ мертвыхъ (Апок. 1:5), взошелъ въ то состояніе, которое предопредѣлено всѣмъ по смерти въ будущемъ вѣкѣ, и о которомъ сказалъ Св. Апостолъ Павелъ, изображая будущую жизнь по воскресеніи: сѣется въ тлѣніе, востаетъ въ нетлѣніи сѣется въ немощи, востаетъ въ силѣ, сѣется тѣло душевное, востаетъ тѣло духовное (1 Кор. 15:42, 43, 44). По этому Онъ изшелъ, по воскресеніи, изъ гроба, когда камень еще не былъ отваленъ отъ гроба, по этому пришелъ къ ученикамъ Своимъ, когда двери у нихъ были заперты; по этому Онъ, какъ духовный, пребывалъ на землѣ невидимо, и какъ не сущій отъ міра сего (Іоан. 8:23), только по временамъ являлся апостоламъ.

Ежели Христосъ, по воскресеніи, былъ уже духовенъ, и пребывалъ на землѣ невидимо: то какъ же апостолы видѣли Его? Въ какомъ видѣ Онъ являлся имъ? На это въ Евангеліи яснаго и опредѣленнаго указанія нѣтъ. Когда, напримѣръ, Іисусъ Христосъ показалъ Себя въ славѣ преображенія, или Ангелъ явился на гробѣ воскресшаго Христа, Евангелисты подробно описываютъ эти явленія и съ внѣшней стороны, изображая и видъ лица и одѣяніе ихъ. Такъ Св. Матѳей говоритъ о преображеніи Христа на Ѳаворѣ: просвѣтися лице Ею яко солнце, ризы же Ею быша бѣлы яко свѣтъ (17:2), и объ Ангелѣ при воскресеніи Христовомъ; бѣ зракъ его яко молнія, и одѣяніе его бѣло яко ситъ (28:3): а о томъ, въ какомъ видѣ по лицу и одѣянію являлся Христосъ по воскресеніи Своемъ Апостоламъ, никоторый Евангелистъ не сказалъ ни слова. Изъ этого можно бы заключить, что Христосъ являлся Апостоламъ въ прежнемъ Своемъ собственномъ видѣ, но это допустить трудно. Трудно допустить, чтобы Христосъ являлся въ прежнемъ Своемъ видѣ; ибо одежды, которыя Онъ носилъ, были уже въ рукахъ распинателей, а ризы и плащаница, которыми по смерти было обвито тѣло Его, остались во гробѣ; Самъ же Онъ пречистымъ тѣломъ Своимъ, какъ сказали мы, сталъ духовенъ и человѣческому взору недоступенъ. Трудно допустить и то, чтобы Христосъ являлся въ собственномъ Своемъ видѣ, потому что и мироносицы, и Апостолы, по воскресеніи, Его уже не узнавали, и принимали, по крайней мѣрѣ на первыхъ порахъ, за человѣка имъ незнакомаго. Такъ Магдалина, находясь при гробѣ Христовомъ еще въ первыя минуты воскресенія, когда увидѣла Христа, приняла Его за садовника (Іоан. 20:15), и двое учениковъ, шедшихъ по вечеру въ Еммаусъ, когда подошелъ къ нимъ, и сталъ продолжать путь съ ними Христосъ, приняли Его за одного изъ пришельцовъ въ Іерусалимъ на праздникъ (Лук. 24:18), Такъ и прочіе апостолы при явленіяхъ имъ Христа, не узнавали Его, сомнѣвались и даже считали явленіе Его за призракъ. О Еммаусскихъ путешественникахъ говоритъ Евангелистъ: очи ею держастѣся, да его не познаета (16), т. е. опи приняли Христа за обыкновеннаго путешественника, внимательно не смотрѣли на Него, и не узнали Его. Когда Христосъ явился въ горницѣ Іерусалимской всѣмъ апостоламъ, они пришли въ страхъ, и подумали, что видимое ими – призракъ: убоявшеся, говоритъ Евангелистъ, и пристрашни бывиіе мняху духъ видѣти (37). Когда опять явился на берегу Тиверіадскаго моря, во время ихъ рыбной ловли, тоже не узнали Его. Непознаша ученицы, яко Іисусъ есть, и ни единъ же смѣяше отъ ученикъ истязати его, ты кто еси (Іоан. 21:4, 12), повѣствуетъ Св. Іоаннъ. Когда же явился Христосъ Апостоламъ на горѣ Галилейской, опять нѣкоторые изъ нихъ усомнились вь истинѣ видѣнія: видѣвше его, поклонимася ему, ови же сумнѣхиася (Мат. 28:17), говоритъ Евангелистъ. Все это не могло быть, если бы Христосъ являлся Апостоламъ въ собственномъ Своемъ видѣ. Можно, стало быть, полагать, что когда Христосъ по воскресенія являлся мироносицамъ и апостоламъ, то являлся не въ Своемъ собственномъ видѣ, а какъ Господь, одухотворенный и но человѣчеству, принимая на себя образъ обыкновеннаго человѣка, какъ это всегда дѣлали и безплотные духи – ангелы, когда являлись на землѣ, въ средѣ людей.

Правда, нельзя оставлять безъ вниманія и самыхъ обстоятельствъ, какими сопровождались явленія Воскресшаго Христа Апостоламъ. Обстоятельства эти закрывали, такъ сказать, глаза апостоловъ, и приводили ихъ въ такое состояніе, что они не узнавали своею Учителя. Таково состояніе самихъ Апостоловъ. Апостолы, не смотря на долгое время обращенія ихъ со Христомъ, на слышанныя ими Его поученія, и видѣнныя отъ Него чудеса, не были всецѣло утверждены въ вѣрѣ. Его проповѣдь о Своемъ страданіи, смерти и воскресеніи была для нихъ непостижимою тайною. И тіи, говоритъ Евангелистъ о апостолахъ, ничесоже отъ сихъ разумѣша, и бѣ глаголъ сей сокровенъ отъ нихъ, и не разумѣваху глаголемыхъ (Лук. 18:34). А когда наступила для нихъ эта печальная пора, когда Учитель былъ распятъ и погребенъ, то такая неожиданная, прискорбная для нихъ, кончина Его затмила въ нихъ и малыя искры вѣры, и повергла ихъ въ безотрадное уныніе и печаль. Они, какъ говоритъ Евангелистъ, только плакали и рыдали (Марк. 16:10). Ихъ поражала глубокая скорбь о безвозвратной, казалось, потерѣ своего упованія, равно какъ безъ сомнѣнія и страхъ за собственную безопасность, ради которой и пребывали вмѣстѣ въ заключенной горницѣ (Іоан. 20:19).

Находясь въ такомь положеніи, могли ли апостолы думать о воскресеніи Господа? Нѣтъ. Лучшіе изъ послѣдователей Христовыхъ, имѣющіе болѣе нѣжныя чувства преданности къ Нему, какъ жены мироносицы, только располагались посѣтитъ драгоцѣнный для нихъ гробъ, и почтить умершаго благовонными мастьми и горькими слезами (Мат. 28:1, Лук. 24:1, Іоан. 20:11). И когда уже начала доходить до апостоловъ радостная вѣсть о воскресеніи Господа, они не вѣрили тѣмь, которые возвѣщали имъ о воскресеніи Его. Такъ, когда мироносицы, возвратясь отъ гроба, повѣдали апостоламъ, что Христосъ живъ, и онѣ видѣли Его, апостолы не повѣрили. Они слышавше, яко живъ есть, и видѣнъ быстъ, не яша вѣры (Марк. 16:1). И явишася предъ ними, яко лжа глаголы ихъ, и не вѣроваху имъ (Лук. 24:11), говоритъ Евангелистъ. Одинъ пламенный ревностію ко Господу Петръ рѣшился провѣрить сказанное мироносицами, поспѣшно, вмѣстѣ съ Іоанномъ, пошелъ ко гробу Его, и увидѣвъ въ ономъ однѣ пелены, возвратился только съ недоумѣніемъ (Іоан. 20:3, Лук. 24:12). Не повѣрили и двумъ ученикамъ, которые возвратились изъ селенія въ городъ, и разсказали имъ, что они видѣли Господа. Двѣма отъ нихъ явися идущема на село, и та шедша возвѣстиша прочимъ, и ни тѣма вѣры яша (Марк. 16:12), говоритъ Евангелистъ. Мало этого. Когда Самъ Господь явился апостоламъ, въ первый день по воскресеніи, они не повѣрили, и явленіе Его приняли за мечтаніе. Самъ Іисусъ ста посредѣ ихъ, и глагола имъ: миръ вамъ, убоявшеся же и пристрашни бывше, мняху духъ видѣти (Лук. 24:36, 37), говоритъ Евангелистъ объ апостолахъ. И что еще удивительнѣе, невѣріе апостоловъ поддерживалось уже, такъ сказать, самою вѣрою. Они уже начинали убѣждаться вь истинѣ воскресенія, ощущали по этому въ сердцахъ своихъ радость, и эта самая радость еще удерживала ихъ въ невѣріи. Еще же невѣрующимъ имъ отъ радости, и чудящимся, рече имъ Господь, имаме ли что снѣдно здѣ (41). Сердца апостоловъ уже вѣровали, а умъ и помыслы еще смущали ихъ, какъ замѣтилъ имъ и Господь, сказавъ: что смущени есте, и почто помышленія входятъ въ сердца ваша (38). Таково всегда состояніе человѣка, когда въ бѣдѣ и печали внезапно озаряетъ его неожиданная радость. Онъ въ изумительномъ бываетъ восторгѣ, и все еще какъ будто боится радоваться. Въ такомъ именно состояніи находились мироносицы, когда возвращались отъ гроба Господня. Исшедше отъ гроба со страхомъ и радостію веліею, текостѣ возвѣстити ученикомъ его (Матѳ. 28:8), говоритъ Евангелистъ. Въ такомъ состояніи находились и апостолы, когда Христосъ явился идъ на горѣ Галилейской, и на берегу Тиверіадскаго моря. Они радовались какъ будто сь опасеніемъ, вѣрили и еще сомнѣвались, убѣждались въ истинѣ, и какъ бы требовали еще убѣжденія. Смотря на Господа, они думали и какъ бы говорили: «да Онъ ли это? да не ужели это Онъ?». Видѣвше его, одни поклонишася ему, ови же усумнѣшася (27), ни единъ же смѣяше отъ ученикъ истязати его, ты кто еси, вѣдяще, яко Господъ есть (Іоан. 21:12), говоритъ Евангелистъ объ апостолахъ. Въ особенномъ состояніи былъ уже и Самъ Господь, когда являлся апостоламъ по воскресеніи. Онъ пребывалъ тогда на землѣ, и обращался съ апостолами не по прежнему; какъ духовный и по тѣлу, пребывалъ невидимо, и являлся среди апостоловъ только по временамъ, – и какъ являлся? внезапно, и даже при заключенныхъ дверяхъ дома. Такъ еще въ первый день, когда всѣ апостолы, запершись въ домѣ, находились вмѣстѣ, и когда Христосъ вдругъ явившись къ нимъ, сказалъ: «миръ вамъ», они пришли въ смятеніе и страхъ. А при такихъ явленіяхъ Его, могли ли апостолы и всегда не приходить въ нѣкоторое сомнѣніе, и способны ли были прямо и свободно признавать въ немъ своего Учителя. По всей вѣроятности можно полагать, что и черты лица Его въ какой либо мѣрѣ были измѣнены. Страданіе и смерть не могли не положить печати на тѣлѣ Его, хотя одухотворенномъ, но не лишенномъ вещественности. Если на рукахъ и ногахъ Его сохранились знаки распятія, то и видъ лица не могъ ли оставить на себѣ слѣдовъ претерпѣннаго имъ страданія и крестной смерти. А что еще сказать объ одеждѣ, въ которой являлся Христось апостоламъ. Безъ сомнѣнія, Онъ являлся имъ не въ обнаженномъ же тѣлѣ, хотя и предлагалъ имъ осязать себя, и указывалъ имъ на свои пронзенныя руки, и ноги. Чтожъ, если Онъ являлся имъ въ одеждѣ (разумѣется видимой, не дѣйствительной) различной оть тѣхъ одеждъ, какія Онъ носилъ при жизни сь ними, или еще въ различныхъ одеждахъ по разновременности Его явленій?

Все сказанное очевидно не могло не подѣйствовать на апостоловъ къ тому, чтобы они, по явленіи Его къ нимъ по воскресеніи, не узнавали Его, хотя бы Онъ являлся къ нимъ и въ Своемъ собственномъ видѣ. Не такъ ли бываетъ и съ нами, когда мы неожиданно встрѣчаемъ знакомаго намъ человѣка, котораго не видали давно, и который отъ времени и лѣтъ уже значительно измѣнилъ свою физіономію? Не случается ли, что мы сперва не узнаемъ его, и только при внимательномъ взорѣ на него и при бесѣдѣ съ нимъ приходимъ въ полное сознаніе этой личности. Но ежели, повторимъ, Воскресшій Господь являлся апостоламъ и не въ Своемъ собственномъ видѣ, то это дѣлалъ Онъ по Своимъ премудрымъ божественнымъ цѣлямъ. Чрезъ это Онъ испытывалъ вѣру апостоловъ, держа ихъ въ нѣкоторомъ недоумѣніи, хотѣлъ, чтобы они руководствовались не внѣшностію, а внутреннимъ познаніемъ, не видѣніемъ, а вѣрою, поэтому и упрекалъ ихъ за невѣріе. О несмысмнная и косная сердцемъ, еже вѣровати о всѣхъ, яже глаголаша пророцы (Лук. 24:25), говорилъ имъ. Принеси перстъ твой сѣмо, сказать и Ѳомѣ, и принеси руку твою, и вложи въ ребра моя, и не буди невѣренъ, но вѣренъ (Іоан. 20:37). По этому и назвалъ блаженными не видѣвшихъ, но вѣровавшихъ (19).

Какъ бы то ни было, но ежели, по воскресеніи Христа изъ мертвыхъ, апостолы не узнавали Его, сомнѣвались и даже считали явленіе Его за мечту, то дѣйствительно ли являлся апостоламъ Самъ воскресшій Христосъ, и увѣрились ли они въ Его воскресеніи? И являлся апостоламъ дѣйствительно Самъ воскресшій Христосъ и увѣрились апостолы въ истинѣ Его воскресенія совершенно. Самъ Христосъ, являвшійся апостоламъ по воскресеніи Своемъ засвидѣтельствовалъ о Себѣ и словомъ и дѣломъ. Что Онъ не тѣнь или призракъ, не духъ, отрѣшенный отъ тѣла, какъ подумали апостолы въ первое явленіе Его въ горницѣ Іерусалимской, Онъ говорилъ съ апостолами, разсуждалъ съ ними, упрекалъ ихъ за невѣріе, показывалъ имъ Свои пронзенныя руки и ноги, допускалъ ихъ къ осязанію ранъ. Видите руцѣ мои, и нозѣ мои, яко Самъ Азъ есмъ; осяжите Мя и видите, яко духъ плоти и кости не иматъ, якоже мене видите имуща (Лук. 24:39), говорилъ Онъ апостоламъ. И сіе рекъ, показа имъ руцѣ и нозѣ (40), замѣчаетъ Евангелистъ. Что Онъ знаетъ апостоловъ, какъ Своихъ учениковъ, называлъ ихъ по имени, какъ Магдалину (Іоан. 20:16), и Петра (21:15), ѣлъ и пилъ съ ними на обѣдѣ при морѣ Тиверіадскомъ (21:12), и на вечери въ селеніи Еммаускомъ (Лук. 24:30), повторялъ имъ прежнія свои наставленія, разъяснялъ имъ тайну искупленія, и доказывалъ отъ божественныхъ писаній истину Своего воскресенія. И наченъ отъ Моѵсея и отъ всѣхъ пророкъ, сказаше има отъ всѣхъ писаній, яже о Немъ (27). Тогда отверзе имъ умъ разумѣти писанія, и рече имъ, яко тако писано есть, и тако подобаше пострадати Христу, и воскреснути отъ мертвыхъ въ третій день (45, 46), говоритъ Евангелистъ. Чтобы увѣрить апостоловъ, что Онъ тоть же самый Учитель ихъ, который жилъ и обращался съ ними до своего страданія и смерти, Онъ повторялъ и по воскресеніи чудесныя дѣйствія, посредствомъ которыхъ еще при жизни являлъ себя Всемогущимъ Богомъ. Таковы особенно – ловитва рыбъ и преломленіе хлѣбовъ. Въ одно время апостолы, вмѣстѣ сь Петромъ, пошли ловить рыбу на Тиверіадскомъ морѣ. Прошла въ ловитвѣ ночь, и не поймали ничего. Утромъ явился на берегу Господь, и узнавъ, чго у нихъ нѣтъ пищи, велѣлъ снова закинуть сѣть. Закинули, – и уже не могли вытянуть сѣти отъ множества рыбы. Это живо напомнило имъ прежнее обстоятельство, когда они еще при жизни Его подобнымъ образомъ, по Его повелѣнію, поймали необыкновенное множество рыбы (5:6), и одинъ изъ нихъ, Іоаннъ, тотчасъ понялъ, что явившійся есть Учитель ихъ, и сказалъ Петру: «это Господь». Догадалась конечно и всѣ апостолы, когда, вышедши на берегъ увидѣли невѣдомо кѣмъ приготовленный хлѣбъ и рыбу, и принявъ оные изъ рукъ явившагося, вкушали вмѣстѣ и взаимно бесѣдовали съ Нимъ, – догадались и увѣрились, что явившійся имъ есть Самъ воскресшій Господь и Учитель ихъ (Іоан. 22:2-14). Въ другой разъ, еще въ первый день по воскресеніи Христовомъ, шли по вечеру изъ Іерусалима въ селеніе Еммаусъ двое учениковъ, и разговаривали между собою о событіяхъ тѣхъ дней, какъ вдругъ подошелъ къ нимъ Іисусъ, и узнавъ ихъ разговоръ, пошелъ съ ними, и началъ поучительно бесѣдовать съ ними о Христѣ. Ученики приняли Его за обыкновеннаго человѣка, и не узнали Его, и когда подошла къ селенію, и замѣтили, что Онъ намѣренъ разстаться съ ними, они уговорили Его ради вечерняго времени взойти къ нимъ, и остаться у нихъ. Господь взошелъ въ домъ, и остался у нихъ, и когда сѣли на вечерній столъ, Онъ взялъ, по обычаю Своему, хлѣбъ, и благословивъ, преломилъ и подалъ имъ. Тогда-то поняли они, что это не обыкновенный какой путешественникъ, а Самъ Господь и учитель ихъ, Который и при жизни своей имѣлъ обычай преломлять и преподавать хлѣбъ ученикамъ; тогда-то они какъ-бы прозрѣли; не смотря ранѣе на Него внимательно, теперь они обратили на Него все вниманіе свое, и узнали Его, а можетъ быть и Самъ Господь яснѣе открылся имъ, и преломляя хлѣбъ, далъ замѣтить на пречистыхъ рукахъ Своихъ и крестныя язвы[1]. Внезапное за тѣмъ сокрытіе Его изъ среды ихъ подтвердило ихъ мысли, и докончило ихъ увѣренность въ истинномъ возстаніи Его изъ мертвыхъ. Онѣма же отверзостѣся очи, и познаша Его и той невидимъ бысть има (Лук, 21:31), говорить Евангелистъ. Такъ Господь по благому и премудрому изволенію Своему показывалъ апостоламъ Свою божественную власть и силу, и тѣмъ увѣрялъ своихъ учениковъ, что Онъ тотъ же самый Учитель ихъ, жившій съ ними, пострадавшій и воскресшій изъ мертвыхъ, какъ училъ ихъ и ранѣе о Себѣ, и предвозвѣщалъ имъ о Своемъ страданіи и воскресеніи. Могли ли послѣ сего апостолы сомнѣваться въ воскресеніи Господа? Могли ли остаться не увѣренными, что являвшійся имъ былъ Самъ Воскресшій Учитель ихъ? Вѣдь они своими глазами видѣли Его, своими ушами слышали бесѣду Его и не разъ, не два, а многократно, и порознь, и вмѣстѣ, видѣли не на мгновеніе, не на часъ, а и въ продолжительное время, бесѣдовали съ Нимъ, вкушали пищу съ Нимъ, сопровождали Его изъ Іерусалима къ горѣ Елеонской въ послѣднее явленіе Его. Засвидѣтельствовали о воскресеніи своего Учителя и сами Апостолы. Они открыто, гласно, предъ всѣмъ народомъ говорили о воскресеніи Его, и сами представляли себя свидѣтелями и самовидцами этого необыкновеннаго событія. Говорили: сего Іисуса воскреси Богъ, ему же вси мы есмы свидѣтели (Дѣян. 2:32); сего Богъ воскреси въ третій день и даде ему явленну быти намъ свидѣтелемъ преднареченнымъ отъ Бога, иже съ Нимъ ядохомъ и пихомъ: по воскресеніи Его отъ мертвыхъ (10:40, 41); еже слышахомъ, еже видѣхомъ очима нашими, и руки наша осязаша, и видѣхомъ, и свидѣтельствуемъ, и возвѣщаемъ вамъ животъ вѣчный (1 Іоан. 1, 2). А ежели апостолы сами утверждаютъ истину воскресенія Христова, ежели они предъ всѣмъ міромъ, всѣмъ народамъ проповѣдывали и свидѣтельствовали, что Учитель ихъ Христосъ есть истинный Богъ и Спаситель міра, что Онъ дѣйствительно пострадалъ, умеръ и воскресъ изъ мертвыхъ, и за таковую проповѣдь приняли сами мученіе и смерть: то можно ли сомнѣваться въ томъ, что Христосъ Спаситель дѣйствительно воскресъ, Самъ по воскресеніи являлся апостоламъ, и апостолы совершенно и убѣдительно увѣрились въ Его воскресеніи?

Итакъ вотъ сколько доказательствъ истиннаго явленія Господа Іисуса Христа апостоламъ по воскресеніи Его. Предъ ними, т. е. апостолами, говоритъ повѣствователь апостольскихъ дѣяній о Христѣ, постави себе жива по страданіи Своемъ, во многихъ истинныхъ знаменіихъ деньми четыредесять ми являяся имъ (Дѣя. 1:3). Вт. сорокъ дней, при такихъ многочисленныхъ явленіяхъ видовъ воскресшаго Христа, и слышавъ Его божественную бесѣду, апостолы могли ли не утвердиться въ вѣрѣ, и не признать дѣйствительнымъ и несомнѣннымъ Его изъ мертвыхъ воскресеніе? Послѣднее явленіе Его было уже запечатлѣніемъ вѣры въ Его божество и въ тайну содѣянаго имъ спасительная смотрѣнія на землѣ. Господь Іисусъ въ сороковыя день по воскресеніи Своемъ вышелъ съ апостолами изъ Іерусалима въ горѣ Елеонской, тамъ простился, такъ сказать, съ ними, обѣщаясь пребывать съ ними благодатно и духовно до послѣдняго дня міра, благословилъ ихъ, и въ виду ихъ вознесся на небо, къ Единосущному отцу Своему. Апостолы проводили восходящаго Христа благоговѣйными взорами, почтили Его боголѣпнымъ поклоненіемъ, и возвратились вь Іерусалимъ съ радостію великою (Лук. 24:52).

Умѣстенъ ли еще вопросъ: для чего являлся Христосъ по воскресеніи Своемъ апостоламъ? Ежели нужно отвѣчать и на этотъ вопросъ, то скажемъ, что Христосъ преимущественно и являлся апостоламъ для того, чтобы убѣдить ихъ въ Своемъ воскресеніи, какъ и увѣрилъ ихъ въ томъ совершенно. Нельзя однакожь не находить въ явленіяхъ Христа апостоламъ по воскресеніи и другихъ такъ-же благотворныхъ и благопотребныхъ цѣлей. Такъ Господь, по безмѣрной благости Своей, изволилъ явленіемь Своимъ по воскресеніи утѣшить апостоловъ вь такой страшной разлукѣ ихъ съ Нимъ, и пролить въ растерзанныя сердца ихъ радость о Его воскресеніи, какъ предварительно и ободрялъ ихъ Своимъ утѣшительнымъ обѣщаніемъ. Не оставлю васъ сиры, пріиду къ вамъ (Іоан. 14:18); еще мало, и міръ ктому не увидитъ мене, вы же увидите мя (14:19); вы печаль имате нынѣ, паки же узрю вы, и возрадуется сердце ваше (16:22), говоритъ имъ предъ Своимъ страданіемъ. И дѣйствительно явленіе Его обрадовало и утѣшило апостоловъ, какъ засвидѣтельствовалъ одинъ изъ нихъ въ Евангеліи: возрадовашася ученицы, видѣвше Господа (20:20). Надлежало также исполниться и как бы оправдаться въ сознаніи апостоловъ воскресеніемъ Христа изъ мертвыхъ и тѣмъ прореченіямъ, которыя благоугодно было Ему преподать въ Своемъ ученіи о Своемъ будущемъ тридневномъ воскресеніи еще прежде страданія и смерти. Такъ Онъ говорилъ Іудеямъ: разорите церковь сію, и треми деньми воздвигну ю (2:19), разумѣя, по изъясненію Евангелиста, подъ словомъ: «церковь» тѣло свое (21); опять: яко же бѣ Іона во чревѣ китовѣ три дни и три нощи, тако будетъ и сынъ человѣческій въ сердцы земли три дни и три нощи (Мат. 12:40); и еще: область имамъ положити душу свою, и область имамъ паки пріяти ю (Іоан. 10:18). Такъ говорилъ и апостоламъ: се восходимъ во Іерусалимъ, и сынъ человѣческій преданъ будетъ архіереомъ и книжникомъ, и осудятъ его на смерть, и убіютъ его, и въ третій день воскреснетъ (Марк. 10:33, 34). Такъ Господь и иносказательно и прямо возвѣщалъ о будущемъ Своемъ воскресеніи. Чтожъ, если бы Онъ не являлся апостоламъ по воскресеніи Своемъ? Въ какомъ мнѣніи оставались бы о Немъ апостолы? Являлся Христосъ апостоламъ по воскресеніи Своемъ еще для того, чтобы утвердительно повторить имъ свои наставленія, и наиболѣе прояснить для нихъ тайны царствія Божія (Дѣян. 1:3). Сія суть словеса, говорилъ имъ, яже глаголахъ къ вамъ, еще сый съ вами, яко подобаетъ скончатися всѣмъ написаннымъ въ законѣ Моѵсеовѣ и пророцѣхъ и псалмѣхъ о мнѣ, и яко тако подобаше пострадати Христу и воскреснути отъ мертвыхъ въ третій день (Лук. 24:44, 46); для того, чтобы снова утвердить ихъ въ чинѣ апостольства, и послать ихъ въ міръ проповѣдывать евангеліе, учить, что пронареченный Христосъ Іисусъ (Дѣян. 3:20), есть Избавитель міра и судія живымъ и мертвымъ (10:42), и проповѣдывать во имя Его покаяніе и отпущеніе грѣховъ во всѣхъ языцѣхъ (Лук. 24:47). Якоже посла мя Отецъ, и Азъ посылаю вы (Іоан. 20:21); шедше въ міръ весь, проповѣдите евангеліе всей твари (Марк. 16:15), говорилъ Онъ апостоламъ. Не нужно ли было явленіе Христа на землѣ по воскресеніи Его изъ мертвыхъ и для всѣхъ вѣрующихъ, для всѣхъ послѣдователей Его, которые, по Его Божественному ученію, чаемъ воскресенія мертвыхъ и жизни будущаго вѣка? Гдѣ оплотъ для таковой нашей вѣры среди всеобщаго въ родѣ человѣческомъ тлѣнія и смерти? Именно въ воскресеніи Христовомъ. Господь Іисусъ Христосъ, сверхъ многихъ спасительныхъ цѣлей, являлся по воскресеніи Своемъ апостоламъ и многимъ вѣрующимъ (1 Кор. 15:6) и для того, чтобы увѣрить насъ въ будущемъ нашемъ воскресеніи, и показать намъ силу грядущаго вѣка. Ежели онъ воскресилъ Лазаря изъ мертвыхъ, по выраженію церкви, общее воскресеніе увѣряя (троп. суб. Лазар.), то тѣмъ паче въ Своемъ живоносномъ воскресеніи благоизволилъ представить образъ будущаго воскресенія всѣхъ, о которомъ во время земной жизни Своей проповѣдывалъ и училъ, и упованіемъ котораго вѣрующіе спасаются (Рим. 8:24). Воскресеніе Іисуса Христа, перворожденнаго изъ мертвыхъ (Кол. 1:18), и явленіе Его по смерти живымъ среди Апостоловъ и другихъ вѣрующихъ есть краеугольный камень нашей вѣры въ будущее наше общее воскресеніе, о который разбивается всякое человѣческое возношеніе, взимающееся на разумъ Божій (2 Кор. 10:5). Аще Христосъ проповѣдуется, яко изъ мертвыхъ воста, како глаголютъ нѣцыи, яко воскресенія мертвыхъ нѣсть, возглашаетъ апостолъ; аще мертвіи не востаютъ, то ни Христосъ воста; но Христосъ воста отъ мертвыхъ, начатокъ умершимъ бысть. Якоже о Адамѣ вси умираютъ, такожде и о Христѣ вси оживутъ. Кійждо же въ своемъ чину, начатокъ Христосъ, потомъ же Христу вѣровавшіи въ пришествіе его (1 Кор. 15:12, 16, 20, 22, 23).

Вотъ, что могли мы сказать о состояніи, въ какомъ находился Спаситель нашъ Іисусъ Христосъ по воскресеніи изъ мертвыхъ до вознесенія Его на небо.

Нынѣ Господь нашъ на небесахъ, но и на землѣ Онъ пребываетъ всегда, по неложному Своему божественному обѣщанію, какъ Самъ изволилъ сказать предъ вознесеніемъ на небо апостоламъ и всѣмъ вѣрующимъ: се азъ съ вами есмъ во вся дни до скончанія вѣка (Мат. 28:20). Мы не видимъ Его потому, что Онъ теперь духовенъ, а мы плотяны; Онъ въ духовномъ, нетлѣнномъ и безсмертномъ тѣлѣ, а мы въ грубой, тлѣнной и смертной плоти. Но будетъ время, когда и мы увидимъ Его, и увидимъ какъ Онъ есть, въ томъ самомъ состояніи, въ какое Онъ пришелъ по воскресеніи изъ мертвыхъ. Когда же? Тогда, когда сами воскреснемъ, когда испразднится смерть (1 Кор. 15:26), когда тлѣнное наше облечется въ нетлѣніе и смертное облечется въ безсмертіе (54), тогда, когда Господь преобразитъ тѣло смиренія нашего, яко быти сему сообразну тѣлу славы его (Фил. 3:21), Тогда-то узримъ его, якоже есть (1 Іоан. 3:2), и лицемъ къ лицу (1 Кор. 13:12). Тогда-то возрадуется сердце наше, и радости нашея никтоже возметъ отъ насъ (Іоан. 16:22).

 

1-го

Апрѣля 1875.

Вологда.

 

«Прибавленія къ Вологодскимъ Епархіальнымъ Вѣдомостямъ». 1875. № 8. С. 143-156.

 

[1] Мнение о том что раны остались у воскресшего Христа изложил в 6-м слове о жизни во Христе блаж. Николай Кавасила (см. здесь). – ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: