Епископъ Іустинъ (Полянскій) – Вознесеніе Господне.

Аще убо воскреснусте со Христомъ, вышнихъ ищите,

идѣже есть Христосъ одесную Бога сѣдя.

Горняя мудрствуйте, а не земная (Кол. 3, 1, 2).

 

Воскресшій изъ мертвыхъ, Господь нашъ Іисусъ Христосъ вознесся отъ земли на небо – ко Отцу Своему, и сѣдя одесную Его. Теперь, казалось бы, намъ можно уже обратиться къ нашимъ земнымъ дѣламъ и погрузиться въ наши обыденныя занятія. Но Апостолъ Христовъ выводитъ отсюда совсѣмъ иное заключеніе. По его заключенію, теперь-то намъ и нужно – преимущественно искать вышнихъ, идѣже есть Христосъ одесную Бога сѣдяй, горняя мудрствовать, а не земная.

Почему такъ? Потому что и воскресъ, и вознесся на небо не Одинъ Господь Іисусъ Христосъ; съ Нимъ и въ Немъ воскрешены и превознесены и мы: Богъ, богатъ сый въ милости, говоритъ Апостолъ, за премногую любовь Свою, ею же возлюби насъ, и сущихъ насъ мертвыхъ прегрѣшеньми сооживи, Христомъ, и съ Нимъ воскреси, и спосади на небесныхъ во Христѣ Іисусѣ (Ефес. 2, 4-6). Въ этомъ-то и состоитъ истинно христіанское празднованіе праздниковъ Господнихъ, когда и въ насъ, какъ истинныхъ и живыхъ членахъ Тѣла Христова, совершается тоже, что совершилось во Христѣ. Для того и торжествуетъ св. Церковь всѣ великія и спасительныя дѣла Искупителя нашего, да мудрствуется и въ насъ, еже и во Христѣ Іисусѣ... Съ Нимъ намъ должно распинаться міру и распинать плоть свою со страстьми и похотьми, съ Нимъ воскресать покаяніемъ отъ смерти грѣховной къ лучшей – богоугодной жизни, съ Нимъ возноситься духомъ на небо, гдѣ животъ нашъ сокровенъ со Христомъ, въ Богѣ. Аще убо воскреснусте со Христомъ, вышнихъ ищите, идѣже есть Христосъ одесную Бога сѣдяй, – горняя мудрствуйте, а не земная.

Видите-ль какъ воскресеніемъ и вознесеніемъ Господнимъ разсѣевается для насъ мракъ видимаго чувственнаго, и сквозь отверстое небо является міръ новый – невидимый – духовный? Взирая съ Апостолами на небо, вслѣдъ Вознесшагося Господа, видимо и осязательно удостовѣряемся, что ни наша жизнь, ни наша дѣятельность, ни вся судьба наша – не ограничивается предѣлами временной жизни нашей во плоти, – что весь видимый нами порядокъ дѣлъ продолжается только до гроба, а за гробомъ начинается новый, – гдѣ поруганный, уничиженный, распятый на Крестѣ Сынъ Человѣческій является на престолѣ славы, одесную Бога Отца, а мнимое торжество невѣрія и нечестія вождей іудейскихъ, и подобныхъ имъ, обращается въ вѣчное посрамленіе, погибель и мученіе, – гдѣ все величіе земное, вся слава міра является яко ничто, а открывается слава Божія всесовершенная и всеблаженная, никогда не умаляющаяся и никогда не померкающая. Взирая на возносящагося въ плоти нашей Господа, мы видимъ въ прославленіи Его начало того высочайшаго торжества, когда Онъ пріидетъ паки во славѣ, яко же видѣхомъ Его грядуща на небо, когда, по гласу Его, воскреснутъ вси сущіе во гробѣхъ, – когда преобразится весь міръ и явится небо ново и земля нова, – когда настанетъ и откроется вѣчное, славное Царство Бога и область Христа Его, – когда все злое, непріязненное и враждебное намъ будетъ изгнано и упразднено, и послѣдній врагъ нашъ испразднитсясмерть – когда праведницы просвѣтятся, яко солнце во царствіи Отца ихъ, и отыметъ Господь всяку слезу отъ очію ихъ, и всѣ скорби земныя не помянутся ктому. Туда-то, къ сему свѣтлому, вѣчно-блаженному и вѣчно-радостному торжеству, устремленъ непрестанно весь умъ и сердце истиннаго христіанина, твердо вѣрующаго и крѣпко любящаго своего Господа. Тамъ истинное отечество его, тамъ всѣ сокровища сердца его, тамъ весь животъ его сокровенъ со Христомъ въ Богѣ. Тамъ и нынѣ живетъ духъ его, веселится и радуется сердце его – радостію неизглаголанною и прославленною.

Посему-то, если мы не напрасно носили на себѣ всесвятое имя Христово, – если для того спогреблись Ему крещеніемъ въ смерть, чтобы жить съ Нимъ во вѣки вѣковъ; то намъ нельзя уже прилѣпляться душою ни къ чему земному и временному, нельзя пристращаться сердцемъ къ этому временному жилищу своему. Это значило-бы отречься отъ всего, что сдѣлано для насъ воплощеніемъ, смертію и воскресеніемъ Сына Божія, значило-бы дѣйствовать вопреки всеблагому совѣту Божію о насъ, вопреки собственной вѣрѣ и убѣжденію. Мы вѣруемъ, что для того и нисходилъ Сынъ Божій на землю, да насъ на небеса возведетъ, – для того и воскресъ и вознесся на небо, чтобы открыть путь и намъ – возноситься туда, идѣже Предтеча о насъ взыде Христосъ.

И что могло-бы привязывать сердце наше къ землѣ? Вѣдь земля, орошаемая даже потомъ нашимъ, возращаетъ намъ больше тернія и волчцы. На землѣ страсти и пороки, зло и неправда, бѣдность и печали, болѣзни и страданіе, вопли и слезы. Въ землѣ наши предки и родители, сродники и знаемые; она же поглотитъ и наше тѣло и превратитъ его въ тлѣніе и прахъ. Рано или поздно мы должны будемъ оставить ее по неволѣ: смерть восхититъ насъ и поставитъ предъ лицемъ Божіимъ на небѣ. Но что будетъ тогда съ нами, если, пристрастившись къ земному, явимся чуждыми небу? Можемъ-ли ужиться въ селеніяхъ небесныхъ, если теперь не привыкнемъ – возноситься туда умомъ и сердцемъ своимъ, жить тамъ духомъ своимъ, дышать и питаться небеснымъ воздухомъ? Можемъ-ли вселиться въ сообществѣ св. Ангеловъ и избранныхъ Божіихъ, если не сроднимся съ ними духомъ и сердцемъ своимъ, не сблизимся съ ними своими мыслями и чувствованіями, своими нравами и дѣлами? Итакъ, нужно предварительно сближаться съ жителями неба, надобно теперь привыкать къ образу жизни небесной, заранѣе пріучаться жить духомъ своимъ на небѣ, что-бы по смерти не сойти въ преисподняя ада.

Какъ же намъ, живущимъ на землѣ, достигнуть сродства съ небомъ? Конечно, не своими силами и не земными средствами. Никтоже взыде на небо, токмо сшедый съ небесе Сынъ Человѣческій, Сый на небеси. Никто не можетъ и возводить насъ на небо, кромѣ Его. Онъ Одинъ, Котораго не удержалъ и самый гробъ, Который попралъ и самую смерть и адъ, и въ Себѣ Самомъ превознесъ естество человѣческое превыше всякаго начала и власти, – Онъ одинъ силенъ – вознести съ Собою всѣхъ, кто прилѣпится къ Нему вѣрою и любовію, кто предастъ всего себя Его волѣ и распоряженію: аще Азъ вознесенъ буду отъ земли, сказалъ Онъ, вся привлеку къ Себѣ. Итакъ, желаете-ль, живя еще на землѣ, водвориться на небѣ, – въ обителяхъ Отца небеснаго, и быть сожителями святыхъ? Имитесь всѣмъ существомъ своимъ за прошедшаго небеса Господа и Спасителя своего. Имитесь за Него вѣрою живою, твердою и неотступною. Вѣруйте въ Него, какъ Единаго Истиннаго Сына Божія – Владыку и Господа жизни нашей, Единаго Спасителя міру, безъ Котораго нѣтъ спасенія, а погибель вѣчная, – Единаго Источника жизни, безъ Котораго мы мертвы прегрѣшеньми, и – погибнемъ на всю вѣчность, – Единаго Судію и Мздовоздаятеля, Который имѣетъ власть – или оправдать насъ и прославить съ собою, или погубить и душу, и тѣло наше въ гееннѣ огненной. Покажите вѣру вашу не словами одними, а дѣлами и всею жизнію, чтобы всякъ, видящій дѣла ваши, прославилъ о васъ Отца нашего, Иже на небесѣхъ. – Имитесь за Него любовію крѣпкою, николи же отпадающею, что бы ни смерть, ни животъ, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возмогла разлучити насъ отъ любве Божія, яже о Христѣ Іисусѣ (Римл. 8, 38, 89). Возлюбите Его всѣмъ сердцемъ своимъ, всею душею своею и всѣмъ помышленіемъ своимъ, чтобы видно было, что вы на самомъ дѣлѣ ученики Его, что въ Немъ вся ваша надежда, въ Немъ все ваше счастіе, въ Немъ – ваша жизнь и блаженство. – Имитесь за Него упованіемъ живымъ и неотпадающимъ. Да будетъ Онъ Единъ Владыкою всей жизни вашей, началомъ и концемъ всѣхъ вашихъ помысловъ и желаній. Предайте Ему всецѣло и безраздѣльно самихъ себя, всю душу и сердце свое, всю участь и судьбу свою. Возлюбите въ Немъ жизнь вѣчную, поставьте ее первою и главною цѣлію всей своей дѣятельности, средоточіемъ всѣхъ надеждъ и желаній, всѣхъ намѣреній и стремленій. Тогда Онъ, силою благодати Своея, повлечетъ васъ къ Себѣ; тогда весь умъ и сердце ваше устремятся горѣ – на небо; тогда, живя плотію на землѣ, вы будете жить духомъ своимъ на небѣ; идѣже бо сокровище ваше, ту будетъ и сердце ваше, а гдѣ сердце, тамъ весь человѣкъ, тамъ вся его жизнь и дѣятельность. Аще убо воскреснусте со Христомъ, вышнихъ ищите, идѣже есть Христосъ одесную Бога сѣдяй, горняя мудрствуйте а не земная.

Все это, подумаетъ кто-либо, все это хорошо; но что будетъ съ нашими земными дѣлами, съ нашими тѣлесными потребностями и нуждами, съ нашими обязанностями – семейными и гражданскими, если мы будемъ думать только о небѣ, желать и искать только небеснаго, пренебрегая всѣмъ земнымъ? Не придутъ-ли тогда всѣ дѣла наши въ крайнее разстройство? Нѣтъ; не безпокойтесь объ этомъ: не только не придутъ, но напротивъ – тогда у насъ все будетъ въ лучшемъ порядкѣ. Тогда-то именно всѣ земныя дѣла наши и примутъ правильный и благоуспѣшный ходъ, всѣ труды наши будутъ сопровождаться благословеннымъ успѣхомъ, всѣ полезныя занятія наши, каковы-бы они ни были, и въ чемъ-бы ни состояли, одухотворятся, освятятся благословеніемъ Божіимъ, примутъ благопріятный видъ богобоязненнаго служенія Господу, исполненія Его святѣйшей воли.

Не напрасно замѣчаетъ Апостолъ, что можно и работая человѣкомъ, тѣмъ самымъ служить и работать Господу, Который всякую услугу нашу ближнему вмѣняетъ въ услугу самому Себѣ, – что все, чтобы мы ни дѣлали, даже когда ѣдимъ, или пьемъ, можно и должно дѣлать во славу Божію. Не бездѣйствію и праздности научаетъ насъ Господь, заповѣдавшій намъ – не пещись душею своею о пищѣ и одеждѣ, а искать прежде всего Царствія Божія и правды Его, – когда Онъ Самъ осудилъ насъ на постоянный трудъ въ настоящей жизни, заповѣдавъ намъ въ потѣ лица своего снести хлѣбъ свой. Не праздному бездѣйствію научаетъ насъ св. Апостолъ, который самъ сказалъ: не трудивыйся ниже да ястъ, которому самому служили собственныя руки въ житейскихъ потребностяхъ его, и который самъ обличалъ и укорялъ праздно поныряющихь въ домы, имущихъ видъ благочестія, силы же его отвергшихся. Нужно только, чтобы всякій трудъ нашъ имѣлъ высшею цѣлію – угожденіе Богу, исполненіе Его св. воли, чтобы, при всякомъ дѣлѣ, во всякомъ служеніи нашемъ, мы имѣли въ виду одно – воздаяніе на небѣ. – Тогда-то и благосостояніе временной жизни нашей будетъ совершенно обезпечено, когда мы – прежде всего – будемъ стремиться къ небу и искать вышнихъ, – когда будемъ трудиться не для однихъ земныхъ выгодъ, а преимущественно для снисканія Царствія Божія и жизни вѣчной, – когда будемъ дѣйствовать не изъ побужденій честолюбія и корысти, а изъ угожденія Богу, изъ повиновенія Его св. заповѣдямъ, – когда будемъ страшиться не временныхъ потерь и непріятностей, а гнѣва Божія, праведнаго суда Его и мученій геенны: ищите прежде Царствія Божія и правды Его, и сія вся, т. е. пища, одежда, жилище, приложатся вамъ. Это сказалъ Тотъ, въ чьей власти не только все потребное для нашей жизни, а и самая жизнь наша.

Не трудно въ этомъ убѣдиться и повседневнымъ опытомъ нашей жизни. – Когда, напримѣръ, мы съ большею охотою и усердіемъ принимаемся за всякій трудъ? Тогда- ли, когда время отдыха проводимъ въ невоздержаніи и удовольствіяхъ плотскихъ, всегда раслабляющихъ и душу, и тѣло, послѣ которыхъ мы часто дѣлаемся и вовсе неспособными ни къ какому доброму и полезному дѣлу? Или же, напротивъ, когда по заповѣди Божіей укрѣпляемъ себя усердною, благоговѣйною молитвою, когда освящаемъ мысль свою усерднымъ поученіемъ въ Словѣ Божіемъ? Кто усерднѣе и вѣрнѣе исполняетъ свои обязанности? Тотъ-ли, кто ищетъ во всемъ только своихъ собственныхъ выгодъ и отличій; или же тотъ, кто, во исполненіи своего долга полагаетъ вѣчное спасеніе души своей, трудится предъ лицемъ всевѣдущаго Судіи, имѣя въ виду вѣчное воздаяніе на небѣ? Кто съ большимъ усердіемъ, а потому и съ большею пользою служитъ своему ближнему и отечеству? Тотъ-ли, кто это служеніе обращаетъ въ средство къ достиженію своихъ честолюбивыхъ и корыстолюбивыхъ видовъ; или же тотъ, кто, въ служеніи земному отечеству, взыскуетъ горняго отечествія на небесѣхъ, кто трудится для ближнихъ своихъ съ самоотверженіемъ, чтобы исполнить св. заповѣдь Отца небеснаго и наслѣдовать Его св. благословеніе? Кто болѣе пользуется довольствомъ, мирною, тихою и безмятежною жизнію, что одно и можно назвать истиннымъ счастьемъ на землѣ? Тотъ-ли, кто, забывъ о небѣ и о душѣ своей, предается влеченію страстей, жаждетъ плотскихъ наслажденій, истощаетъ всѣ силы и средства на то, чтобы провести жизнь свою шумнѣе, роскошнѣе, веселѣе? Или же тотъ, кто, ища небеснаго, побѣждаетъ плотскія страсти, отвергается нечестія и мірскихъ похотей, ведетъ жизнь воздержную, трезвую, трудолюбивую, цѣломудренно, и праведно, и блаючестно живетъ въ нынѣшнемъ вѣцѣ, ожидая блаженнаго упованія и явленія славы великаго Бога и Спаса нашею Іисуса Христа? (Тит. 2, 12, 13). Кто вѣрнѣе обезпечиваетъ участь дѣтей своихъ? Тотъ ли, кто съ потерею совѣсти и чести, старается накопить имъ много богатства, которое, по замѣчанію Премудраго, не въ помощь недоброму сыну, и оставляетъ имъ въ наслѣдіе не добрую о себѣ память и худой примѣръ своей жизни? Или же тотъ, кто, и воспитаніемъ ихъ въ страхѣ Божіемъ, и примѣромъ своей Богобоязненной жизни, сдѣлаетъ ихъ честными, трудолюбивыми, Богобоязненными, хотя-бы не оставилъ имъ ничего, кромѣ своего добраго имени и своего родительскаго благословенія? Отвѣтъ на всѣ эти вопросы не затруднителенъ и ясенъ. Такъ, вѣрно слово Апостольское, что Христіанское благочестіе на все полезно есть, обѣтованіе имущее живота нынѣшняго и грядущаго. Съ другой стороны, отъ чего зависитъ благополучный успѣхъ во всѣхъ дѣлахъ нашихъ? Не отъ одной мудрости и усилій человѣческихъ, а первѣе всего отъ благословенія Божія: есть и трудяся, и постяся, и тщася; говоритъ Премудрый, и только паче лишается, когда, т. е. нѣтъ на трудахъ его благословенія Божія. Если отыметъ Господь благословеніе свое отъ земли, она окаменѣетъ подъ стопами нашими, и не произраститъ сама собою ни одного злака и ни одной живой былинки: отвращу Господу лице свое, всяческая возмятутся и исчезнутъ. Если отступитъ благословеніе Божіе отъ человѣка, отъ его жизни и силъ, отъ его дѣлъ и трудовъ, – то никакое искусство не продлитъ его жизни и на одно мгновеніе, и изъ всѣхъ трудовъ и заботъ его выйдетъ одна суета суетствій и крушеніе духа. Но благословеніе Божіе заслуживается угожденіемъ Богу, вѣрою и любовію къ Нему, исполненіемъ св. заповѣдей Его, упованіемъ на Отеческій Промыслъ Его, исканіемъ высшихъ благъ и стремленіемъ къ небу и вѣчности, всегдашнею готовностію перейти отъ временнаго странствованія на землѣ въ вѣчное отечество на небеси. Ахъ! если-бы всѣ люди, всею мыслію и сердцемъ своимъ, стремились къ Богу Отцу своему, желая угождать Богу, какъ добрыя и послушныя чада Его, исполненіемъ св. заповѣдей Его, искали всѣмъ желаніемъ, своимъ небесныхъ благъ и горняго своего отечества, и все дѣлали-бы во славу Божію, и для спасенія души своей, – если-бы изгнаны были изъ обществъ человѣческихъ всѣ злыя страсти, которыя дѣлаютъ людей и злыми – и несчастными: не были-ли бы тогда общества человѣческія, истинно блаженными и счастливыми? Не сдѣлалась-ли бы и самая земля наша всеизобилующимъ раемъ, благословеннымъ отъ Господа? По крайней мѣрѣ на ней не было-бы столько неправдъ и озлобленій, не проливалось-бы столько слезъ, и не слышалось-бы столько воплей и стоновъ, и не было-бы столько бѣдъ и скорбей, которыя люди создаютъ себѣ сами – своими пороками и развращеніемъ, своею злобою и неправдами, своею необузданной жаждой плотскихъ наслажденій, земныхъ сокровищъ и временныхъ почестей! Аще убо воскреснусте со Христомъ, вышнихъ ищите, идѣже есть Христосъ одесную Бош сѣдяй. Умросте бо, и животъ вашъ сокровенъ есть со Христомъ въ Бозѣ, да егда явится Христосъ, животъ вашъ, тогда и вы съ Нимъ явитеся во славѣ Его. Таковъ смыслъ и значеніе Вознесенія Господня для нашей жизни и вѣчной, и временной.

Уразумѣвъ смыслъ и значеніе Вознесенія Господня для нашей Христіанской жизни, мы поймемъ и духъ, и силу его, если обратимъ вниманіе на самый образъ его. – Филаретъ, Митрополитъ Московскій, вотъ что говоритъ объ этомъ: «Какой безконечный токъ благословенія Христова открывается предъ нами, – въ Вознесеніи Христовомъ! Онъ начинаетъ благословеніе и, не окончивъ его, возносится: бысть, егда благословляше ихъ, – возношашеся. Такимъ образомъ, и вознесшись, Онъ еще продолжаетъ невидимо преподавать благословеніе. Оно течетъ и нисходитъ непрестанно – на Апостоловъ; чрезъ нихъ переливается на тѣхъ, которыхъ они благословляютъ, во имя Іисуса Христа; получившіе Христово благословеніе чрезъ Апостоловъ, распространяютъ оное на другихъ. Такимъ образомъ, всѣ, принадлежащіе къ святой, Соборной, Апостольской Церкви, дѣлаются причастными единаго благословенія Іисуса Христа и Отца Его, благословляющаго насъ всяцѣмъ благословеніемъ духовнымъ въ небесныхъ о Христѣ (Ефес. 1, 3). Какъ роса Аермонская, сходящая на горы Сіонскія (Пс.132:3), сходитъ сіе благословеніе мира на всякую душу, восходящую выше страстей и похотей, выше суетъ и попеченій міра, – какъ неизгладимая печать, знаменуетъ тѣхъ, кои Христовы суть, такъ что, въ кончину вѣка, по сему знаменію, вызоветъ Онъ ихъ изъ среды всего рода человѣческаго: пріидите благословенны! Помыслимъ- же, какъ нужно намъ пещись нынѣ, что-бы пріобрѣсть и сохранить благословеніе Вознесшагося Господа, нисходящее и на насъ – чрезъ Апостоловъ и Церковь Апостольскую! Если мы получили и сохранимъ оное, то и мы съ Апостолами и со всѣми Святыми, въ будущее пришествіе Іисуса Христа, призваны будемъ къ участію въ Царствіи Его: пріидите благословенны! А если тогда, когда Онъ будетъ призывать благословенные Отца Своего, или не обрящется на насъ благословеніе, – или мы будемъ имѣть только ложное благословеніе людей, которые сами не наслѣдовали – благодатно и таинственно – благословенія Отца небеснаго; то что будетъ съ нами?!. Ей глаголю вамъ, помыслимъ, и попечемся о семъ благовременно!». Особенно же пусть помыслятъ объ этомъ всѣ, отдѣляющіеся отъ Церкви Апостольской, раскольники и сектанты.

Мы же, – православные, – торжественно празднуя день. Вознесенія Господня, отъ всего сердца поемъ: «Величаемъ Тя, Живодавче Христе, и почитаемъ еже на небеса, съ пречистою Твоею плотію, Божественное Вознесеніе». И отъ всей души величаемъ: «Величай, душе моя, вознесшагося отъ земли на небо, Христа Жизнодавца!». Творимъ поклоненіе Вознесенію Господню: «Поклоняюся Твоему, Господи Боже мой, съ плотію на небеса Вознесенію, идѣже одесную Бога Отца сѣдяй, зриши мою бѣду и немощь, слышиши мою грѣшную молитву, разумѣвши моя помышленія издалече, и – вѣси все мое предложеніе. Молю же Тя – Господа моего: вознеси умъ мой отъ земного пристрастія къ горнему желанію и укрѣпи неможеніе мое, – исполни недостаточество мое и скудость, – исправи молитву мою, и веди мя къ доброму концу и спасенному пристанищу, да егда пріидеши судити живымъ и мертвымъ, не посрамленъ, и не осужденъ обрящуся предъ Тобою! Господи! Не вниди въ судъ съ рабомъ Твоимъ, яко не оправдится предъ Тобою всякъ живый!» (Свят. Димитрій Ростовскій). И молимся: «Господи, Спасителю мой премилосердый, Надежда моя – первая и послѣдняя, не лиши мя Твоего благоволенія и Божественнаго благословенія, имже – при вознесеніи Твоемъ на небо – благословилъ еси ученики и Апостолы Твоя, и его токъ простирается съ неба на землю до нынѣ, и прострется даже до втораго Твоего пришествія, егда речеши: пріидите, благословенніи Отца Моего, наслѣдуйте Царствіе, уготованное вамъ отъ сложенія міра. О, сподоби, сподоби, сподоби мя тогда одесную Тебе стати, Судіе Праведнѣйшій, но и Премилосерднѣйшій! Вознеси, Господи, умъ и сердце мое, да горняя мудрствую, а не земная! Привлецы мене, Господи, да пріиду къ Тебѣ, и да будетъ животъ мой сокровенъ съ Тобою, Христе Спасителю мой, въ Богѣ Отцѣ на вѣки вѣчные!

О, буди благословенъ, преблагословенъ и треблагословенъ день Вознесенія Господня.

 

Что такое жизнь и как должно жить. Спб. 1901. С. 347-359.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: