Путь возрождения Православной России, изложен проф. И.А Ильиным

М. Нестеров - Мыслитель (Портрет философа И.А. Ильина, 1921-1922)

Религия и Религиозный Кризис

Мир переживает религиозный кризис; люди разучились любить Бога и верить в него, воспринимать Божественное и идти за ним в жизни; души людей привыкают жить поверхностно, мелко и пошло; люди руководятся смесью из инстинкта и рассудка и становятся материалистами. В этом глубокий корень и источник современных зол.

Православное Христианство

Не углубляясь в великие и утонченные проблемы христианского богословия, нам надлежит выделить и обосновать: 1) мироприемлющую традицию Христианства; 2) волевые и воспитывающие характер традиции Православного Христианства; 3) великие и мудрые традиции и особенности русского Православия – в вопросах a) свободы, любви и видения как источниках веры, b) очищения души и мироприятие, c) сопротивление злу силою, d) связи и разграничения Церкви и государства.

Церковь

Не подымая утонченных и трудных вопросов канонического толкования, нам надлежит установить, что 1) древнее исконно-русское соотношение Церкви и государства (от Феодосия Печерского и преп. Сергия до Филарета Романова) есть верное и мудрое – взаимная независимость и взаимное непосягательство авторитета Церкви и авторитета мирской власти при творческом сотрудничестве в едином деле Божьем на земле; 2) что для восстановления этой традиции необходимо поколение мудрых и сильных характеров в современной церковной иерархии; 3) что единство Церкви недостижимо ни на путях церковной бесхарактерности, безволия и безвластия, осложненного эклектической интеллигентщиной и религиозным декадентством, ни на путях восприятия католического духа с его посяганием на власть и на политическое влияние, духа, осложненного упрощенною прямолинейностью в трактовках нравственных и канонических проблем; 4) что Церковь должна провести непреступаемую грань между собою и духом извращенного мистицизма (Феофан, Распутин). Само собою разумеется, что раскрывать пункты 3 и 4 надлежит с чрезвычайной осторожностью, бережностью и тактом; однако не без честного дерзания.

Католичество

Не вступая в догматические и историко-канонические споры, мы должны показать чужеродность и религиозную неверность католицизма в двух основных вопросах: о субъективном источнике веры и мироприятия. 1) Для католика вера есть акт волевого усилия (а не любви и видения, как в православии); отсюда гетерономия, формализация церковности и молитвы, инквизиция и агрессивная пропаганда во что бы то ни стало. 2) Католик приемлет мир, исходя от мира сего, по-мирски искаженным актом на путях власти и лукавства (а не очищения и умудрения, как в православии); отсюда моральный казуизм, иезуитство, светские посягания пап и интернационализм в политике. Посему мы отвергаем унию, оберегая древнюю чистоту и мудрость православия.

Философия

Философия вырождается в отрыве от живого духовного опыта, от религиозных корней души и нравственной чистоты самого философа. Философ несет особенную ответственность и обязан предметно обосновывать каждое свое утверждение. С этой точки зрения необходимо обновление всей философии: новое учение об очевидности, о строении философского акта, о соотношении религии и науки, о добродетели, о правосознании и художественности. Необходим нещадный анализ беспочвенности и извращенности философствующей публицистики за последние 25 лет, начиная от Розанова и кончая евразийцами.

Наука

Нам важно оттенить 1) самоценность науки – ее критериальную самостоятельность, ее независимость от всяких политических, социальных и морализующих тенденций, ее свободу; 2) ее духовную ответственность и необходимость поддержания на высоком уровне начала академической чести; 3) ее воспитывающую силу: человек приобретает умение самостоятельно индуктивно-интуитивно испытывать и исследовать предмет; 4) ее принципиальный самоурезывающийся аскетизм и релятивизм; отсюда ее гностическая и религиозная скромность; 5) ее неприкованность к внешнему чувственному опыту, ибо гуманитарные науки живут опытом внутренним, нечувственным и духовным – отсюда преодоление сенсуализма; 6) наука не только не исключает религиозности, но нуждается в ней, как в живом опыте мировой тайны, сложности и величия предмета. Всем этим определяется значение академии и университета в системе национальной культуры.

Искусство

Современное искусство переживает глубокий кризис: оно говорит о незначительном, изощряясь в технических новшествах и трюках, и творит неискренно и аффектированно. Модернизм состоит в изощренных выкриках, несущихся из хаоса разлагающегося бессознательного. Это есть симптом общего духовного кризиса. Это надо показать во всех областях – от музыки до живописи, от поэзии до театра. Надо вскрыть разложение русского предреволюционного искусства (отнюдь не замалчивая исключений). Большевицкое искусство проявляет этот кризис с вызывающим бесстыдством. Надо воззвать к русскому гению – чтобы он дал очистительную критику и создал новые великие и водительные свершения.

Россия

Несмотря на революционное крушение, Россия есть великая страна, создавшая великую культуру и созидаемая великим народом. Ей предстоит великое будущее и невиданный расцвет. Своеобразие России – в природе, в расовом составе, в национальном характере, в религиозности, в культуре. Ее проблема: русская душа дышит свободой и нуждается в дисциплине; она богата талантом и нуждается в трудолюбии; она глубока и темпераментна и нуждается в волевом и разумном трезвении; она религиозна по природе и нуждается в зорком очищении от беспредметного, ложного и импрессионистического религиозничанья; она созерцательна и эмоциональна и нуждается в силе характера. Отсюда идея будущего русского строительства.

Русская История

Наша основная задача состоит в том, чтобы указать в русской истории 1) те своеобразные события, затруднения, бремена и опасности, которые вызвали нашу загруженность войнами, нашу отсталость, наши бунты, наше затянувшееся крепостное право, нашу собственническую неразвитость, экстенсивность нашего хозяйства, которые, словом, так или иначе причинно подготовили или обусловили революцию; 2) те здоровые уклоны, установления, характерные черты, коллективные и единоличные подвиги, которые строили и держали Россию, построили и возвеличили ее. Тенденция нужна была бы такая: облегчить наличному поколению России бремя революционной вины и позора, ободрить, указать традицию и тем содействовать нахождению верного пути.

Русский Пантеон

Нам необходимо отыскать и изобразить страницы русской национальной славы и силы, создания и деяния рус ского национального гения во всех областях духа и культуры, начиная от святых и праведников и кончая изобретателями и путешественниками. Для начала надо выделить самое замечательное и великое, показывающее пример и дающее завет; ввиду малого объема журнала лучше идти не от биографии и не от единичного явления, а от идеи и определеннойдрагоценной традиции, иллюстрируя ее только именами и ссылками.

Русская Идеология

Из огромного материала, охватить который, конечно, невозможно, желательно выделить в порядке дедуктивном с индуктивными иллюстрациями основные здоровые, идеологические традиции, строившие и спасавшие Россию. Наряду с этим чрезвычайно важно выявить нашу идеологическую традицию за XIX век – традицию консервативно-государственную, национальную, идейно-монархическую; традицию патриотизма, чести и служения. Наконец, необходимо вскрыть идеологические заблуждения последних десятилетий – политические (анархизм, радикализм и черносотенство), социальные (народничество и социализм), моральные (утилитаризм и толстовство), религиозные (толстовство и розановское хлыстовство).

Русская Интеллигенция

Это – одна из центральных проблем. Мы должны раскрыть сущность переживаемого русскою интеллигенциею кризиса и заложить основы обновления. Самое главное в том, что она не поняла и не приняла своего призвания вести и воспитывать русское простонародье, но подменила его покаянным отречением и демагогическим сервилизмом; она старалась предвосхитить классовый интерес простонародья, раздуть его и провозгласить его государственным; она подменила волю нации, доступную лишь немногим и лучшим, – вожделениями простонародья; она хотела в лучшем случае дать народу образование (а не воспитание) и политические права (а не политический смысл). Согласно этому обличению подлежит: всякая демагогия (искренняя и неискренняя, правая и левая). Утверждению подлежит: новый волевой дух.

Предреволюционная Россия

Необходимо вскрыть, что революция стала возможна в России потому, что она положительно и отрицательно уже была разлита в воздухе. Положительно: экстенсивное крестьянское хозяйство и тяга крестьян к расширению земельной площади; революционное брожение среди рабочих; обилие беспочвенной полуинтеллигенции, с ее пошлостью, завистливостью и претенциозностью; честолюбивый радикализм в интеллигенции; революционные партии; национально-окраинные настроения. Отрицательно: безволие и государственная беспомощность царя; низкий уровень его окружения; противогосударственность черносотенства; безыдейность задерганной бюрократии; упадок поземельного дворянства; непротивленчество и государственная неопытность либеральной общественности; государственная невоспитанность, бесхарактерность и слабость правосознания в массе народа. Бремя войны, технической отсталости и бесснарядья подвело жестокие итоги всем дурным возможностям – и зараза западного люмпен-пролетарского коммунизма стала неотвратима.

Революция в России

Сущность революции подлежит нещадному раскрытию, но не в порядке отыскания виновных лиц, а в порядке указания ее духовного естества. Надо вскрыть в революции ее безбожие, пошлость, бессовестность, противогосударственность, противопатриотичность; ставку на жадность, на подлость и предательство; стихию лжи и насилия; стихию принципиализованного бесстыдства; пружины честолюбия, тщеславия, карьеризма; элементы демагогии и эгалитаризма; криминальную природу ее; крушение вместе с нею социализма, коммунизма, интернационализма и анархизма. Анализ идей о «приятии революции», о «завоеваниях революции», об «эволюции революции» и т. д.

Мировая Война

Учитывая наше эмигрантское положение и рассеяние, нам следует высказываться как можно меньше об общем международном контексте мировой войны. Лучше всего трактовать ее, как мировое несчастье, вызывающее ряд благочестивых вздохов. Но наряду с этим нам следует 1) подчеркивать роковое и гибельное значение мировой войны в возникновении русской революции, 2) настаивать на том, что всякая новая европейская война, за исключением похода против большевиков, послужит распространению мировой революции, 3) всемерно создавать в России психологию «свободных рук», 4) зорко вскрывать и раскрывать те причины, в силу которых мы не справились с бременем великой войны.

Мировая Революция

Нам следует осветить как причины, так и цели и последствия мировой революции. Причины: 1) религиозно-духовный кризис человечества; 2) социально-хозяйственный кризис; 3) государственно-политический кризис. Отсюда: отсутствие идеи, пафоса и воли в правовом лагере; и наличность одержимой воли и слепых страстей в левом лагере. Весь процесс длительный и затяжной, соотв<етствующий> огромным запасам мировой зависимости. Русская революция только «проба пера». Проблема хозяйственной и международной организации мира неразрешима на этом пути. Но она неразрешима и на почве масонского интернационализма (Панъевропа, Лига Наций), который только подрывает патриотические основы сопротивления революционерам, и на почве радикального демократизма (который только затрудняет волевое единение как в отдельных государствах, так и во всем мире). Цель: создание новой элиты, безбожной, апатриотичной, волевой, правящей террором, экспериментаторски настроенной и противоестественно направленной. Последствия: государственное и культурное крушение мира. Чем позднее все это будет осознано, чем дольше не будет найдено волевое единство – тем обеспеченнее общая гибель. Все это образует историческое содержание грядущего XX века.

Советская Россия

Необходимо зоркое и беспощадное раскрытие следующих основоположений: 1) эволюция коммунистической партии исключена; 2) весь замысел коммунистов и вся их деятельность противоестественны (противоречат природе человеческого инстинкта и духа, природы хозяйства и государства); 3) все, что они делают, противоречит интересам России (случайные совпадения соблазнительны только для близоруких); 4) все, что Россия приобретает в итоге революции – будет вопреки ей, в порядке реакции на ее естество; 5) мы не должны смешивать Россию и советский строй; мы должны, ударяя по последнему, беречь интерес России.

Грядущая Россия

Грядущая Россия не может быть реставрационным «fac simile» дореволюционной России. После падения большевиков нам надо будет отправляться от небывалого еще исторического видоизменения русского материала. Мы должны неотступно и со всем возможным напряжением пытаться верно предвосхитить эту грядущую русскую данность: a) в хозяйстве – сельском, часто промышленном и государственном; b) в политической форме и в тяготениях правосознания; c) в национальном составе, строении и тяготении; d) в социальном составе; e) в культурном уровне. И на этих прозрениях пытаться теперь же практически творить (пока, конечно, в схеме) новые формы жизни, возрождающие и насаждающие наш идейный дух в новой исторической данности, – начиная от новых, приспособленных видов избирательного права и кончая выделением из крестьянства новой элиты собственничества и чести; начиная от культа семьи и орденских организаций и кончая всероссийским академическим союзом. Это одна из центральных задач журнала.

Национальный Вопрос В России

Нам надо утвердить и показать: 1) что Россия создана русским племенем, вопреки кочевым племенам Востока и вопреки оседлым племенам Запада; русским племенем с его политически могучим инстинктом, с его изумительной выносливостью и чрезвычайною духовною одаренностью; 2) что русское племя имеет культурное и духовное право на водительство в России; 3) что оно обязано и призвано блюсти и строить святыню русского духа; 4) что племенная политика в России была доселе (за исключением отдельных ошибок и бестактностей) человечна, культурна и зиждительна; 5) что и впредь младшие племена России, остающиеся в ее пределах, должны иметь духовно-культурную автономию и единый общий с нами государственный язык, нести государственно-патриотическое служение и пребывать под политическим суверенитетом двуглавого орла. Россия для русских. Русским является всякий, кто интерес единой русской родины ставит выше индивидуализма и всякой коллективной части. Формула: «я русский и притом грузин, армянин» и т. д. Иноплеменник и неправославный могут быть русскими; но враг русского племени, Православия и русского языка фактически остается враждебным иностранцем. Следует ли давать ему публичное равноправие?

Международное Положение России

В вопросах международной политики грядущей России нам надо закрепить в сознании читателей следующие основоположения. 1) Оберегая свой духовный дар и свое призвание, Россия обязана руководиться только своим собственным, здоровым, эгоистическим, великодержавным интересом. 2) С международной благотворительностью, сентиментальным идеализмом и моралью международного самопожертвования должно быть покончено: в небытии сильной России заинтересованы слишком многие, в ее восстановлении – только небольшие группы чешских и сербских националистов. 3) Малые славянские народы суть национально-политические акциденции; они бессмысленны и обречены без основной субстанции. 4) России предстоит путь нового собирания: на этом пути необходимо возродить политику московских князей и царей, но в большем размере. 5) Должен быть учтен весь опыт великой войны и Россия должна воздержаться от войны до тех пор, пока она не поставит на высоту свою промышленность, боевую технику, армию и пути сообщения. 6) Никакое видимое разделение или урезание русской национальной территории не может и не должно вызывать в нас малодушия и уныния: сопринадлежность русских частей есть органическая и никакая иноземная сила не изменит в этом ничего (пример 1918 года на Украйне). Воссоединение России есть вопрос времени, воли и политического искусства.

Хозяйственное Развитие России

Предоставляя детальное обсуждение путей и средств специальным экономическим органам, мы должны отстаивать, исходя из государственно-политическихсоображений, следующие основные задачи: 1. Восстановление всех основных условий здорового частно-собственнического хозяйства. 2. Всемерное поощрение и оплодотворение частно-инициативной стихии, долженствующей вызвать в России бурный хозяйственный процесс заживления и расцвета, наподобие роста Канады. 3. Окончательный переход русского земледелия к частно-собственническому, хуторскому хозяйству и интенсивным формам. 4. Создание в России могучей и самобытной промышленности, возможно более самодовлеющей по отношению к иностранным рынкам, возможно быстрым темпом. 5. Планомерная и всесторонняя разработка естественных богатств России. 6. Планомерная борьба со стихией социальной зависти. 7. Планомерная борьба с элементом классового раздора. 8. Всемерная забота о поднятии качества производства и продукта. 9. Принципиальная ставка на хозяйственно сильного и даровитого. 10. Волевая работа над новой хозяйственно-классовой консолидацией и солидаризацией общественного тела России.

Крестьянский Вопрос в России

Основная задача здесь будет состоять в том, чтобы развязать и узаконить биологическую индивидуализацию крестьянской массы и в то же время придать ей формы хозяйственной продуктивности, государственной зиждительности и духовно-культурной индивидуализации. Отсюда: 1. Безболезненная, но окончательная ликвидация поземельной общины. 2. Переход к собственническому, хуторскому хозяйству. 3. Поощрение тех размеров землевладения, которые идут навстречу и наиболее благоприятствуют интенсивному хозяйству и качеству продукции. 4. Выделение и особое благоприятствование тех кадров крестьянства, которые могли бы стать волевою опорою порядка, национализма и чести (дворянизация крестьянства). 5. Факт революционной экспроприации поместного класса должен быть покрыт амнистией, государственным оформлением и выкупом; сохранившиеся совхозы возвращаются владельцам; экономически живые и волевые представители поместного класса встречают полное содействие в возможном обеспечении их новыми участками (наделение из фонда, банковский кредит и т. д.). 6. Необходимы общие, государственные меры, ведущие к духовному и хозяйственному подъему крестьянства. Трактование всего этого вопроса требует особого сочетания воли, доказательности и осторожной тактичности.

Армия

Предоставляя специальным военным журналам разработку профессиональных и технических сторон дела, мы должны настойчиво проводить следующие идеи: 1. Безусловную аполитичность армии. 2. Национально-патриотическое призвание ее. 3. Осмысление и возвеличение здоровых традиций русской императорской армии. 4. Установление и осознание геройской доблести и заслуг русской армии во время великой войны. 5. Патриотическую правоту и воинскую доблесть Белой армии. 6. Трагическую природу Красной армии и ее призвание. 7. Идейную подготовку братания между Белой и Красной армиями. В то же время мы должны всемерно и всецело поддерживать позицию главного командования в его борьбе за Белое дело, за его неприкосновенность, жизненность и целость.

Народное Образование

Народное образование становится делом формальным, пустым и опасным, если оно отрывается от здорового духовно-патриотического воспитания. Именно отсюда возникает яд полуобразованности со всем ее верхоглядством, пошлостью и претенциозностью. Отсюда задача и роль интеллигенции: выработать и внести дух волевого, религиозного и орденского воспитания в массы. Нужна не просто двухверстная народная школа, дешевое обучение, обилие гимназий и университетов; все это, будучи не на высоте, не только не строит духовную культуру России, а подрывает и разлагает ее. Нужна волна властного, нравственно-патриотического, систематически-продуманного и организованного воздействия: начиная от патриотического букваря и национально-литературной хрестоматии и кончая высокою оплатою и крепкою национальною организациею народного учительства; начиная от национального скаутизма и кончая братствами чести и служения среди студенчества; начиная от всероссийского сокольничества и кончая демонстративным культом матери; начиная от приходских сестричеств и кончая повседневным насаждением судов чести; начиная от организации прессы и кинематографии и кончая всероссийским академическим и всероссийским преподавательским союзами. Особенно желательны организации для борьбы со сквернословием, и с взяткою во всех видах, общества трезвости и воздержания. И все – не столько в тоне смирения и стыдливой добродетели, сколько в тоне властного руководства и бойкотирующего осуждения.

Орфография

История вопроса: реформа осуществилась, во-первых, как следствие демагогического «народничества» и нигилистически-анархических тенденций в полу-интеллигентном учительстве, и, во-вторых, как следствие формально-абстрактной, рассудочно-мертвенной научной концепции языка, а также простой бесхарактерности в интеллигентных академических верхах. Мы должны вскрыть и доказать следующие тезисы: язык есть орудие духа и духовной культуры; это аксиома всего языкотворчества; отсюда: дифференциация духовных содержаний есть обязательный критерий для дифференциации языкового звука (фонемы), языковой формы (морфемы) и языковой записи (граммы). «Правое» писание есть прежде всего писание, адекватно приспособленное к означиваемому духовному содержанию (к семеме). Разрушающий выработанную дифференциацию начертания (всенародно, исторически и духовно органически выстраданную) – разрушает духовную культуру, духовное общение людей, языковой аппарат науки и литературы. Посему орфография подлежит осторожной, органически-приспособляющей реформе, а не ломке. Аргумент «трудности» несостоятелен и демагогичен: пишут избранные, им орфография не трудна; масса не пишет, а читает, и ей верно дифференцированная орфография необходима для верного разумения написанного (омонимических разносмыслий); упрощение, ориентированное вниз, всегда было и будет гибельным делом и т. д.

Белая Идея

Говоря о Белой идее, мы разумеем идею религиозно-фундированного патриотического служения на жизнь и смерть. Это есть идея волевой, героической государственности; идея характера и рыцарственной борьбы со злом; идея самообладания, чести, достоинства, дисциплины; идея свободного повиновения, жизненного добровольчества, любви и жертвы. Эта идея есть центральная для нас. Она должна проникать наш журнал, незримо насыщая его определенным настроением. Она может развиваться и целиком и частями; освещаться исторически и углубляться – религиозно, нравственно и политически.

Нравственность и Идеализм

Большевизм есть разновидность нравственной тупости и нравственного цинизма – этим определяется значение нравственного фактора в текущих событиях. Между крайностями большевизма и обыденной порядочности лежит множество переходных ступеней и оттенков, незаметно предваряющих и подготавляющих срыв в бездну; все это подлежит вскрытию. Надо обезвредить только зловредные предрассудки, незримо отравляющие современное человечество: будто нравственность нежизненна потому, что она сводится к безвольному мироотречению; будто добродетель есть нечто от прописи и нечто от глупцов, ханжей и хитрецов; будто цель оправдывает средства; будто государство по существу есть равновесие безнравственностей; будто добро и честность суть «понятия относительные»; будто совесть говорит всем людям разное; будто нет единого доказуемого критерия добра. В противовес этому надо показать, что именносовестный реализм создает самые могучие, жизненные аккумуляторы духовной энергии, организующие центры общественности и культуры.

Характер и Воспитание

Воспитание русского народа есть одна из главных задач всей русской духовной культуры; это условие дальнейшего бытия России. Эта задача может и должна быть разрешена в порядке дисциплинирующего воздействия сильного меньшинства на слабое большинство. Не исключительно запретом и угрозою; но непременно и грозою. Прежде всего, восстановлением внутренних удержей – стыда, чувства вины и греха, чувства собственного достоинства, воли к хорошей репутации, самолюбия, национальной гордости, жажды уважения. Далее – демонстративным, организованным и безжалостным культивированием начал чести, заслуги, доброго имени, служения, неподкупности, верности и постепенного создания рыцарственного уровня – сначала в верхних слоях, потом по всей стране. В крестьянстве это должно начаться одновременно – и в школе (дух патриотического скаутизма), и в быту (борьба за чистое жилище, борьба с дортуарным спаньем; борьба за бытовое искусство, за культ национальной красоты и за памятники старины; хоровое пение, простонародные оркестры, любительские спектакли; система премирования всяческих заслуг, выдача почетных отзывов, грамот чести; культивирование семейных хроник и памяти о заслугах предков; распространение соответствующей литературы и т. д.).
Во всей стране должен быть введен патриотический культ национальных героев, с соотв<етствующим> богослужением (панихиды и молебны) и светскими процессиями. И всей этой системой, которую надлежит продумать до конца, должна руководить волевая, орденская спаянная элита, не стоящая в прямой зависимости от правительства.

Родина и Патриотизм

В наши дни уже нет необходимости «призывать» к патриотизму, но надо помочь его самосознанию, духовному оформлению и, главное, его волевой организации. Нужно открытое, волевое и горящее, изложение патриотических настроений, забот, намерений и планов. Надо говорить громко о России, отстаивая религиозную правоту ее национального эгоизма и обнаруживая неодолимую, волевую веру в ее непомеркшее и идущее к невиданному расцвету величие. При этом надо убедительно показать, что патриотизм есть состояние духовное, христиански и православно обоснованное (мироприятие), что интернационализм есть постыдная ересь, извращение, предательство и малодушие; или же прямая порочность. Надо на тысячу ладов показывать величие России, но не в порядке декламации, а в порядке убедительного заряжения национальной гордости неоспоримыми фактами.

Национализм и Интернационализм

Крепко и убедительно отстаивая правоту русского национализма, громя интернационализм и в его вульгарно-большевицких и в его масонски-утонченных видоизменениях, мы должны блюсти две границы: 1. Грань против всяких идиотизирующих преувеличений, неумных, крикливых, комичных, дающих противникам материал для пачкотни, как-то – всяческого претенциозного «мессианства», мании грандиозы, легкомысленного шовинизма, евразийства, презрения к другим народам и т. д. 2. Грань против всяческого преувеличения иноплеменных преимуществ, заслуг, способностей и т. д. Весь вопрос требует от нас сочетания страстности и трезвения, огня и зоркости, пафоса и справедливости. Надо установить различие между «интернационализмом» (отрицающим родину) и «сверхнационализмом» (утверждающим родину, возвеличивающим ее в мире и обеспечивающим ее в возможной будущей международной организации). Самобытность не добывается ни оригинальничанием, ни гордынею. Цивилизационно-культурный разрыв с Западом означал бы, что Россия будет через четверть века порабощена западными соседями посредством технического и стратегического завоевания.

Право и Правосознание

Россия жила и созидалась доселе своим могучим и здоровым государственным инстинктом. Теперь его необходимо превратить в крепкое, эффективно укорененное, волевое право-сознание. Этого требует переживаемый миром кризис, вызванный возникновением большевицкой заразы. Нам надо исходить, во-первых, от столь обострившейся во время революции потребности порядка; а порядок есть блюдение субъективно-правового статуса (своего и чужого), взаимность, равновесие, мир, справедливость; во-вторых, от всенародной потребности в сильной власти – отсюда подчинение ей; в-третьих, от биологической индивидуализации, пробужденной в революции, – отсюда ее оформление чувством собственного достоинства, волевой дисциплиной, потребностью во взаимном признании (взаимном уважении и доверии). Правосознание должно стать в России предметом преподавания и публичного культивирования (герои долга, справедливости, государственной силы, военного и гражданского подвига). Необходимо учреждение обществ борьбы с взяткою и произволом; необходима публичная апология неподкупности и совестно-справедливого усмотрения.
Раздача орденских знаков не должна быть более механическою. Корпорации, культивирующие право (судебные деятели, адвокаты, полиция, фабричные инспектора), должны установить суровые суды чести. Государственность должна как бы систематически подкожно впрыскиваться индивидууму. В массе надо воспитывать автономное, патриотическое правосознание.

Государство и Власть

Нам необходимо доказать и прививать воззрение, что государственная и политическая деятельность требует высокой волевой, моральной, образовательнойи профессионально-технической квалификации; это дело не общедоступное, не дилетантское, не уличное; это не дело бухгалтерского баланса для личных жадностей или классовых вожделений; это не дело безответственной болтовни или подлой склоки. Отсюда в высшем смысле слова аристократическая природа государства, значение традиции, профессиональной элиты и профессиональной подготовки. Государственность имеет свои закономерности; какие? Власть имеет свои жизненные аксиомы; какие? От попрания тех и других обрушилась Россия. Только восстановление их восстановит ее.

Политика Вообще

Надо утверждать и доказывать, что политика не есть сочетание насилия и коварства, расчетливой интриги и массовой «наводки», честолюбивой толкотни и беспринципного компромисса. Стержень политики иной: властно суггерируемая солидаризация страны; гетерономно воспитываемая автономность правосознания; справедливая реформа и прямой образ действия; создание национального будущего через эксплуатацию национального прошлого, собранного в национальном настоящем. Только на этом стержне и только в меру реальной необходимости допустимы и не гибельны все коварства, насилия и компромиссы обыденной политики. В политике и в государственности есть нечистые стороны и дела; их нельзя замалчивать или отрицать; но именно поэтому политика требует чистых рук, их сознательного и бескорыстного участия в нечистых делах, их трагического самопожертвования.

Свобода и Либерализм

Надо дать религиозное и духовное обоснование свободы; поставить внешнюю свободу в подчинение и в зависимость от внутреннего самообуздания и духовной дисциплинированности; установить принцип верной меры свободы (в зависимости от народа, эпохи, культуры); доказать, что во внешне-социальном отношении гетерономная лояльность выше и ценнее автономной преступности; критически отвергнуть анархизм, как невозможную и духовно ненужную, аффективную химеру, и показать – сколь много свободы было в России до революции и как она была целиком уничтожена революциею.
Наш лозунг для России: свобода веры, свобода собственности, свобода хозяйственной инициативы, свобода торговли. Но не «свобода разрушительной пропаганды, злодейства и предательства родины».

Равенство

Надо вскрыть и установить, что равенство есть химера, порожденная завистью и поверхностным рассудком. Люди не равны по природе. Они не должны быть равны по закону (распределение законом полномочий и обязанностей). Уравнение людей перед законом (т. е. применение закона ко всем, кто ему подчинен) тоже есть не бесспорная истина и знает свои исключения (аболиция, амнистия, помилование). Справедливость требует не равенства, а верно приспособленного неравенства. Революция творит не равенство, но сначала механически-обратное неравенство, а потом органически-извращенное неравенство в пользу своей какистократии. Равенство как лозунг французской революции и мирового большевизма переживает ныне великий кризис; надо превратить этот кризис в окончательное идейное крушение.
Наш лозунг для России: дорогу таланту, честности, знанию и опыту! Да здравствует справедливость! Долой равенство! Ставка на лучших и сильных!

Семья

Нам необходимо утвердить семью, ее значение и ее ценность – религиозно, нравственно и государственно (имея при этом в виду именно христианскую моногамическую семью). Надо показать религиозный и нравственный смысл единобрачия; значение отца и матери как духовных врат к восприятию Бога, к чувству собственного достоинства и к национальному продолжению поколений; духовное значение братства как залога общественности и государственности; духовное значение предков и потомков как источника традиций, строительства, консерватизма, культуры и патриотизма.

Монархия и Республика

Мы не можем и не должны скрывать того, что мы принципиально убежденные монархисты, и притом не просто в политическом смысле (России нужен царь), а в глубоком, религиозно-идейном измерении. Идейную глубину и чистоту, художественную прекрасность и христианскую фундированность (не ветхозаветно-библейскую!!) монархии нам и надо заново раскрыть и показать. Критика республиканизма должна исходить именно из этой концепции. Программа для России: если Россия обречена после падения советов на республиканский строй, то мы будем реально и патриотически служить России и в этой форме; монархический же строй должен быть подготовлен в душах и в правосознании массы – тогда он осуществится неминуемо и будет на высоте.

Демократия

Демократия не есть самоценность и не обеспечивает сама по себе ни целости государства, ни его духовного расцвета, ни прочности правопорядка, ни социальной справедливости. Демократия есть формальный механизм вовлечения масс в отправление функции власти. Это имеет свои дурные последствия и свои великие опасности; их надо вскрыть. Демократия на Западе спасается именно своими антидемократическими упорами и коррективами (в душевном укладе и в государственной машине). Особенно нелепа и противогосударственна русская демократическая химера. Демократия есть или средство для выделения к власти лучших (осуществляется ли это? где? и как?), или же вредная бессмыслица, порожденная завистью, честолюбием, биологической индивидуализацией в массе и органической потребностью освежить наличную государственно-ведущую элиту. На самом деле всегда правит меньшинство. Можно ли вообще духовно обосновать и политически организовать право большинства? Государствам вообще нужно и важно гетерономное воспитание автономного правосознания, а не демократическая форма как таковая. Демократия же всегда была и будет организацией стабилизированного государственного распада.

Парламентаризм

Парламентаризм есть увенчание демократического уклада (убежище для беспринципных плутов) – даже и там, где «демократия» не охватила еще всю народную толщу. Посему к парламентаризму относится все, высказанное о демократии. Но далее: парламентаризм есть организация партийных трений, партийного честолюбия, партийного духа – т. е. канонизация непредметной политической интенции, скрытой гражданской войны и работы над разрешением ложной проблемы:создать могучее волевое единство с верной государственной интенцией из множества разномыслящих и врозь волящих хотений с неверной государственной интенцией. Отсюда: парламентаризм есть растрата государственных сил, организация безволия, канонизация интриги, культивирование беспредметного честолюбия, подготовка всеобщего политического разочарования и утомления. В эпоху мирового кризиса, требующего объединения и усилия государственной воли, – парламентаризм есть наилучшая форма непротивленчества и самопредания злу. Исход: или чистая диктатура, или фашизм, или разложение. Фашизм есть спасительный эксцесс патриотического произвола; в этом заложено все: и его творческая сила и его опасности. В частности, нам надлежит вскрыть опасности русского фашизма.

Проблемы Мирового Хозяйства

В вопросах современного мирового хозяйства мы должны просвещать наших читателей. С возможной ясностью, простотою и наглядностью (хочется сказать «занятностью») мы должны вскрыть им ту роль, которую призвана играть здоровая Россия в мировом хозяйстве. Степень хозяйственной зависимости России от других держав, причины этой зависимости и возможности борьбы с нею; пути, ведущие к увеличению хозяйственного веса и влияния России в мировом масштабе; хозяйственная связь России с ближайшими политическими соседями; хозяйственные конкуренты России в мире и возможные столкновения интересов с ними; хозяйственный смысл проблем Ближнего Востока и Дальнего Востока и т. д. – вот предметы, подлежащие разъяснению и притом всегда волеопределяющему разъяснению с нашей стороны.

Собственность

Мы должны дать хозяйственную, социальную, государственную, духовную и христианскую апологию частной собственности. Показать ее соответствие творческому инстинкту человека; ее воспитательную силу в прошлом; ее значение в истории развития мирового правосознания; ее действительную, не фразеологическую только необходимость и священность. Надо открыто поставить и принять всю проблему, не уклоняясь от ее труднейших сторон (beati possidentes, пауперизм, пролетариат, «раздай имущество», фальшь благотворительности, биржа, мировая конкуренция). Разрешение проблемы в направлении: полномочие собственника есть его творческая обязанность; богатый заинтересован в небедности бедного; соревнование, а не зависть; право на труд; нищета не должна становиться кастой; организация собственности, а не отречение от нее; не отрицание богатства, а этизация и культуризация его; справедливость, а не равенство; солидаризация, а не ограбление; изобилие и щедрость.

Социализм и Коммунизм

В разоблачении и сокрушении социализма и коммунизма мы должны особенно использовать опыт последнего десятилетия. Различие между социализмом и коммунизмом не идейное и не принципиальное, а тактическое; взаимная ненависть между социалистами и коммунистами не имеет существенного идейного значения; социализм есть лишь подготовительная школа коммунизма. Их идея противоестественна: она пытается не решить хозяйственную проблему, а снять ее посредством отрицания ее данных – природного человека с его индивидуальным инстинктом, органичностью, неравенством и духовностью. Отправляясь от этого, нам следует дать естественную, хозяйственную, социальную, государственную, идеологическую и религиозную критику социализма. Критика не должна быть загружена статистически-конкретными данными, которые найдут себе место во второй части журнала. Желательно установление прочной принципиальной грани между так называемым государственным капитализмом и социализмом.

Политические Уроки Мировой Истории

Было бы очень важно извлечь из естества русского крушения целый ряд обобщений, ориентированных на явления и процессы мировой истории. Дело не в проведении аналогий, всегда условных и до известной степени поверхностных, а в установлении прямых назидательных социологических законов, конкретно испытанных русским народом на своей собственной шкуре, например: религиозность как глубочайшая спайка общества и государства; бессилие и безволие власти губит страну; отречение монарха развязывает в стране атомистические процессы; автономное правосознание выше и жизненнее гетерономного; всякая страна нуждается в волевой и ответственной элите; революция есть глубокое заболевание государственного правосознания в народе и т. д.

Пути и Способы Нашей Борьбы

Мы должны прежде всего установить духовно-политический смысл эмиграции и духовно-политический смысл подъяремного отсиживания; установить их сопринадлежность, солидарность и взаимное понимание. Далее надо оттенить, что мы формально «революционеры» – отсюда опасности наши: «чем хуже, тем лучше», пораженчество, отрыв от интересов страны и от понимания ее внутренних процессов; однако по существу мы не революционеры (разрушители и разлагатели), а лояльные и верные граждане России (строители и блюстители). Отсюда наше консервативное призвание: блюдение живого, ценного и существенного – и здесь, и там; восстановление, но не реставрация; возрождение, но не реакция; оздоровление и очищение, но не месть; консолидация и амнистия, а не новый передел имущества. Отсюда уже наше право на восстание и на свержение. Лозунг: нещадная борьба коммунистам, мир и братство России; прощение личных обид и очищение родины от ее врагов и вредителей.

Меры Переходного Времени

Поскольку нам придется высказываться по сему вопросу, нам следует всемерно подчеркивать все успокаивающее, отводящее всякие страхи, всякое ожидание расправы. Гроза должна грозить только активно и вооруженно поддерживающим дело коммунистов в России: каждого, сложившего оружие, ждет братание и амнистия; каждого отрекающегося от коммунизма – персональная и имущественная неприкосновенность; всем – забвение, прощение и воссоединение. Особенно крестьянам и красноармейцам. Надо, чтобы туда струилось дыхание мира; чтобы широко разлеталась идея безопасности переворота, его выгодности и спасительности.

Собрание сочинений: Русский Колокол: Журнал волевой идеи / Сост. и коммент. Ю.Т. Лисицы; Подгот. текста и имен. указ. О.В. Лисицы; Худож. Л.Ф. Шканов. М. 2008.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: