Протопресвитеръ Флоръ Жолткевичъ – Православіе, какъ жизнь во Христѣ и со Христомъ (По священнику С. Тихомирову).

Православіе есть совершившееся и совершающееся Боговоплощеніе, земная жизнь Христа Спасителя, Его смерть и воскресеніе и Его царственное присутствіе. Здѣсь – вся христіанская догматика, вся христологія. То, что однажды свершилось въ земной жизни Христа, навсегда сохраняетъ свою силу, благодатно осуществляясь въ Церкви. Очами вѣры и опытомъ сердца мы присутствуемъ при этомъ свершеніи. Нашъ церковный годъ опредѣляется Боговополощеніемъ, онъ утверждается рядомъ праздниковъ и другихъ памятныхъ дней изъ жизни Спасителя. И это не воспоминанія только – сколь слабымъ было бы выраженіе нашей религіозной жизни, если бы это были только воспоминанія! Это, въ извѣстной степени, и самыя событія! вѣрующіе co-переживаютъ, однажды совершившееся. Боговоплощеніе, въ основныхъ своихъ моментахъ, отъ Рождества до Вознесенія и Пятидесятницы, совершается въ Церкви непрестанно. Въ этомъ вся сила православія, ибо какая же иная можетъ быть сущность у христіанской вѣры, если не пришествіе Христово на землю! Наши торжественныя богослуженія съ ихъ богатымъ обрядомъ не только воспоминанія, но и таинственныя свершенія. Въ день Рождества Христова воистину раждается Христосъ, какъ въ дни Страстной седмицы воистину страждетъ, а въ день Св. Пасхи воистину воскресаетъ! Это вѣдѣніе совершившихся страстей и воскресенія настолько живо и дѣйственно въ православіи, что изъ него только можно понять дѣйствительное значеніе этихъ дней. Это не воспоминаніе, но самое событіе. Это вновь во времени раскрывающееся навѣки свершившееся воплощеніе Христово. Земная жизнь Спасителя, завершившаяся Его Вознесеніемъ, оставаясь отдѣльнымъ фактомъ міровой жизни, въ Церкви воспроизводится какъ фактъ, всеобщій, основной, исчерпывающій все сущее. Вѣдь внѣ этого факта, въ мірѣ нѣтъ ничего имѣющаго вѣчное значеніе, и этотъ фактъ живетъ въ нашей временной жизни, въ Церкви, которая есть Тѣло Христово.

 

БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГІЯ ИЛИ ЕВХАРИСТІЯ.

«Велія благочестія тайна», воплощеніе Сына Божія, «таинство отъ вѣка утаенное, и не свѣдомое ангеломъ», обновляется въ Церковной жизни христіанъ ежедневно въ евхаристическомъ священнодѣйствіи. Евхаристія была, есть и будетъ въ центрѣ христіанской жизни. Въ наше время, евхаристическая жизнь ослабѣла настолько, что мы готовы уподоблять Божественную литургію одному изъ обрядовъ. Мы способны иногда служеніе молебствія или акаѳиста, счесть чуть ли не важнѣе литургіи. Раньше было не такъ. Евхаристія въ сознаніи древнихъ грековъ и Московской Русн была основой и завершеніемъ всей богослужебной жизни. Въ дальнѣйшемъ постепенно произошло расцерковленіе всей богослужебной жизни. Въ дальнѣйшемъ постепенно произошло расцерковленіе быта. Все, что концентрировалось около евхаристіи, какъ центра богослужебной жизни, всѣ таинства, молитвословія и чинопослѣдованія православной Церкви постепенно превратились въ сознаніи христіанъ въ частныя требы, стали частнымъ дѣломъ даннаго человѣка, данной семьи, до чего соборному сознанію общинъ, казалось бы, нѣтъ и дѣла. Во времена древнѣйшія, апостольскія, какъ и въ періодъ расцвѣта церковнаго сознанія въ Византіи, и въ древней Руси дѣло обстояло не такъ. Все совершавшееся въ церковной и храмовой жизни христіанъ концентрировалось около литургіи, связывалось съ ней, включалось въ ея составъ. Во времена сѣдой древности христіанства крещеніе, катехуменовъ совершалось во время литургіи, въ дни особо предназначенные, какъ то: Пасха, Рождество, Богоявленіе и нѣкоторые др. Бракъ и елеосвященіе также включались въ составъ литургіи. Вѣнчаніе совершалось до евхаристическаго канона, вѣроятно, во время литургіи оглашенныхъ, около чтенія апостола, и послѣ молодые причащались Св. Таинъ. Освященіе елея совершалось во время проскомидіи, а помазаніе послѣ заамвонной молитвы. Мѵро и теперь освящается во время литургіи, сразу же послѣ освященія Даровъ въ Великій Четвергъ. Священство неотдѣлимо отъ литургіи. Тоже освященіе храма, антиминса, богоявленское освященіе воды. Постриженіе въ монашество такъ или иначе пріурочивается ко времени литургіи. Даже отпѣваніе покойниковъ обычно предваряется заупокойной литургіей. Только впослѣдствіи эта органическая связь прервалась, и всѣ таинства: въ сознаніи вѣрующаго народа обратились въ требы, а нѣкоторые стали считаться просто обрядами, и сама Евхаристія перестала быть духовнымъ насущнымъ хлѣбомъ. Природа самой Церкви евхаристична. Церковь есть Тѣло Христово. Евхаристія есть тоже Тѣло Христово. Поэтому безъ Евхаристіи нѣтъ, церковности, нѣтъ, и не можетъ быть оцерковленія жизни. Также и Евхаристія не мыслима внѣ Церкви. Внѣ Церкви она безблагодатна. Евхаристія, какъ вообще таинственная жизнь, не можетъ быть безъ освященія силы Св. Духа. Числиться въ спискахъ прихода и участвовать въ приходскихъ собраніяхъ не значитъ еще, само по себѣ, жить въ Церкви. Надо быть живою частью этого Тѣла-Церковь есть Тѣло, глава коему есть Христосъ. Въ Церкви, какъ въ сердцѣ, включены ея члены, какъ въ корнѣ дерева, включены его вѣтви, или какъ въ виноградной лозѣ – ея грозди (Николай Кавасила 14 в.). Таинство Тѣла и Крови Христовой для Церкви и есть истинная пища и питіе. Церковь претворяется въ нихъ, и такъ высшее, Божественное, побѣждаетъ тварное. Желѣзо, прикоснувшееся огню, само становится огнемъ (раскаляется). И, какъ раскаленное желѣзо представляется нашему взору не желѣзомъ, но огнемъ, точно такъ же, если бы можно было видѣть Христову церковь, поскольку она соединена съ Нимъ и причастна Его плоти, мы бы не увидѣли ничего иного, кромѣ Тѣла Господня. Если 1-е посл. Коринѳ., 12 гл., 27 ст. говоритъ, что мы «Тѣло Христово, а порознь члены», то это надо понимать не въ переносномъ смыслѣ, какъ мы говоримъ о членахъ семейства, но совершенно реально. Ибо это значитъ, что вѣрующіе уже теперь живутъ, благодаря этой Крови Христовой, жизнью во Христѣ, будучи подлинно облечены плотью Христовой. Такимъ именно образомъ Церковь является въ таинствѣ евхаристическаго причащенія и наше міровоззрѣніе должно быть проникнуто евхаристичной настроенностью. Церковь приноситъ въ литургіи благодереніе Господу о всѣхъ благодѣяніяхъ, на насъ бывшихъ, явленныхъ и не явленныхъ, о всѣхъ и за вся.

Священнодѣйствующій іерей приноситъ жертву о своихъ грѣхахъ и о людскихъ невѣжествіяхъ, или, выражаясь словами молитвы св. Амвросія Медіоланскаго, «приноситъ Господу скорби людей, плѣненныхъ воздыханія, страданія убогихъ, немощныхъ скорби, старыхъ немощи, рыданія младенцевъ, обѣты дѣвъ, молитвы вдовъ и сиротъ умиленіе». Къ евхаристической Чашѣ приносится всякая скорбь и всякая радость: онѣ должны растворяться въ Ней. Евхаристія должна обнимать и освящать всю жизнь христіанина, его творчество, его дѣла и порывы. Поэтому литургія и евхаристическая жизнь не можетъ быть ограничена подачей записокъ о здравіи и упокоеніи. Евхаристическая жизнь не есть только слушаніе церковныхъ пѣснопѣній. Мірянинъ не присутствуетъ, а активно переживаетъ совершающуюся литургическую, голгоѳскую драму и причащается. Въ Единой Церкви же можетъ не быть Единой Евхаристіи. И съ этимъ вовсе не стоитъ въ противорѣчіи тотъ фактъ, что, при многочисленности помѣстныхъ церквей и при разнообразіи входящихъ въ нихъ племенъ и народовъ, личныхъ историческихъ наслоеній, традицій и проч. существуетъ огромное количество разныхъ типовъ евхаристическихъ молитвъ. Единство Церкви и единство евхаристіи вовсе не требуетъ одинаковости въ богослужебномъ ритуалѣ. Варіанты помѣстной особенности не только терпимы, но и важны, какъ доказательство соборной природы Церкви. Напр., у эѳіоповъ намъ извѣстно до 15 литургій.

Таинство Евхаристіи установлено Спасителемъ на Его послѣдней Вечери съ учениками при произнесеніи Имъ словъ «пріимите, ядите... пійте отъ нея вся и... сія творите въ Мое воспоминаніе...». Но еще задолго до это таинственной трапезы, Спасителъ раскрылъ апостоламъ мистическій смыслъ причащенія Его тѣла и Крови, о чемъ повѣствуется въ Евангеліи Іоанна въ 6-й гл., съ 24 стиха. Манна питала только тѣло, тогда какъ Небесный Хлѣбъ питаетъ всецѣлаго человѣка, проходитъ въ уды, во всѣ составы, во утробу, въ сердце, сообщаетъ человѣку безсмертіе, которое не въ состояніи была, дать манна. Св. Кириллъ Александрійскій такъ объ этомъ говоритъ: «Манна питала только одинъ народъ Іудейскій, тогда какъ во вселенной существуютъ безчисленные другіе народы. Истинный Хлѣбъ жизни, сошедшій съ неба, имѣетъ силу питать всю вселенную и давать ей совершенную жизнь; псалмопѣвецъ Давидъ воспринялъ ветхозавѣтную манну, какъ хлѣбъ небесный и хлѣбъ ангельскій (псал. 77, 24)». Тотъ, же св. Кириллъ по тому же поводу говоритъ, что, хотя ангелы и не могутъ вкушать грубой пищи, но ничего не воспрещаетъ думать, что, такъ какъ они духи, то и могутъ нуждаться въ таковой же пищѣ, очевидно, духовной и умственной, и такъ Христосъ есть Хлѣбъ и самихъ, ангеловъ. И св. Амвросій учитъ «Тобою (т.е. Хлѣбомъ Небеснымъ) питаются преизобильно и ангелы па небѣ». Златоустъ учитъ «въ ветхомъ завѣтѣ было обѣщаніе долго-вѣчности и многолѣтія, но теперь обѣщается жизнь, конца не имѣющая». Такимъ образомъ Евхаристія есть единеніе наше съ умершими. Причащаясь Тѣла и Крови Христовой, мы входимъ въ тѣснѣйшее общеніе съ усопшими причастниками ихъ. Въ нашемъ чинѣ проскомидіи это общеніе съ міромъ усопшихъ становится особенно яснымъ, благодаря молитвенному поминовенію именъ живыхъ и усопшихъ при выниманіи частицъ изъ просфоръ, и потомъ при погруженіи ихъ въ Чашу св. Крови, съ произнесеніемъ словъ: «омый, Господи, грѣхи всѣхъ поминавшихся Честною Твоею- Кровію и молитвами святыхъ Твоихъ».

Православная литургія являетъ особенно ясное исповѣданіе общенія со святыми и соборнаго единства церковнаго. Іудеи спрашивали: «какъ Онъ можетъ дать намъ свою плоть?». По этому доводу хорошо замѣчаетъ св. Златоустъ: то, что возвѣщали пророки, это апостолы знали. Писаніе говоритъ объ этомъ не такъ ясно, «но чтобы кто нибудь ѣлъ плоть, о томъ никогда не говорилъ ни одинъ изъ пророковъ». Это то и было камнемъ преткновенія, какъ для іудеевъ, та жъ и для современныхъ раціоналистовъ. Чудеса Христовы іудеи видѣли и изумлялись, нравственному Его ученію внимали и съ благоговѣніемъ принимали, какъ самую возвышенную проповѣдь, и этимъ готовы были ограничить кругъ своихъ религізоныхъ потребностей. Догматическое же ученіе о вѣчномъ бытіи Сына (Іоанна 8, 58) и о единосущіи Его со Отцемъ казалось благочестивому іудею хулою (Іоан. 5, 18).

Ученіе же о возможности освященія тѣла, о причастіи обоженной плоти, объ обоженіи и себя и о воскресеніи въ этомъ тѣлѣ казалось безуміемъ, повергало въ скорбь и отталкивало отъ Спасителя даже близкихъ Ему учениковъ. Развѣ многіе и въ наши дни не отходятъ отъ Христа и отъ Церкви, подобно соблазнившимся ученикамъ Господа? Какъ многіе въ наше время, вслѣдъ за Ренаномъ и Л. Толстымъ, готовы видѣть въ Христѣ только совершеннаго учителя морали! Какъ многіе не понимаютъ, что Евхаристія есть центральная точка религіозной жизни, что безъ нея нѣтъ Церкви, нѣтъ и самого Вѣчнаго Богочеловѣка. Принять Евхаристію, принять ученіе объ обоженіи, о вочеловѣченіи Бога можетъ быть гораздо труднѣе, чѣмъ согласиться съ мыслью о существованіи Бога.

 

ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЛИТУРГІИ И ЕЯ ИСТОРІЯ.

Начало литургіи – тайная вечеря. Ея воспоминаніе, въ воспоминаніе Господне, было основой и корнемъ литургіи. Тайная вечеря въ своей внѣшней сторонѣ есть еврейская пасхальная вечеря (ужинъ), откуда и виденъ порядокъ и чинъ начальной литургіи. Еврейскй ритуалъ вечери дѣлился на будничный, субботній и пасхальный. Въ книгѣ Мишиа, памятникѣ 2-го вѣка, видимъ описаніе ритуала этихъ трехъ видовъ вечери. Участвующіе въ вечери прежде всего умываютъ руки, а затѣмъ отецъ, или раввинъ, или почетный гость беретъ хлѣбъ, дѣлаетъ разрѣзъ, не отдѣляя куска совсѣмъ, кладетъ на хлѣбъ обѣ руки и произноситъ благословеніе. «Благословенъ Ты, Господи, Царь вселенной, выводящій хлѣбъ изъ земли». Затѣмъ идетъ благословеніе кубка съ виномъ, и послѣ того пьютъ и ѣдятъ закуску и немного горькихъ травъ для возбужденія аппетита. Наполняютъ второй бокалъ съ виномъ. Сынъ спрашиваетъ у отца о происхожденіи праздника Пасхи, Отецъ произноситъ длинное повѣствованіе (каггада) о Пасхѣ.

Послѣ этого поютъ псалмы 112-117 и испиваютъ вторую чашу. Далѣе слѣдуетъ обычная вечеря. Вторично умываютъ руки и вкушаютъ опрѣсноки, горькія травы и остальныя блюда, а часть опрѣснока отъ первой чаши лежитъ до конца обѣда, и въ концѣ отламываются частички опрѣснока и даются сотрапезникамъ. Это означаетъ вкушеніе пасхальнаго агнца. Опять умываютъ руки и слѣдуетъ третья чаша («благословенія») и благодареніе за пищу. Потомъ дается четвертая чаша, спеціально пасхальная, и заканчивается паллелъ.

Обратимся теперь къ «Тайной вечери». Уходъ Іуды никого не удивилъ. Значитъ, главная часть пасхальной трапезы была закончена, когда можно было уйти. Ап. Павелъ ясно говоритъ, что Господь взялъ чашу послѣ вечери (1 Кор. 10, 16). Совершая Евхаристію въ концѣ трапезы, Господь могъ воспользоваться той частью хлѣба, которую откладываютъ до конца вечери. Чашу же взялъ одну изъ послѣднихъ, на что указываютъ Его слова: «Я уже не буду пить...».

 

ЕВХАРИСТІЯ ВО ВРЕМЕНА АПОСТОЛОВЪ.

Во времена апостоловъ Евхаристія еще именовалась вечерею, хотя ритуалъ былъ уже проще. Объ этомъ намекаютъ слова изъ книги Дѣяній Апостоловъ (2, 42), гдѣ говорится, что первые христіане пребывали въ общеніи и преломленіи хлѣба и въ молитвахъ. Въ 20 гл. съ 7-20 ст. сообщается уже о преломленіи хлѣба – это было въ воскресный день, гдѣ произошелъ случай съ юношей Евтихомъ, и гдѣ присутствовала вся община па вечери и евхаристіи. Подробно описываетъ такую вечерю самъ ап. Павелъ въ первомъ посланіи къ Коринѳянамъ, 2 гл. Съ такимъ ритуаломъ евхаристія оставалась до половины 2-го вѣка. Сохранился памятникъ 1-го вѣка «Дидахи тонъ додека Апостолонъ» («Ученіе двѣнадцати Апостоловъ»), гдѣ въ 9-й и 10-й главѣ даются общія наставленія объ Евхаристіи. Въ день Господень, т. е. воскресный, собравшись, преломляйте хлѣбъ и благодарите, предварительно исповѣдавъ свои грѣхи, чтобы жертва ваша была чистой. Всякій имѣющій недоразумѣніе съ братомъ да не сходится съ вами до тѣхъ поръ, пока они не примирятся, чтобы не осквернилась ваша жертва. Ибо Господь сказалъ о ней: «на всякомъ мѣстѣ и во всякое время приносите мнѣ жертву чисту, ибо Я – Царь великъ и имя Мое хвально среди народовъ».

А вотъ и самая формула: «Надъ Евхаристіей же такъ благодарите: во первыхъ, надъ чашей – благословляемъ Тебя, Отче нашъ, за святую лозу Давида, отрока Твоего, которую Ты явилъ намъ черезъ Своего отрока Іисуса, Тебѣ слава во вѣки. Надъ хлѣбомъ – благословляемъ Тебя, Отче нашъ, за жизнь и вѣдѣніе, которыя Ты явилъ намъ черезъ Своего Отрока Іисуса, Тебѣ слава во вѣки. Какъ этотъ хлѣбъ былъ разсѣянъ по холмамъ и былъ собранъ въ одно, такъ да соберется Церковь Твоя отъ предѣловъ земли во Твое Царство. Ибо Твоя слава и сила черезъ Іисуса Христа во вѣки. Никто да не вкушаетъ, да не пьетъ отъ вашей Евхаристіи, но лишь крещеные во имя Господне, ибо объ этомъ Господь сказалъ: «не давайте святыни псамъ». По насыщеніи такъ благодарите: Благословляемъ Тебя, Отче Святый, за Святое Твое имя, которое Ты вселилъ въ нашихъ сердцахъ, а также за вѣдѣніе, вѣру и безсмертіе, которое Ты явилъ намъ черезъ Своего Отрока. Тебѣ слава во вѣки. Ты, Господи, Вседержитель, сотворилъ все ради имени Твоего, подалъ людямъ пищу и питіе, намъ же Ты черезъ Своего Отрока даровалъ духовную пищу и питіе и вѣчную жизнь. За все мы благословляемъ Тебя, ибо Ты всемогущъ, Тебѣ слава во вѣки. Помни, Господи, Церковь Твою, чтобы избавить ее отъ всякаго зла и усовершить ее въ любви Твоей, собери ее освященную (Тобою) отъ четырехъ вѣтровъ во Твое Царство, которое Ты уготовалъ ей. Ибо Твоя сила и слава во вѣки. Да пріидетъ благодать и прейдетъ этотъ міръ. Осанна Богу Давида. Кто святъ, тотъ да подходитъ, а кто нѣтъ – да кается. Маранъ аѳа (Господь нашъ грядетъ). Аминь», Пророкамъ дозволяется благодарить, сколько они хотятъ. Въ началѣ 2 вѣка все еще Евхаристія оставалась вечерею, что также видно изъ письма Плинія Императору Траяну (написано между 111-113 г. г.) о Виѳинскихъ христіанахъ.

 

РИТУАЛЪ ЛИТУРГІИ ВЪ ОПИСАНІИ ІУСТИНА МУЧЕНИКА.

Св. муч. Іустинъ въ своей апологіи 155 г. описываетъ евхаристію дважды, въ связи съ таинствомъ крещенія и какъ она совершалась въ воскресный день. «Въ день Солнца бываетъ у насъ собраніе въ одно мѣсто всѣхъ живущихъ по городамъ и селамъ, при этомъ читаются памятныя записки апостоловъ, или письма пророковъ, сколько позволяетъ время, потомъ предстоятель посредствомъ слова дѣлаетъ наставленіе и увѣщаніе подражать слышанному доброму. Затѣмъ всѣ встаемъ и возсылаемъ молитвы. Когда же кончимъ молитву, тогда приносится хлѣбъ, вино и вода, и предстоятель также возсылаетъ молитвы и благодаренія, сколько онъ можетъ, а народъ подтверждаетъ, говоря: «аминь». Затѣмъ слѣдуетъ каждому раздаяніе и причащеніе Даровъ, надъ которыми совершено благодареніе, а къ неприсутствующимъ они посылаются черезъ діаконовъ. Между тѣмъ достаточные и желающіе даютъ, что хотятъ, и собранное складываютъ у предстоятеля, а онъ имѣетъ понечеиіе о сиротахъ и вдовахъ, о всѣхъ находящихся въ болѣзняхъ, находящихся въ узахъ, о пришедшихъ издалека, вообще о находящихся въ нуждѣ. Такимъ образомъ, собраніе въ день воскресный, по описанію св. муч. Іустина, имѣетъ схему современной литургіи: чтеніе св. писанія, проповѣдь, молитва и причащеніе. Евхаристія въ связи съ крещеніемъ не имѣетъ первыхъ двухъ элементовъ (чтенія и проповѣди). Уже при Іустинѣ; вечеря отдѣлялась отъ евхаристіи. Причиною такого отдѣленія послужило чувство особаго уваженія христіанъ къ евхаристіи, какъ къ Тѣлу и Крови Христовой, принимать кои послѣ обыкновенной пищи было неудобно. Тѣмъ болѣе, что вечери даже во времена апостоловъ проходили не совсѣмъ гладко. Были и техническія затрудненя. Вѣдь христіане стекались изъ селъ и городовъ въ одно мѣсто. Пришельцамъ неудобно было приходить дважды. Нужно также принять во вниманіе и преслѣдованіе со стороны язычниковъ.

 

ИСТОРІЯ ЛИТУРГІИ ПОСЛЪ АПОСТОЛОВЪ.

Не будемъ излагать всѣхъ перемѣнъ, какія произошли по мѣстамъ въ строѣ литургіи. Съ теченіемъ времени образовался цѣлый рядъ литургій египетскихъ, персидскихъ и западныхъ. Однѣхъ сирійскихъ литургій было болѣе 60-ти. Для насъ значеніе имѣютъ Климентова литургія и литургія Іакова, литургія Марка, александрійскаго типа, какъ наиболѣе близкія къ первоначальному типу и послужившія основой литургіямъ Василія Великаго и Іоанна Златоустаго. Климентова литургія начинается чтеніемъ ветхаго завѣта, перемежается пѣніемъ псалмовъ, потомъ читаются Дѣянія Св. Апостоловъ, посланія ап. Павла и Евангеліе. Далѣе слѣдуетъ поученіе пресвитеровъ и епископовъ, потомъ четыре ектеніи и молитвы надъ оглашенными, кающимися и надъ одержимыми. Эти молитвы новшество сравнительно съ литургіей св. Іустипа мученика. Далѣе литургія идетъ по древней схемѣ. Слѣдуютъ молитвы вѣрныхъ. Начинается приготовленіе къ причащенію. Послѣ привѣтствія епископа по возгласу діакона: «привѣтствуйте другъ друга цѣлованіемъ святымъ» – совершается предпричастное цѣлованіе. Далѣе тайная молитва священника за себя: Благодать Вседержителя Бога и любовь Господа... Горѣ умъ. Имамы ко Господу. Будемъ благодарить Господа. Достойно и праведно. Совершается освященіе даровъ и длинная евхаристическая молитва. Ектеніи. Вонмемъ. Святая святымъ. Единъ святъ. Причащеніе. ... Діаконъ призываетъ возблагодарить Господа; и епископъ читаетъ благодарственную и заамвонную молитву вмѣстѣ. Кончается литургія молитвой надъ преклоненнымъ народомъ и возгласомъ діакона: «расходитесь съ миромъ».

 

ЧТО СДѢЛАЛЪ ДЛЯ ЛИТУРГІИ ВАСИЛІЙ ВЕЛИКІЙ.

Обычно говорятъ, что Василій Великій сократилъ литургію ап. Іакова. 4-ое слово о преданіи литургіи говоритъ, что Василій написалъ цѣлый чинъ литургіи. Ясно, что онъ этого чина самъ не сочинилъ, онъ только сокращеннѣе изложилъ то, что существовало до него. Въ дальнѣйшемъ разъясненіи говорится, что Василій Великій сокращалъ не литургіи св. Климента и Іакова, а вообще литургію, оставленную апостолами. Современники Василія Великаго, тяготясь продолжительностью службы, заглядывали лишь на чтеніе Свящ. Писанія (Златоустъ въ своихъ словахъ жалуется, что публика заходитъ въ Церковь лишь послушать проповѣдь). Василій Великій сократилъ поэтому количество молитвъ. Сокращеніе это могло касаться ектеній предъ литургіей вѣрныхъ: длинной древней анафоры. Святое имя свое далъ литургіи Василій Великій не столько, какъ сократитель, сколько какъ авторъ ряда молитвъ въ существующей части литургіи. Существуетъ житіе: Василія Великаго, приписываемое Амфилохію Иконійскому, современнику, но на самомъ дѣлѣ оно ему не принадлежитъ. Житіе Василія Великаго переведено на латинскій языкъ діакономъ Урсомъ въ 9 вѣкѣ. Тамъ есть трогательный легендарный разсказъ, какъ Василій Великій составилъ свою литургію. Онъ, будто бы уже въ санѣ епископа, молился Богу о дарованіи благодати, мудрости и разумѣнія, чтобы ему совершать приношеніе безкровной жертвы собственными словами, и сталъ служить Богу, каждый часъ дня и ночи совершая молитву. На 7 день, придя въ состояніе необыкновеннаго воодушевленія отъ наитіи Св. Духа, онъ увидалъ въ видѣніи Христа съ апостолами, предложившаго на св. жертвенникѣ хлѣбъ и чашу. Онъ сказалъ: «Да исполнятся уста твои хваленія», и разрѣшилъ совершать безкровную жертву согласно съ его желаніемъ. Послѣ этого Василій Великій, приступивъ къ жертвеннику, началъ говорить и писать на хартіи молитвы божественной литургіи. По окончаніи молитвъ онъ вознесъ хлѣбъ, усердно молясь и говоря: «Внемли, Господи, Іисусе Христе, Боже нашъ, изъ святаго жилища Твоего, и приди освятить насъ, горѣ сидящій вмѣстѣ съ Отцемъ и здѣсь невидимо присутствующій съ нами, и сподоби сильною Твоею рукою преподать намъ и черезъ насъ всему народу Твоему Божественныя Тайны». Потомъ: «Святая святымъ». Народъ: «Единъ Святъ, единъ Господь, Іисусъ Христосъ, во славу Бога Отца, Аминъ». И тогда онъ разломилъ хлѣбъ на три части, одну изъ нихъ съ великимъ страхомъ и почтеніемъ принялъ самъ, другую сохранилъ, чтобы похоронить съ собою, а третью, наконецъ, положилъ въ золотой ковчегъ, на подобіе голубя, и подвѣсилъ его надъ св. престоломъ».

Этотъ трогательный, хотя и легендарный, разсказъ содержитъ весьма важныя извѣстія для исторіи литургіи Василія Великаго.

Авторъ житія почти точно указываетъ, какія молитвы написалъ для литургіи Василій Великій. «Чинъ его» начинался прямо съ нынѣшней такъ называемой «молитвы. приношенія», слѣдующей тотчасъ же за херувимской пѣснью. Затѣмъ Василій Великій, по житію, написалъ евхаристическую молитву («Сый, Владыко, Господи»), молитву предъ «Отче нашъ» («Боже нашъ, Боже спасати»), молитву главопреклоненія («Владыко, Господи, Отче щедротъ») и, наконецъ, молитву возношенія Агнца («Вонми, Господи»), Эти 5 молитвъ только и стояли съ именемъ Василія Великаго въ спискахъ его литургіи. Изслѣдованіе древнихъ списковъ доказываетъ, что, дѣйствительно, св. Василію Великому принадлежатъ именно молитвы, начиная съ молитвы послѣ херувимской. Предпричастная молитва «Вѣрую, Господи...» появилась въ 16 в.

Литургія Іоанна Златоуста въ высшей степени близко подходитъ къ литургіи Василія Великаго – построеніе ектеній и цѣлыя выраженія тожественны, но у Златоуста есть въ ектеніяхъ новыя прошенія и иначе онѣ расположены. Литургія Іакова не принадлежитъ апостолу, но, сложившаяся въ его Церкви (Іерусалимской), начинается, какъ всѣ литургіи древнія, съ малаго входа. Содержитъ она въ отличіе отъ Климентовской литургіи «Символъ вѣры», чтеніе диптиховъ, «Отче нашъ», три позднихъ молитвы – послѣ символа вѣры, при раскрытіи антиминса. Ветхозавѣтныя чтенія исчезли, появилось въ позднѣйшихъ редакціяхъ «Единородный Сыне...» (при Императорѣ Юстиніанѣ Великомъ).

Литургія Марка основная египетская литургія, но записей ея нѣтъ раньше 12 вѣка.. Какъ и всѣ древнія литургіи начиналась малымъ входомъ («Единородный Сыне...» и: трисвятое). Ектеніи объ оглашенныхъ не имѣетъ. Части литургіи, начиная съ великаго входа, внесены изъ литургіи Іерусалимской и Константинопольской, только «анафора», молитва возношенія, носитъ своеобразныя черты.

Молитва «трисвятое» внесена въ чинъ литургіи только при патріархѣ Проклѣ, не ранѣе 439 г. Не было еще «херувимской», ибо таковая внесена при императорѣ Іустинѣ 2-мъ (565-578). «Да исполнятся уста наша» – въ 624 г. «Да моличитъ всякая плоть человѣка» вмѣсто херувимской въ Великую субботу (поютъ за литургіей Василія Великаго) условно допущена по первопечатному типику 1577 г. Не только древность, но и нынѣшняя греческая Церковь не знаетъ предъ освященіемъ даровъ чтенія предстоятелемъ тропаря 3-го часа со стихами изъ 50-го псалма. Съ 16-го вѣка въ славянскіе служебники входитъ молитва «Вѣрую, Господи, и исповѣдую». Въ домонгольскій періодъ предпричастиая молитва была другая. Иная же помѣщена въ литургіи, изложенной въ XII т. твореній Іоанна Зластоуста (Изд. Спб. Дух. Академіи) по Миню. Такая измѣнчивость предпричастной молитвы служитъ показателемъ, что она – не Златоустова происхожденія.

 

ВЪ ЧЕМЪ СОСТОЯЛА СУТЬ ИЗМѢНЕНІЙ ВЪ ЛИТУРГІИ?

Исторія литургіи есть исторія обогащенія новыми пѣснопѣніями, но, вмѣстѣ съ тѣмъ, эта исторія оказывается и исторіей измѣненія строя литургіи въ сторону ослабленія ея народности и пластичности.

Что съ ней сдѣлалось? Основа литургіи – евхаристическая молитва. Что нею сдѣлалось? Апостольская евхаристическая молитва была не рядъ молитвъ, а сплошная молитва, прерываемая только краткимъ отвѣтомъ народа. Она не прерывалась длительнымъ пѣніемъ «Достойно и праведно есть»... Произносились только три слова, а послѣдующія слова не пѣлись до 14 вѣка. Гимн «Тебе поемъ» внесенъ немного раньше 9 вѣка. Своимъ содержаніемъ этотъ гимнъ чуждъ предшествующему возгласу «Твоя отъ твоихъ» и одновременной молитвѣ о ниспосланіи Св. Духа на Дары. При Константинопольскомъ патріархѣ Германѣ (умеръ въ 740 г.), этотъ гимнъ входилъ въ употребленіе, но не было словъ «и молимтися». По возгласѣ «побѣдную пѣснь поюще» (слѣдующихъ трехъ дѣепричастій не было) народъ произносилъ ангельскую пѣснь «Святъ, Святъ, Святъ Господь Саваофъ, исполнь небо и земля» и только; послѣдующія слова позднѣйшее добавленіе. Въ концѣ евхаристической молитвы послѣ «изрядно» не было пѣнія «Достойно есть» или другихъ, задостойниковъ. Предстоятель, вспоминая Благовѣщеніе, читалъ молитвенное воззваніе «Богородице Дѣво» или «Радуйся благодатная». Какъ произошли эти перемѣны? Почему и каковъ ихъ смыслъ? Произошло это просто. Причина перемѣны въ томъ, что евхаристическая молитва изъ гласной стала тайной. Изъ рѣшетки, ограждавшей древній алтарь, образовалась иконостасная стѣна, предстоятель скрылся отъ народа, и до слуха народа стали долетать только концы періодовъ молитвъ (возгласы), выраженные часто въ придаточныхъ предложеніяхъ. Что же дѣлать народу во время чтенія молитвъ, сдѣлавшихся тайными? Его заняли слушаніемъ гимновъ, которые не выражаютъ читаемой молитвы. Молитвенно-разговорная форма прежняго времени постепенно преобразовалась въ пѣсненную, а для этого удлиняются краткіе отвѣты народа предстоятелю, вставляются новые гимны сложнаго распѣва и народъ замѣняется хоромъ. Раздвоилась церковь или разтроилась: предстоятель молится, пѣвцы поютъ, народъ внимаетъ непонятнымъ возгласамъ по ихъ отрывочности. Композиторы вложили все свое умѣнье, чтобы гимны сдѣлались наиболѣе искусными. Предстоятель оказался отдѣленнымъ отъ народа двойною стѣною; гимновъ и иконостаса. Его евхаристическая молитва, не одушевляемая народнымъ вниманіемъ и участіемъ въ ней, разбилась на части, и онъ утратилъ сознаніе, что это одна великая и святая апостольская молитва. Онъ говоритъ къ народу или придаточными предложеніями или предложеніями безъ сказуемыхъ. Тайныя части молитвы онъ читаетъ по-скору, чтобы не вышло паузъ у пѣвцовъ.

Таково отличіе нашей литургіи, въ главной ея части, отъ литургій не только апостольскихъ, но и отъ литургій св. отцовъ, лики которыхъ украшаютъ наши служебники: Василія Великаго и Іоанна Златоустаго. «Не одинъ священникъ приноситъ евхаристію, – говоритъ Златоустъ своей паствѣ, – но и весь народъ». Въ нѣкоторыхъ церквахъ народъ повторяетъ слова молитвъ, произнесенныхъ предстоятелемъ. Этого мало. Не только евхаристическая молитва изь гласной обратилась въ тайную. Большинство тайныхъ молитвъ читаются во множественномъ числѣ, какъ бы отъ лица народа. Предъ 2-ой и 3-ой молитвой вѣрныхъ діаконъ произноситъ «Премудрость», что означало въ древности: «Слушайте». Это – признакъ, что священникъ читалъ молитвы вслухъ. А теперь онъ читаетъ вслухъ лишь придаточныя предложенія, заканчивающія молитвы. Только первую молитву вѣрныхъ предписываютъ читать тайно отцы Лаодикійскаго собора (364 г., прав. 19).

Возможно, что и въ самой евхаристическом молитвѣ были реченія, произносимыя тайно. Златоустъ пишетъ: «Когда стоитъ священникъ предъ трапезою, воздѣвая руки къ небу, призывая Духа Святаго, чтобы Онъ сошелъ и коснулся предлежащаго, то бываетъ великая тишина, великое безмолвіе» (Твор. Т. 2, 442). Когда же произошла замѣна гласныхъ молитвъ тайными? Въ очень длинный періодъ времени, на пространствѣ нѣсколькихъ вѣковъ, начиная, быть можетъ, съ 4-го вѣка, о чемъ свидѣтельствуетъ забота отцевъ Лаодикійскаго собора о тайности первой молитвы по удаленіи оглашенныхъ. Въ 6-мъ вѣкѣ тайное чтеніе, молитвъ становится настолько распространеннымъ, что императоръ Юстиніанъ (умеръ въ 565 г.) въ 137 новеллѣ пытается возстановить гласное чтеніе, но едва ли эта попытка имѣла прочный успѣхъ. Въ 7-мъ вѣкѣ въ «Лугѣ Духовномъ» есть разсказъ о дѣтяхъ, кощунственно игравшихъ въ обѣдню, – онъ предваряется словами; «въ нѣкоторыхъ мѣстахъ священники имѣли обыкновеніе читать молитвы вслухъ». По догадкѣ проф. А. П. Голубцова, самыя этотъ разсказъ представляетъ собою прикровенную апологію тайности молитвъ.

Вслѣдствіе сокращенія гласныхъ молитвъ въ литургіи, какъ мы видѣли, усилился пѣсненный элементъ. Въ другихъ частяхъ литургіи, вслѣдствіе тайности молитвъ, произошла иная перемѣна: умноженіе ектеній. Эти ектеніи внесены не только для заполненія паузы между возгласами предстоятеля, но частію и для того, чтобы дать знать, о чемъ молится предстоятель. Такъ, ектенія объ оглашенныхъ повторяетъ молитву Предстоятеля. Просительная ектенія по перенесеніи даровъ на престолъ приглашаетъ молиться «о предложенныхъ честныхъ дарехъ». Просительная ектенія по освященіи Даровъ – объ освященныхъ Дарахъ. Затѣмъ явилась заамвонная молитва. Едва ли, однако, все это замѣняетъ потерю, вызванную, можетъ быть, уже слагавшимся отдаленіемъ духовенства отъ мірянъ.

Св. литургія есть святѣйшая и таинственнѣйшая изъ всѣхъ службъ Христовой Церкви. Это – пѣснь пѣсней любви христіанской. Литургія – истинное осуществленіе св. молитвы Искупителя къ Отцу Небесному; «Да вси едино будутъ, якоже и Мы...» (Іоанна 17 гт.). Здѣсь, по мысли Церкви, вѣрующіе, около чаши Христовой, обагренные Кровію, пролитой «за единеніе всѣхъ въ любви», соединяются въ «едину душу», сливаются въ святомъ «поцѣлуѣ душъ».

Литургія въ первую христіанскую эпоху сопровождалась общимъ лобзаніемъ. Кириллъ Александрійскій именуетъ ее «общею связью», соединяющею всѣхъ другъ съ другомъ. Да и слово литургія значитъ тоже «общая связь», Св. Іоаннъ Дамаскинъ свидѣтельствуетъ, что чрезъ таинство причащенія вѣрующіе тѣсно соединяются другъ съ другомъ. Преподаніе одного и того же хлѣба и чаши, общей для всѣхъ, говоритъ Св. Діонисій Ареопагитъ, внушаетъ причащающимся, какъ питающимся единою пищею, единеніе духа. «Если не будете ѣсть плоти Сына человѣческаго, и пить крови Его, то не будете имѣть въ себѣ жизни. Идущій Мою плоть и піющій Мою кровь имѣетъ жизнь вѣчную; и Я воскрешу его въ послѣдній день» (Іоанна 6 гл., 53, 54).

Безъ литургіи, нѣтъ и христіанства.

«Православный Путь» за 1967 г. С. 151-162.

Об авторе. Протопресвитер Жолткевич Флор (1884-13.12.1975). Родился в с. Клеване Волынской губ. Закончил Волынскую Духовную Семинарию, учительствовал в г. Владимире-Волынском. В 1909 г. женился на Марии Николаевне Ящинской. Служил псаломщиком в Свято-Николаевской церкви на станции Имяньпо (КВЖД). В 1911 г. рукоположен архиепископом Евсевием во диакона, затем во иерея. Служил настоятелем в Свято-Серафимовской церкви на станции Маньчжурия. В 1925 г. возведен в сан протоиерея. В том же году выехал в Сербию. В 1926 г. назначен митрополитом Антонием (Храповицким) законоучителем в Харьковский девичий институт. Недолгое время работал в Русском им. великого кн. Константина Константиновича кадетском корпусе. В 1932 г. был переведен в г. Земун в связи с поступлением на богословский факультет Белградского университета, который закончил в 1935 г. Служил в церкви г. Земуна до конца 1937 г., затем был переведен в сербскую церковь в с. Доньи Ковиль Бачкой епархии. В 1950 г. выехал из Югославии в Венесуэлу к своим детям. Назначен настоятелем церкви Знамения Божия Матери в г. Валенсия. В 1954 г. настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в г. Каракасе (Венесуэла). В 1963 г. возведен в сан протопресвитера.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: