Проф. Александр Дмитриевич Беляев – О празднике св. Пятидесятницы.

В пятидесятый день от первого дня Пасхи совершается Церковью праздник Пятидесятницы, в воспоминание сошествия Святого Духа на Апостолов.

Наименование Пятидесятницы усвояется сему празднику по примеру Церкви ветхозаветной, в которой праздник сей уготовлен был в память синайского законодательства и для принесения благодаренья Богу за плоды жатвы, оканчивавшейся к тому дню. Но событие, воспоминаемое в сей день Церковью христианскою, дало ему и другие наименования. У св. Григория Богослова он называется днем Духа[1], у бл. Августина – праздником пришествия Св. Духа[2]. Поелику же с явлением Святого Духа, открылось роду человеческому гораздо в яснейшем свете достопокланяемое таинство св. Троицы[3] и в церковном богослужении сего дня воспоминания о сем событии не отделяются от прославления св. Троицы: то отсюда произошло новое наименование праздника – день св. Троицы.

 

История празднуемого события.

Пред страданием Своим Господь Иисус Христос обещал Апостолам, скорбевшим об отшествии Его и не вмещавшим еще в себе многих слов Его, послать вместо Себя иного Утешителя – Духа истины, который научит их всему. Отходя же на небо, Спаситель возвестил им, что сей Утешитель придет к ним не по многих днях, и заповедал ожидать явления Его в Иерусалиме (Деян. 1, 8.). Спустя 10 дней после вознесения Христова, в праздник Пятидесятницы, когда Апостолы находились все вместе в одной горнице, во Иерусалиме, – обетование исполнилось. В третий час сего дня, когда народ обыкновенно собирался в храм для жертвоприношения и молитвы, внезапно ощущен был шум с небес: как бы сильное дыхание ветра неслось оттуда и устремилось на место пребывания Апостолов. Знамение небесное явилось здесь в разделяющихся, как бы огненных языках, которые почили на Апостолах; вместе с сим сообщена им способность говорить на иностранных языках, досель им не известных; и избранные свидетели Христовы вышли к народу, чтобы возвестить ему о великих делах Божиих на тех языках, какие каждому были сообщены. Множество иностранцев, бывших в Иерусалиме на сем празднике, и жители самого Иерусалима в изумлении слышали, как неученые Галилеяне проповедуют им на их природных языках. По нашлись и нечестивые, которые стали ругаться над богодухновенными проповедниками. Тогда Апостол Петр, – не прежний Петр робкий и боязливый, но мужественный и неустрашимый, – возвещает народу, что необычайное явление, совершившееся в сей день над ними, есть действие Духа Святого, которого Бог обещал никогда чрез Пророка излить на рабов и на рабынь своих; что сего Духа ниспослал на них, учеников Иисуса, Сам Иисус, Которого недавно в Иерусалиме распяли иудеи и Которого Бог воскресил от мертвых, прославил и посадил одесную Себе; что наконец как страдания Его, так и прославление совершенно были сообразны с предсказаниями Пророков. Сия первая проповедь свидетелей Христовых имела такое действие на их слушателей, что тогда же обратилось ко Христу и крестилось душ яко три тысящи. Апостолы Христовы, вступив таким образом в свое служение, продолжали отселе проповедовать Евангелие – и проповедовали всюду, при содействии Господнем.

Так изображает сошествие св. Духа на Апостолов и все обстоятельства сего события ев. Лука в книге Деяний апостольских (гл. 2).

 

Начало праздника.

Празднственное воспоминание сего славного события началось, без сомнения, с первым годовым возвратом того дня, в который оно совершилось. Для Апостолов сей день напоминал их вступление в служение всемирное, для новых веровавших во Христа – их призвание в царство Христово, для всех вообще – неизреченно великую милость Божию, явленную роду человеческому. Естественно посему было день столь многознаменательный отличать особенным празднованием от прочих дней.

В апостольской истории действительно находим указания на празднование дня Пятидесятницы, собственно христианское, во времена самых Апостолов. Апостол Павел, положив намерение посетить Церковь коринфскую, писал в послании к ней о сем намерении своем; но прибавлял, что он пробудет еще в Ефесе до Пятидесятницы (1Кор. 16, 8), а выше, говоря об исправлении некоторых беспорядков в сей Церкви, сделал ясный намек на празднование Пасхи, но не иудейской, а христианской (5, 6-8). Здесь слово: Пятидесятница, очевидно, означает один определенный день. И если Пасха здесь разумеется христианская, и Пасха cия есть праздник; то, конечно, таков же и день Пятидесятницы. Для чего Апостолу, столько ревновавшему о свободе христиан от закона иудейского, дожидаться в Ефесе праздника иудейского? – Вскоре после сего мы видим того же Апостола поспешающим на праздник Пятидесятницы в Иерусалим (Деян. 20, 10). Можно ли думать, что Апостол имел в виду при сем исполнить только требование закона Моисеева, который повелевал каждому Израильтянину являться в сей день к месту общественного Богослужения? Не справедливее ли допустить, что в том и в другом случае, разумеется, день Пятидесятницы, который Апостол и в Ефесе и в Иерусалиме желал провести, как праздник христианский, и, чтобы не быть в сей день в пути, в одном случае медлил, в другом спешил? Св. Епифаний[4] и Бл. Августин[5] утверждают, что св. Апостол Павел и евангелист Лука в указанных местах разумеют христианский, а не иудейский праздник.

В постановлениях апостольских есть прямая заповедь праздновать Пятидесятницу: «спустя десять дней по вознесении бывает пятидесятый день от первого дня Господня (Пасхи); сей день да будет великим праздником. Ибо в третьей части сего дня Господь Иисус послал дар Святого Духа»[6]. В другом месте апостольских Постановлений в числе дней, в которые рабы должны быть свободны от работ, после Пасхи и Вознесения, упоминается и Пятидесятница: «в Пятидесятницу рабы должны быть свободны от работ ради пришествия Св. Духа, данного уверовавшим во Христа»[7]. Один древний писатель, указывая на сочинение св. Иринея, епископа лионского, не дошедшее до нас, говорить: «не преклонять колена в день Господень есть знак воскресения (σύμβολον τῆς ἀναστάσεως), которым мы, по благодати Христовой, освобождены от грехов и смерти». Такой обычай получил начало от времен апостольских, как говорит блаженный Ириней, мученик и епископ лионский, в слове о Пасхе, где упоминает и о Пятидесятнице, в которую также не преклоняем колен, поелику она равночестна дню Господню[8]. Тертуллиан, употребляя слово: Пятидесятница, и в значении всего пятидесятидневного времени[9], в другом месте выражается так: «в день Господень мы считаешь неприличным поститься, или преклонять колена: тою же свободою пользуемся от дня Пасхи до Пятидесятницы» (a die Paschæ in Pentecostem usque)[10]. Здесь под именем Пятидесятницы, очевидно, разумеется, один определенный день, именно – день сошествия Св. Духа, заключение всего пятидесятидневного времени, начинающегося Пасхою. Ориген, приводя возражения язычников против праздников христианских, упоминает вместе с Пасхою и о Пятидесятнице[11]. Собор эльвирский (около 300 г.), в отвращение беспорядков в испанской Церкви, между прочим, постановил «праздновать Пятидесятницу, на основании писания, не в сороковой, а в пятидесятый день после Пасхи»[12]. B IV веке у Евсевия Кесарийского, у свв. Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского, Епифания и Златоуста; также у бл. Августина и др. часто встречается упоминание о празднике сошествия св. Духа под именем Пятидесятницы. Евсевий Кесарийский «всечестную и всесвятую Пятидесятницу», называет весьма «великим праздником, праздником праздников»[13]. «Пятидесятницу празднуем, говорит св. Григорий Богослов, Духа пришествие, предложение обещания, надежды исполнение» [14]. Блаженный Августин говорит: «Ежегодным торжеством прославляется сошествие Духа Святого с небеси», – и относит сие празднование к преданиям апостольским[15].

 

Образ празднования.

Приготовление к празднованию сошествия св. Духа на Апостолов начинается с преполовения Пятидесятницы, то есть, со среды четвертой недели по Пасхе. Св. Церковь, предлагая в праздник Пятидесятницы благовествование Иоанна о торжественном воззвании Господа к иудеям, коим призывал Он в последний день праздника кущей идти к живоносной воде Его, давая тем разуметь имевшее скоро последовать обильное излияние Духа Святого (Ин. 7:37-39), – гласом Самого Господа начинает возбуждать жажду к сему новому, божественному питию, еще со дня преполовения праздника. В сем намерении воспоминает она в день преполовения и богодухновенные вещания древних Пророков, относящиеся к сему излиянию Духа Святого: предречение Михея о новом законе от Сиона[16], воззвание Божие чрез Пророка Исаию: жаждущие идите на воду[17] и приглашение Премудрости, создавшей себе дом и созывающей к себе на чашу чрез премудрого Соломона (Притч. 9). В сем же намерении она влагает в уста каждого верующего сию, часто повторяющуюся в день преполовения, песнь: преполовившуся празднику, жаждущую душу мою благочестия напой водами; яко всех Спасе возопил еси, жаждай да грядет ко Мне и да пиет[18]. И в других молитвенных песнях своих обращаясь к Господу Иисусу, Источнику жизни и бессмертия, молит Его, чтобы Он по неложному Своему обетованию ниспослал верующим Духа Своего Святого, от Отца исходящего[19]: а обращаясь к верующим, заповедует им хранить чистое жительство, яко да св. Духа пришествие восприимут[20].

Таким образом день Преполовения Пятидесятницы, хотя, по выражении церковной песни, озаряется светлостию от обоих великих праздников, – отсюду божественныя Пасхи божественейшею светлостию, от онуду же Утешителевою благодатью[21]; но в образе празднования более приготовляет к предстоящему празднеству, нежели напоминает о совершившемся. Таким же духом проникнуты службы и прочих дней до отдания праздника Преполовения.

Ближе к празднику Пятидесятницы воспоминается девятидневным торжеством вознесение Иисуса Христа на небо; но этим не прекращается приготовление к великому дню Пятидесятницы, напротив становится еще торжественнее. Обращаясь к вознесшемуся Господу, св. Церковь умоляет Его от лица чад своих. Владыко, не остави нас сирых, но посли, якоже обещал еси, нам Духа Твоего пресвятого, наставляюща и утверждающа и просвещающа и освящающа души наши[22]. Как Апостолы по вознесении Господа неотлучно пребывали в молитве и ожидании обетованного Утешителя с небеси; так св. Церковь своими песнопениями часто напоминает каждому стоять на духовной страже, в ожидании великого дня сошествия Св. Духа[23].

После таких приготовлений св. Церковь приводит чад своих к самому празднованию великого события. Сему посвящается собственно восьмой воскресный день по Пасхе; но к нему присоединяется и следующий день, назначаемый, собственно, для прославления Св. Духа, а наконец и прочие дни той же седмицы.

Чтения из Св. Писания, предлагаемые Церковью в день Пятидесятницы, относятся к великому событию, в сей день воспоминаемому. На вечерних чтениях сего праздника Церковь от события новозаветного обращается к древним его прообразованиям и обетованиям о нем, указывая сим самым на внутреннюю связь Заветов Ветхого и Нового. В первом чтении из книги Чисел (гл. 11.). предлагается повествование о ниспослании Духа Божия на семьдесят старейшин израильских во время странствования народа Божия в пустыне. Господь, низшедший в облаке пред Скинию сведения, где собраны были все старейшины, взял от Духа, почивавшего в Моисее, и возложил на них, и они стали пророчествовать среди сонма. Сим продолжалось событие, совершившееся над Апостолами, как дает разуметь сие евангелист Иоанн, когда говорит: и видехом славу Его (Слова, соделавшагося плотию), славу, яко Единородного от Отца, исполне благодати и истины.... И от исполнения Его мы вси прияхом и благодать возблагодать (Ин. 1:14, 16). Во втором чтении заключаются пророческие слова, которыми Апостол Петр объяснял удивленному народу тайну настоящего великого события: это обетование, данное, чрез Пророка Иоиля о излиянии Духа Святого на всякую плоть (Иоил. 2:23-32). Наконец в третьем чтении, заимствованном из Пророка Иезекииля предвозвещается верующим духовное очищение посредством воды, дарование духа нового вместо ветхого и сердца плотянного вместо каменного, и дарование Духа Божия, укрепляющего к сохранению заповедей Господних (Иез. 36:24-28). Сим пророчеством ясно указывается на духовное возрождение и просветление сынов Нового Завета водою и Духом[24].

Чтениями новозаветными из Евангелия и Деяний апостольских Церковь обращает умы верующих к познанию таинства настоящего великого дня. Утренним евангелием припоминает предначинательное дарование Духа Святого Апостолам посредством дуновения на них Господа воскресшего (Ин. 20:19-24). На литургии в чтении из апостольских деяний предлагает богодухновенное описание воспоминаемого события (Деян. 2:1-11); а в чтении из евангелия воспоминаете обетование Господа о Духе Святом, возвещенное торжеством в Иерусалиме пред множеством собравшихся там на празднике кущей. Тогда Господь возгласил: веруяй в Мя, якоже рече писание: реки истекут от чрева его воды живы; и св. евангелист, передавая слова сии, заметил: сие же рече о Духе, Егоже хотяху приимати верующие во имя Его (Ин. 7:37-53). Сие слово Господне, сказанное в праздник кущей, тем приличнее дню Пятидесятницы, что и Пророк Захария, предвозвещая о вступлении языков в царство Божие, изобразил их служение Богу в виде участия с Израилем в праздновании скинопигии, или кущей (Зах. 14:16.)[25].

Песнопения на день Пятидесятницы составлены в разные времена разными богомудрыми мужами. Из стихир вечерних – первая на: Господи воззвах[26] и из утренних – вторая на: хвалите[27] заимствованы из слова св. Григория Богослова на сей праздник с некоторыми дополнениями, а третья стихира на: Хвалите, взята из слова Григория Богослова о Святом Духе, или лучше, составлена из собранных в сем слове выражений св. писания о свойствах и действиях Святого Духа. Одна из стихир (9-тая на: Господи воззвах) принадлежит Льву владыке, т. е. императору. Из канонов на утрени первый принадлежит св. Косме маюмскому[28], второй Иоанну Дамаскину[29]. На повечерии канон Духу Святому составлен Феофаном митрополитом никейским (в IX в.). Кондак и икос принадлежат Роману Сладкопевцу. Когда и кем составлены прочие песнопения на день Пятидесятницы, – неизвестно.

В песнопениях церковных на день Пятидесятницы прославляется самое событие – сошествие Святого Духа на Апостолов – и благодатные плоды сего великого события. Ныне, поет св. Церковь – преславное совершилось пред лицем всех народов во граде Давидовом[30]. Ныне исполнились древние обетования и предречения Пророков[31], исполнились и все наши надежды[32]. Глаголавший в Пророках и проповеданный законом, Бог истинный, Утешитель, познается ныне служителями и свидетелями Слова, прежде несовершенными[33]. Ныне Дух Утешитель изливается на всякую плоть, и начиная от ликов апостольских, ко всем верным простирает благодать свою[34]. Отсюда происходят самые вожделенные плоды для целого рода человеческого. Господь от Духа Своего богатно излиял на всякую плоть, и исполнилось все ведения Господня[35]. Дух творит некнижных витиями, рыбарей мудрецами, и они поборают всех словом, извлекают бесчисленные народы из глубокой ночи[36]; и гласы раздавленные прежде за злое согласие, соединяются теперь в единую стройную песнь с познанием св. Троицы[37]. Чудная перемена совершается во всем мире: те, на кого дохнула боготочная благодать, просветляются, блистают, изменяются изменением странным и благолепнейшим[38]. Вместе с тем, как совершается очищение грехов посредством огнедухновенной Духа благодати, новый закон начертывается на сердцах верующих[39]. – Прославляя событие сионское и показывая плоды его, св. Церковь возвышает наши умы и сердца к познанию Божеских свойств и действию Самого небесного Посетителя – Духа Божия. Устами св. Григория Богослова она изрекает: Дух Святой всегда был, есть и будет; Он не начинается и не престает, но присно счинен и счисляется Отцу и Сыну. Он жизнь, и животворит: Он Свят, и Света податель; Самоблагий и Источник благостыни, Дух премудрости, Дух разума: благой, правый, умный, господствующий, очищающий прегрешения; Он Бог и боготворит. Он огнь, от огня происходящей; Он глаголет, действует, разделяет дарования; венчает Пророков, Апостолов, и мучеников[40]. – Так как виновник ниспослания на землю Духа Святого есть Ходатай наш Господь Иисус Христос: то часто торжественные песни содержат благодарственное прославление Его за исполнение обетования[41]. Так Церковь воспевает: благословен еси Христе Боже наш, Иже премудры ловцы явлей, ниспослав им Духа Святого, и теми уловлей вселенную, Человеколюбче слава Тебе. При семь возносить св. Церковь и общее славословие пресвятой Троицы, и научает с преклонением колен душ и телес наших воспевать безначального Отца, собезначального Сына и соприсносущного и пресвятого Духа[42], Троицу единосущную и нераздельную. Приидите людие, взывает Церковь к чадам своим, триипостасному Божеству поклонимся: Сыну во Отце со Святым Духом: Отцем бо безлетно роди Сына соприсносущна и сопрестольна, и Дух Святый бе во Отце с Сыном прославляем: едина сила, едино существо, едино Божество[43]. Но чтобы прославления не оставались бесплодными, св. Церковь наставляет часто возноситься к самому Духу Утешителю с молитвою: Царю небесный, Утешителю Душе истинный, Иже везде сый и вся исполняяй, сокровище благих и жизни подателю! Прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша[44]. Сия молитвенная песнь, начиная со дня Пятидесятницы, повторяется в молитвословиях Церкви, каждодневно при начале каждого богослужения, до следующей Пасхи; также как другая благодарственная песнь Пресвятой Троице, заимствованная из Богослужения дня Пятидесятницы – видехом Свет истинный – поется всегда при конце литургии.

Кроме священных песней, Церковь сохранила много высоких и мудрых поучений, который были предлагаемы в разные времена различными учителями Церкви в сей великий праздник. Известнейшие из них суть следующие: св. Григория Богослова[45], Григория нисского[46], Иоанна Златоустого[47], бл. Августина[48], св. Прокла[49], Льва папы[50], Григория Двоеслова[51], преподобного Феодора Студита[52] и др. В их богомудрых наставлениях то объясняются обстоятельства славного события сионского, описанные в книге Деяний апостольских[53], то раскрывается важность сего события и плоды его, то излагается учение о самом Духе Святом, Раздаятеле даров; то показывается отношение сионского события к синайскому законодательству. Св. Григорий Богослов, рассуждая об образе явления Духа Святого, в излиянии на Апостолов, говорит: «Он является в виде языков по сродству со Словом; и в виде огненных языков или по причине очищения, или по Существу своему: ибо Бог наш огнь, и огнь поядаяй (Евр. 12:29) нечестие. Является в виде разделенных языков по причине разных дарований, в виде языков сшедших в означение царского достоинства и почивания во святых; в горнице в означение восхождения и возношения от земли тех, которые готовятся принять Духа»[54]. Св. Златоуст спрашивает: «для чего Иезекииль приемлет дар пророчества не в подобии огня, но в виде книги; а Апостолы приемлют дарования в виде огня?» – и так отвечает на сей вопрос: «для того, что Пророк должен был идти с обличением грехов иудеев, и оплакивать их бедствия; Апостолы же вышли для того, чтобы истребить грехи вселенной. По сей-то причине Пророк приял книгу для указания грядущих бедствий; Апостолы же прияли огнь, чтобы сожечь и потребить грехи вселенной. Ибо, как огонь, падая в терние, легко истребляет все терние: так и благодать Духа истребляла грехи человеческие»[55].

Рассуждая о важности сего события, св. Златоуст говорит: «велики, возлюбленные, и всякое слово превосходят дары, ниспосланные нам в сей день человеколюбивым Богом. Ныне дарует нам Господь пришествие Духа Святого, и чрез Него подает нам многочисленные блага с небес. Ибо скажи мне, что из необходимого для нашего спасения устроено не чрез Духа? Чрез Него освобождаемся мы от рабства, призываемся на свободу, возводимся в сыноположение, и наконец, так сказать, преобразуемся, отлагаем тяжкое и смрадное бремя грехов. Чрез Духа Святого имеем сонмы священников и чины учителей; из сего Источника и дары откровении и дарования исцелений; и все прочее, что украшает Церковь Божию, отсюда подается»[56]. «Доколь не было с нами Духа Святого, это самое служило знамением Божественного гнева; но когда видишь, что Дух Святый изливается обильно, то не сомневайся более о примирении. Как бывает в продолжительной войне, когда окончится брань и заключится мир, та и другая сторона, досель враждовавшие между собою, дают взаимно залог и заложников: так стало между Богом и людьми. Они представили вместо удостоверена и заложника с своей стороны начаток своей природы, который принес Христос: Бог взаимно послал к ним в залог и удостоверение Духа Святого[57]».

Говоря о действии Св. Духа на земле, св. Златоуст замечает: «много благ нисходило с неба на землю для рода человеческого: но таких, какие ныне, никогда не было прежде сего. Одождил Бог манну на землю и хлеб небесный давал людям: ибо хлеб ангельский яде человек (Исх. 77:24). По истине велико сие и достойно человеколюбия Божия. После сего ниспослан был огнь, который обличил заблуждающий народ иудейский и пожрал жертву от алтаря (3Цар. 18:38). Ниспослан был дождь, когда все изнемогали от голода, и произвел великое плодоносие. Велико это и чудно: но настоящее гораздо более. Не манна, не огонь, не дождь ниспосланы были, но изливаются дарования духовные. Принеслись свыше облака не для того, чтобы дать плодоносие земли, но, чтобы расположить естество человеческое воздать плод добродетели Божественному Делателю. И тотчас, принявшие хотя каплю от сего дождя, забыли свою природу, и вся земля внезапно исполнилась ангелами, – ангелами не небесными, но являющими в человеческом теле добродетель бесплотных сил»[58]. Св. Прокл в своем слове на Пятидесятницу говорит: «едва воссияла благодать Святого Духа на земле, и – вдруг уста неискусных в слове делаются красноречивыми, языки непросвещенных отверзаются, сердца рыбарей воспламеняются дерзновением: Апостол Петр, прежде отрекшийся Господа пред рабынею, теперь бестрепетно проповедует Его пред царями и народами»[59]. Часто св. отцы изъясняли в своих беседах относящиеся к сему событию древние обетования об обновлении земли и сердец человеческих; говорили о различных дарованиях и действиях Святого Духа в Церкви и о продолжении Его действования на земле дотоле, доколе будет находиться на ней самая Церковь Христова[60].

Часто, особенно в IV в., отцы Церкви, по обстоятельствам и нуждам своего времени, занимались и опровержением еретических мнений о Святом Духе, доказывая Его Божественное величие, власть, силу, Его единодушие со Отцом и Сыном. Так говорит в своем слове на Пятидесятницу св. Григорий Богослов[61]. Св. Златоуст в своих беседах на сей день также неоднократно обращается к неправомыслящим о Духе Святом, и опровергает их возражения[62]. Тоже встречаем и у св. Прокла в его слове на Пятидесятницу. Св. Лев говорил против Македониан, нечестиво мысливших о Духе Святом, и проповедовал равночестие Его со Отцом и Сыном[63]; также опровергал и манихейские заблуждения о Святом Духе[64].

Торжественное богослужение великого дня Пятидесятницы заключается вечерним последованием, которое и по времени совершения, и по своему составу отлично от вечерних молитвословий в прочие дни года. Вечернее молитвословие сего дня начинается вслед за литургией. В состав сего молитвословия, между прочим, входят дополнительный прошения в великой ектении и особенные молитвы (коленонреклонения), разделенные на три части, по числу Лиц Пресвятой Троицы. Дополнительные прошения в ектении приносятся о преклоняющих пред Господом сердца и колена свои и ожидающих благодати Святого Духа. Молитвы коленопреклонения произносит настоятель храма, стоя на коленах в царских вратах и обратившись лицом к преклонившему колена народу. В первой коленопреклонной молитве верующие исповедуют грехи свои пред Отцем небесным, испрашивают себе оставления грехов и благодатной небесной помощи, молятся, чтобы Господь не отринул кающихся, приставив к людям своим Ангела Хранителя, всех собрал в царство Свое и разрушил козни вражии против нас. – При втором коленопреклонении верующие, обращаясь к Господу Иисусу Христу, умоляют Его, чтобы Он научил их, как должно и о чем нужно молиться, даровал им Духа премудрости, Духа разума, Духа страха Своего, обновил в них дух правый и наставил творить заповеди Его и памятовать Его славное пришествие. – Испросив таким образом божественную благодать чадам своим, живущим еще на земле, св. Церковь призывает их к третьей коленопреклонной молитве, но уже об отшедших чадах своих, отцах и братьях наших, испрашивает им оставление грехов, соделанных во время земной жизни, и наследие жизни вечной. Она научает нас молиться Христу Спасителю: Иже в сей всесовершенный и спасительный праздник, очищения молитвенныя о иже во ад держимых сподобивый приимати, великия же подаваяй нам надежды ослабления содержимым от содержащих я скверн, и утешению Тобою ниспослатися, – услыши нас смиренных Твоих раб молящихся Ти, и упокой души рабов Твоих прежде усопших, учини духи их ее селениях праведных, и мира и ослабления сподоби их.

Ко всем трем молитвословиям Церковь присовокупляет прошения – дать молящимся вечер с приходящею нощию совершен, свят и мирен.

Сии умилительные молитвы составлены в IV веке св. Василием Великим, который заповедал народу и преклонять колена при возглашении их в Церкви[65].

В православной Церкви есть благочестивый обычай, во время чтения молитв на вечерни стоять на коленах с цветами, и часто слезы умиления и сокрушения орошают сии начатки обновляющейся природы. Вместе с сим существует обыкновение – украшать в сей день храмы и жилища древесными ветвями, травами и цветами. Сие обыкновение с вероятностию можно производить из примера Церкви ветхозаветной. Иудеи в праздники Пятидесятницы украшали синагоги и дома древесными ветвями, травою и цветами[66] в память того, что закон дан был в то время, когда близ горы все зеленело и цвело (Исх. 34:3), и притом во время странствования их по пустыне, когда и сами они должны были жить в кущах из древесных ветвей. Сионская горница, где Дух Святый сошел на Апостолов в день Пятидесятницы, вероятно, но обычаю ветхозаветному, также была украшена в сей день древесными ветвями и цветами. Не чуждо для христианской Церкви и воспоминание в Пятидесятницу о синайском законодательстве, как это видно из церковных песнопении в сей день. Следовательно, и посему мог быть удержан благочестивый обычай ветхозаветный.

Кроме сего, в церкви ветхозаветной был также священный обычай приносить в празднике Пятидесятницы первые плоды жатвы, которая в Палестине оканчивалась к сему времени. Сообразно сему и христианам прилично приносить в сие время начатки природы, обновляющейся силою Духа Зиждителя (Пс. 103:30).

Могла наконец иметь влияние на сие обыкновение мысль о явлении Бога в виде трех странников Аврааму у дуба мамврийского. Православная Церковь с торжественным воспоминанием сошествия Святого Духа в день Пятидесятницы нераздельно соединяет и торжество во славу Пресвятой Троицы. Обозревая первоначальные проявления сей тайны Божества, мысль христианская не могла не остановиться на одном, особенно явственном ее обнаружении, именно на явлении Бога Аврааму в лице трех странников, которых сей праотец принял и угостил у мамврийской дубравы, где стояла его куща[67]. Воспоминание о сей священной дубраве само собою располагало христиан в день св. Троицы видеть в храмах древесные ветви и цветы, дабы таким образом украшенный храм Божий очевиднее изображал собою ту святую кущу, где никогда благоволил явиться Триединый Бог.

Пятидесятница была одним из таких праздников, в которые преимущественно принимали святое крещение желающие вступить в Церковь Христову. Во время Тертуллиана сие распространялось на все пятьдесят дней после воскресения Христова[68]. Но в последствии обыкновенно избирали для крещения самый день Пятидесятницы. Так св. Григорий Богослов, упоминая о различных извинениях, по которым в его время отлагали крещение, замечает, что один из оглашенных говорил: «жду дня светов; другой: более уважаю Пасху; третий: дождусь Пятидесятницы. Первый говорил: лучше со Христом просветиться; другой; со Христом восстать в день воскресения; третий; почтить явление Духа[69]. Бл. Иероним также пишет, что на Востоке, где он жил, было в обычай креститься преимущественно в Пасху и Пятидесятницу[70]. Св. Иоанн Златоуст и Прокл, в своих беседах на день Пятидесятницы, также упоминают о новокрещенных. Сей благочестивый обычай основывался на примере Апостолов (Деян. 2:37)[71]. В воспоминание сего и доселе на литургии, пред чтением Апостола, поется, вместо обыкновенного песнословия: святый Боже, святый крепкий, снятый бессмертный и пр., аллилуйа со словами Апостола: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся.

В день Пятидесятницы христиане имели обычай причащаться тела и крови Христовой не только в древние времена[72], но и позднейшие. Был сей обычай и в российской Церкви. Святый Кирилл епископ туровский в своем поучении на пентикостию, сказав о ниспослании Святого Духа Апостолам, продолжает: «не будем же лениться, имея такого милостивого Владыку; но отвергши от себя всякия неприличные деяния с чистою совестию приидем в церковь Божию и, со страхом стоя в ней, будем просить отпущения грехов, – да достойны будем приступить к пречистым тайнам тела и крови Господни»[73].

В праздник Пятидесятницы, так же, как и в праздник Пасхи, греческими христианскими императорами воспрещены были публичные зрелища[74]. Сие запрещение распространялось и на все то время, в продолжение которого новокрещенные торжественно являлись в церкви в одежде, полученной ими при крещении, то есть, до следующей недели.

Кроме сего по древнему чиноположению церковному во всю седмицу Пятидесятницы не полагается поста[75].

 

Продолжение празднования Пятидесятницы.

Празднование сошествия Святого Духа на Апостолов продолжается Церковью и после дня Святой Троицы. Следующий за ним день посвящается имени Святого Духа. Песнопения сего дня почти все заимствуются из богослужения дня Пятидесятницы. Но чтения новозаветные назначены свои. В чтении апостольском содержится наставление о преспеянии в жизни духовной как для всех соделавшихся чадами света (Еф. 5:9-19), так преимущественно для новопросвещенных святым крещением, дабы они, как новые чада света, ходили всегда во свете, блюли себя не как уже немудрые, но как премудрые, постоянно усовершались в познании воли божественной и паче исполнялись Духом Святым. В чтении евангельском сего дня предлагаются слова Спасителя, которыми Он заповедовал будущим проповедникам Евангелия попечение о всяком верующем, как бы он мал ни был в глазах человеческих, и произнес при сем притчу о пастыре, оставляющем девяносто девять овец, чтобы найти одну заблудшую (Мф. 18:10-17). Cия заповедь повторяется по случаю изшествия Апостолов на дело своего служения для того, чтобы напомнить слушателям попечительность о них Господа Иисуса Христа, и внушить пастырям стада Христова бдительность о младенцах веры, которых Церковь приняла в свои недра.

Торжество Пятидесятницы окончательно заключается отданием в субботу сей недели. В апостольских постановлениях находится следующая заповедь: «после празднования Пятидесятницы празднуйте одну седмицу, а после сей поститесь. Ибо праведно и возвеселиться о даре Божием, и поститься после отдохновения»[76]. Но и следующий воскресный день, называемый неделею всех святых, имеет еще очевидное отношение к сему празднику: ибо все святые, прославляемые Церковью, суть благодатный плод Святого Духа. Праздник в честь всех святых существовал уже во время святого Златоуста, только под названием праздника мучеников в целом мире. В беседе на сей праздник св. Иоанн Златоуст говорит: «еще не прошло семи дней после того, как совершали мы праздник Пятидесятницы, и вот опять стретил нас сонм мучеников, или лучше мученическое воинство, которое нисколько не ниже того ангельского воинства, какое видел патриарх Иаков»[77]. Матфей Властарь, сказав, что через семь дней после сошествия св. Духа, совершается торжество всех святых, к сему присовокупляет, что праздник всех святых есть как бы начаток всех праздников, которые совершаются в последующие дни года в честь каждого из святых[78].

 

Цель праздника.

Нравственная цель установления празднества в воспоминание сошествия Святого Духа прежде всего есть исполнение первого долга пред Богом Подателем всех благ, долга благодарности. Ниспослание Святого Духа на землю есть дар столь великий, что в нем заключается для христианина все. Без просвещения Духа Святого мы не получили бы и ясного познания о действиях Самого Сына Божия на земле; без содействия Духа Святого проповедь евангельская не распространилась бы так быстро в мире, при множестве препятствий непреодолимых для обыкновенных сил человека; без оживотворения Духа Святого и верующие во имя Иисуса Христа были бы мертвы духовно. Мы имеем слово Божие, потому что Дух Святый глаголал в Пророках и Апостолах; на земле проклятия открыто доступное для всех селение Божества, Церковь; потому что Дух Святой низвел с собою освящение, приобретенное грешному роду человеческому заслугами нашего Господа и Искупителя; каждый вступающий в сие святое общество получает возрождение к новой, духовной жизни, потому что Дух Святой, однажды излившись, неотлучно пребывает в Церкви Иисуса Христа. Как же за все сие не воздать благодарения Богу Спасителю нашему? И святая Церковь, прославляя воспоминаемое событие, всего чаще старается внушить сие чувство чадам своим в своих песнопениях. Довольно припомнить сию песнь, влагаемую ею в уста верующих: «видехом свет истинный, прияхом Духа небесного, обретохом веру истинную, нераздельный Троице покланяемся: Та бо нас спасла есть». К благодарению, вечному благодарению, призывает тебя, душа христианская, сей день; благодари Искупителя твоего Бога Сына, умолившего Отца Своего ниспослать на землю Духа Святого; благодари Бога Отца, благоволившего даровать тебе сего Утешителя; благодари Бога Духа Святого, не возгнушавшагося снизойти к нашему окаянству.

Но Церковь не только воспоминает прошедшее; но и призывает на чад своих благодать Духа Всесвятаго; внушает и им дерзновение взывать: «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины! Прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси Блаже души наша». Вот великая цель установления сего празднества.

Сии размышления внушают христианину заботливость о том, чтобы его благодарению за ниспослание Духа Всесвятого не противоречила жизнь греховная, чтобы, испрашивая себе обновления и умножения благодати Духа Божия, сам он уготовлял себя в храм Господень, и удостоиваясь благодатного его посещения в молитве и в таинствах, продолжал блюсти себя, как храм Духа Святого, не оскорбляя Его святого величия. «Празднование наше, скажем словами святого Златоуста, – должно быть сообразно с достоинством дарованных нам благ и состоять не в увенчании дверей, но в усовершенствовании душ, не в украшении завесами торжища, но в украшении души одеждою добродетели, дабы, при таком праздновании, нам можно было удостоиться благодати Духа и получить плоды Его»[79]. «Имея в Боге Духе Святом Утешителя, непобедимую силу и непреоборимого защитника, не убоимся врагов и не устрашимся враждебных козней их; но, поелику Он есть содейственник и помощник нам в подвигах веры, будем постоянно и мужественно истреблять похоти плотские, не поддаваясь обольщению врага[80].

 

[1] Слово 41, на св. Пятидесятницу; –Творения св. Отцов в русском переводе. Ч. IV. стр. 15.

[2] Serm. 267. In Pentecost. 1, Орр. Т. VIII, ed. Venetiis 1763. Conf. Serm. in Pentecost. II, III, IV, V in init.

[3] В третьей коленопреклонной моитве на вечерни Пятидесятницы говорится, что Господь Иисус Христос «в Сей великий спасительный день Пятидесятницы тайну святые и единосущныя, и соприсносущныя, и неразделимыя, и неслиянные Троицы показавый нам».

[4] Aduers. Hæres. Lib III, aduers. Aеrtun. cap. VI p. 910. Opp. T. I, ed. Colon. 1682.

[5] De Civit Dei. Lib. XVIII, cap. 54.

[6] Constit. Aposlol. Lib. V. cap. 20, p. 328 (Ар. Coteler Patres Apostol. Vol Amstelæd. 1724.)

[7] Constit. Apostol. Lib. VIII, cap. 33, p. 419.

[8] Quaestion. ad Orthodox 115, inter Iustini Opera, p. 468. (ed Colon. 1686.).

[9] De idololatr. cap. XVI. p. 41, Vol. IV (ed. Gersdorf. Lipsae 1839).

[10] De Coron. milit. cap. III. p. 188.

[11] Contra Celsum lib VIII. cap. 22. p. 140 (ed. C. H. E. Lommatzsch, Berlin 1846).

[12] Concil Illiber. can. 43

[13] Euseb. de vita Constant.

[14] Слово 41, на Пятидесятницу; – Творения св. Отцов в русском переводе. Ч. IV.

[15] Epist. 118. ad Iannuar. сap I; conf. Augustin. Sermones in die Pentecost. Opp. T. VIII, col. 1085-1104. Достойно замечание при сем предании, что на том самом месте, где последовало видимое сошествие св. Духа на Апостолов, был первый христианский храм. Новое доказательство апостольского происхождения христианского праздника Пятидесятницы. Св. Епифаний упоминает о сей церкви; по его словам, император Адриан, посещая Иерусалим, ничего здесь не нашел, кроме нескольких домов и «небольшой христианской церкви, оставшейся после опустошения (Титова) и устроенной на том самом месте горы Сионской, куда возвратясь Апостолы с горы Елеонской, по вознесении Спасителя, взошли на горницу» (lib.de mensur. р. 170). В последствии церковь cия была возобновлена св. Еленою.

[16] Первое чтение в вечер. преполовения, избранное из 4-й (ст. 2, 3 и 5) и 6-й главы Прор. Михея.

[17] Втрое чтение – из Прор. Исаии, 55, 1-13.

[18] Тропарь преполовения.

[19] Седален во втором стихословии на утрене в субботу 4-й недели по Пасхе; канон 2-й, в среду 4 нед. по Пасхе, песнь 4, троп. 3; канон 1-й, песнь 8, троп. 1.

[20] Канон 1-й, в среду 4 недели по Пасхе, песнь 9, троп. 1.

[21] Там же – песнь 6, троп. 1.

[22] Стихир. 4 и 5 на Госп. воззв. в среду веч. 6 нед. но Пасхе, – и стихиры 1 и 6 на литии.

[23] См. в четверг 6-й нед. по Пасхе вечера на Госп. воззв. стихир 1 и 4; в пятницу на вечер на Госп. Воззв. стихир. 1 и на стиховые стихир 4, равно и службы всех прочих Дней до отдания праздника вознесения.

[24] Сии избранные чтения помещены уже в паремейнике X в. Codex Sancti Simeonis. p. 37, ed M. R. Steininger. Trier 1834.

[25] Назначение упомянутого чтения изь евангелия для дня Пятидесятницы весьма древне. Сие чтение назначается для того же дня в списки евангелия, писанном еще в 8-м веке; и так как рукопись с таким показанием есть список древнейший; то и назначение сего чтения надобно относить к древнейшим временам. Тоже известно и о чтении из книги Деяний (Scholz Novum Testament. graece T. I. pag. 452, 453. T. II. pag. 458.

[26] Слич. св. Григория Богослова слово 41 на св. Пятидесятницу; – Творения св. Отцов в русском переводе. Ч. IV. стр. 10.

[27] Слич. св. Григория Богослова слово 41. на св. Пятидесятницу; – Творения св. Отцов в русском переводе. Ч. IV. стр. 14, 15.

[28] Сей канон надписывается в Триоди творение Космы монаха. По несомненным памятникам древности сей Косма монах есть Косма еп. маюмский, друг. св. Иоанна Дамаскина (Gallandi Bihlioth. vet Patrum T. XIII. Bibliolh. Patrum Lugd. T. XII p 737).

[29] Сей канон в Триоди надписывается канон, иамвический, творение кир Иоанна арклийского. Но наименование Иоанна арклийского есть наименование св. Иоанна Дамаскина. Это подверждается почти общим согласием ученных и издателей творений св. Иоанна. Алляций догадывется, не было ли это имя родовым именем св. Иоанна. (Allatii de libris Apocryphis n. XII. in edit opp. I. Damaseen, a Mich. Lequien. T. I, Prolegomena pag VIII). У Лексия канон сей издан на греческом языке с латинским переводом между творениями св. Иоанна Дамаскина (T. I. p. 678-681). Георгий никомилийский писал изъяснение на сей канон и считал его творением Домаскина (Fabric. Bibl. Graec. Vol. VIII p. 774, Vol. X. p. 305).

[30] На хвалитех стихира 1.

[31] Канон 1, песнь 1.

[32] Стихира 1 на Господи возвах.

[33] Канон 1-й, песнь 4. троп. 1; на стиховн. в вечер. Пятидесятницы стихира 3.

[34] В нед. Пятидесятницы вечера стихира 2 на стиховне.

[35] Канон 1-й, песнь 6, троп. 1.

[36] Канон 2-й, песнь 3, троп. 1.

[37] Канон 1-й, песнь 3, тропарь 1.

[38] Канон 2-й, песнь 9, троп. 2.

[39] Канон 2-й, песнь 5, ирмос 1.

[40] На Хвалитех стихира 3.

[41] На Господи воззвах стихир. 2, 5, 6.

[42] На литии стихира 3, Слич. на Господи воззв. стихир. 7, 8. Канон 2-й, песнь 4, троп. 2. Канон на повеч. Пятидесятницы песнь 4, троп. 2 и др.

[43] На Господи воззвах стихира 9. Слич. Ексапостиларий 2.

[44] На стиховне стихира 3.

[45] Переведено в Твор. св. Отец, в русск. пер. Ч IV. стр. 5-23.

[46] У св. Григория нисского одно слово на Пятидесятницу (Орр. T. II. р. 144, 145, еd. Parisiis 1638).

[47] I. Chrysostomi, Орр. Т. II. p. 457-474 (ed. Montfauconiana 1718.).

[48] У бл. Августина семь слов на Пятидесятницу. Шесть говорены в самый день Пятидесятницы, и одно в навечерии Пятидесятинцы (in vigiliis Pentеcostes) Орр. Т. VIII. col. 1085-1104 ed. Venetiis 1763 in 4°).

[49] Oratio XVI in Sanctam Pentecostem.

[50] У св. Льва папы римского на Пятидесятницу три слова (Орр. Т. I. col I. 296-312, ed. Venetiis 1753. in fol.).

[51] Homilia 30 in die Pentecostes (Орр. T V, ed. Venetiis).

[52] Sermo Catech. 9

[53] Так у бл. Августина.

[54] Творения св. Отцов в русском переводе. Ч. IV. стр. 17

[55] De Sanct. Pentecost. Hom. I. p. 468 (Орр Т. II).

[56] De Sanet. Pentecost. Homil II. p. 468, 469 (Орр Т. II).

[57] Homil II. de Sancta Pentec. p. 461.

[58] De Saneta Pentecoste Homil. II. p. 459, 460 (Opp. T. II). Conf. Homil II. p. 469.

[59] Orat. XVI. in S. Pentec. col. 440 (Combef. Bibl. Patr. Auct. Nov. T. 1.).

[60] Св. Лев папа римский говорил и о Св. Троице, о взаимном отношении Лиц Пресвятой Троицы (Leon. Magn. Serm. 75 de Pentec. I, col. 298, 299, de Pentec. Serm. II. col. 302; Sermo III. col. 310, 311.).

[61] Тв. Св. Отц. в русск. пер. Ч. IV. стр. 11-13.

[62] Homil. I. de Soncta Pentecost. p. 462, 463; Homil. II, p. 470. (Opp. T. II.).

[63] De Pentecost. Serm. II. col. 301, 302.

[64] Ibid. col. 304-307.

[65] Matth. Blastar. Syntag. Alphab. lit. E. cap. 2. p. 110. 111. (Apud Bevireg. Pandecta Canon. T. I.).

[66] Buxtorf. Synag. Iud. с. 20. р. 443.

[67] Прокопий газский (VI стол.) в объяснении на книгу Бытия говорит, что в явлении Аврааму трех мужей христиане видят образ (τύπον) Святой и единосущной Троицы (Σειρά υπόμνημα εις. T. I. p. 231[PG. 87, 363]). Отсюда по всей справедливости произошло в Православной Церкви обыкновение изображать Пресвятую Троицу в виду трех Ангелов, угощаемых в куще Авраамовой.

[68] De Baptism. cap. 19, p. 16 (ed. Gersdorf).

[69] Слово 10, о крещении; – Творения св. Отцов в русском переводе. Ч. III. стр. 295

[70] Comin. in Zach. с. 14. conf. Ер. LXI. ad Pammuch. c. 16.

[71] Leonis Magn. Ер. XVI. ad Episcopos Sicil. cap. III, IV. col. 719, 720.

[72] Concil. Agathens. (an. 506.) can. 18. (Roisselet des Saucliers Histoire des Conciles, T. II. pag. 369. ed. Parisiis 1845).

[73] Памятник российской словесности XII века, изд. К. Калайдовичем. М., 1821, стр. 87.

[74] Codex. Theod. L. XV. Tit. X. L. 5. Указ императора Феодосия 425 г.

[75] Триод. Цветная. Л. 227.

[76] Constit. Apost. Lib. V. с. 20. р. 329, 330. (ed Cotеler).

[77] Laudatio omnium Sanctorum, qui Martyrium toto terrarum orbi sunt passi (Opp. T. II. p. 711.).

[78] Syntag. Alph. Lit. T. c. 5. p. 310.

[79] De Sanct. Pentecost. Homil. II, p. 472, 473.

[80] Преп. Феодора Студита Serm. Catechet. 9.

 

«Прибавления к Творениям св. Отцов». 1857. Ч. 16. Кн. 2. С. 247-278.

 

От Ред.: По афонской традиции, в День Святыя Троицы на праздничном аналое (в проскинитарии – икона Пятидесятницы («Сошествие Св. Духа на Апостолов»). Начиная с великой вечерни в сам день праздника (с коленопреклонными молитвами), на аналое находится икона Пресвятыя Троицы. В Понедельник Св. Духа вечером (перед вечерней) опять полагается икона Пятидесятницы, которая остается на аналое до отданмя праздника в субботу. 


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: