Преосвященный Ириней (Орда), епископъ Екатеринбургскій – О свободѣ вѣры и послушаніи Церкви.

«Аще кто Церковь преслушаетъ,

буди тебѣ, якоже язычникъ и мытарь».

(Мѳ. 18, 17.)

Не всѣ знаютъ, а изъ знающихъ не многіе помнятъ эти слова Спасителя нашего, Господа Іисуса Христа; между тѣмъ какъ знаніе и памятованіе этого изреченія Господня могло бы быть сильнымъ предостереженіемъ и крѣпкою охраною отъ пагубнаго невѣрія и непослушанія св. Церкви. Нельзя не видѣть, что много православныхъ душъ гибнетъ именно вслѣдствіе распространяемаго въ наше время недобрыми людьми недовѣрія къ св. Церкви и вслѣдствіе вліянія нецерковнаго духа времени. Въ виду распространяемыхъ въ наши дни лжеученій относительно Церкви, вѣрующимъ православнымъ никогда не надо забывать, что Церковь не человѣческое дѣло, а дѣло Божіе, и что верхъ неразумія человѣческаго ставить вмѣсто дѣла Божія свое собственное дѣло, вмѣсто Божіихъ мыслей свои собственныя мысли, вмѣсто божественныхъ установленій свои собственныя.

Ничѣмъ столько не злоупотребляютъ нынѣ, какъ словами «свобода убѣжденія». Никто не станетъ спорить, что свобода эта по существу своему имѣетъ въ основѣ глубокую истину. Если бы убѣжденіе не было свободно, то и христіанство не нашло бы себѣ почвы въ мірѣ. И кто имѣетъ правильное понятіе о христіанствѣ, тотъ никогда не станетъ ратовать противъ истинной свободы убѣжденія. Насиліе и принужденія не такія средства, коими пріобрѣтаетъ силу ученіе, имѣющее право на истину. Но къ великому вреду для душевнаго спасенія далеко немногими понимается правильно свобода убѣжденія въ религіозной области. Здѣсь съ свободою происходитъ то же, что и съ свободою вообще въ нравственной области. Никто, конечно, при здравомъ разсужденіи, не станетъ подъ свободою разумѣть право своевольничать, право дѣлать, что заблагоразсудится. Точно такъ же неразумно и въ религіозной области подъ свободою разумѣть право вѣровать, какъ хочешь. Человѣкъ, конечно, свободенъ мыслить или не мыслить; но началъ разъ мыслить, онъ уже не свободенъ мыслить какъ ни попало, а долженъ свое мышленіе направлять по тѣмъ вѣчнымъ законамъ логики, какіе далъ Творецъ для мышленія; и если онъ этого не дѣлаетъ, то его мысли – пустая игра въ мысли; онъ тогда не мыслитъ, а фантазируетъ. Точно такъ же человѣкъ свободенъ вѣровать или не вѣровать; если онъ хочетъ быть невѣрующимъ, это въ его волѣ, и ему остается ожидать дня, когда или божественное милосердіе, или божественная правда могущественнымъ образомъ побудятъ его къ вѣрѣ. Но если онъ хочетъ быть вѣрующимъ, т.-е. если хочетъ въ формѣ опредѣленной религіи быть въ союзѣ съ Богомъ, то онъ не можетъ самъ ставить условія для этой религіи, а долженъ принимать ихъ такъ, какъ предлагаетъ религія.

Но здѣсь большое затрудненіе, изъ коего многіе не умѣютъ выйти. Нѣкоторые воображаютъ, что высказываютъ нѣчто весьма умное и важное, когда говорятъ: «я – человѣкъ вѣрующій, я не отвергаю религіи; не отдѣляюсь я и отъ Церкви, но я не придаю значенія разнымъ частнымъ условіямъ религіи и заповѣдямъ Церкви; содержу я то, чего хочу держаться, и самъ умѣю установлять правила и законы своей вѣры; это – свобода моего убѣжденія, и я никогда не откажусь отъ нея». Вникните, какая здѣсь страшная ошибка! Въ этихъ словахъ совершенно нельзя узнать понятія религіи. Религія есть союзъ Бога съ человѣкомъ. Если же долженъ быть существенно установленъ такой союзъ, то, очевидно, онъ не можетъ исходить отъ человѣка, но установляется Богомъ. Богъ былъ свободенъ сотворить человѣка; какъ до паденія человѣка, такъ и послѣ Онъ свободенъ былъ вступить съ нимъ во внутреннюю связь посредствомъ религіи; иниціатива въ этомъ отношеніи не отъ человѣка, а отъ Бога. Если же религія произошла отъ Бога, то отъ Него и условія, при какихъ должна существовать она. Слѣдовательно, религія первѣе всего дѣло Божіе, а не дѣло человѣческое. Поэтому полное безмысліе, когда человѣкъ самъ хочетъ ставить условія для религіи, и совсѣмъ непослѣдовательно считать себя религіознымъ и ставить условія для самой религіи (иначе – создавать свою вѣру); послѣдовательнѣе было бы совсѣмъ устранить религію, чѣмъ дѣлать ее зависимою отъ человѣческихъ условій. Отсутствіе строгаго, правильнаго мышленія здѣсь наноситъ вредъ религіи. Размышляй человѣкъ правильно, онъ не дошелъ бы до такихъ неразумныхъ разсужденій.

Показывая всю неосновательность такихъ мыслей, мы должны утверждать, что въ этомъ вопросѣ могутъ быть только двѣ стороны: вѣра или невѣріе; вѣра, т.-е. принятіе религіи, какъ ее Богъ даетъ, и со всѣми условіями, какія для этого Богъ поставляетъ, или же невѣріе, т.-е. отрицаніе всякаго сверхъестественнаго отношенія къ Богу.

Въ самомъ дѣлѣ, какая бы странная это была религія, если бы каждый по своему усмотрѣнію ставилъ для нея условія. Это привело бы къ тому, что скоро не стало бы никакой религіи. Да и понятпо: съ тѣмъ правомъ, съ какимъ устраняется одно условіе, кажущееся почему-либо тяжелымъ, отрицалось бы и всякое другое, такъ что вскорѣ не оказалось бы ни одного изъ условій и законовъ самой религіи.

Если человѣкъ возмечтаетъ, что онъ самъ себѣ можетъ поставлять условія и законы религіи, или если вздумаетъ данныя Церковію заповѣди и постановленія ставить въ зависимость отъ своего личнаго сужденія и настроенія, то кто укажетъ границу его произвола, гдѣ будетъ предѣлъ, дальше коего онъ не пойдетъ? Такъ и бываетъ. Сочиняющій для себя законы и правила вѣры въ пагубные часы своей жизни отрицаетъ и такія истины, какія въ другія минуты онъ готовъ признавать правилами вѣры и слѣдовать имъ.

Религія въ данномъ случаѣ оказалась бы дѣломъ человѣческимъ; но этимъ уничтожилось бы всякое значеніе религіи, такая религія всякому разумному человѣку оказывалась бы совершенно излишнею.

Итакъ, замѣтьте, возлюбленные, выборъ можно дѣлать только между двумя противоположностями, между вѣрою и невѣріемъ; легкомысленно поэтому разсуждаетъ утверждающій, что онъ самъ себѣ установляетъ законы религіи; всякій религіозный законъ, не отъ Бога данный, или не отъ власти, установленной Богомъ, т.-е. не Церковію, не имѣетъ смысла; религія, какъ дѣло человѣческое, безмысліе.

О, чада XX вѣка, такъ хвалящіяся своею свободою, не забывайте, что чѣмъ выше благо, тѣмъ большему оно подвергается злоупотребленію. Помните, что противоположности сходятся, и что отъ высокаго до смѣшного одинъ шагъ. Не унижайте себя, низводя свободу познавать Бога и исполнять обязанности къ Нему на тотъ низкій уровень, когда человѣку не остается другой свободы, какою располагаетъ скупой ростовщикъ, затрудняющійся надлежаще разсчитать, много или мало даетъ онъ за представленный залогъ. Съ Богомъ нельзя торговаться; Онъ не допуститъ сего; или всецѣло ты долженъ отдаться Ему, какъ Онъ этого хочетъ, или совсѣмъ отречься отъ Него. Тутъ только и возможенъ свободный выборъ; но послѣдняго избрать ты не можешь безнаказанно.

Нѣтъ возможности исчислить всѣ упреки, какіе дѣлаютъ Церкви въ этомъ отношеніи, придумывая основаніе, дабы на мѣсто божественныхъ установленій и заповѣдей поставить свои собственныя. Нѣкоторымъ изъ васъ, думаю, приходилось слышать или читать, что говорятъ или пишутъ сочинители своей вѣры. «Я христіанинъ, я вѣрую во Христа; никогда не отрекусь отъ христіанской вѣры; но Церковь для меня ни при чемъ. Я хочу непосредственно имѣть общеніе вѣрою со Христомъ, безъ посредства Церкви; по крайней мѣрѣ, отъ меня нельзя требовать, чтобы я воодушевлялся за дѣла церковныя, а тѣмъ болѣе жертвовалъ чѣмъ для Церкви»... Разсуждающіе такъ, конечно, не догадываются, что они устраняютъ себя не только съ церковной, но и съ христіанской почвы, и что къ нимъ вполнѣ можно примѣнить слова: «еслибы ты былъ холоденъ или горячъ! Но поелику ты теплъ, а не горячъ или холоденъ; то извергну тебя изъ устъ моихъ». Рѣшительное невѣріе предпочтительнѣе такой вѣры; здѣсь кажущаяся только принадлежность ко Христу, а въ дѣйствительности противорѣчіе Ему. Христосъ не отдѣлимъ отъ Церкви, какъ глава ея, какъ вѣчно пребывающій въ Церкви съ Своими благодатными дарованіями и подающій людямъ чрезъ Церковь вѣчное спасеніе. Христосъ – глава Церкви, а Церковь – тѣло Его; можетъ ли тѣло быть отдѣлено отъ главы, Церковь – отъ Христа? Христосъ не восхощетъ твоего почитанія, твоей любви, если ты не чтишь, не любишь Церкви. Христосъ не окажетъ тебѣ милости и не допуститъ къ Себѣ, если ты идешь къ Нему не тою дорогою, какую указываетъ Церковь. Нельзя познать истинно Христа безъ Церкви; и приводимыя къ оправданію отдѣленія отъ Церкви измышленія могутъ свидѣтельствовать только объ извращеніи религіознаго смысла, происходящемъ отъ желанія все понять своимъ умомъ, или же лицемѣрно прикрываютъ невѣріе. Трудно сказать, чтб хуже тутъ.

«Готовъ я слѣдовать Церкви, но смущаетъ меня іерархія церковная... духовенство мало назидательное... пастыри не пасущіе и учители не учащіе». Но вѣдь это исключеніе. А вы, конечно, знаете, что и среди безчисленнаго сонма чистыхъ духовъ оказались падшіе ангелы, но они ничего не отняли отъ славы и чести оставшихся вѣрными Творцу своему. Нужно, возлюбленные, стараться, чтобы отношенія между пастырями и пасомыми укрѣплялись на почвѣ любви, а не подкапывались въ своей основѣ. Православные пастыри и учители не одинъ уже разъ доказали, и еще докажутъ, что они, способны на всякую жертву и самоотверженіе въ защиту св. истинной Церкви. Недовѣрію нѣтъ основанія.

Утверждаемъ, а вы помните всегда: если бы наша св. Церковь была дѣломъ человѣческимъ, тогда все потеряно; но она дѣло Божіе, она не только основана, но и руководится Богомъ. Не забывайте, что Церкви принадлежатъ XIX вѣковъ. И эти XIX вѣковъ служатъ, конечно, доказательствомъ божественнаго водительства ею. Вѣра и довѣріе Церкви – двѣ обязанности, предлежащія нашему исполненію. Мы должны вѣровать, что Церковь дѣло Божіе, и довѣріе къ Церкви есть только необходимое слѣдствіе изъ вѣры. Мы – чада времени, но не должны забывать, что мы и чада вѣчности! Мы – чада міра сего, но не можемъ забывать, что и чада неба!

Итакъ, прочь всякое недомысліе, узкость пониманія, при сужденіи о религіозныхъ вопросахъ, ставящее насъ единственно на человѣческую точку зрѣнія, какъ будто Церковь не болѣе, какъ дѣло человѣческое! Прочь все то недовѣріе, которое такъ легко даетъ забыть вѣру въ божественное руководительство Церкви! Христосъ, возлюбивши Свою Церковь и предавши Себя за нее, требуетъ отъ насъ любви къ ней и преданности. И какъ можно мнѣ не любить тебя, святая Церковь, всею душею, и не вѣрить тебѣ всѣмъ сердцемъ! Аминь.

 

Епископъ Ириней.

 

«Вера и Церковь». 1901. Т. 2. Отд. 1. Кн. 9. С. 537-542.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: