«СЛУШАЙТЕСЬ ГОЛОСА СОВЕСТИ, ПОКА ВЫ ЖИВЫ!..». Поучение о Страшном Суде Преосвященного Иринея (Орды), епископа Екатеринбургского и Ирбитского.

Страшный суд. Новгород. XV в. ГТГ. 

Внизу, между сценами ада и рая, прикованный к столбу обнаженный человек – «милостивый блудник».

 

Тогда восплачутся все племена земные

(Мф. 24:30).

Это будет при конце мира, на Страшном Суде Христовом. Тогда восплачутся все племена земные, а вместе с ними и мы, слушатели. От страха и ужаса, тогда начнут говоритъ горам: «падите на нас», и холмам: «покройте нас» (Лк. 23:30).

Теперь же нас, безстрашных, не страшит и самый Страшный Суд. «Когда-то он еще будет!.. Дело далекое!..» – утешают себя грешники и продолжают жить безпечно, по старому, забывая или не ведая, что нам предстоит другой, ближайший суд, приговор коего неизменно будет утвержден на последнем, Страшном Суде. Об этом ближайшем суде, который начинается тотчас по смерти человека и который в церковном учении называется частным судом, и будет наша речь ныне.

Памятование об этом суде способно пробудить от равнодушия и безпечности самого отчаянного грешника. Ведь подумайте только. Если бы все оканчивалось смертью тела, если бы смерть сопровождалась одними только телесными предсмертными страданиями и неутешной скорбью о вечной разлуке со всеми земными привязанностями, со всем, что было дорого, тогда бы еще было понятно, почему многие продолжают грешить, не думая о добродетели. Но ведь есть вечность, но ведь душа наша безсмертна, она не умирает, а будет жить вечно или на небе, или в аду. А где придется ей вечно быть, решит частный суд тотчас по смерти.

Я не буду говорить вам, слушатели, о всеведении Судии – Бога, пред очами Коего нет сокровенного. Не буду говорить о Его неподкупной правде, по которой Он, когда пройдет время милосердия, будет судить нас за все содеянное нами в жизни. Я укажу только ныне на трех обвинителей, которые представят нас на суде такими, каковы мы были в жизни.

«Скончался», – говорим мы, когда человек умирает. Скончался действительно, но не все у него покончено; ему предстоит еще дело на суде, которое возбудят против него три обвинителя.

Святой апостол Иоанн Богослов в своем Откровении, иначе Апокалипсис, называет диавола клеветником братьев наших, клеветавшим на них пред Богом нашим день и ночь (12:10). Диавол явится обвинителем нашим и на частном суде. Только он не посмеет клеветать здесь, ибо знает, что на суде правды нельзя ему говорить неправду; он будет обвинять душу во всем, что она сделала в жизни преступного. Обвинения свои на этом суде он обыкновенно строит на нарушении обвиняемым торжественных обещаний, даваемых им при Крещении. Диавол станет у престола Судии и сначала напомнит наши обещания.

Вы, конечно, знаете, как пред Крещением священник троекратно спрашивает желающего креститься: Отрицаешься ли сатаны, и всех дел его и всего служения его и всея гордыни его? И получает три раза ответ: отрицаюсь. И затем также три раза спрашивает: сочетаваешися ли Христу, и получает троекратный ответ: сочетаваюся. За нас давали эти обещания наши крестные отец и мать.

Понятен смысл этих торжественных обещаний. Понятно, что диаволу не трудно отыскать здесь массу обвинений против нас. При жизни человека он постоянно старается склонить его на грех. И всякий грех, всякое зло, содеянное человеком, он хорошо помнит и не забудет показать на суде. «Вот, – скажет он Богу, – как этот человек сдержал свое обещание! Он отрекся от меня, от дел моих, служения моего и проч., и, однако, служил мне так верно, как если бы давал клятву на это! Он нисколько не отвращался от меня. Я хотел, чтобы он злобствовал, враждовал, ненавидел своих ближних, и он делал по-моему. Когда я внушал ему нарушить ту или другую заповедь, он всегда был к моим услугам. Он не любил Закона Твоего, все у него было притворно». При этом диавол перечислит все безчисленное множество грехов, тайных и явных, грехов делом, словом, помышлением.

И что же грешник может возразить на это? Станет ли отрицать свои грехи? – Нельзя: они записаны в книге жизни, представленной на суд. Безжалостный и злорадственный обвинитель прочтет грехи каждого года, месяца, недели, дня – от рождения до конца жизни он прочтет грехи мысли, дела, слова. Прочтет то, чего никто не знал, кроме самого грешника. Прочтет, в каком месте, в какое время сделан тот или другой грех.

«Мой он, мой, – скажет диавол Судии Богу. – Хотя на словах он и отрекся от меня, но всю жизнь служил мне. Ты его создал, Ты ущедрил его своими безчисленными милостями и благодеяниями. Я же ничего не сделал для него, давал только ему ложные обещания и надежды, и неблагодарный Тебя оставил. Он не хотел верить Твоему Евангелию, Твоим Апостолам, пастырям и учителям Твоей Церкви, а любил верить тому «новому евангелию», которое по моему внушению, распространяет мой «апостол лжи», мой единомысленник и большой споспешник, своей гордостью не уступающий мне в противлении Тебе. Он был поклонником и исповедником моей власти темной, и не хотел ходить во свете, который Сын Твой зажег на земле. Он всю жизнь был моим рабом, и по всем правам принадлежит мне, так как он не был, не хотел быть Твоим сыном. Позволю себе напомнить Тебе, – скажет диавол в заключении Судии Богу, – за один только грех Ты низверг меня во ад, а обвиняемый мною столько натворил и таких тяжких грехов... Поэтому и ему следует быть там, где я, то есть во аде».

После такого справедливого обвинения наш грешник погиб навеки.

Но утешительно, слушатели, то, что пока мы живы, можем не допустить диавола к такому нас обвинению. В нашей власти заградить ему уста и обличить во лжи. Для этого нужно иметь в готовности наперед заготовленное и законно засвидетельствованное удостоверение о нравственном поведении нашем на земле. Во-первых, нужно свидетельство, что мы были действительно православными христианами, а не по названию только и не по одним только метрикам. Что служили Богу верой и правдой и противились диаволу, не уступая ему ни в чем.

Во-вторых, нужно свидетельство, что хотя по своей испорченности мы и оставляли время от времени служение Богу и поступали на служение диаволу, но в последнее время прервали с ним, в лице его клевретов, всякое сношение и связь и стали чадами Божьими (1Ин. 3:10), чадами света (Еф. 5:8), послушными сынами Православной Церкви.

Так позаботимся, слушатели, пораньше о приобретении сих двух свидетельств, потому что не знаем часа, когда будем позваны на суд. Когда потребуется надобность в свидетельствах сих, Ангел-хранитель наш представит их на суде, и все обвинения диавола против нас разрушатся. Если же у нас не будет этих свидетельств, то и сам защитник наш, святой Ангел-хранитель, не в силах будет защищать нас, а должен будет даже выступить против нас с обвинением.

По мнению одного из учителей Церкви, Ангел-хранитель приведет на суд Божий того, кому он был хранителем в жизни, и станет показывать, что сделал для спасения вверенного ему Богом человека. Святой Ангел-хранитель выставит на вид все свои внушения, какие он делал для его спасения, как защищал его от искушений, как помогал в опасностях, облегчал трудности жизни по вере и заповедям, как всегда был верным другом, добрым руководителем к добру, покажет, что им все сделано для спасения его.

Снова грешник увидит всю свою прошедшую жизнь: все случаи и поводы к деланию добра, оставленные им без внимания. И что он ответит, когда Ангел-хранитель скажет: «Больше того, что я делал для тебя, нельзя было сделать. Ты не оставлял своих греховных привычек. Я говорил, что твое неверие, сомнение в истинах веры Христовой и легковерное признание за истину всякого модного учения погубит тебя. Я внушал тебе, и ты в душе соглашался со мною, что потому увлекался нехристианским учением, выдаваемым за самоочевидную истину, что с ним легко жить, так как ни закон нравственный, ни заповеди христианские в нем не обязательны. Я говорил тебе: ты сам влечешь себя в геенну. Что же, образумился ли ты? Нет, ты дерзко нарушал все заповеди Божии и церковные. Я предсказывал тебе вечную погибель, но ты перестал обращать внимание на мои внушения, не хотел даже признавать моего существования, и жил, как нравилось тебе».

Что тогда скажет грешник, что он может сказать? Восплачет и возрыдает он, когда Ангел-хранитель его представит пред ним оставленные безплодными внушения к добру, все злоупотребления милостью Божией, все случаи противления благодати Божией, все неисполненные обязанности, все нарушенные нравственные требования. Но плач его тогда безплоден: после смерти уже нет покаяния.

Но для нас, возлюбленные, еще возможно, чтобы наш Ангел-хранитель был защитником, а не обвинителем нашим на суде. Нужно слушаться его внушений и делать всегда то, чего он желает от нас.

Теперь, в заключение, войдите, слушатели, в положение грешного, обвиняемого на суде такими обвинителями, как диавол с одной стороны и Ангел-хранитель – с другой. Остается ему один исход: самому оправдываться в грехах. Но и этот исход будет отрезан ему собственной совестью.

Если бы он стал извиняться и оправдываться говоря: «Не мог я сделать того, что требовалось от меня: страсти и соблазны были слишком сильны, сила привычки слишком велика», то совесть укажет ему на множество спасительных средств, какие были в его распоряжении для укрепления в добре, на прилежную молитву, на силу спасительных Таинств святой Церкви. Скажет, что если бы он прибегал к Богу за помощью, то все мог бы сделать при помощи Божией. «Но для этого, – будет оправдываться дальше грешник, – не представлялось случаев, не было времени!» – «Неправда! – будет ответ. У других же, которые жили в таких же, как и ты, условиях, в таком же звании и состоянии, в таком же возрасте, были случаи и поводы; следовательно, и у тебя. Говоришь: не было времени... Было же время на грех, на беззакония, на не невинные удовольствия и противозаконные наслаждения. Нет, было время подумать о душе, но ты не хотел ничего знать о спасении ее».

С таким же успехом грешник будет оправдываться своим неведением. Собственная его совесть всегда своевременно давала ему уроки. Пред совершением им греха она говорила: «Запрещаю это тебе, – грех, не делай этого!». После же совершения греха она не переставала горько напоминать: «Ты содеял зло, исправься, омой раскаянием свое беззаконие, примирись с Богом».

Как же можно, после этого, оправдываться неведением? Совесть вправе сказать ему: «Тебя с детства учили отличать добро от зла. И если ты в своей жизни не делал различия между ними, то по своей вине. Ты любил читать только то, что могло укреплять тебя в твоем легкомыслии. Ты искал общества таких только людей, которые бы оправдывали твои греховные поступки, которые сами принимали бы участие с тобой в грехах. Ты слушал только тех, которые говорили, что не все то грех, что называют грехом. Ты и меня – совесть – хотел устранить, сделать меня сожженною (1Тим. 4:2).

Так будет говорить совесть! То же постоянно говорит она человеку и при жизни. Но голос ее заглушается страстями и дурными внешними влияниями, соблазнительными примерами, чтением зловредных писаний. Но со смертью страсти заглохнут, внешние влияния прекращаются, и нельзя уже не слышать голоса совести.

Грешник увидит свои грехи не затемненными уже легкомыслием, не прикрашенными, не оправдываемыми суетными измышлениями, увидит таковыми, каковы они на самом деле, ясно, во всей их сущности, подробностях и следствиях. От стыда и страха он желал бы провалиться сквозь землю. Горы, падите на нас, и холмы покройте нас (Лк. 23:30), воззовут тогда грешники.

Нам, слушатели, еще возможно избежать грозного и неумолимого обвинения совести на суде. Слушайтесь только, пока живы, голоса ее. Все, в чем она упрекает вас, немедленно устраните от себя. Не медлите делать то, что она говорит. Слушайтесь ее. Аминь.

Поучения Иринея, Епископа Екатеринбургского и Ирбитского. Спб. 2005 (По изд. Екатеринбург 1901). С. 299-306.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: