О БЛАГОУСТРОЙСТВЕ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ.

 

О БЛАГОУСТРОЙСТВЕ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ.

Въ Царьграде жили святый Ксенофонтъ съ женою своею Марiею. Это были богатые и знатные бояре. У нихъ было двое детей: Iоаннъ и Аркадiй. Богатство и знатность не надмевали ихъ, и они жили въ простоте и незлобiи сердца. Главная забота у нихъ была о томъ, чтобы и дети ихъ Бога знали и любили, чтобы не чужды были и светскаго образованiя. Для довершенiя образованiя детей, они отправили ихъ въ Финикiскiй городъ Виритъ, где тогда были знаменитыя школы.

Немного, однако же, пришлось учиться детямъ. Отецъ вскоре разболелся, думалъ, что приблизился часъ исхода его,—и дети должны были возвратиться домой, чтобы про­ститься съ отцемъ своимъ. Обрадовался отецъ, увидавши чадъ своихъ; онъ усадилъ ихъ около себя и сталъ давать последнiя свои наставленiя. „Дети, говорилъ онъ, я думаю, что настаетъ конецъ моей жизни,—примите къ сердцу, что я вамъ скажу. Прежде всего внушая вамъ: бойтесь Бога и живите по Его заповедямъ, пусть моя жизнь послужитъ вамъ образцемъ. Меня все любили и почитали не за мой санъ, а за кротость и хорошую жизнь, — я всехъ любилъ и со всеми жилъ мирно, помнилъ я о церкви Божiей, старался утешить печальнаго, облегчить участь беднаго. Чтите свою мать, слушайте всегда ея приказанiя и советы, и если будете помнить мои наставленiя и жить по заповедямъ Божiимъ, то Богъ мира будетъ съ вами". Слезы текли у детей, когда они слушали эти наставленiя, плакалъ и отецъ, прощаясь съ детьми. Но Господь судилъ иначе, и во сне открылъ ему, что жизнь его продлиться и онъ скоро выздоровеетъ. Обрадовались все такой милости Божiей, и дети опять, простившись, отправились на место свое.

Нужно было имъ плыть моремъ. Вдругъ поднялась буря. Море взволновалось. Все бывшiе на корабле плакали и рыдали,—корабль разбило. Волнами всехъ выбросило въ разныя стороны. Милостiю Божiею Iоаннъ и Аркадiй были спасены, но и спасенiе ихъ не радовало, потому что они очутились въ разныхъ местахъ, каждый думалъ о брате, что онъ погибъ. Жалко было каждому родителей, но не менее жалко и брата.

Iоаннъ скоро встретилъ на пути монастырь, очень обрадовался и умолилъ настоятеля принять его къ себе. Жизнь его протекла въ посте и молитве. Объ одномъ скорбелъ и не могъ забыть, о брате своемъ: „где-то онъ теперь?"—думалъ онъ.

Аркадiй, спасенный, тоже молился о брате своемъ. Встретился съ нимъ добрый человекъ и утолилъ голодъ его. Отъ горя и усталости онъ заснулъ, думая и молясь все о брате своемъ. И вотъ видитъ сонъ: предсталъ къ нему братъ его, Iоаннъ, и укоривши его за печаль и слезы, сказалъ ему: „не печалься, я живъ". Поверилъ Аркадiй откровенiю во сне и успокоился, на сердце его стало легко и радостно. Но что делать съ собой? Онъ решился посвятить себя на служенiе Богу въ какомъ-либо монастыре, темъ более, что онъ слышалъ, какъ отецъ хвалилъ иноческую жизнь. Встретился съ нимъ одинъ старецъ, который успокоилъ его касательно брата и сказалъ, что онъ живъ. Этимъ старцемъ Аркадiй былъ отведенъ въ монастырь св. Харитона, наученъ иноческой жизни,— по прошествiи трехъ летъ онъ обещался снова увидать его. Аркадiй день и ночь служилъ Господу.

Между темъ прошло уже два года, какъ дети Ксенофонта и Марiи отправились изъ дому. Удивлялись роди­тели, что такъ долго нетъ о нихъ известiя. Не знали чему приписать это. Более ждать не могли и послали слугу въ Виритъ узнать о детяхъ. Каково было удивленiе слуги, когда онъ не нашелъ въ Вирите детей своего господина. Съ смущеннымъ сердцемъ онъ возвращался въ Константинополь. Дорогой остановившись въ одномъ месте для отдыха, онъ увидалъ одного инока, который оказался слугою, съ которымъ были посланы дети. Какимъ образомъ слуга сделался монахомъ, и какъ онъ до сихъ поръ не возвратился домой? Тутъ разсказалъ инокъ слуга о погибели корабля и несомненной погибели на немъ детей господъ его. Слуга думалъ, что онъ одинъ спасся изъ всехъ плывшихъ на корабле, не хотелъ такимъ известiемъ опечалить господъ своихъ и решился лучше совсемъ не возвращаться, а въ монастыре спасать душу свою. Зарыдалъ, слушая его разсказъ, посланный отыскивать детей. Такъ жалко ему было погибшихъ юношей и родителей ихъ. Не зналъ онъ, какъ явиться съ такимъ печальнымъ известiемъ къ Ксенофонту и Марiи. Хотелъ было и онъ лучше уйти куда-нибудь, но добрые люди уговорили не делать этого, но скорее сообщить обо всемъ съ нетерпенiемъ ожидавшимъ его господамъ.

Первая узнала о прибыли посланнаго Марiя. Зарыдалъ слуга, увидавши госпожу, ничего не скрылъ, а разсказалъ все, что зналъ. Нужно было ждать, что Марiя падетъ замертво при вести о смерти детей своихъ, — но случилось не такъ. Вера въ Промыслъ подкрепила ее. Она, напротивъ, благословила Бога и сказала: Господь далъ, Господь и взялъ и Онъ знаетъ, что намъ послужитъ для пользы. Къ вечеру возвратился изъ царскаго дворца Ксенофонтъ. Онъ съ нетерпенiемъ желалъ видить возвратившагося слугу. Марiя подъ различными предлогами отклоняла эту встречу,— наконецъ, разсказала о постигшемъ ихъ горе. „О Господи!" воскликнулъ Ксенофонтъ. Слезы полились изъ глазъ его, стоны слышались въ груди его. Скоро, однако, онъ успокоился. Вера въ Промыслъ и къ нему пришла на помощь. Онъ даже сталъ утешать скорбящую жену свою. „Веруй, жена, что Господь не допу­ститъ погибнуть детямъ нашимъ. Будемъ молиться всю ночь и Господь откроетъ намъ о положенiи чадъ нашихъ". Целую ночь они молились, къ утру уснули и видять сонъ, что дети ихъ предстоятъ престолу Божiю во славе небесной. Вполне теперь успокоились они. Но мысль, что сыновья ихъ живы, — эта мысль не отступала отъ нихъ. Наконецъ, они решились отправиться въ Iерусалимъ на поклоненiе святымъ местамъ, съ полною уверенностiю, что непременно увидятъ тамъ детей своихъ.

Прибыли въ Iерусалимъ, Ксенофонтъ и Марiя стали посещать святыя места, окрестные монастыри, много разда­вали милостыни, но нигде не нашли детей своихъ. Впрочемъ, они встретили слугу своего,—того самаго съ которымъ отправили учиться детей, — конечно, очень обрадовались этой встрече, но ничего вернаго не могли узнать отъ него. Печальные они пошли посмотреть священную реку Iорданъ. По устроенiю Божiю они встретили на пути того самаго старца, который привелъ Аркадiя въ монастырь. Въ беседе старецъ объявилъ имъ, что они скоро увидятъ детей своихъ. Радости родителей не было предела. Между темъ старецъ пошелъ къ храму Воскресенiя въ Iерусалимъ. Побывавши въ церкви, онъ селъ отдохнуть.

Тутъ онъ увидалъ молодого инока,—это былъ одинъ изъ сыновей Ксенофонта, Iоаннъ. Не видавши его никогда, старецъ догадался о томъ, кто онъ, и въ беседе объявилъ ему, что родители его здесь, что онъ скоро увидитъ ихъ, увидитъ и брата своего. Когда они беседовали, подошелъ другой инокъ. Это былъ Аркадiй. Лица ихъ такъ исхудали и изменились отъ поста, что они, встретившись не узнали другъ друга. Старецъ велелъ Iоанну разсказать всю свою жизнь, и тутъ только Аркадiй узналъ своего брата. Бросились они въ объятiя другъ друга и отъ радости долго проливали слезы.

Чрезъ два дня пришли въ Iерусалимъ и Ксенофонтъ съ Марiею, встретили знакомаго старца, беседовавшаго съ Iоанномъ и Аркадiемъ. Они, конечно, не узнали детей своихъ и просили старца исполнить обещанное—показать техъ, кого они ищутъ. Старецъ велелъ имъ идти въ свое место, где они остановились, и приготовить трапезу, на которую обещался придти съ учениками своими. За трапезой родители опять поспешили спросить старца: „где же дети ихъ?" „Они трудятся для своего спасенiя", сказалъ онъ имъ. „Ахъ, если бы они походили на этихъ учениковъ твоихъ". Тогда старецъ велелъ Аркадiю разсказать жизнь свою. Онъ подробно разсказывалъ, — и когда речь дошла до погибели корабля, тутъ, наконецъ, Ксенофонтъ и Марiя узнали детей своихъ, которые вместе съ старцемъ сидели предъ ихъ глазами. Они радостно обнимали, целовали и плакали отъ радости. Ксенофонтъ и Марiя не пожелали возвратиться домой, а решились жить во святой земле, посвятить себя на служенiе Богу. Они послали въ Константинополь съ приказанiемъ всехъ слугъ отпустить на волю, а имущество продать и раздать нищимъ. Старецъ облекъ ихъ въ иноческiй образъ и все разошлись по разнымъ монастырямъ, проводили жизнь въ хваленiи и благодаренiи Господа, и мирно почили о Господе, предвидевъ свою кончину. Господь удостоилъ ихъ небесной славы, а церковь причислила къ лику святыхъ.

Итакъ, мы видимъ спасеннымъ целое семейство. Счастливая семья! Все, после бурнаго плаванiя по морю житейскому, достигли тихаго пристанища небеснаго—спасенiя вечнаго. И мало того, что спаслись,—все прославлены у Господа славою небесною. Какое счастiе можетъ быть выше этого счастiя? Какъ не пожелать подобнаго счастiя и всякому христiанскому семейству? Но немного можно видеть подобныхъ благочестивыхъ семействъ въ нынешнее время. И не о многихъ нынешнихъ семействахъ можно сказать, что на нихъ почиваетъ благословенiе Божiе. Многiе какъ будто совсемъ лишены его, какъ будто гневъ Божiй тяготеетъ надъ ними. То раздоры и постоянныя несогласiя между мужемъ и женой, то непочтенiе въ детяхъ, то дурное развратное поведенiе однихъ изъ нихъ, то неудавшееся устройство другихъ, то плачутъ родители отъ детей, то дети не видятъ въ родителяхъ того, что желали бы и что должны бы видеть въ нихъ. А тамъ неверiе проникло въ семью и заразило даже лучшихъ членовъ ея. На глазахъ у всехъ есть такiя семьи,—семьи несчастныя, где даже не одинъ покончилъ жизнь самоубiйствомъ—кто отъ безпорядочной жизни, кто отъ неисполнившихся желанiй. И, что удивительно, все это творится не при разстроенныхъ только обстоятельствахъ внешнихъ, не при недостаточныхъ средствахъ къ жизни, — нетъ, но очень часто даже при обилiи этихъ средствъ, при такомъ обилiи, какое и представить трудно. Только бы жить и радоваться, да Бога благодарить, а они ни того, ни другого не хотятъ, а губятъ себя на веки, — погибель вечную добровольно избрали уделомъ для себя, какъ будто для нея и родились. Жалкое состоянiе! Душа надрывается отъ скорби у постороннихъ людей,—каково все это видеть близкимъ, кровнымъ: отцу, матери, братьямъ, сестрамъ, жене?

Отчего такiя прискорбныя явленiя? Много можетъ быть причинъ на это,—но главная доля вины падаетъ на родителей. Они не влили духа веры въ детей своихъ,— можетъ быть, не хотели и не старались это сделать, а можетъ быть, не могли совсемъ, потому что сами не имели этого духа, сами страдали холодностью къ вере, отсутствiемъ духа благочестiя и всякихъ твердыхъ нравственныхъ убежденiй. Родители должны всегда горячее и усерднее молиться о детяхъ, но какая можетъ быть молитва у маловерующихъ? Только искренняя вера рождаетъ истинную молитву. Более верующiе и более благочестивые родители, конечно, молятся и, можетъ быть, горячо — только о чемъ? — О томъ, чтобы были они здоровы, довольны, счастливы въ жизни, имели успехъ въ делахъ. Следуетъ, конечно, молиться и объ этомъ, но главное-то все-таки разве это? Есть блага понужнее удачнаго веденiя житейскихъ делъ, поважнее богатства—это добрая настроенность души, это горячая ревность о ея спасенiи, о приближенiи себя къ Богу чистыми мыслями, желанiями и делами. Это горнiе духа, стремленiе его къ благочестiю. Вотъ истинно счастливый человекъ въ этой жизни. Но объ этомъ-то часто меньше всего молятся и самые добрые родители. Сынъ плохо успеваетъ въ наукахъ, онъ, наконецъ, не получаетъ правильнаго законченнаго образованiя, дочь не обладаетъ красотою, нетъ надежды на выгодное ея устройство — это ихъ сокрушаетъ, объ этомъ болитъ у нихъ сердце, а что те же сынъ и дочь не стяжали христiанскихъ качествъ души, что они, быть можетъ, усвоили много неправильныхъ понятiй и взглядовъ, къ этому они равнодушны. Какъ после нихъ дети будутъ жить не устроенные — безъ достаточныхъ средствъ къ жизни, они много думаютъ, и следуетъ, конечно, думать, — а есть ли въ нихъ задатки, что они будутъ наследниками жизни вечной, близки ли, они по своей нравственности къ спасенiю вечному, объ этомъ они безпокоятся меньше всего. Безучастно большинство родителей нынешняго времени относятся къ духовной настроенности своихъ детей,—ни молиться о ихъ душевномъ спасенiи—объ укрепленiи ихъ веры не хотятъ, ни другимъ какимъ образомъ на эту сторону жизни ихъ воздействовать не стараются, темъ более словомъ убежденiя, примеромъ собственной благочестивой жизни благотворно повлiять на нихъ не имеютъ силъ. И вотъ семья нравственно распадается, она сошла съ добраго пути, и что же удивительнаго, если многiе члены ея гибнутъ на веки? Главное несчастiе большинства нынешнихъ семействъ заключается въ томъ, что жизнь ихъ постраивается совершенно не по духу св. веры и церкви. Все, касающееся веры и церкви, меньше и меньше начинаетъ занимать семью. Еще не такъ давно было то время, когда въ семье съ восторгомъ беседовали о наступленiи того или другого праздника,—ныне въ этихъ семействахъ и помину о томъ нетъ,—утешаются другимъ: предстоящимъ баломъ, увеселительнымъ вечеромъ. Бывало церковное богослуженiе нередко совершалось въ доме, въ присутствiи всехъ семейныхъ, приглашенными священнослужителями и подъ великiе праздники и по особеннымъ случаямъ; ныне подъ праздники бываетъ другое—собранiе родныхъ и знакомыхъ или для увеселенiя, или для беседъ только не церковнаго и не духовнаго характера. Бывало, посты строго соблюдали даже и малыя дети, а ныне во многихъ семействахъ о нихъ и помину нетъ,—какъ взрослые, такъ, по ихъ примеру и даже по приказанiю, и дети, не могутъ сохранить, какъ должно, даже первую и последнюю седмицы Великаго поста. Бывало, каждый воскресный день вставали даже къ утрени, не говоря уже о литургiи, а ныне не бываютъ совсемъ въ храме по целымъ месяцамъ, целыми семействами, а некоторые даже и въ воскресный день совсемъ оставляютъ храмъ и службу, считая это излишнею тягостью. Бывало, Четьи-минеи были настольною книгою, Псалтырь многiе знали чуть не наизусть, а ныне и молитвенника сокращеннаго не найдешь, а Евангелiе едва уви­дишь, — духовное чтенiе представляютъ духовнымъ, сами же питаютъ свой умъ и сердце однимъ светскимъ чтенiемъ. О жизни святыхъ ни взрослые, ни дети часто и понятiя не имеютъ. Такъ живутъ семейства, не отказывающiяся называть себя православными, христiанскими.

Мы не говоримъ здесь о говенiи и о приготовленiи къ исповеди и св. причащенiю. Съ какимъ трудомъ, съ какою неохотою делаютъ это святое дело! — съ какими опущенiями, сокращенiями! Многiе весьма странныя предъявляютъ при семъ требованiя, не слыханныя въ прежнiя времена. Не здесь ли корень техъ прискорбныхъ явленiй въ семействахъ, о которыхъ мы упомянули? Да, отдаленiе отъ церкви, отъ ея духа—это великое, ничемъ не поправимое зло. Где изгоняется духъ церкви, тамъ начинаетъ господствовать духъ времени, тамъ мода и обычаи мiрскiе водворяются со всею силою, тамъ другой взглядъ на жизнь, тамъ начинается жизнь однимъ настоящимъ безъ надежды на будущее вечное, тамъ постепенное возвращенiе ко временамъ язычества.

Какую противоположность со всемъ этимъ составляетъ святое семейство преподобныхъ Ксенофонта и Марiи и чадъ ихъ! Какъ далеко оно было отъ духа мiра развращеннаго! Какимъ оно дышетъ здесь неподдельнымъ благочестiемъ! Отецъ лежитъ на смертномъ одре, онъ собираетъ вокругъ себя детей, даетъ имъ наставленiя—и какiя это трогательныя наставленiя! Чего-чего не высказано въ нихъ! А какъ они молитвенны, какъ преданы воле Божiей, сколько веры въ Промыслъ Божiй! Получаютъ они известiе о гибели корабля, на которомъ плыли дети, и они, огорченные, не предаются отчаянiю, но твердо верятъ что дети ихъ спасены,—и, предавшись въ волю Божiю, целую ночь проводятъ въ молитве. Вотъ чемъ заслуживается благословенiе Божiе, которое такъ редко видимъ надъ семействами въ нынешнее время. Вотъ почему и дети оказались подобными своимъ родителямъ. Молитвы родительскiя спасли ихъ. Добрый примеръ отца и матери заставилъ ихъ, спасенныхъ отъ бури, искать другого душевнаго спасенiя, и нигде более, какъ въ монастыре. Родители любили иноческiй санъ, монашескую жизнь — вотъ что привело ихъ въ монастырь.

Родители! Не увлекайтесь духомъ времени, живите по духу веры и церкви, старайтесь стяжать духъ благочестiя сами, въ такомъ же духе воспитывайте и детей своихъ, помните Бога и Его святыя заповеди, любите молитву домашнюю и церковную, въ скорби не унывайте, въ радости и счастiи благодарите; — подобно Ксенофонту и Марiи, твердо верьте въ Промыслъ Божiй и, будьте уверены, спасетесь и вы, будутъ спасены и дети ваши, какъ спаслись среди треволненiй житейскихъ дети Ксенофонта и Марiи.

Семья Православнаго Христiанина. Сборникъ проповедей, размышленiй, разсказовъ и стихотворенiй, изд. 2-ое. сост. свящ. А. Рождественскiй. Спб. 1902, c. 56-65.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: