Какъ совершать освященіе пасокъ наканунѣ св. Пасхи?

Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Россіи существуетъ обыкновеніе, по которому отчетнѣйшіе изъ прихожанъ, а въ городахъ и мѣстечкахъ и безъ различія православные христіане, для освященія приготовляемыхъ къ празднику яствъ, приглашаютъ священника въ домъ наканунѣ Пасхи, въ Великую субботу, обыкновенно въ промежутокъ времени между окончаніемъ литургіи и началомъ чтенія Дѣяній св. апостоловъ. И въ этомъ случаѣ не всѣ священники поступаютъ одинаково: одни, напр., послѣ «Благословенъ Богъ нашъ», читаютъ Царю Небесный, Трисвятое, Отче нашъ, потомъ: Господу помолимся, и положенныя молитвы: затѣмъ слѣдуетъ окропленіе снѣдей святою водою и отпустъ непасхальный. Другіе же держась буквально Требника, послѣ «Благословенъ Богъ нашъ» поютъ «Христосъ воскресе» трижды и потомъ Господу помолимся, и молитвы.., святою водою не окропляютъ и говорятъ пасхальный отпустъ. Какъ ни малозначительна эта разность, но она иногда ставитъ въ затрудненіе приходскихъ священниковъ: кто правильнѣе поступаетъ, поющіе или не поющіе «Христосъ воскресе» наканунѣ Пасхи, въ Великую субботу? Прямого отвѣта на этотъ вопросъ мы не найдемъ ни въ церковномъ Уставѣ, ни въ Требникахъ, ни въ изданныхъ руководствахъ для объясненія богослуженія Православной Церкви. Тѣмъ не менѣе, полагаемъ, что большого затрудненія для разрѣшенія сего вопроса не представится, если обратимъ вниманіе на косвенныя указанія, заключающіяся въ церковномъ Уставѣ и на соображенія, вытекающія изъ духа богослуженія Православной Церкви.

Поющіе въ субботу, при освященіи снѣдей и такъ называемыхъ пасокъ, «Христосъ воскресе» объясняютъ это тѣмъ, что 1) въ этотъ день на литургіи, послѣ Апостола, вмѣсто аллилуiя поется стихъ: «Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты наслѣдиши во всѣхъ языцѣхъ», 2) во время этого пѣнія священнослужители слагаютъ съ себя темныя облаченія и облекаются въ свѣтлыя ризы, и 3) читается Евангеліе о воскресеніи Христовомъ. Все это, по ихъ мнѣнiю, доказываетъ, что празднованіе Воскресенія Христова началось уже, и потому не только можно, но и должно при освященіи пасокъ пѣть «Христосъ воскресе». Но съ такимъ объясненіемъ согласиться нельзя, во-первыхъ, потому что въ это время, до самой полуночи, въ храмѣ стоитъ плащаница, изображающая погребеніе Христово; Христосъ еще во гробѣ, и церковный Уставъ повелѣваетъ братіи послѣ литургіи пребывать въ безмолвіи и благоговѣніи, въ ожиданіи начала пасхальной службы. Во-вторыхъ, потому что всѣ предыдущія дѣйствія Церкви, какъ-то: пѣніе «Воскресни, Боже» и облаченіе священнослужителей въ свѣтлыя ризы, а также чтеніе Евангелія о воскресеніи Христовомъ означаютъ не возвѣщеніе о совершившемся воскресеніи Іисуса Христа, которое, по сказанію евангелистовъ, послѣдовало по прошествіи субботы, въ первый день недѣли, еще сущей тьмѣ (значитъ, скоро послѣ полуночи), а только предначатіе радостнаго праздника и предвозвѣщеніе намъ о приближающемся времени Воскресенія Христова. Такъ поступаетъ св. Церковь въ подражаніе Божественному Основателю своему, Іисусу Христу, предрекшему о Своемъ Воскресеніи. Самую же службу Воскресенія Церковь начинаетъ послѣ полуночи и начинаеть всерадостною пѣснію «Христосъ воскресе», и потому, съ этого времени эта пѣснь, до самаго Вознесенія Господня, становится необходимою принадлежностію богослуженія не только церковнаго, общественнаго, но и частнаго, домашняго: всѣ христіанскія требы и освященія также начинаются пѣніемъ «Христосъ воскресе»; этою же пѣснію предваряются и молитвы на освященіе снѣдей, приносимыхъ ко храму православными христіанами, если, конечно, онѣ освящаются на Пасху, послѣ литургіи, какъ положено по Уставу. Изъ этого само собою вытекаетъ слѣдствіе, что пѣніе «Христосъ воскресе» въ субботу, при освященіи пасокъ, не своевременно и служитъ прямымъ нарушеніемъ богослужебнаго чина. Думать, что однихъ молитвъ, положенныхъ на освященіе сыра, яицъ и мяса, въ семъ случаѣ, безъ пѣнія «Христосъ воскресе», недостаточно для ихъ освященія — значитъ давать снѣдямъ большее значеніе, чѣмъ какое онѣ имѣютъ, — значитъ усвоить имъ символическое значеніе, подобное тому, какое давали израильтяне пасхальному агнцу. Но это было бы несообразно съ духомъ христіанства и съ тѣмъ взглядомъ, какой имѣетъ на эти снѣди Православная Церковь. Въ церковномъ Уставѣ вотъ что говорится касательно приготовляемыхъ на Пасху снѣдей: «Вѣстно буди, яко сицевый мясъ и набѣлу[1] приносъ не есть Пасха, ниже Агнецъ, якоже нѣцыи глаголютъ; и пріемлютъ, и ему со всякимъ говѣніемъ, якоже нѣкоей святыни, причащаются: но простое приношеніе. Не аки бо сіе въ жертву Богу приноситися имать, но токмо да начинающимъ по постѣ мясо и сыръ ясти, отъ іерея предложенными молитвами въ снѣдь благословено будетъ: Пасха бо Самъ Христосъ есть, и Агнецъ вземляй грѣхи міра, на алтарѣ въ безкровной жертвѣ, въ пречистыхъ тайнахъ честнаго Тѣла и животворящія Крове Своея, отъ іерея Богу и Отцу приносимый, и тому достойно причащающіеся истинную ядятъ Пасху». Поэтому въ случаѣ приглашенія, въ Великую субботу, для освященія пасокъ, священникъ, послѣ обычнаго начала, можетъ прочесть молитвы безъ пѣнія «Христосъ воскресе» и безъ пасхальнаго отпуста. Что же касается окропленія пасокъ св. водою, то въ нашихъ Требникахъ ничего объ этомъ не говорится. Но какъ всѣ вообще освященія Церкви (напр., освященіе овощей 6-го августа и др.) обыкновенно совершается съ окропленіемъ св. водою, то не отступятъ отъ церковнаго Устава тѣ священники, которые по прочтеніи молитвъ будутъ окроплять паски св. водою, особенно тамъ, гдѣ это вошло въ обычай. Въ Требникѣ же Петра Могилы, послѣ положенныхъ на освященіе пасокъ молитвъ, прямо говорится: «и абіе іерей кропитъ священною водою вся брашна».

[1] Молочныхъ продуктовъ и яицъ. – ред.

«Холмско-Варшавскій Епархіальный Вѣстникъ». 1900. № 14. Отд. 2. С. 167-168.

 

***

ВОПРОС: Откуда взято хождение с крестным ходом из церкви после пасхальной службы на освящение пасок и куличей и приемлемо ли это на практике в данный момент?

ОТВЕТ: Никакого «крестного хода», в собственном смысле этого слова, для освящения пасок и куличей церковным уставом не установлено. Но так как, по каноническим правилам, строго воспрещается вносить внутрь храма пасхальные яства, то они должны поставляться «вне церкви или в притворе», а потому священнику неизбежно, ради освящения их совершатьисхождение из храма в притвор или наружу.

В Триоди Цветной, как и в Требнике, помещаются две молитвы на освящение пасхальных яств: «Молитва во еже благословити брашна мяс, во святую и великую неделю Пасхи» и «Молитва во еже благословити сыр и яйца». Характерно указание, сделанное в Триоди перед этими молитвами: «Ведомо же буди и се, яко мяс православнии христиане к церкви не приносят, но в дом ко иерею». Вообще Церковь наша не придаёт никакого священного значения «пасхам» и «куличам». Они освящаются в день Пасхи не потому, чтобы за ними признавалось какое-либо таинственное или символическое значение, а просто в знак благословенья, которое даёт Церковь верующим на вкушение скоромной пищи после поста. Об этом ясно говорит примечание, сделанное в Триоди к вышеуказанным молитвам: «Вестно же буди: яко сицевый мяс и набелу, принос, несть пасха, ниже агнец, якоже нецыи глаголют, и приемлют, и ему со всяким говением якоже святыни причащаются, но простое приношение, не аки бо сие в жертву Богу приноситися имать, но токмо да начинающим по посте мясо и сыр ясти, от иерея предложенными молитвами в снедь благословено будет: Пасха бо сам Христос естьи Агнец вземляй грехи мiра, на олтари в Безкровной Жертве, в Пречистых Тайнах Честнаго Тела и Животворящая Крове Своея, от иерея Богу и Отцу Приносимый, и Тому достойно причащающийся истинную ядят Пасху».

Отсюда видно, что наша Церковь неблаговолительно относится к самым названиям пасхальных яств «пасхами», как у нас это вошло в обычай.

«Пасха наша – за ны пожрен бысть Христос», – учит св. Апостол Павел (I Кор. 5, 7). Поэтому, как дальше говорится в этом примечании, пасхальные яства и не должны быть вносимы в церковь, под угрозой прещений, согласно 3-му правилу св. Апостолов: «И сего ради иныя приносы, яко не суть Пасха, во олтарь или в церковь не достоит вносити, но вне церкви или в притворе молитвою благословити, по третьему правилу Святых Апостолов глаголющих: Аще кто епископ или пресвитер, кроме вчинения Господня о жертве, иная некая ко Олтарю принесет, мед или млеко, или, в место вина, сикеру, сиесть оловину, или медовину, или птицы, или кая животная, или сочива, разве гроздия в лете, и елея на свещники, и фимиама во время Литургии, да извержется».

С этими пасхальными яствами – «куличами» и «пасхами» – не должно смешивать «артос», который имеет совсем особое значение. «Артос», каковое слово в переводе с греческого языка на русский означает «хлеб», освящается по древнему апостольскому обычаю. Приступая к трапезе, св. Апостолы имели обычай оставлять не занятым место, на котором возлежал с ними Господь Иисус Христос, а на столе против того места полагали, какбы для Него, часть хлеба. Каждый раз, оканчивая трапезу и вознося благодарение Богу, они поднимали эту часть со словами: «Христос Воскресе». Этот обычай свято сохранялся потом в христианской Церкви и нашёл себе потом выражение в особом «чине о панагии», который совершается в иноческих обителях, а повсюду в дни празднования Св. Пасхи — в освящении, раздроблении и раздаянии «артоса». Артос, полагаемый в день св. Пасхи в храме перед взорами верующих, должен напоминать им о невидимом присутствии с нами Воскресшего Господа. Вместе с тем он напоминает нам о том, что Господь Иисус Христос крестною смертью и воскресением сделался для нас истинным хлебом животным, как Он Сам учил о Себе (Ин. 6, 35). В светлую субботу артос раздробляется и раздается для вкушения верующим. В молитве при этом испрашивается, «да вси вкушающии от него, телесного и душевного благословенья и здравия сподобятся».

Подобного значения не имеют обыкновенные «куличи» и «пасхи». Чрезмерное увлечение ими, особенно когда приготовление их идет в ущерб посещению страстных Богослужений, не может не почитаться предосудительным. В конце XVI столетия Патриарх Антиохийскгй Иоаким, во время пребывания своего в южнорусской митрополии, счёл даже нужным подвергнуть осуждению чрезмерное уважение южно-русского народа к этим пасхальным яствам. Спустя немного времени и Константинопольский Патриарх Иеремия, занимаясь лично искоренением различных безпорядков в южнорусской митрополии, окружной грамотой предписывал «считать простыми, а не святыми, пасхальные хлебы», то-есть «куличи», которые в Южной России обычно называются «пасхами». Они освящаются и окропляются св. Водой, как и всё, что предназначается к употреблению, но без какого-нибудь особого символического или таинственного значения, связанного с праздником Св. Пасхи. Устраивать «крестный ход» для освящения их не положено.

Вопросы и ответы. В изъяснение церковного благочестия и душепопечения. Рубрика Архиепископа Аверкия (Таушева). Извлечение из журнала «Православная Русь». Типография преп. Иова Почаевского. 1958 год.

***

Окружная грамота Константинопольскаго Патріарха Iереміи

Кiевскому митрополиту Михаилу, Литовско-Русскимъ епископамъ, духовенству и мірянамъ, 

о уничтоженіи обычаевъ приносить въ церковь мяса и пироги,

для освященія, въ праздники Рождества Христова и св. Пасхи, 

также святить день Пятницы вмѣсто дня воскреснаго, и Соборная грамота, о томъ же.

1589 въ ноябрѣ и 1590 iюня 20.

Іереміа, Божіею милостію архіепископъ Константинополя, Новаго Рима, и вселенскій патріархъ, преосвященному архіепископу митрополиту Кіевскому и Галицкому и всей Россіи, и боголюбезнымъ епископомъ, преславнѣйшимъ княземъ, велможнымъ старостамъ и прочіимъ зацнымъ паномъ, обрѣтающимся въ мѣстѣхъ, мѣстечкахъ и въ селѣхъ, архимандритомъ, и благочестивымъ протопопомъ, и благоговѣйнымъ священникомъ, и всѣмъ Господа нашего христоименитымъ людемъ, сыновомъ по духу възлюбленымъ нашего смиренія. Благодать буди вамъ, миръ и милость отъ Бога. Смиреніе наше увѣрися отъ многихъ, яко со прочіими безмѣстіи, яже обрѣтохомъ въ сей епархіи, еще же суть сія три: первое, убо, паска; второе же, назавтріе Рождества Христова празнуютъ пологъ Богородици, и приносятъ въ день онъ семидаліонъ, муку печену, что есть велико нечестіе: понеже пресвятая Дѣва роди, и паки Дѣвою пребысть неизреченно; и се есть догматъ безбожныхъ еретикъ, иже се сътвориша къ уничиженію Пречистыя Богородица, и възбранися отъ шестаго Вселенскаго Собора въ правилѣ 79[1], яко безмѣстно и безаконно. Третее, яко нѣціи отъ христіянъ празнуютъ въ пятокъ, во святую же недѣлю роботаютъ, еже и о семъ закону глаголющу: проклятъ всякъ дѣлаяй отъ часа суботы девятаго даже до годины, понедѣлку начинающуся; понеже седмъ дній Богъ сътвори, и шесть даде въ служеніе человѣкомъ, а единъ отлучи себѣ на славословіе: сего ради подобаетъ намъ празновати въ недѣлю и въ владычняя празникы невымовнѣ[2]. О глаголемѣй же пасцѣ, како и елико приносятъ въ церковъ, раздѣляти нищимъ, яко хлѣбы просты, а не яко святы, якоже мнятъ нѣціи человѣци. Сего ради смиреніе наше завѣщаетъ и въ Святомъ Дусѣ повелѣваетъ, яко да отнынѣ и въ прочая имѣти се простый хлѣбъ, и не имѣти яко святаго; или бы приносити муку зъ сыромъ варену въ церковъ назавтріе Рождества Христова, мняще въ честь Богородици, еже есть велика ересь; или безчествовати святую недѣлю и почитати пятницу, да будетъ отлученъ отъ Отца, и Сына, и Святаго Духа, и проклятъ, и непрощенъ и по смерти не разрѣшенъ, дондеже престанутъ творити сія и получатъ прощеніе. Подъ тымъ же тяжкимъ отлученіемъ да будутъ и свящеиници, аще кій дерзнетъ сътворити се. Тако, а не инако да будетъ. И дабы благодать Божія и безчисленая его милость, и молитва и благословеніе нашего смиренія съ всѣми православными была. Мѣсяца ноемврія, индикта 3-го. – Подпись:

Ἱερεμίας, ἐλέῳ θεοῠ ἀρχιεπίσκοπος Κωνσταντινούπόλεως, νέας Ῥώμης, καὶ οικουμενικός πατριάρχης.

[1] См. Кормч. кн. л. 201 на обор.

[2] Безусловно. – ред.

Акты, относящiеся къ исторiи Западной Россiи, собранныя и изданныя Археографическою коммиссiею Т. 4. 1588-1638 гг. СПб. 1848. № 22. C. 29-30.

***

Спор о приношении в церковь хлебов и пирогов.

Еще один сюжет в борьбе львовского епископа и братства составляют попытки очищения православной обрядности от языческих пережитков. Основываясь на указанном письме 1588 г., некоторые исследователи[68] делали вывод о том, что кампанию против искажения православных обрядов начал патриарх Иоаким, однако первые достоверные сведения о возникших трениях относятся к 22 марта 1586 г., когда Гедеон Балабан отлучил рогатинских мещан. Они, по мнению епископа, начали вести себя как еретики, отказываясь от традиционного и каноничного, по его словам, освящения хлебов на Пасху. Неделю спустя главными зачинщиками конфликта были названы Успенские братчики Юрий и Иван Рогатинцы, и епископ особой грамотой отлучает и их[69]. Наконец, в апреле 1588 г. Гедеон Балабан пишет пастырское послание своему наместнику об обязательном освящении пасхальных хлебов[70]. О грамоте патриарха Иоакима там нет ни слова.

Не упомянут патриарх и в грамоте двух епископов – Арсения Элассонского и Феофана Паисийского, близких братству архиереев, которые своей властью (нарушив канонические права епископа) сняли отлучение с Рогатинцев и написали увещевание Гедеону Балабану[71].

Традиция освящать на Пасху хлеба является общей для восточных и южных славян. Так, например, в Болгарии вплоть до второй половины XX в. сохранился обычай печения особых хлебов антропоморфной или крестообразной формы (или украшенных крестообразным узором)[72], называемых «брашном», «агнцем» или «божьим калачом». Общеизвестен и русский обычай освящать на Пасху куличи, печь печенье в форме барашка-агнца и креста, и раздавать бедным хлеб. Древний обычай заклинания высших сил в христианской традиции был переосмыслен как вариант бескровной жертвы, хлеб съедался и раздаривался во здравие членов семьи и для общего благополучия дома[73]. Сходный обычай раздачи крестообразных хлебов существует и при поминании покойного. Традиция пасхального крашения и освящения яиц не требует особого описания, а обряд освящения хрена, сыра, жареной свинины и вообще мясного сохранился в Русской Православной Церкви с некоторыми сокращениями[74].

На украинско-белорусских землях к XVI в. языческий смысл ритуального печения хлебов был прочно забыт, неслучайно епископ Гедеон утверждал, что освящение хлебов происходит «по стародавнему обычаю христианскому и преданию апостольскому»[75]. Объясняя жителям Рогатина символический смысл освящения хлебов, епископ пишет: «...на день воскресенья Христова православные христиане приносят в церковь освящать брашна, или калач, или пасху, или агнец, которые одинаково понимаются, что Христос сын Божий агнец непорочный за всех принес себя в жертву, и правоверный человек творит общее воспоминание погребению и воскресению из мертвых теми освящениями брашны»[76]. Соответственно, и в XVI в. и позже[77] традиция освящения хлебов могла восприниматься как вполне христианская и православная.

Тем не менее в цитированном выше письме братчиков к константинопольскому патриарху последний пункт посвящен вопросу о приношениях на Пасху, причем подчеркивается именно магическая, нехристианская природа освящения на Пасху хлебов, свинины, яиц и хрена[78]. Причиной этого, по всей видимости, было не хорошее знание братчиками языческих обрядов, а, как они сами писали, присутствие в их среде греков[79], не разделявших подобных традиций.

Несмотря на серьезность конфликта, патриарх Иеремия высказывает свое мнение по поводу ненадлежащих приношений на Пасху, только последний раз собрав украинско-белорусское духовенство в Тарнополе в ноябре 1589 г. В соборном постановлении (впоследствии подтвержденном и Брестским Собором 1590 г.[80]) категорическому осуждению впервые подвергаются не только пасхальные, но и приношения в церковь пирогов на второй день после Рождества, и обычай праздновать пятничные дни вместо воскресных[81]. Не вполне ясно, кто предоставил патриарху сведения об этих искажениях, вполне возможно, что инициатива принадлежала опять-таки членам Успенского и близких к нему братств, посещавших Иеремию.

Вопрос о праздновании пятницы и рождественских пирогах мало изучен, описание и попытки истолкования даны в работах Н. М. Гальковского и Б. А. Рыбакова[82]. Тем не менее исследователи не обратили внимание на некоторые существенные детали. Рождественские приношения были осуждены правилом[79] Шестого Константинопольского Собора: «Понеже есть некие, по дне святого рождества Христа Бога нашего, устраиваются приготовляющими хлебенное печение, и друг другу передающими, аки то в честь болезней рождения Всенепорочныя Девы Матери: то мы определяем, да не совершают верные ничего такого. Ибо не есть сие честь Деве, паче ума и слова, — плотию родившей невместимое Слово: аще Ея неизреченное рождение определяют, и представляют по примеру обыкновенного и нам свойственного рождения»[83]. Таким образом, при сравнении текстов видно: патриаршая грамота 1589 г. лишь воспроизводит немного сокращенный образец[84]. В свою очередь, соборная грамота 1590 г. с осуждением этих обычаев лишь полностью повторяет текст патриаршего осуждения. Обычаи празднования пятницы и рождественские приношения совершенно не интересуют ни братчиков, ни епископа, более ни в каких источниках не упоминаются, и не совсем понятно, кто же соблюдал их.

Вопрос о пасхальных хлебах был затронут братством в письмах к патриарху только единожды, во всяком случае братчики три года (с 1586 по 1589) не интересовались обрядами почитания пятницы и рождественских пирогов, хотя их языческая основа была не менее очевидна. Не подтвердилось и обвинение братством епископа в колдовстве – в своем определении указанных обрядов константинопольский патриарх Иеремия счел их не языческими, а скорее близкими иудаизму и ереси: «уподобившися неверным жидам», «наука нечестивых еретиков»[85]. Наконец, соблюдение этих обрядов на украинско-белорусских землях не прекратилось и после соборного декрета 1590 г.[86], однако эта тема братствами больше не поднималась.

[68] См.: Крыловский А. С. Указ. соч. С. 143.

[69] Соответственно, MCS. LXXXV, LXXXVI.

[70] MCS.XCV1II.

[71] Грамота от 05.1586 г. (MCS. DV; Крыловский А. С. Указ. соч. Приложения. № 2).

[71] Янева С. Български обредни хлябове. София, 1989. С. 64, 76, 86.

[73] Там же. С. 27.

[74] Гипьтебрандт П. Гедеон Балабан и его три книги. СПб., 1900. С. 29.

[75] MCS. Р. 134.

[76] Ibidem.

[77] Янева С. Указ. соч. С. 86-87.

[79] Вопрос 8 (MCS. Р. 141).

[79] MCS. Р. 142. м Ibid. CLV. CLX АЗР. № 22.

[81] «Такожде и пятницу неции празднуют без роботы: но подобает христианам пяток постити и делати весь день, а неделю празнуючи святити...» (MCS, CLV, соборная грамота 1590 г.). То же и в патриаршей грамоте 1589 г. 81 О почитании Параскевы-Пятницы см.: Рыбаков Б. А. Язычество древних славян М., 1994. С. 382.-392; о культе рожаниц — с. 438-470; а также: Он же. Язычество древней Руси. М., 1988. С. 746-748; Галъковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси. Харьков. М., 1916. Т. 1; М., 1913. Т. 2.

[83] Цит. по: Книга правил св. Апостолов... С. 108.

[84] Ср.: «...девая же Богородица паче слова и разума нетленно роди» (АЗР, № 22).

[85] MCS. Р. 246.

[86] Б 1604 г. епископ Гедеон подготовил к изданию Служебник, в который были включены три молитвы, благословляющие пасхальные «мяса», сыр и яйца (Гипьтебрандт П. Указ. соч. С. 22), особой молитвы над рождественскими пирогами там нет.

С. С. Лукашова. Конфликт епископа Гедеона Балабана и львовского Успенского братства в 80-х годах XVI в.: попытка реформы православия или борьба за имущественные интересы // Славянский альманах 1999. М., 2000. С. 36-52.

 

Сост. Ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: