ХРИСТІАНИНЪ-ХРАМЪ БОЖІЙ (Изъ сочиненій Димитрія, Архіепископа Херсонскаго).

 

Не вѣсте ли, яко храмъ Божій есте,

и Духъ Божій живетъ въ васъ (1 Кор. 3, 16).

 

Въ этихъ священныхъ словахъ Ап. Павла заключается и высшее утѣшеніе и наилучшее побужденіе къ тому, чтобы мы были внимательны къ самимъ себѣ и осторожны въ своей жизни, т. е. не только во внѣшнихъ своихъ дѣйствіяхъ и поступкахъ, но и въ мысляхъ, желаніяхъ и ощущеніяхъ внутреннихъ, – чтобы хранили и душу и тѣло свое въ чистотѣ и святыни. Для сего св. Апостолъ указываетъ на то высочайшее достоинство существа нашего, что оно предназначено быть жилищемъ Самаго Божества, и на то особенное преимущество христіанъ, что въ нихъ, какъ въ истинныхъ храмахъ Своихъ, обитаетъ Всесвятый Духъ Божій. Не вѣсте ли, яко храмъ Божій есте, и Духъ Божій живетъ въ васъ?

Когда же и какъ мы сдѣлались храмами Божіими? Это было при самомъ появленіи нашемъ на свѣтъ, когда мы очистились отъ грѣха, возродились и обновились банею пакибытія и обновленія духовнаго въ таинствѣ св. Крещенія, когда пріяли печать дара Духа Божія въ таинствѣ св. Мѵропомазанія. Тогда и душа и тѣло наше содѣлались воистину храмомъ Божіимъ – святымъ и непорочнымъ. Тогда Господь Богъ дѣйствительно и истинно вселился въ насъ и усыновилъ насъ Себѣ, какъ обѣщалъ Онъ чрезь Пророка: вселюся въ нихъ и похожду, и буду имъ во Отца, и тіи будутъ Мнѣ въ сыны и дщери. Ибо можемъ быть невѣрны обѣтамъ своимъ мы, но не можетъ не быть вѣренъ Своимъ Божественнымъ обѣтованіямъ Господь Богъ нашъ: нераскаянно бо дарованіе Божіе, елика бо обѣтованіе Его, въ томъ ей, и въ томъ аминъ.

Это – высочайшая почесть, какой можетъ быть удостоено бренное, и тѣмъ паче падшее и погибшее существо, и какой удостоилъ насъ Отецъ небесный, ради возлюбленнаго Единороднаго Сына Своего! И самые Херувимы и Серафимы не имѣютъ высшаго достоинства и чести, какъ быть престоломъ Господа Вседержителя. И самыхъ великихъ подвижниковъ христіанства св. Церковь отличаетъ названіемъ духоносныхъ и Богоносныхъ мужей, какъ самымъ высшимъ титуломъ въ царствѣ Божіемъ. Въ этомъ же состоитъ и высочайшее счастіе наше. Ибо, вселяясь и обитая въ насъ, чрезъ это самое Господь Богъ творитъ насъ Своими чадами возлюбленными, украшаетъ и обогащаетъ многоразличными дарами благодати Своей, благословляетъ насъ всяцѣмъ благословеніемъ въ небесныхъ о Христѣ, всегда готовъ услышать всякое моленіе наше, даровать намъ, какъ чадамъ Своимъ, всякое благопотребное прошеніе, явить намъ Свою Божественную помощь – во всякое время. Это есть и несомнѣнный залогъ вѣчно-блаженной жизни нашей въ Богѣ, что въ насъ вселяется и обитаетъ Онъ Самъ – Источникъ жизни и безсмертія, вѣчной радости и бложенства. Но это же самое побуждаетъ и насъ – хранить тщательно храмъ души нашей въ чистотѣ и святыни, стоять бодренно на стражѣ сердца своего, чтобы не подкрались татіе духовные, не подкопали храмину души нашей, не лишили ея небеснаго сокровища благодати Божіей, и не внесли въ нее своей нечистоты и скверны. Не вѣсте ли, яко храмъ Божій есте, и Духъ Божій живетъ въ васъ?

Итакъ, цѣлъ ли въ насъ этотъ нерукотворенный храмъ Божій? Благоукрашенъ ли онъ такъ, чтобы могъ вселиться и обитать въ немъ Самъ Господь Богъ нашъ, со всею Его святостію и правдою? Или же онъ уже пустъ и пался есть? Не сдѣлалась ли душа наша, вмѣсто храма Бога живаго, нечистымъ капищемъ идолослуженія? Не воцарилась ди въ сердцѣ нашемъ, вмѣсто Животворящаго Духа Божія, мертвые истуканы страстей и пороковъ? Не поставился ли въ немъ идолъ своекорыстія, сребролюбія и лихоиманія, которое Апостолъ Христовъ называетъ прямо идолослуженіемъ? Не водворился ли въ немъ кумиръ гордости житейской, которая, по слову Божію, есть мерзость предъ Богомъ? Не воцарился ли въ немъ духъ зависти и ненависти, вражды и недоброжелательства къ ближнимъ, которыя ученикъ любви Божественной именуетъ человѣкоубійствомъ, а одержимыхъ ими людей – пребывающими въ смерти? Не возобладалъ ли сердцемъ нашимъ безстудный истуканъ плотской похоти и нечистоты, которая, какъ смрадный дымъ, долго отгоняетъ отъ насъ все чистое, святое, небесное, и привлекаетъ къ намъ духа злобы, со всею его нечистотою и скверною. Сюда ли придти и вселиться Господу? Въ такой ли запустѣвшей храминѣ обитать Всесвятому Духу Божію? Кое бо общеніе свѣту ко тьмѣ? Или кое согласіе Христовы съ веліаромъ? Кое же сложеніе Церкви Божіей со идолы?

Что же дѣлать намъ въ такомъ случаѣ, если, то есть, душа наша окажется запустѣвшею храминою, наполненною всякаго рода нечистотою грѣховною? Тоже самое, что дѣлаютъ съ запустѣвшимъ и оскверненнымъ храмомъ вещественнымъ: его обновляютъ, украшаютъ и освящаютъ вновь. Такъ будемъ поступать и мы.

Обновимъ храмъ души нашей искреннимъ покаяніемъ; омоемъ и очистимъ всѣ нечистоты грѣховныя слезами умиленія и сокрушенія сердечнаго; извергнемъ изъ себя всякую скверну грѣховную чистосердечнымъ исповѣданіемъ предъ Богомъ. Премилосердый Господь нашъ не хощетъ смерти и самаго грѣшника. Вѣдая немощь естества нашего, Онъ даровалъ намъ Божественное врачевство покаянія, которымъ исцѣляются всѣ недуги душевные, очищаются всѣ нечистоты и скверны грѣховныя, учредилъ въ церкви Своей священное судилище не для осужденія, а для оправданія грѣшниковъ, – не для обличенія и наказанія, а для исцѣленія и заглажденія грѣховныхъ язвъ и струповъ. Пріидите, и истяжемся, глаголетъ Господь, и аще будутъ грѣхи ваши яко багряное, яко снѣгъ убѣлю, и аще будутъ яко червленое, яко волну убѣлю.

Украсимъ храмъ души нашей, подобно какъ украшаются храмы Божіи вещественные, – образами Самаго Господа и святыхъ Его, то есть: Богомысленнымъ размышленіемъ, представленіемъ, воображеніемъ въ душѣ нашей дѣяній Самаго Господа Іисуса Христа, Его спасительнаго ученія и животворныхъ чудесъ, Его искупительныхъ страданій и смерти – для избавленія насъ отъ лежавшей на насъ клятвы грѣха и смерти вѣчной, – воспоминаніемъ вѣры и добродѣтели, терпѣнія и подвиговъ св. Пророковъ и Апостоловъ, мучениковъ и исповѣдниковъ, препод. отцевъ и святителей. Паче же всего будемъ убѣгать тѣхъ душетлѣнныхъ зрѣлищъ, тѣхъ безумныхъ бесѣдъ и забавъ, которыя могутъ растлить и воображеніе и сердце наше нечистыми образами страстей человѣческихъ, которыми оскорблялось цѣломудренное око и ухо христіанина. Лучше, по слову Пророка, приметатися въ дому Божіемъ, нежели жити въ селеніихъ грѣшничихъ. Надобно чаще посѣщать св. храмъ Божій, зрѣти здѣсь красоту Господню, услаждаться размышленіемъ о многоразличныхъ дѣйствіяхъ спасительнаго Промысла Божія о насъ, о дѣлахъ и ученіи Искупителя нашего, объ обѣтованной Имъ славѣ и блаженствѣ въ дому Отца небеснаго.

Облагоухаемъ храмъ души нашей благоуханіемъ Слова Божія и молитвы. Домъ Божій есть домъ молитвы, какъ говоритъ Самъ Господь. Въ немъ слышится только Слово Божіе, въ немъ воспѣвается только пѣснь хвалы и благодаренія Господу; въ немъ возносятся предъ престоломъ Божіимъ молитвы и моленія, прошенія и благодаренія. Надобно чтобъ и во глубинѣ души нашей слышалось постоянно живое и дѣйственное Слово Божіе, полезное ко ученію, ко обличенію, ко исправленію и къ наказанію еже въ правдѣ; то утѣшительное Слово, которое утѣшаетъ грѣшника безконечнымъ милосердіемъ Божіимъ, укрѣпляетъ подвижника благочестія обѣтованіемъ уготованнаго ему вѣнца славы, ободряетеъ унылаго помощію отъ Господа, осіяваетъ душу страждущаго свѣтлымъ лучемъ упованія вѣчныхъ благъ во царствіи Божіемъ; то животворящее Слово, которое исцѣляетъ сокрушенныхъ сердцемъ, разрѣшаетъ окованныхъ узами грѣховными, воскрешаетъ мертвыхъ духомъ. Надобно, чтобы сердце наше содѣлалось жертвенникомъ, на которомъ выну возносились бы жертвы славословія, хвалы и благодаренія Господу, чтобы молитва сдѣлалась дыханіемъ души нашей, – чтобы мысли и чувства наши возносились, какъ ѳиміамъ, отъ земли къ небу, отъ временнаго къ вѣчному, отъ тлѣннаго къ безсмертному; чтобы душа наша стремилась къ Богу крѣпкому, живому, какъ жаждущая лань стремится къ источникамъ воды.

Освятимъ, наконецъ, храмъ души нашей благоговѣйнымъ причащеніемъ Божественнаго Тѣла и Крови Христовой. Ядый Мою плоть, и піяй Мою кровь, говоритъ Самъ Господь, во Мнѣ пребываетъ и Азъ въ немъ. Это верхъ высоты и совершенства, и вмѣстѣ – счастія и блаженства, до котораго можетъ возвыситься душа наша въ настоящей жизни! Въ комъ вселяется Самъ Господь Іисусъ Христосъ, со всею полнотою благодатныхъ даровъ Своихъ, у того остается одно только желаніе – разрѣшимся отъ узъ плоти и вѣчно со Христомъ быти.

Вотъ какимъ образомъ души вѣрующія, приближаясь ко Христу, камени живу, избранну, честну, и сами, яко каменіе живо, зиждутся въ храмъ духовенъ, святительство свято, возносити жертвы духовныя, благопріятныя Богу! (1 Петр. 2, 4. 5).

Какъ охранить намъ храмъ души своей, чтобы не входило въ него ничто не чистое и враждебное Духу Божію, и не приводило его въ состояніе запустѣнія и паденія? Для сего надобно оградить его крѣпкою, надежною стражею.

Поставь на стражѣ души своей здравое разсужденіе и строгое вниманіе къ самому себѣ. Пріучи мысль свою взирать на землю и все земное очами вѣры, видѣть здѣсь то, что есть на самомъ дѣлѣ, – одну суету суетствій, одно тлѣніе и прахъ, одинъ призракъ, который – рано или поздо – исчезнетъ изъ глазъ нашихъ. Возлюби всѣмъ сердцемъ небо и жизнь вѣчную, поставь ихъ, какъ и должно, первою и главною цѣлію всей жизни твоей, средоточіемъ всѣхъ помышленій и стремленій твоихъ, всѣхъ надеждъ и желаній твоихъ. Тогда все, кажущееся важнымъ и великимъ на землѣ, явится ничтожнымъ, все – кажущееся пріятнымъ – потеряетъ свою прелесть, все, почитаемое драгоцѣннымъ, явится не имѣющимъ никакой цѣны и достоинства. – Все, что теперь обольщаетъ, плѣняетъ и увлекаетъ сердце человѣческое на путь заблужденія и грѣха, окажется столь низкимъ и ничтожнымъ, что будетъ возбуждать одно только отвращеніе.

Поставь на стражѣ души своей страхъ Божій. Пріучи свою мысль, свое воображеніе, свою память, свое желаніе, словомъ – всѣ силы души своей быть всегда въ святомъ вездѣприсутствіи Божіемъ. Что бы ты ни дѣлалъ, помни, что дѣлаешь предъ лицемъ Божіимъ; о чемъ бы ни думалъ, – думаешь предъ Господомъ; чего бы ни желалъ, желаешь предъ очами Божіими, – что свѣтлое око Божіе, во всякое время дня и ночи, видитъ тебя, проницаетъ всю глубину сердца твоего. Не допускай и въ мысли своей того, чтобы какое либо движеніе души и тѣла твоего, какая либо мысль, или желаніе могли укрыться отъ всевѣдѣнія Божія. Тогда весь умъ и сердце твое исполнится страхомъ и благоговѣніемъ предъ Богомъ, все желаніе твое утвердится въ волѣ Божіей. Предзрѣхъ Господа предо мною выну, говоритъ Пророкъ Божій и Царь Давидъ, яко одесную мене есть, да неподвижуся.

Поставь на стражѣ души твоей память смертную, – и во вѣки не согрѣшиши, какъ увѣряетъ нѣкій св. мужъ. У присужденнаго къ смерти не можетъ быть другой мысли, какъ мысль о вѣчности и судѣ Божіемъ, другаго желанія, кромѣ желанія блаженной жизни за гробомъ, другаго страха, кромѣ страха вѣчныхъ мученій, другой надежды, кромѣ надежды помилованія на судѣ Божіимъ. Ничто земное не плѣнитъ его; никакая сладость грѣховная не прельститъ его; никакія сокровища не привлекутъ къ себѣ его сердца; никакія удовольствія не могутъ усладить чувствъ его, все временное теряетъ всякую цѣну въ очахъ его. А что же всѣ мы, какъ не осужденные на смерть отъ самаго рожденія нашего? И что ожидаетъ насъ по смерти, какъ не страшный судъ Божій? О чемъ-же и думать намъ болѣе, какъ не о смерти и судѣ Божіемъ? Но да не подумаетъ кто, чтобы эта непрестанная мысль о смерти ослабила ревность къ полезнымъ занятіямъ и дѣламъ нашимъ земнымъ, или сдѣлала жизнь нашу слишкомъ печальною. Память о смерти страшна только для празднолюбцевъ и грѣшниковъ; а для истиннаго труженика она есть побужденіе къ труду и облегченіе труда; для праведника она преисполнена отрады и утѣшенія. Ничто такъ не утѣшаетъ истиннаго подвижника благочестія, какъ приближеніе того вожделѣннаго часа, когда онъ можетъ разрѣшитися и со Христомъ быти, когда, возлегая на смертный одръ, онъ можетъ сказать съ Апостоломъ: подвигомъ добрымъ подвизалхя, теченіе скончахъ, вѣру соблюдохъ: прочее соблюдается мнѣ вѣнецъ правды, егоже воздастъ мнѣ Господъ въ день онъ праведный Судія.

Но никакой стражъ такъ бдительно не охраняетъ храма души нашей отъ всего нечистаго и враждебнаго Духу Божію, какъ истинная, совершенная, любовь къ Господу. Кто искренно, отъ всей души и сердца, любитъ Господа; тотъ не только не сдѣлаетъ, но и не помыслитъ ничего противнаго волѣ Божіей, ничего такого, чѣмъ оскорбляется святость Божія, отъ чего отвращается любовь Божія, чѣмъ возбуждается праведный гнѣвъ Божій; кто любитъ Бога, тотъ, напротивъ, старается дѣлать все благоугодное предъ Богомъ, находитъ отраду и утѣшеніе въ исполненіи заповѣдей Божіихъ; для того пища и питіе есть святое Слово Господне; у того жизнь и дыханіе есть непрестанная молитва къ Господу. Сія-то совершенная любовь къ Господу есть та жизненная сила души вѣрующей, которая влечетъ ее ко всему доброму, святому, небесному, сочетаваетъ ее въ единъ духъ съ Господомъ, вселяетъ въ нее Господа Іисуса Христа со Отцемъ и Святымъ Духомъ Имѣяй заповѣди Моя и соблюдаяй ихъ, той есть любяй Мя, – говоритъ Господь; а любяй Мя, возлюбленъ будетъ Отцемъ Моимъ, и къ Нему пріидетъ, и обитель у Него сотворитъ.

 

Сообщено Епископомъ Іустиномъ.

 

Прибавленіе къ «Душеполезному Собесѣднику» (Изд. Аѳонскаго Русскаго Пантелеимонова Монастыря). 1889. Вып. 2. C. 1-8.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: