Епископъ Григорій (Граббе) – Путь лжи въ Москвѣ не мѣняется (По поводу обращенія Московской Патріархіи къ Зарубежной Церкви).

Когда въ 376 году въ подвѣдомомъ Святителю Василію Великому градѣ Никополѣ былъ поставленъ незаконно нѣкій епископъ, то онъ всѣми мѣрами, силою и хитростью пытался укрѣпиться въ захваченномъ положеніи. Святитель Василій Великій не могъ съ этимъ мириться. Поэтому онъ поддерживалъ тѣхъ пастырей и вѣрующихъ, которые противились этому неправильно поставленному епископу и его послѣдователямъ. Святитель призывалъ своихъ вѣрныхъ чадъ не обольщаться ихъ лживыми рѣчами, «когда приписываютъ себѣ правоту вѣры». Онъ писалъ, что люди эти «полезное для нихъ въ сей жизни всегда предпочитаютъ жизни истинной». Иначе говоря, онъ считалъ ихъ оппортунистами. Великій Святитель также писалъ объ этихъ людяхъ, что «когда они задумали пріобрѣсти эту пустую власть, то присоединились къ врагамъ Христовымъ, а когда увидѣли народъ раздраженнымъ, опять налагаютъ на себя личину Православія».

Эти слова Святителя вспоминаются нами, когда мы читаемъ недавно изданное посланіе Московской Патріархіи, направленное со всею возможною остротою противъ нашей Русской Православной Зарубежной Церкви. Архіерейскій Синодъ уже вынесъ объ этомъ краткое постановленіе [1], дающее его авторитетную реакцію. Длинное московское посланіе исполнено яда неправды и злобы. Необходимость предостеречь нашихъ вѣрующихъ противъ этого яда въ заботѣ о спасеніи ихъ душъ, вызываетъ потребность болѣе подробнаго отвѣта по всѣмъ пунктамъ этого лукаваго документа.

Въ центрѣ всего сейчасъ стоитъ, конечно, вопросъ – достойно-ли и праведно-ли было избраніе новаго возглавителя Русской Православной Церкви, котораго совѣсть наша и православное сознаніе позволяютъ намъ не признать его съ такой же увѣренностью, съ какой Св. Василій Великій не призналъ избранія Никопольскаго епископа. Большинство голосовъ многими считается безспорнымъ свидѣтельствомъ достоинства по современному догмату демократіи. Однако, оно же было примѣнено и къ распятію Господа нашего Іисуса Христа. Пилату и римлянамъ казалось, что весь народъ кричалъ: «распни Его» и они совершили этотъ грѣхъ. Но вѣдь кромѣ того, въ основѣ законнаго избранія должна лежать правомочность избирателей.

А кѣмъ же оно утверждено въ составѣ избирательнаго Собора Московской Патріархіи? Случайно-ли избирательный Соборъ былъ созванъ вопреки обычаю ранее истеченія сорока дней послѣ кончины предшественника? Не потому-ли, что опасались участія въ немъ опомнившихся людей, повѣрившихъ въ подлинное наступленіе свободы послѣ «перестройки»? Дѣйствительно-ли Соборъ состоялъ изъ совсѣмъ сознающихъ себя свободными епископовъ и представителей клира и мірянъ? Случайнымъ-ли при такихъ условіяхъ оказался избранникомъ Митрополитъ Алексій, упомянутый въ докладѣ Фурова какъ епископъ самый вѣрный безбожному правительству и КГБ? Какъ иначе могъ бы быть избранъ человѣкъ, самими КГБистами признанный и широко извѣстный въ народѣ, какъ самый близкій къ КГБ епископъ? Сообщеніе объ этомъ въ докладѣ Фурова есть не просто свидѣтельство факта, а признаніе его соучастникомъ въ антицерковной работѣ коммунистической партіи. Не менѣе важно и многолѣтнее дѣятельное участіе избраннаго кандидата въ еретической организаціи Мірового Совѣта Церквей. Объ этой дѣятельности не разъ сообщалось въ оффиціальномъ органѣ Московской Патріархіи. Или теперь Патріархія намъ скажетъ, что это источникъ «который съ церковной точки зрѣнія не можетъ заслуживать довѣрія»?

Обращаясь къ деклараціи Митрополита, впослѣдствіи Патріарха Сергія въ 1927 г., нельзя не отмѣтить, что нынѣшнее Посланіе Патріархіи опирается на него не безъ существенныхъ оговорокъ. Она пишетъ: «Мы вовсѣ не намѣрены идеализировать этотъ документъ, сознавая его вынужденный характеръ». Иначе говоря, теперь Московская Патріархія признаетъ, что декларація 1927 года была вынужденной. Но прежде она же свидѣтельствовала, что подпись была дана свободно! Почему же у Патріархіи надо было вынуждать эту подпись? Не потому-ли, что Митрополитъ Сергій сначала не желалъ подписывать декларацію, сознавая ея неправославность, но потомъ поддался давленію враговъ Церкви? Мы знаемъ, что онъ нѣкоторое время противился принятію ея и даже подвергся за это тюремному заключенію, очевидно, соединенному съ угрозами. Только одно собраніе документовъ «за» и «противъ» его уступки Совѣтской власти, занимаетъ цѣлый большой томъ.

Итакъ, само нынѣшнее посланіе Московской Патріархіи признаетъ вынужденность деклараціи Митрополита Сергія въ 1927 г. и это ставитъ передъ нами вопросъ: позволительно-ли церковнымъ іерархамъ поддаваться принужденіямъ со стороны враждебной Церкви гражданской власти?

Въ древности такая проблема стояла передъ Св. Василіемъ Великимъ въ царствованіе Императора Валента (364-378 гг.). Передъ тѣмъ, Святитель Василій Великій твердо противостоялъ Юліану Отступнику и вымолилъ у Бога его раннюю смерть. А Императоръ Валентъ поддался аріанской ереси и насиліемъ навязывалъ ее христіанамъ. Святитель Василій съ этимъ нисколько не считался, безбоязненно борясь съ ересью и не устрашаясь примѣрами пострадавшихъ уже за это епископовъ. Поддерживая ее, самъ Императоръ прибылъ въ Кессарію Каппадокійскую и поручилъ своимъ сотрудникамъ всѣми мѣрами давить на Святителя. По его желанію, Епархъ Модестъ вызвалъ къ себѣ Св. Василія и настойчиво уговаривалъ его не противиться Императору и присоединиться къ ереси. Послѣ безуспѣшныхъ и льстивыхъ обѣщаній, не имѣя въ этомъ успѣха, Модестъ перешелъ къ открытымъ угрозамъ, но Святитель оставался непоколебимъ, выражая готовность подвергнуться и самой смерти за свою вѣрность истинѣ.

Удивленный его смѣлостью Правитель сказалъ ему: «Никто такъ дерзновенно не говорилъ со мною до сихъ поръ». «Да, – отвѣчалъ Святитель, – потому что тебѣ не случалось говорить съ епископомъ. Во всемъ иномъ мы показываемъ кротость и смиреніе, но когда рѣчь идетъ о Богѣ и противъ Него дерзаютъ возставать, тогда мы, все прочее вмѣняя за ничто, взираемъ только на Него Единаго. Тогда огонь, мечъ, завери и желѣзо терзающія тѣло, скорѣе будутъ радовать насъ, нежели устрашать». Модестъ умолкъ передъ лицомъ такой вѣры.

Такимъ образомъ, Св. Василій показалъ намъ примѣръ того, какъ мы должны быть разборчивы относительно источника предлагаемой намъ власти и благополучія въ Церкви. Мы научаемся этому и Самимъ Спасителемъ. Когда діаволъ возвелъ Его на весьма высокую гору и предложилъ передать Ему весь міръ, если Онъ, падше, поклонится Ему, Спаситель отвѣчалъ: «Отойди отъ Меня сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему единому служи» (Матѳ. 4,9-10).

Митрополитъ Сергій, съ одной стороны можетъ быть утомленный борьбой съ безбожниками, а съ другой – уже ослабленный за періодъ годичнаго заключенія Патріарха, пошелъ на сближеніе съ почти уже властвовавшими обновленцами. Заявленіе о его присоединеніи къ нимъ было напечатано въ журналѣ «Живая Церковь» 4-6 іюня 1922 г. Онъ позднее въ этомъ принесъ покаяніе передъ Патріархомъ, но самый фактъ этого паденія показалъ его неустойчивость. Она проявилась и въ подписаніи имъ деклараціи въ 1927 году по требованію безбожниковъ. Вѣдь и нынѣшнее Посланіе признаетъ его вынужденнымъ. А принужденіе есть средство для того, чтобы добиться отъ человѣка чего-то такого, что противоречитъ голосу его совѣсти. Можетъ-ли свободное христіанское сознаніе оправдывать такой актъ?

Если говорить о правомочности Митрополита Сергія, бывшаго только Замѣстителемъ Блюстителя Патріаршаго Престола, подписать такой актъ, то никто иной, какъ самъ онъ въ другомъ случаѣ писалъ, что, якобы, власть Замѣстителя Мѣстоблюстителя «полностью покрываетъ всѣ права и обязанности замѣщаемаго имъ Предстоятеля Церкви». Между тѣмъ, такое заявленіе Патріархіи опровергается имъ же самимъ въ другой его статьѣ «О полномочіяхъ Патріаршаго Мѣстоблюстителя и его Замѣстителя» напечатанной въ №1 Журнала Московской Патріархіи въ 1931 году и перепечатанной въ №7 журнала «Православіе», издававшаго въ Парижѣ въ 1933 году Архіепископомъ Веніаминомъ.

Митрополитъ Сергій, вопреки взгляду имъ самимъ высказанному, въ спеціальной статьѣ разбиралъ разницу въ правахъ Мѣстоблюстителя и Замѣстителя такового. Опасаясь претензій второго патріаршаго кандидата – Митрополита Агаѳангела, онъ разъяснялъ, что послѣдній не имѣетъ тѣхъ правъ, которыя Митрополитъ Сергій самъ себѣ уже присвоилъ, увѣнчавъ это потомъ и присвоеніемъ себѣ титула Блаженнѣйшаго Митрополита Московскаго и Коломенскаго.

Линія компромисса со зломъ, избранная какъ принципъ управленія Митрополитомъ Сергіемъ, но рѣшительно отвергнутая Митрополитами Петромъ и Кирилломъ съ ихъ послѣдователями, расцѣнивается и нынѣ Московской Патріархіей, какъ «бывшая въ тѣхъ условіяхъ единственно возможной», т.е. иначе говоря, навязанной безбожной властью.

Московская Патріархія и нынѣ, несмотря на свои предварительныя оговорки, пытается оправдывать Декларацію 1927 г. заявляя, что она, якобы, ничего противнаго слову Божію не содержитъ. Извѣстно, что именно тогда она полностью отдалась подчиненію безбожникамъ. Всѣмъ извѣстно, что Россія безраздѣльно управлялась коммунистической властью, цѣлью которой тогда стояло полное упраздненіе религіи. Поэтому, когда мы говоримъ о правительствѣ и идеалахъ Совѣтскаго Правительства того времени, мы не можемъ упускать изъ вниманія, что гражданская власть въ Россіи тогда была богоборческой по существу. Насильственное насажденіе безбожія, сопровождалось безчисленными жертвами вѣрующихъ, лишеніемъ Церкви имущественныхъ и иныхъ правъ и разрушеніемъ, и поруганіемъ множества святынь. Митрополитъ Сергій и его сотрудники передъ всѣмъ міромъ на это закрывали глаза и заявляли опредѣленную неправду, когда писали, что «теперь наша Православная Церковь въ Союзѣ имѣетъ не только каноническое, но и по гражданскимъ законамъ вполнѣ легальное центральное управленіе». Въ этихъ словахъ заключалась явная ложь. Такого закона издано не было, а черезъ четыре года до реформъ Сталина, оставалось на свободѣ уже едва четыре епископа. Кто же могъ вѣрить, что Совѣтское государство заслуживаетъ той благодарности, къ выраженію которой призывалъ паству Митрополитъ Сергій? Имѣя передъ собою такіе факты, православные люди не могли не соблазняться заявленіемъ, что радости и успѣхи такой власти, являются и ихъ радостями и успѣхами. Не понятно-ли, что это посланіе вызвало безчисленные протесты епископовъ и вѣрующихъ?

Въ одномъ изъ такихъ заявленій между прочимъ значится, что «Синодъ, какъ извѣстно, началъ работать только на основаніи справки Администраціоннаго Отдѣла НКВД отъ 20 мая 1927 года за №224503 о томъ, что заявленіе Митрополита Сергія и списокъ членовъ организовавшагося при немъ временнаго т.н. патріаршаго Синода, полученъ и принятъ къ свѣдѣнію. Препятствій къ дѣятельности органа впредь до утвержденія его не встрѣчается». Вотъ и все. Это-ли легализація?

Т.о. дѣятельность созданнаго Митрополитомъ Сергіемъ Синода началась съ ложной претензіи. А нынѣшній Синодъ, начавъ съ признанія совершеннаго тогда насилія, и теперь старается оправдать дѣйствія Митрополита Сергія. При этомъ Патріархіи, можетъ быть, неизвѣстна цѣлая литература, собравшаяся за границей изъ свидѣтельствъ о гоненіяхъ на епископовъ и клириковъ на Родинѣ, не согласившихся съ Митрополитомъ Сергіемъ. Вмѣсто легализаціи началось очень скоро преслѣдованіе старшихъ іерарховъ, несогласныхъ съ Деклараціей. А потомъ перешли на сторонниковъ Митрополита Сергія и даже на обновленцевъ. У коммунистовъ была надежда физически уничтожить послѣдніе остатки вѣры на Руси.

Враги Божіи въ этомъ не успѣли: въ 1943 году вмѣсто этого, атеистическому государству пришлось искать помощи у Церкви и, слѣдовательно, предоставить ей нѣкоторыя права. Совѣтское правительство предоставило Митрополиту, а затѣмъ Патріарху Сергію, получить избраніе на патріаршій престолъ и до извѣстной степени возстановить жизнь епархій и приходовъ. Однако, все это было въ порядкѣ только административномъ. Оно не мѣняло по существу критически безправнаго положенія Церкви. Одновременно началась скрытая работа по перевоспитанію іерархіи и клира въ духѣ обновленчества. Она усилилась послѣ новой перемѣны церковной политики при Брежневѣ и его преемникахъ. Это соединялось съ новыми притѣсненіями, закрытіемъ и разрушеніемъ храмовъ и крайнимъ стѣсненіемъ дѣятельности духовенства.

Создалось такое положеніе, при которомъ ни одна сторона церковной жизни не была свободной отъ вмѣшательства Совѣта по Дѣламъ Религій и его уполномоченныхъ.

А что же церковная власть? Возвышала-ли она свой голосъ въ защиту Церкви? Въ розовомъ свѣтѣ представляя достиженія Митрополита Сергія послѣ его Деклараціи, посланіе Патріархіи утверждаетъ, что даже прещенія его Синода налагались «въ установленномъ священными канонами порядкѣ» и совершались лишь въ отношеніи тѣхъ лицъ, «которыя посягали на единство тѣла церковнаго, водружая иной алтарь». Однако, полная несостоятельность такого утвержденія опровергается хотя бы тѣмъ фактомъ, что Синодъ покаралъ Митрополита Евлогія въ 1930 году «за совершеніе панихидъ по жертвамъ русской революціи и большевицкаго террора и особенно за участіе въ общенародныхъ моленіяхъ о прекращеніи гоненій на Церковь и вообще Религію въ Россіи». Это соотвѣтствовало и высказанному въ Деклараціи требованію «отъ заграничнаго духовенства дать письменное обязательство въ полной лояльности къ совѣтскому правительству во всей своей общественной дѣятельности».

Отрицательное отношеніе многихъ епископовъ и вѣрующихъ къ совершаемому въ такомъ духѣ Митрополитомъ Сергіемъ поступкамъ нынѣшнее посланіе Патріархіи объясняется какъ «непониманію его линіи въ области церковнаго управленія, учитывающей тогдашнія реальныя условія существованія Церкви». Но, каково было истомленной паствѣ, страдавшей отъ гоненій, читать данное въ соотвѣтствіи съ такой политикой заявленіе въ прессѣ, прочитанное Митрополитомъ Сергіемъ въ присутствіи четырехъ членовъ Синода корреспонденту ТАСС 15 февраля 1930 года, будто «въ Совѣтскомъ Союзѣ никогда не было и сейчасъ не происходитъ никакихъ религіозныхъ преслѣдованій», что «церкви закрываются не по приказу властей, а по желанію населенія, а во многихъ случаяхъ даже по прошенію вѣрующихъ» и что «священники сами виноваты, что не пользуются предоставленной имъ свободой проповѣди», а что «Церковь сама не хочетъ имѣть духовно-учебныхъ заведеній».

Могло-ли такое отреченіе отъ нихъ высшихъ архипастырей укрѣпить людей въ подвигѣ исповѣдничества? Посланіе Патріархіи признаетъ, что въ недавнемъ прошломъ не все было безупречнымъ, но посколько вмѣстѣ съ тѣмъ оно старается и оправдать сергіанскую политику, мы не можемъ питать никакой увѣренности, что люди, выросшіе въ оправданіи подобныхъ явленій, могутъ стать надежными вождями вѣрующихъ въ случаѣ, если бы въ жизни Церкви возобновились искушенія такого же рода.

Мы радуемся растущему почитанію св. Новомучениковъ, но видимъ, что іерархія Патріархіи и въ этомъ не ведетъ паству, а только медленно слѣдуетъ за нею, какъ это проявилось въ прославленіи св. Патріарха Тихона. Оно совершилось въ Успенскомъ соборѣ, такъ и оставшемся музеемъ, съ очень ограниченнымъ числомъ вѣрующихъ, которымъ удалось прорваться черезъ загражденія для участія въ торжествѣ. Видимъ и то, что изъ великаго сонма мучениковъ прославляются лишь очень немногіе.

Стараясь и насъ упрекнуть въ томъ, что, якобы, во время господства въ Германіи нацистскаго режима Зарубежная Церковь «отнюдь не была свободна и независима отъ мірской власти», посланіе ссылается на заявленіе арх. Іоанна (Шаховского) бывшаго очень краткое время въ веденіи Архіерейскаго Синода и къ моменту опубликованія нашумѣвшей статьи въ газетѣ «Новое Слово» отъ 29 іюня 1941 г. (№27/356) давно уже находившагося въ юрисдикціи Митрополита Евлогія, а не Синода. Отъ него онъ перешелъ въ Американскую Митрополію и тамъ получилъ санъ епископа. Подобныя заявленія никогда не допускалась нашими іерархами и клириками и поэтому, никакъ не могутъ быть сравниваемы съ подслуживаніемъ Патріархіи въ Москвѣ. Ввиду этого, Московская Патріархія совершенно напрасно ищетъ какого-то подобія между ея зависимостью отъ Совѣтской власти и положеніемъ Зарубежной Церкви въ Германіи.

Въ свое время, 13/26 іюля 1947 г., Архіерейскій Синодъ объявилъ въ печати разъяснительное сообщеніе Синодальной Канцеляріи. Тамъ было подробно изложено все, что не могло заранее предвидѣть предстоящую войну съ Совѣтами, что не могло быть извѣстно никому постороннему. Поэтому, когда Германская епархія оказалась въ тяжеломъ положеніи и только что построенное церковное зданіе въ Берлинѣ было продано съ молотка и пріобрѣтено Арбайтсъ-фронтомъ, правительство Гитлера боялось использованія этого факта во враждебной ему пропагандѣ. Поэтому оно рѣшило помочь Германской епархіи въ построеніи новаго храма, для чего надо было урегулировать юридическое положеніе особымъ закономъ. Правительство далѣе оказало большую помощь въ построеніи храма, что въ печати тогда сравнивалось съ одновременнымъ ростомъ гоненій на Церковь и разрушеніемъ храмовъ въ Россіи коммунистами. Все это происходило до начала войны. Было естественно, что Заграничный Архіерейскій Синодъ по поводу освященія новаго собора выражалъ особую благодарность Германскому правительству. Его поступокъ былъ высоко оцѣненъ и нѣсколькими автокефальными Церквами, приславшими Архіерейскому Синоду свои привѣтствія. Никакихъ обязательствъ въ отношеніи Германскаго правительства кромѣ соблюденія мѣстныхъ законовъ, Церковь не связывало. Нынѣшній Верховный Судъ Германіи призналъ, что законъ этотъ не былъ связанъ съ политикой и поэтому, донынѣ сохраняетъ свою силу.

Во время возникшей войны Архіерейскій Синодъ никакихъ поощрительныхъ въ отношеніи Германіи постановленій не выносилъ, но только совершалъ моленія о спасеніи Россіи, а къ Германскому правительству обращался съ просьбами объ улучшеніи быта вывезенныхъ въ Германію изъ Россіи рабочихъ. Ясно, что Патріархія возбуждаетъ вопросъ о положеніи Церкви въ Г ерманіи во время войны внѣ контекста съ дѣйствительнымъ положеніемъ того времени.

Привыкшая ко лжи Московская Патріархія не можетъ удержаться отъ таковой даже въ самыхъ первыхъ строкахъ своего посланія, утверждая, что Зарубежная Церковь никѣмъ не признаваема. Ей не можетъ не быть извѣстнымъ, что съ самаго перваго момента своего основанія, Зарубежная Церковь получила вселенское признаніе и находилась въ нормальныхъ каноническихъ отношеніяхъ со всѣми автокефальными Церквами. Еще въ 1956 году Архіерейскій Синодъ являлся членомъ Совѣщанія Каноническихъ Православныхъ Епископовъ въ Америкѣ и вышелъ изъ него по собственному постановленію ввиду того, что въ члены этого Совѣщанія были приняты представители Московской Патріархіи, сидѣть съ которыми за однимъ столомъ Зарубежная іерархія не сочла для себя возможнымъ. Одновременно, и глубокое вовлеченіе членовъ этого Совѣта въ экуменическое движеніе, тоже сыграло большую роль въ этомъ рѣшеніи.

Обезпокоенная обвиненіемъ въ измѣнѣ Православію черезъ участіе въ экуменическомъ движеніи въ качествѣ члена Мірового Совѣта Церквей, Патріархія пытается обвинить нашъ Архіерейскій Синодъ въ обманѣ, когда мы объ этомъ пишемъ. Въ чемъ же усматривается этотъ обманъ? Развѣ Патріархія въ этомъ Совѣтѣ не состоитъ?

Патріархія пишетъ: «Русской Православной Церкви вмѣняется въ вину участіе въ дѣятельности Всемірнаго Совѣта Церквей, которому приписывается стремленіе создать нѣкую “всемірную церковь” объединяющую всѣ ереси и религіи. Однако, – читаемъ въ посланіи Патріархіи, – общеизвѣстно, что Всемірному Совѣту Церквей совершенно чужда подобная цѣль». Вотъ это утвержденіе является ложью.

Въ отвѣтъ на такое категорическое заявленіе Патріархіи, мы напоминаемъ и ей, и ея паствѣ, что до измѣненія направленія внѣшней церковной политики московской власти въ 1961 году, вопросъ объ экуменизмѣ подвергся всестороннему обсужденію въ 1948 году на Совѣщаніи въ Москвѣ Главъ и Предстоятелей Автокефальныхъ Церквей въ связи съ празднованіемъ 500-лѣтія автокефаліи Русской Православной Церкви. Почти весь второй томъ дѣяній этого совѣщанія посвященъ докладамъ, связаннымъ съ экуменизмомъ и взаимоотношеніямъ съ инославными церквами. Особенно полныя свѣдѣнія мы находимъ въ докладѣ протоіерея Г.И. Разумовскаго. Поэтому, нынѣшніе возглавители Патріархіи, ознакомившись съ приведеннымъ тамъ богатымъ матеріаломъ, включающемъ даже опредѣленія Русской Православной Церкви Заграницей, могли бы убѣдиться въ томъ, что нынѣшнія ихъ заявленія основаны на прямой лжи. Не говоримъ уже объ опровергающихъ ихъ свѣдѣніяхъ, печатавшихся въ «Журналѣ Московской Патріархіи» въ теченіе послѣднихъ лѣтъ.

Прежде всего, что такое Міровой Совѣтъ Церквей? Опредѣленіе Московскаго Совѣщанія по случаю 400-лѣтія Патріаршества въ Россіи въ первомъ же пунктѣ гласитъ, что «цѣлеустремленіе экуменическаго движенія, выразившееся въ образованіи Всемірнаго Совѣта Церквей съ послѣдующей задачей организаціи Экуменической Церкви, въ современномъ намъ планѣ не соотвѣтствуетъ идеалу Христіанства и задачамъ Церкви Христовой, какъ понимаетъ ихъ Православная Церковь». Въ заключеніи резолюціи говорится, что «всѣ православныя помѣстныя Церкви, участницы настоящаго Совѣщанія, принуждены отказаться отъ участія въ экуменическомъ движеніи въ современномъ его планѣ». По указанію Совѣтской власти, послѣ новаго этапа въ порабощеніи Московскаго Синода коммунистами, Московская Патріархія вступила въ составъ Всемірнаго Совѣта Церквей. Она при этомъ не ограничила этого положенія никакими оговорками въ отношеніи своего отличія отъ всѣхъ другихъ членовъ движенія. Она понимала это одинаково съ протестантами, а совсѣмъ не въ духѣ того миссіонерства, о которомъ еще говорили нѣкоторыя Православныя Церкви въ началѣ своего участія въ Совѣтѣ Церквей. Вмѣсто проповѣди Православія, они сами усвоили протестантское понятіе о Церкви. Явнымъ проявленіемъ такого объединенія со всѣми еретическими общинами, именующими себя христіанами, является участіе русскихъ іерарховъ, въ томъ числѣ и новаго Патріарха, въ многочисленныхъ экуменическихъ моленіяхъ. Особенно ярко это было явлено передъ всѣмъ міромъ въ участіи двухъ епископовъ Патріархіи въ общей молитвѣ съ еретиками и язычниками подъ главенствомъ Папы въ Ассизи. До нынѣшняго вѣка въ Православной Церкви такихъ событій не бывало, ибо соблюдалось 45-е правило св. Апостоловъ: «Епископъ, или пресвитеръ, или діаконъ, съ еретикомъ молившійся токмо, да будетъ отлученъ». Во имя экуменизма о немъ теперь забыли.

Вопросъ о томъ, какъ Московская Патріархія, вопреки своимъ опредѣленіямъ 1948 г. стала на путь экуменизма, нынѣ раскрытъ въ очень важной работѣ священника Сергія Гордуна въ «Вѣстникѣ Русскаго Христіанскаго Движенія» №158 за 1990 г. Тамъ мы читаемъ: «Въ записи бесѣды Патріарха Алексія съ Куроѣдовымъ, состоявшейся 15 сентября 1960 г., имѣется такая фраза: "Патріархъ принялъ рекомендацію Совѣта о вхожденіи Русской Православной Церкви въ члены Всемірнаго Совѣта Церквей и расцѣнилъ его какъ крупную акцію со стороны Русской Православной Церкви въ ея дѣятельности за рубежемъ”».

Мы видимъ отсюда, что вступленіе въ Міровой Совѣтъ Церквей было вызвано не церковной заботой о православной миссіи, а по иниціативѣ и въ цѣляхъ коммунистической власти, стремившейся уничтожить саму Церковь, сначала использовавъ ее въ своей иностранной политикѣ.

Казалось бы теперь, когда, якобы, съ «перестройкой» для Московской Патріархіи наступила возможность вернуться къ рѣшенію 1948 г, она могла бы освободиться отъ этой, навязанной ей КГБ ереси; но нѣтъ: въ Посланіи не имѣется на это и намека.

Московская Патріархія возмущена тѣмъ, что Зарубежная Церковь принимаетъ разочаровавшихся въ направленіи жизни Русской Церкви пастырей и ихъ прихожанъ. Однако, уходя теперь изъ веденія Московской Патріархіи, они поступаютъ въ соотвѣтствіи съ указаніемъ 15 правила Двукратнаго Константинопольскаго Собора. Тамъ, послѣ повторенія общаго порядка канонической подчиненности іерархіи, значится: «Впрочемъ, сіе опредѣлено и утверждено о тѣхъ, кои, подъ предлогомъ нѣкоторыхъ обвиненій отступаютъ отъ своихъ предстоятелей и творятъ расколы, и расторгаютъ единство Церкви. Ибо отдѣляются отъ общенія съ предстоятелемъ, ради нѣкія ереси, осужденныя святыми Соборами или Отцами, когда, то-есть, онъ проповѣдуетъ ересь всенародно, и учитъ оной открыто въ Церкви, таковые аще и оградятъ себя отъ общенія съ глаголемымъ Епископомъ, прежде Соборнаго разсмотрѣнія, не только не подлежатъ положенной правилами епитиміи, но и достойны чести, подобающей православнымъ. Ибо они осудили не Епископовъ, а лжеепископовъ и лжеучителей, и не расколомъ пресекли единство Церкви, но потщились охранити Церковь отъ расколовъ и раздѣленій».

Если же перейти къ той части Посланія Патріархіи, которая касается изданнаго при Патріархѣ Тихонѣ акта, которымъ 23 апрѣля/5 мая 1922 года упразднялось Высшее Церковное Управленіе Заграницей, то, за отсутствіемъ въ то время значительно позднее полученнаго матеріала, онъ могъ показаться болѣе авторитетнымъ, чѣмъ это было на самомъ дѣлѣ. Только много позднѣе намъ стало извѣстно (посколько это тщательно скрывалось заинтересованными лицами), что всего лишь за два дня до этого акта у уже лишеннаго свободы Патріарха, были протоіерей Пашковскій и американецъ Колтонъ по вопросу о назначеніи въ Америку Митрополита Платона. Патріархъ высказалъ сочувствіе этому назначенію. Г-нъ Колтонъ писалъ объ этомъ своему другу и письмо его сохранилось въ американскомъ окружномъ судѣ. Онъ сообщалъ, что Патріархъ не нашелъ возможнымъ написать объ этомъ указъ, а предпочелъ сдѣлать это въ формѣ рекомендаціи, посколько «дѣло это было уже въ рукахъ Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей и онъ не хотѣлъ распоряжаться черезъ его голову». Никакого намека не было въ письмѣ Колтона на то, что въ отношеніяхъ съ этимъ Церковнымъ Управленіемъ что-то обстоитъ не такъ. Патріархъ этого не высказалъ ни въ какой формѣ. А когда прот. Пашковскій пришелъ къ нему проститься черезъ два дня, 22 апрѣля/5 мая 1922 года, то онъ не смогъ къ нему пройти, потому что все зданіе было оцѣплено полицейской стражей. Важно и интересно знать, что какъ это обозначено въ самомъ указѣ, вопросъ объ отвѣтственности членовъ Высшаго Церковнаго Управленія откладывался до времени, когда въ Синодѣ будетъ законный составъ. Синодъ фактически уже не существовалъ и былъ-ли налицо кто-нибудь, кромѣ Патріарха, мы такъ и не знаемъ. Во всякомъ случаѣ, изъ сообщенія Колтона ясно вытекаетъ, что Патріархъ не имѣлъ въ виду закрытія Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей и что приписанное ему рѣшеніе вынесено въ условіяхъ отсутствія необходимаго кворума.

Архіерейскій Синодъ Заграницей, на основаніи указа тѣмъ не менѣе закрывшій Высшее Церковное Управленіе, и замѣнившій его собою, чтобы все-таки исполнить волю Патріарха, несмотря на рядъ вопросовъ о его подлинности, не сдѣлалъ бы этого шага, если бы своевременно зналъ о всѣхъ обстоятельствахъ его происхожденія. Поэтому-то это отъ Синода они и скрывали вслѣдствіе уже существовавшаго заговора Митрополитовъ Платона и Евлогія.

Что касается ссылки Патріархіи на предсмертное посланіе Патріарха Тихона, то обстоятельства его изданія и подлинность остаются подъ сомнѣніемъ. Во всякомъ случаѣ надо сказать, что никакое единоличное распоряженіе Патріарха не могло имѣть силы въ отношеніи заграничныхъ Церквей послѣ безспорно полномочнаго постановленія Патріарха, Синода и Высшаго Церковнаго Совѣта 7/20 ноября 1920 года, которое предоставляло заграничнымъ церквамъ полную автономію при разстройствъ Московской Патріархіи.

Посколько пока никто изъ епископовъ Московской Патріархіи не возсталъ противъ ереси и не потщился сохранить въ Русской Церкви истину чистаго Православія, на зарубежныхъ епископовъ Русской Церкви легла обязанность помочь организаціи истинныхъ православныхъ христіанъ на нашей Родинѣ.

Вмѣстѣ съ святыми Отцами мы вѣруемъ и исповѣдуемъ едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Вмѣстѣ со святымъ Апостоломъ Павломъ мы можемъ только сказать Московской Патріархіи, что для насъ «очень мало значитъ, какъ судите обо мнѣ вы, или какъ судятъ другіе люди» (1 Кор. 4, 3). Вмѣстѣ съ Апостоломъ Павломъ и святыми Отцами мы хранимъ и исповѣдуемъ, что есть только Одинъ Господь, одна вѣра и одно крещеніе (Ефес. 4, 5). Равнымъ образомъ помнимъ, что истина есть только одна и она не можетъ никакими соглашеніями смѣшивать Православную Церковь въ Царствіи Божіемъ ни съ какими заблужденіями и ложью, какъ стремятся сдѣлать это экуменисты.

Господь да поможетъ намъ въ сохраненіи и распространеніи ничѣмъ неповрежденной вѣры въ нашемъ Отечествѣ въ нынѣшніе смутные дни, когда вокругъ насъ различныя силы тщатся строить «новый» антихристовъ міръ.

1991 г.

 

Впервые опубликовано в журнале: «Православная Русь». 1991. № 4 (1433). С. 4-8.

 

Епископъ Григорій (Граббе). Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій.). Томъ 3. Джорданвилль 1992. С. 279-290.

 

[1] Послание Архиерейского Синода РПЦЗ верным чадам Русской Православной Церкви, в отечестве и в рассеянии сущим от 14/27 июля 1990 г. – ред.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: