Дни поминовения на Руси православных воинов, за веру и Отечество во брани живот свой положивших.

 

Церковь совершает поминовение воинов, павших за веру и Отечество на поле брани, с древнейших времен. За 170 лет до Рождества Христова Иуда Маккавей принес жертву за умерших воинов (2 Маккав. XII, 38-46).Церковь совершает поминовение воинов, павших за веру и Отечество на поле брани, с древнейших времен. За 170 лет до Рождества Христова Иуда Маккавей принес жертву за умерших воинов (2 Маккав. XII, 38-46).

В Русской Церкви Православной начало особенного поминовения православных воинов положено в XIV столетии. Димитрий Иванович Донской, который родился 26 октября, отправился 8 сентября 1380 года, после славной победы над ханом Мамаем на Куликовом поле, в Московскую обитель Живоначальной Троицы к преподобному Сергию Радонежскому, игумену этой обители. Битва на Куликовом поле совершилась в день Рождества Пресвятой Богородицы, была очень тяжелой, сопровождалась большими потерями с обеих сторон, именно за эту битву князь Димитрий Ростовский получил прозвище Донской. Два инока Московской обители Александр Пересвет и Ослябя пали на поле Куликовской битвы. Прибыв в обитель Живоначальной Троицы, Дмитрий Донской воздал молитвенное благодарение Господу и от всего сердца благодарил преподобного Сергия и всю братию обители за молитвы о победе русского воинства в битве с татарами. Совершив в Московской обители поминовение убиенных воинов, Дмитрий Донской, по благословению преподобного игумена Сергия, повелел служить заупокойные панихиды за всех убиенных на Куликовом поле воинов, и предложил творить поминовение павших воинов ежегодно в ДИМИТРИЕВСКУЮ СУББОТУ (субботу перед днем памяти великомученика Димитрия Солунского 26 октября на ст. ст.).

Свт. Филарет Московский в письме к А.Н. Муравьёву от 26 нояб. 1845 г. высказал такое мнение: «О Дмитриевой субботе постановления не знаю, кроме предания нашего, русского. Может быть, поминовение преподобным Сергием падших в Мамаевой битве было началом общаго поминовения? День поминовения, может быть, определился первою удобностию по возвращении из похода. Или, может быть, по кончине Дмитрия Донского в ближайшую подле ангела его субботу (обычный в неделе день поминовения усопших, потому что в сей день Господь наш пребывал в усопших) определили поминать его и сподвижников его, и, как всякому при сем, кстати было помянуть и своих присных, то поминовение сделалось всеобщим»[1].

К XIX веку связь Дмитриевской Субботы с поминовением павших в Куликовской битве окончательно утверждается в памяти людей. УКАЗОМ ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II ОТ 22 АВГУСТА 1903 ГОДА было установлено в войсковых частях и заведениях Военного Ведомства, имевших тогда своих священников, совершать панихиды в Димитриевскую субботу по всем усопшим воинам «за Веру, Царя и Отечество на поле брани живот свой положившим»:

«Государь Императоръ, въ 22 день августа 1903 года, Высочайше повелѣть соизволилъ:

1. Въ войсковыхъ частяхъ, управленіяхъ, учрежденіяхъ и заведеніяхъ, имѣющихъ своихъ священниковъ, совершать въ Димитріевскую Субботу (предъ 26 числомъ октября) служеніе панихидъ по усопшимъ воинамъ, за Вѣру, Царя и Отечество на брани животъ свой положившимъ. На панихидахъ этихъ присутствовать всѣмъ чинамъ, свободнымъ отъ служебныхъ занятій.

2. Въ тѣхъ войсковыхъ частяхъ, управленіяхъ, учрежденіяхъ и заведеніяхъ, гдѣ не имѣется своихъ священниковъ, посылать въ указанный день свободныхъ отъ служебныхъ занятій нижнихъ чиновъ командами на панихиды въ приходскія церкви.

3. Освобожденіе отъ занятій, въ мѣрѣ надобности, для присутствованія на панихидахъ въ Димитріевскую Субботу производить распоряженіемъ начальниковъ отдѣльныхъ частей.

и 4. Ближайшіе начальствующіе офицеры должны объяснять въ тотъ же день нижнимъ чинамъ значеніе церковнаго поминовенія, обращая вниманіе на важнѣйшія битвы изъ исторіи нашего отечества (Куликовская, Полтавская, Бородинская и другія)»[2].

С тех пор Дмитриевская родительская суббота стала днем поминовения всех павших защитников Отечества, вплоть до сегодняшнего дня.

Вторым днем поминовения православных воинов на Руси есть ПОКРОВСКАЯ СУББОТА, т. е. родительская суббота перед днем Покрова Пресвятой Богородицы, приходящимся на 1 октября на ст. ст.. В Русской Церкви традиция поминовения усопших и посещения кладбищ в субботу перед праздником Покрова распространена в ограниченном ареале (Казанской, Вятской, Ижевской, Пермской, Екатеринбургской епархиях)[3]. Это поминовение было установлено указом свят. патриарха Иова от 3….25 февраля 1592 года архиепископу Казанскому и Астраханскиому свят. Ермогену (будущему патриархе) в котором предписывалось ежегодное поминовение православных воинов, павших при взятии Казани на Покров Пресвятой Богородицы 1552 года. Патриарий указ был ответом на письмо 9 января 1592 года свят. Ермоген «О дозволеніи совершать въ предѣлахъ Казанской митрополіи память о христіянскихъ воинахъ, погибшихъ въ борьбѣ съ татарами, и о казанскихъ мученикахъ, пострадавшихъ за вѣру, Іоаннѣ Новомъ, Стефанѣ и Петрѣ»[4], в котором Он сообщал, что в Казани не совершается особое поминовение православных воинов, жизнь положивших за веру и Отечество при завоевании Казани. Павшие во время штурма 13 октября (нов. ст.) 1552 года. 256 погибших воинов были похоронены недалеко от Казанского Кремля[5], в том месте, где сейчас находится храм-памятник. Внутри памятника расположена церковь Нерукотворенного образа Спасителя, в память о царском знамени, бывшем при взятии Казани. Пред гробницей находится икона распятия Иисуса Христа и при ней висит неугасимая лампада[6].

В ответ Патриарх Московский и всея Руси Иов прислал указ: «Писалъ еси, сыну, къ намъ, что въ Казанѣ поубіенныхъ государевыхъ великихъ воеводахъ, по князѣхъ, и по боярѣхъ, и дворянѣхъ, и дѣтѣхъ боярскихъ, и по всякихъ государевыхъ служивыхъ русскихъ людехъ, которые храбрствовавали и побиты подъ Казанью и въ предѣлахъ казанскихъ, и какъ блаженныя памяти государю нашему благочестивому царю и великому князю Іоанну Васильевичу всея Россіи Богъ поручилъ казанское царство, и тогда подъ Казанью храбрствовавшихъ за нашу святую вѣру православную много жъ побито православныхъ христіанъ, и которые послѣ казанскаго взятья сынове рустіи за православіе крови своя проливали, а вселѣтнія памяти въ Казанѣ имъ не уставлено. Да и въ грамотѣ же, сыну, твоей написано о мученикахъ, о Іоаннѣ, Стефанѣ и Петрѣ, что они пострадали за Христа, за нашу благочестивую христіанскую вѣру, а въ болшомъ сvнодикѣ, иже чтется въ недѣлю православія, не написаны жъ, и намъ бы, сыну, тебѣ въ томъ указъ учинити, и которые, сыну, воеводы государевы, князи и боляре, и дворяне, и дѣти боярскіи, и всякіе русскіе люди поби ты на государевѣ службѣ на казанскихъ дѣлѣхъ, и ты бъ, сыну, по тѣхъ по всѣхъ учинилъ панѵхиду у себя въ соборѣ и во всей своей митрополіи въ субботный день по покровѣ святѣй Богородицѣ, и въ болшой сvнодикъ, чточтется въ недѣлю православія, ихъ велѣлъ написати; а мученикомъ, Іоанну, Стефану и Петру, что пострадали за Христа и за нашу благочестивую христіанскую вѣру, и ты бъ, сыну, имъ учинимъ панѵхиду по своему произволенію, въ которые поры ихъ страданіе было, и въ болшой сунодикъ, что чтется въ недѣлю православія, и въ литейной и повсядневной велѣлъ написать, а которую имъ вѣчную память пѣти, и мы, сыну, объ нихъ поговоря соборнѣ, тогда тебѣ указъ свой учинимъ…»[7].

Как видно из сего патриаршего указа предписывал «по всем православным воинам, убитым под Казанью и в пределах казанских, совершать в Казани и по всей Казанской митрополии панихиду в субботний день после Покрова Пресвятой Богородицы и вписать их в большой синодик, читаемый в Неделю Православия». Святитель Гермоген объявил патриарший указ по своей епархии. Этот благочестивый местный обычай стал распространяться и на другие епархии.

Повелевалось вписать в тот же синодик и трех мучеников казанских, а день их памяти поручалось определить митрополиту Гермогену (Ермогену). Последний объявил патриарший указ по своей епархии, добавив, чтобы по всем церквам и монастырям служили литургии и панихиды по трём казанским мученикам и поминали их на литиях и на литургиях 24 января — в день мученической кончины Иоанна Казанского. И это стало началом почитания этих воинов как мучеников. Как Архиепископ Платон (Любарский) († 1811) в своем коментарии добавлает: «Мученикомъ, Іоанну, Стефану и Петру память учинена генваря въ 24 день, на память святыя Ксеніи, тако жъ безпереводно, съ соборомъ митрополиту панѵхида и обѣдня служити самому, тако жъ и по всѣмъ церквамъ святымъ и по монастырямъ и по мірскимъ на писати ихъ и поминати и поминати на литіяхъ и на обѣдняхъ. А вѣчная память, которую пѣти мученикамъ въ недѣлю православія, еще патріархотъ не уложена, и до патріархова указа митрополитъ Ермогенъ велѣлъ пѣти мученикомъ, Іоанну, Стефану, Петру среднюю вѣчную память, а побіеннымъ подъ Казанью, и общею смертію скончавшимся пѣти болшую вѣчную память, а пѣти имъ вѣчная память такъ: Всѣмъ православ нымъ христіаномъ, побіеннымъ подъ Казанью и въ казанскихъ предѣлѣхъ въ различная времена, и общею смертію скончавшимся, вѣчная память»[8].

По мненю некоторых исследователей, изображенные на известной иконе «Благословенно воинство Небесного Царя» (писаной в 1550-е г. духовником Иоанна IV митрополитом Афанасием) воины с нимбами — это павшие участники Казанского похода 1552 года[9].

Интересно отметит что в грамотах распространяемых по благословлении Святителя Патриарха Ермогена в период смутного времении говорилось: «Призвав всех православных крестьян, говорил и укрепил, за православную веру всем велел стояти и помереть, а еретиков при всех людях обличал. И в города патриарх приказал, чтоб за православную веру стали, а кто умрет — будут новые страстотерпцы»[10].

Начало особенного поминовения православных воинов положено в 1689 году. Именным указом царей Ивана V и Петра I от 27 июня 1689 года повелено было внести в синодики имена воинов, отдавших жизнь за веру и Отечество, на поле брани в Крымском походе, для поминовения в соборных церквах и монастырях: «А которые ваша братья ратные люди на той Ихъ Великихъ Государей службѣ, за святыя Божія церкви и за православную Христіанскую Вѣру, из за Ихъ Государскую превысочайную честь и повелѣніе и за все Московское Государство, на розныхъ вышеписанныхъ бояхъ и отъ тѣхъ бусурманскихъ ратей до смерти подвизались, побити и отъ ранъ померли и нными великими нужными смертьми скончались, и тѣхъ страдальческую кончину Великіе Государи и Великая Государыня, Благовѣрная Царевна милостиво воспоминаютъ, и указали имена ихъ въ великой Соборной церкви и по инымъ Соборнымъ церквамъ и по монастырямъ для вѣчнаго поминовенія написать вх синодики и поминать незабвенно»[11].

Здесь надо и упомнит поминовение православных воинов 29 августа по ст. ст. (День Усекновения главы св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня) установлено в Русской Церкви в 1769 году во время войны с Османской империей и Польшей. Несмотря на выжее приведеный Указ с 1903 года, сохранилось и это поминовение 29 августа, «как печальный свидетель начавшегося с XVIII века отхождения от Церкви и от жизни по заветам Церкви, игнорирования уставов и традиций церковных, угодливости даже и в богослужении пред сильными мiра сего»[12]. Возможно Екатерина II во время кампании 1769 года года хотела этим шагом повлиять на храбрость российской армии и общенародное сознание военного подвига, тогда ясно что это поминовение было мотивировано одними только политическими целями.

Церковное поминовение было введено на основе:

1) указа Екатерины II от 3 мая 1769 г. «Объ установленiи дня для поминовенiя воиновъ, на брани убiенныхъ»: «Правящiй въ Святѣйшемъ Синодѣ Оберъ-Прокурорскую должность Бригардитъ Г. Чебышевъ предлагалъ словесно, что сего Маiя 3 дня, въ бытность его въ селѣ Царскомъ, Ея Императорское Величество изустно указать ему соизволила, Святѣйшему Синоду предложить, дабы во всегдашноо память Россiйскаго воинства, которыя при своей къ Богу и отечеству усерднѣйшей ревности, будучи въ службѣ и при сраженiяхъ съ непрiятелями, побиты, установленъ былъ на всегдашнее время въ какаждомъ году одинъ день такой, въ который бы особенно онымъ по церковному чиноположенiю поминовенiе во всехъ Россиiйскаго Государства церквахъ отправляемо было, и о томъ бы надлежащее и общее для всѣхъ духовныхъ сдѣлано и напечатаано было учрежденiе»[13].

2) указа Святейшего Правительствующего Синода от 14 августа 1769 г. «Объ установленiи поминовенiя православныхъ воиновъ и всѣхъ за вѣру и отечество животъ свой положившихъ 29 августа и о напечатанiи и разсылкѣ особаго чина о семъ»:

«По указу Ея Императоскаго Величества Святѣйшiй Правительствующiй Сvнодъ, слушали присланное изъ Московской Типографской Конторы доношенiе, при которомъ прислано напечатанныхъ во оной Типографиiи съ сочиненнаго, по Именному Ея Императорскаго Величества Высочайшему повелѣнiю, чина поминовенiя о православныхъ воинахъ и о всѣхъ за Вѣру и Отечество на брани убiенныхъ, триста экземпляровъ, съ такимъ объвленiемъ, что таковыхъ книжекъ по числу имѣющихся в всей Россiйской Имперiи церквей и монастырей опредѣдено напечатать двадцать двѣ тысячи восемьсотъ экземпляровъ; въ то число по нынѣ выпечатано шесть заводовъ, изъ коихъ де въ Святѣйшiй Сvнодъ еще триста экземпляровъ имѣетъ прислано быть на другой почтѣ безъ замедленiя, а прочiя-де всѣ печатанiемъ окончатся чрезъ восемъ дней. П р и к а з а л и учинить слѣдующее: 1) означенное поминовенiе, какъ здѣсь въ С.-Петербургѣ въ Петропавловскомъ, а въ Москвѣ – въ Архангельскомъ соборахъ, такъ и во всѣхъ епарiяхъ и ставропигiальнныхъ лаврахъ и монастаряхъ отправить, если оныя книжки гдѣ преждѣ 29 августа получены будутъ – онаго августаа 29 дня неотмѣнно, а гдѣ къ тому числу въ полученiи оныхъ не будетъ – то по полученiи на другой день; и впредь то поминовенiе отправлять, какъ въ тѣхъ книжкахъ предписано, означеннаго – же 29 августа по-всегодно. Чего ради оныя по напечатанiи и по надлежащемъ въ бумагу переплетѣ внесть въ Московскую Святѣйшаго Синода Контору, которой разослать ихъ во всѣ епархiи и въ ставропигиiальные лавра и монастыри при указахъ безденежно съ вышеозначеннымъ предписанiемъ немедленно. А къ Сvнодальому Члену Преосвященному Гаврiилу, Архiепископу С.-Петербургскому, прислать оныхъ книжекъ, сколько по числу церквей надлежитъ, изъ Святѣйшаго Синода – изъ вышеозначенныхъ нынѣ присланныхъ изъ Московской типографiи – при указѣ-же. 2) Для таковой-же оныхъ книжекъ въ армiю и въ морской флотъ разсылкѣ нынѣ на первый случай въ Военную и Адмиралтейскую Коллегiи послать сколько за означенною къ Преосвященному С.-Петербургскому отсылькою останется, а изъ Московской Типографской Конторы, для отсылки въ вышеписанныя мѣста, оныхъ книжекъ прислать въ Святѣйшiй Сvнодъ сверхъ вышеозначенныхъ шестисотъ еще триста экземпляровъ. 3) Когда впредь въ Московской Типографiи печатать будутъ вновъ поминовенные реестры, то въ оные подъ упомянутое августа 29-е число напечатать и сiе установленное на всегда поминовенiе. И о томъ въ Московскую Святѣйшаго Сvнода и Типографскую Конторы послать указы, а Правительствующему Сенату, для извѣстiя, сообщить вѣдѣнiе»[14].

Царица Екатерина II очень неудачно связала поминовение воинов с праздником усекновения главы Иоанна Предтечи. Вот что как критическо об это поминвоении выражается крупнейших литургиста XX-го столетия еп. Афанасий (Сахаров): «Это поминовение, назначенное на такой исключительный день в году, каких очень немного, когда устраняются все заупокойные моления со всех служб, даже с полунощницы, находится в полном противоречии с Уставом Церковным и со всею уставною системою поминовения. Неосновательны и мотивы приурочивания поминовения воинов именно к этому дню: «Сей день,— говорится в конце печатавшегося отдельной книжкой „Чина поминовения о православных воинах“, — в рассуждении пострадавшего за истину Предтечи Господня, есть приличнейший ко оной всеобщей Богу молитве и о подобноположивших живот свой за веру и отечество». Все святые мученики страдали за истину, и если уже искать подобия для воинов, то скорее у святых воинов же, в особенности на брани убиенных. Предтеча Господень никакого отношения к воинскому званию не имел. Сам он не брал меча в руки. Пострадал он за веру, конечно, не в том смысле, как это разумеется, когда говорят о воинах, «за веру жизнь свою положивших», и во всяком случае он пострадал не за отечество. И какая нужда, нарушая Устав Церковный, творить заупокойное моление в великий праздник, когда у нас есть Димитриевская суббота, по первоначальному своему назначению по преимуществу имеющая в виду поминовение православных воинов, за веру и отечество жизнь свою положивших». Поэтому еп. Афанасий указывает правильность только ДМИТРЕВСКОЙ СУББОТЫ, КОТОРАЯ БЫЛА УСТАНОВЛЕНА СОГЛАСНО ЦЕРКОВНОМУ УСТАВУ. «При этом избрали не субботу пред 8 сентября, ибо эта суббота в некоторые годы может совпадать с праздником Индикта пли предпразднством Рождества Богородицы, а избрали субботу пред днем святого великомученика Димитрия Солунского, которого русские считали своим особым покровителем и помощи которого, в частности, приписывали свою победу над Мамаем». В поминовении воинов 29 августа по ст. ст. еп. Афанасий видит одни только печальные наследствия ухода от Церковного Устава. «В XVII веке и мiряне во главе с царями знали Церковный Устав иногда до мелочей. Трудно представить, чтобы тогда в великий праздник было узаконено поминовение усопших. С XVIII века иная картина. Мiряне во главе с сильными мiра сего мало интересуются Церковным Уставом, не знают и знать не хотят, когда что можно и что нельзя»[15].

Подводя итоги. В бденные праздники Уставом заупокойное поминовение запрещено категорически. Поэтому поминовение 29 августа по ст. ст. надо приостановить в богослужебной практике. Согласными Уставу дни, назначенные Русской Православной Церковью для поминовения православных воинов, за веру и Отечество живот свой на поле брани положивших имеют две даты:

1) Димитриевская Суббота;
2) Покровская Суббота.

 

Священнопроповедник Михаил М. Джега

 

(Глава из эссе «ХРИСТИАНСКАЯ МОЛИТВА ГОРЯЧЕЕ ВЕЧНОГО ОГНЯ». Статья полностью выложена здесь >>> HTML)

 

[1] Письма Филарета, митрополита Московскаго, къ А. Н. Муравьёву (1832-1867), К. 1869, С. 167-169.

[2] Церковные Вѣдомости, издаваемыя при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ, № 6. - 7 (20) февраля, Год. XVII-ый, 1904, С. 51-52.

[3] Для жителей северных районов Покровская родительская суббота – праздник особенный, так как в эти дни все стараются посетить погосты, чтобы в преддверии зимы, до снега, успеть прибраться на могилках своих близких и родных, а заодно и помянуть их добрым словом.

[4] Копия с грамоты митр. Гермогена к патр. Иову, 9 янв. 1592 г. // Прибавленіе къ Казанскому Вѣстнику, издаваемые при Императорскомъ Казанскомъ университетѣ, 1829. № 16. С. 123-126; Грамота митр. Казанского и Свияжского Гермогена патр. Московскому и всея Руси Иову и грамота патриарха Иова Московского и всея Руси митр. Казанскому и Свияжскому Гермогену // Ученыя записки, издаваемыя Императорскимъ Казанскимъ университетомъ. 1839. Кн. 4. С. 151-157; Твороенiя святѣйшаго Гермогена, Патрiарха Московскаго и всея Россiи. Съ приложенiемъ чина поставленiя въ Патрiарха. Изданiе Церковной Комиссiи по чествованiю юбилейныхъ событiй 1612, 1613 и 1812 годовъ, М. 1912, C. 58-62.

[5] Известные только некоторые имена погибших и замученых воинов: Иоанн († 1529; особо вспомин. 24 января), Стефан, Петр († 1552; особо вспомин. 24 марта), Борис (Салтыков), Иаков (Евстафьев), Феодор (Чуркин), Сильван (Васильев), Феодор (Баклановский), Василий (Константинов), Феодор (Константинов), Димитрий (Константинов), Михаил (Кузьминский), Иоанн (Федоров) и Василий († 1552-1553) и прочие мученики казанские от рук агарян (татар убиенные).

[6] См. М. Н. Пинегин, Казань в её прошлом и настоящем. Очерки по истории, достопримечательностям и современному положению города, с приложением кратких адресных сведений. С 8-ю видами города Казани, СПб. 1890.

[7] Сборникъ древностей казанской епархіи и другихъ приснопамятныхъ обстоятельствъ, стараніемъ и трудами Спасоказанскаго преображенскаго Монастыря архимандрита Платона составленный, 1782 года, Казань 1868, С. 73-74.

[8] Тамже, С. 75.

[9] И. А. Кочетков, К истолкованию иконы «Церковь воинствующая»: («Благословенно воинство небесного царя») // Труды Отдела древнерусской литературы, 1985, Т. XXXVIII. С. 185—209.

[10] Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией АН, Т. 2. 1598-1613, СПб. 1836, С. 321 (№ 188). Ср.: Собрание государственных грамот и договоров, М. 1842, Т. 2, № 241.

[11] Полное собрание законов Российской империи, Том 3 (1689 - 1699): Законы (1328 - 1739), СПб., 1830. C. 30 (Ст. 1343)

[12] Афанасий (Сахаров), еп., Ковровский, О поминовении усопших по уставу Православной церкви, СПб. 1995.

[13] Полное собрание законов Российской империи. 1-е собр, Т. 18. (1767 - 1769): Законы (12812 - 13400), СПб. 1830. С. 883 (Ст. 13292).

[14] Полное собранiе постановленiй и распоряженiй по вѣдомству православнаго исповѣданiя Россiйской имперiи, Царствованiе Государыни Императрицы Екатерины Второй, Том 1 (1762-1772 гг.), СПб.: Синодальная типографiя, 1910, C. 611-612 (№ 515).

[15] Афанасий (Сахаров), еп., Ковровский, О поминовении усопших по уставу Православной церкви, СПб. 1995.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: