Архимандритъ Константинъ (Зайцевъ) - ВЪ ЧЕМЪ ОСНОВНАЯ БѢДА - ГДѢ СПАСЕНIЕ?

Сгущается атмосфера свободнаго міра. Разложеніе въ полномъ ходу — всяческое. Проявляется оно съ наибольшей яркостью въ молодомъ поколѣніи. И это, въ отличіи отъ всего человѣческаго прошлаго, въ пре­дѣльно раннихъ его членахъ — столь раннихъ, что съ извѣстнымъ правомъ можно было бы говорить объ ис­чезновеніи подлинной «дѣтскости» чуть ли не съ пер­выми признаками укрѣпленія сознательности. Нѣчто чу­довищное происходитъ въ области секса. Трудно вообразить, что въ обыденной прессѣ можно прочесть о современной жизни въ этомъ отношеніи подростковъ — съ спокойной «объективностью» изложенное. Ни семья, ни вѣра, во всѣхъ ея исповѣданіяхъ, какъ сколько нибудь «церковныхъ», такъ и сектантскихъ, никакого сколько нибудь значительнаго оздоровленія не вноситъ. Въ зародышѣ наблюдаются нѣкоторыя проявленія здоровой реакціи общественности, въ частности, конечно, ро­дительской. Общей картины это не мѣняетъ — устраша­ющей и угнетающей.

И въ чемъ тутъ основная бѣда — независимо отъ глубокихъ причинъ этого разложенія, коренящихся въ самомъ «свободномъ» мірѣ, какъ таковомъ? Въ томъ, что сознательно и намѣренно парализуется страхъ предъ тѣмъ ужасомъ неизреченнымъ, какой являетъ собою коммунистическій міръ, въ частности и нарочито — наше несчастное отечество. Читатель найдетъ ниже цитату, приводимую нами изъ слова, нѣкогда сказаннаго польскимъ адвокатомъ Маріаномъ Недзѣльскимъ на судѣ въ защиту Бориса Коверды: она рисуетъ «идеологію» Совѣтской власти, ея вождями формулируемую. Она съ тѣхъ поръ ни въ чемъ не измѣнилась. Истребленіе хри­стіанскаго человѣчества остается прямой задачей ком­мунистической сатанократіи, открыто вѣщаемой, подготовляемой и осуществляемой. И вотъ объединенное че­ловѣчество, какъ бы черезъ силу совершая послѣднія, завершительныя, попытки сопротивленія Совѣтской аг­рессіи, на далекихъ окраинахъ современнаго міра ока­зываемаго, тутъ же принципіально, въ широчайшемъ масштабѣ, осуществляетъ кампанію въ пользу мирнаго сосуществованія съ Совѣтами, проявляя готовность уже сейчасъ его въ любыхъ «культурныхъ» облаченіяхъ куль­тивировать.

Предъ нами капитуляція свободнаго міра предъ Со­вѣтской агрессіей: какъ иначе назовешь это самоубій­ственное устремленіе, которое не только открываетъ пе­редъ коммунистической сатанократіей самыя утѣшитель­ныя перспективы въ дѣлѣ завладѣнія ею міромъ, но одновременно создаетъ исключительно благопріятную обстановку для скорѣйшаго и сильнѣйшаго внутренняго разложенія свободнаго міра.

Какая же остается ЕДИНСТВЕННАЯ возмож­ность избѣжанія конца міра? Самоосвобожденіе Россіи отъ коммунистическаго ига.

Есть ли на это шансы?

Читатель найдетъ вразумительный отвѣтъ на этотъ вопросъ въ статьѣ П. Парфенова. Много интереснаго матеріала намъ представилъ въ этомъ направленіи по­сѣтившій насъ Г. Раръ, спеціально изучающій. этотъ вопросъ много лѣтъ. Вообще, повидимому, можно въ самой общей формѣ такъ представить себѣ положеніе вещей.

Сколько нибудь стойкой массовой среды, настроен­ной коммунистически въ стилѣ начальныхъ періодовъ Совѣтской оккупаціи Россіи — НѢТЪ. Въ полной силѣ остается аппаратура сыска и террора, но не толь­ко рядовые насадители коммунизма и «мирные» строи­тели Совѣтской жизни, но сами чекисты не такъ ужъ рѣдко оказываются далекими отъ коммункстическаго энтузіазма, являясь въ какой то мѣрѣ осуществителями террора изъ подъ палки. Что же касается общей атмо­сферы, едва ли не повально-общей, то ее можно обозна­чить, какъ усталость отъ претерпѣваемаго режима — въ большей или меньшей мѣрѣ испытываемую. Инерція уже, въ какой-то, точно, конечно, не опредѣлимой сте­пени, опредѣляетъ дѣйственность режима... Если что способно нынѣ массовый характеръ придать возрождаю­щейся активности, такъ это, пожалуй, только устремле­ніе къ сближенію со свободнымъ міромъ — не обяза­тельно въ формѣ насильственной оккупаціи. Тутъ подходимъ мы къ темѣ значительности предѣльной — если не безпредѣльной ...

Пустота... Куда отъ нея устремляется под-совѣтская душа? Несомнѣнно — и въ область духовную. И это въ такой мѣрѣ, что и во-виѣ тому находится выра­женіе — даже въ области дозволеннаго и терпимаго. Но имѣется и «самочинное» обнаруженіе этого движе­нія. Кто то печатаетъ что то на машинкѣ, раздаетъ дру­зьямъ и знакомымъ, а тѣ дѣлаютъ копіи и раздаютъ дальше... Возникаетъ цѣлая литература... Явленіе еще зачаточное, но уже массовое, и достаточно глубокое... Несомнѣнна его значительность въ смыслѣ обществен­номъ. Но какова его значительность въ смыслѣ духовномъ? Каковъ удѣльный вѣсъ этого явленія въ планѣ ПОДЛИННАГО возвращенія русскаго народа въ ПОДЛИННУЮ Церковь? Вотъ въ чемъ вопросъ — судьбоносный!

Обратимъ свой взоръ къ свободному міру... Если бы онъ высился нѣкой твердыней, устремленной къ Небу и грозной въ своемъ обличительномъ отчужденіи отъ зла атеистическаго коммунизма — не возникала ли бы тогда естественно и неотразимо перспектива воз­можности паденія Совѣтскаго строя? И не способство­вало ли бы это тому, чтобы броженіе принимало болѣе острыя формы? Самыя перспективы умозрительныя не расширялись ли бы въ огромной степени — по сравненію съ состояніемъ безнадежной обреченности, привычно владѣющей душами жертвъ сатанократическаго терро­ра?...

Но вотъ со стороны свободнаго міра, вмѣсто духов­но-просвѣтленнаго непріятія совѣтскаго зла, появляется дружески протянутая рука съ готовностью, всячески подчеркиваемой, вступить въ тѣснѣйшее «культурное» общеніе? Да и только ли культурное! И это въ усло­віяхъ, когда самая вѣра въ свободномъ мірѣ обнаружи­ваетъ себя въ какомъ то новомъ, чисто прикладномъ видѣ... Не возникаетъ ли соблазнъ на путях именно такого «культурнаго» сосуществованія обрѣсти нѣкото­рое высвобожденіе изъ подъ атеистическаго ярма? Не покажется ли возникшій духовный голодъ удовлетворяе­мымъ на путяхъ экуменическихъ, переплетающихся съ путями коммунистическими все тѣснѣе и тѣснѣе? Не открывается ли въ этихъ условіяхъ перепектива образованія сосуществованія коммунистическаго и свободнаго міровъ въ реализацію той двойственности которая заключается въ Антихристѣ, примѣнительно кз двоякому значенію приставки «анти»?

Не безнадежность ли раскрывается предъ нами? Не­сомнѣнно такъ, если мы сами переключимся на пути экуменичсспіе и совѣтскіе. Но не такъ на путяхъ Божiихъ! Пусть всѣ человѣческія возможности спасенія ока­зываются упраздненными — этимъ только съ большѣй опредѣлительностью обозначатся пути Божіи, своiм и исходнымъ и конечнымъ мѣстомъ имѣющія сердца человѣческія!

Такъ гдѣ же мы должны искать спасеніе? Въ РУССКИХЪ СЕРДЦАХЪ! Вотъ гдѣ рѣшается судьба мiра!

СПОСОБНА ЛИ РОССІЯ ДУХОВНО ВОСКРЕСНУТЬ? Помочь намъ можетъ отвѣтить на этотъ вопросъ архіепископъ Виталій, память котораго мы нынѣ совершаемъ. Глубоко вѣрилъ онъ въ духовное возрожденіе Россіи, ИЗЪ НѢДРЪ САМОЙ РОССIИ ВНИКАЮЩЕЕ. Конечно, та возня, которая обозначилась въ Россіи, не можетъ быть разсматриваема какъ знаменіе такого возрожденія. Въ лучшемъ случаѣ она явитъ спасеніе отдѣльныхъ душъ. Но какъ симптомъ духовнаго пробужденія вѣсти изъ Россіи знаменательными остаются въ полной мѣрѣ. Не будемъ давать мѣсто мечтательному воображенію, обозначимъ лишь самое существо того духовнаго возрожденія Россіи, которое способно было бы измѣнить судьбы міра.

ЧУДО СПАСЕНІЯ РОССІИ МОЖЕТ СОТВОРИТЬ ТОЛЬКО ЧУДО ВОЗВРАЩЕНІЯ ИСТИННОЙ МОЛИТВЫ ВЪ СЕРДЦЕ РУССКАГО НАРОДА ВЪ ЕГО ЦѢЛОМ.

Начнемъ съ самихъ себя — каждый изъ насъ! Святые отцы учили: все можетъ сдѣлать Господь – но спасти человѣка безъ самого человѣка не можетъ Господь, сотворивъ человѣка свободнымъ. Судьба Россiѣ опредѣлится судьбой каждаго отдѣльнаго русскаго человѣка. Тайна покрываетъ внутренній міръ Россіи. И если русскій человѣкъ въ своей массѣ созрѣлъ для возвращенія къ Богу, являя то въ своей молитвѣ — стихійно возстанетъ Россія. Будемъ же молиться!

Архимандритъ Константинъ.

Православная Русь. 1970. № 6 (935). 15/28 марта. С. 1-2.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: