Архиепископ Антоний (Храповицкий) - СЛОВО ПРАВДЫ УКРЫВАТЕЛЯМ ПРАВДЫ (Ответ на открытое письмо А. И. Морозова).

От Ред.: На известное послание владыки – архиепи­скопа Волынского Антония к старообрядцам один из видных старообрядцев А. И. Мо­розов напечатал в «Санкт-Петербургских Ведомостях» открытое письмо. Настоящая статья владыки является ответом.

I.

Не вас, многоуважаемый Арсений Ива­нович, именую я укрывателем правды, а тех, которые правду от Вас скрывают. И сокрытие это тем греховнее, что они повторяют в составленном ими и подписанном Вами «Открытом письме» те самые ложные доводы против истины, которые документально опроверг покойный протоиерей Ксенофонт Крючков на беседах 1908 г. в С.-Петербурге.

Но разве это могло остановить ваших наемных адвокатов, именуемых латинским словом «миссионеры»? Они и рань­ше ничему не верили из того, что защищали: почему же им не повторять того, что опровергнуто, если другого сказать ничего не могут в защиту лжи? И тогда они почти не скрывали своего отношения к прениям о вере, как зрелищу единоборства, и одобрительно хихикали, когда мы с отцом протоиереем вы­читывали из Библии или из Кормчей дотоле им неведомые слова, совершенно опровергающие их измышления. Да вот и теперь «плохой вы миссионер!» – пи­шет мне ваш адвокат в «Открытом письме» вашем. Такую же фразу пу­скал он от времени до времени и о. Крючкову в ответ на его запросы. Так и чувствуется здесь глас наемника, чувствуется призвание нанятого борца-ремесленника: «Плохой ты борец! Вот я – другое дело. Наймите лучше меня: всех уложу, мне дорого звание миссионера и соединенное с ним поло­жение, а какую веру защищать, это все равно, – хоть магометанскую, лишь бы хо­рошо платили». Вот об этих-то людях, становящихся у вас теперь во главе церковной жизни, я и писал в своем послании. На воре шапка горит, но ум­ный обманщик, конечно, не распишется в своем неприятном звании, а будет защищать себя под чужою подписью. Никто не считает желательным тот избыток влияния на дела церковные, ко­торый у нас предоставлен Обер-Прокурору, и сам теперешний Обер-Проку­рор старается о восстановлении должного управления Церковью; но все же даже времена наиболее сильного влияния у вас мирской власти не столь печальны, как у вас влияние таких явных нигилистов, которые с грубостью площадных демон­странтов оборвали в печати вашего владыку Иоанна, когда он попытался пре­достерегать паству от их вредных из­даний. И вот такие-то люди за вашею подписью снова (а прежде в 1908 году в Киеве) начинают печатно укорять ваше духовенство за то, что некоторые из его среды постом молоко пьют. А их разве наши не видели много раз, как они тогда в Рождественском посту, а то и в Великом, прямо с бесед в трактир идут и там насыщаются го­вядиной да над вами же и в трактирах и на пароходах смеются: «хватит на наш век простецов?».

Нет, Арсений Иванович, такое влия­ние, такое развращение веры гораздо хуже всяких Обер-Прокуроров, и оно-то и ведет вас к якшанию с католиками и перениманию у них ложных, скверных догматов о Непорочном зачатии и глупых выдумок о цезарепапизме. О по­следнем я снова повторю то, что постарался замолчать наш наемник: где цезарепапизм у греческих патриархов, где он у нас? Папа мыслится: 1) как глава всей католической Церкви и 2) как глава, непогрешимый в делах веры; кто так говорит о нашем Государе в отношении ко всей православной Церкви? Ваш адвокат старается сделать то, что ему не удалось, и начать в ответ на пояснение о. Крючкова о том, что пре­вышение власти мирское правительство до­пускало в Церкви и до Петра I и до патриарха Никона, да еще в большей степени, чем ныне, а Церковь от того не теряла благодати. Теперь же в под­писанном вами «Открытом письме» зна­чится, что Церковь древняя с этим злом боролась, а современная русская не борется. Но как же не борется, когда в том же «письме» приведены столь резкие обличения некоторых неустройств церковного управления из докладов нѣекоторых архиереев, а умолчана только моя статья «Восстановление патриарше­ства», где все это изложено с сугубою силою и прямотою? Как же укорять Церковь новейших времен в том, будто она не борется за строгость канонического упра­вления? А за что умирали в ссылке сам патриарх Никон, патриарх Адриан на Перерве, митрополит Арсений Мацеевич в подземной тюрьме, святи­тель Павел Тобольский, нетленно почивающий в Киеве? За что терпели изгна­ние «от града во град» другие вла­дыки, кончая митрополитом Иоанникием? Вотъ ваши, простите, глаголемые владыки не смеют и рта открыть против новофасонных ваших адвокатов, ругаю­щих их в ваших «духовных жур­налах», и против ваших богачей и купчих ваших, из коих одна слывет под именем патриарха в кокошнике.

Итак, не наша Церковь — в параличе. Не совсем правильно поставлено у нас центральное управление Церкви, но упра­вление не есть Церковь, жизнь церковная ведется у нас по канонам: иерархия у нас беспрерывная, жизнь, на ряду с гре­хами одних, дает высокие образцы свя­тости других. Угодники Божии новоявлен­ные воссиявают вновь и вновь, и, кроме новопрославленных в настоящее цар­ствование святых Феодосия, Серафима и Иоасафа, невозможно противиться прославлению еще и святителей Тамбовскаго Питирима и Иркутского Софрония: так ра­зительно свидетельствует Господь о их святости новыми чудесами и знамениями! Что касается до желательной всем вам самостоятельности управления церковного, то такового, к сожалению, почти никогда не было в православных государствах; но зависимость эта испытывается в Рос­сии не нашею только Церковью, а всеми прочими верами. Я уже упоминал в своем послании, что ваших пастырей утверждают губернаторы, иногда люте­ране,—а теперь напомню, что и католиче­ские епископы, навязавшие вам праздные речи о цезарепапизме, утверждаются через департамент Внутренних Дел, и люте­ранские пасторы также и даже магометан­ские муфтии и муллы. Вообще, это возра­жение ваших начетчиков о цезарепа­пизме не ваше старообрядческое, а новое, католическое, революционное, красное.

Не верьте же, Арсений Иванович, ва­шим наемным адвокатам, не верьте католикам, которые с вами заигрывают. Вот уже вы набрались у них храбрости защищать их ложный догмат о Не­порочном зачатии ссылкой на службу в день Рождества Пресвятыя Богородицы... Ведь говорено же было тем, кто составлял вам «Открытое письмо», что если зачатие Божией Матери именуется в службе славным и честным, то зачатие Пред­течи в службе 23-го сентября именуется и славным и Божественным (зри славник на Господи воззвах). Почему же не учат ваши новые начетчики, друзья ка­толиков, о непорочном зачатии Предтечи? Кого они хотят обмануть своими ссылками на Минею? Другое дело, когда ксендзы нашим барыням – невеждам путают, что вздумается, – а ведь здесь обращают речь к среде, знающей церковные книги... «Католики не учат о бессеменном зачатии», так защищает западных еретиков ваш адвокат. Они-то не учат, – ну, а ваш миссионер утверждал это на беседе с о. Ксено­фонтом и тоже приводил слова бл. Фео­дорита о том, что Пресвятая Дева «была предуготована и предочищена Духом еще во чреве Матери». Тогда я открыл св. Библию и прочитал слова Божии к про­року Иеремии в самом начале его книги: «прежде, нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде, нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя». Тут ваши миссионеры толкнули друг друга под бок и одобрительно ухмыльнулись: «ловко он поддел нас»! А те­перь они снова суют вам прежние до­воды, как старый шарманщик, которому и дела нет до того, какие мелодии выво­дит его инструмент, лишь бы народ слушал и платил. Спросите ваших начетчиков по душе: неужели и Иеремия за­чат непорочно? Они бы вам сказали, что и в Непорочное зачатие Спасителя не верят: очень им все это нужно!

Так вот и спешите вычеркнуть ту навязанную вам католиками ересь о Непорочном зачатии Богородицы от Иоакима и Анны, пока она не укоренилась в вашем обиходе; а пока вы ее не вычерк­нули, то она вам да послужит и ответом на вопрос вашего открытого пись­ма: «какие у нас ереси»? – Но не одна эта ересь отделяет вас от Церкви. На­прасно вы ссылаетесь на 7-й Вселенский собор в том, будто только ересь отделяет людей от Церкви: там нет слова «только». Напротив, сей же собор, а рань­ше 6-й собор, утвердили правила св. Ва­силия Великого, из коих можете уви­деть, что от Церкви отделяются не одни только содержители ересей, ведь отделившихся от Церкви старообрядцев и не называют еретиками, но раскольниками... «Древние, – говорит Василий Великий, – иное нарекли ересью, иное – расколом, а иное – самочинным сборищем. Ерети­ками назвали они совершенно отторгшихся и в самой вере отделившихся; расколь­никами – разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных и о вопросах, допускающих уврачевания, а самочинными сборищами – собрания, соста­вляемые непокорными пресвитерами или епископами и ненаученным народом». Затем св. отец пишет, как подобает еретиков, и раскольников, и самочинное сборище «паки присоединять к Церкви». Согласитесь, ведь и ребенок поймет, что паки присоединять возможно только отделившихся от Церкви и к ней не принадлежащих. Зачем же ваши адво­каты заявляют такую нелепость, будто и мы и вы находимся в Церкви и что Церковь ваша не обогащала себя от гла­големой у вас ереси никонианской? Слу­шайте же далее глас древней Церкви. «Кафары», – продолжает св. Василий, – суть из числа раскольников. Однако, угодно было древним, как то Киприану и нашему Фирмилиану, единому определению подчинить всех сих: кафаров, енкратитов, идропарастатов и апотактитов. Ибо хотя начало отступления (видите, от­ступниками не еретики только именуют­ся, но и раскольники) произошло через раскол, но отступившие от Церкви (чи­тайте, Арсений Иванович, и впредь не доверяйте своим борзописцам: не о еретиках идет здесь речь, но о расколь­никах) уже не имели на себе благодати Святого Духа, ибо оскудело преподаяние благодати и пр. Но отторженные епископы, соделавшись мирянами (слышите?), не имели власти ни крестить, ни рукополагать и не могли преподать благодать Святого Духа, от которой сами отпали. Почему приходящих от них к Церкви, яко крещеных мирянами, древние повелевали вновь очищать истинным церковным кре­щением».

Таковой канон Церкви Христовой не есть мнение Фирмилиана и Киприана, как стараются представить ваши начетчики. Эти два отца приведены св. Василием только как два образца общецерковного действования, о каковом он выражается во всех правилах: древние, древние отцы, и здесь говорит: «угодно было древним, как то Киприану и нашему Фирмилиану», а потом заключает о том же: «древние повелевали вновь очищать крещением». Не Киприан и Фирмилиан, но древние, т. е. Христова Церковь.

Ваши фельетонные миссионеры пишут мне за вашею подписью: «неужели вы не знаете или забыли, что каноны Церкви?» и прочее. Я-то ничего не забыл, да и ваши писатели не забыли, не поняли, а сознательно и нарочно исказили совершенно ясный смысл первого правила св. Василия Великого о том, что ни у раскольников, нн у еретиков нет крещения, ни при­чащения, ни епископов, ни иереев, а только лицедействующие миряне, каковы римский папеж и англиканские епископы. Я проводил не одно только сие Василиево правило, введенное отцами в каноны, но и знаменитое 68-е правило Карфагенскаго собора, подтверждающее безблагодатность и ничтожество мнимых таинств у ере­тиков и раскольников, но о сем постановлении Христовой Церкви молчат наши писатели, аки изумленнии. Конечно, им-то самим совершенно все равно, что писали и чего не писали соборы: было б кого обманывать, да монету собирать с просто­душных.

 

II.

Пусть отныне ничьи уши не склоняются на яд хитросплетания, и все веры, признающие себя согласными с древнею Цер­ковью, пусть заявят: «Церковь едина, и вне ее еретики и раскольники; если она у старообрядцев, то ее нет у православ­ных и нет у них ни епископов, ни таинств, и Амвросий никогда епископом не был; если же Церковь у православных, то ее у старообрядцев, а служения их – игрушка, епископы мнимые, и ска­занное пр. Феодором Студитом о прича­щении еретиков тяготеет над ними».

Ваши адвокаты укоряют меня за это последнее напоминание: «вы не отказались затронуть и тончайших струн верующей человеческой совести». Спросим: разве это упрек верующего человека? Кто верит св. отцам и слову Божию, тот в изложении веры не комплименты желает слы­шать, а слово правды. Либо наше, либо ваше причастие есть пища демонов. Если наше, то вы же его приняли чрез Амвро­сия, а если не наше, то ваше. Конечно, тому, кто никакому вообще причастию не верит или взирает на него, как только на утешение для больных «на всякий случай», подобно современным докторам или светским дамам, тому нечего особенно разбирать, что подносится под названием причастия, но кто с покаянием и слезною верою возглашает: «Верую, Господи, и исповедую, яко сие есть самое пречистое тело Твое и сия самая честная кровь Твоя», тому не все равно, подлинное ему подают причастие, или подложное. Такой человек, стоя ночью пред пропастью, спасибо скажет брату, когда он и без особенного комплимента его оттолкнет и крикнет: «остановись, ты – на краю могилы!».

Впрочемъ, со мною-то и вы мало цере­монитесь: и логики у меня нет, и каноны я забыл, и литургики не знаю. «Неужели вы не знаете или забыли, что каноны Цер­кви разделяют всех еретиков на три разряда или чина: перекрещиваемых, миропомазуемых и только проклинающих свои ереси?». Не забыл, повторяю я,: но не знаю, ибо это – ваша старая выдумка, а не церковное установление. Правда, есть три чиноприема еретиков и раскольников (да, да, не еретиков только, но и раскольнико), однако по этимъ чиноприемам распределяются не самые ереси раз-навсегда, применяются оные чиноприемы в различное время различно к одним и тем же еретикам, и называть каких бы то ни было еретиков, хотя бы, например, мнимых никониан, еретиками второго ила первого чина есть плод или незнания, или лжи: велит Церковь принимать ере­тиков первым чином, так их и при­нимают, прикажет вторым – прини­мают вторым, смотря по тому, что «по­лезнее для обращения многих» и какой чин не может «быть препятствием об­щему благосозиданию». По существу дела, как объяснено в сем правиле св. Василия, всех обращающихся еретиков и раскольников следует крестить, миропомазывать, а достойных посвящать в три степени священства, но все это заменяется покаянием с возложением рук, если так полезно для обращения многих. Ина­че говоря, когда ересь угрожает Церкви и обольщает ее чад, то последователей сей ереси принимают первым чином дабы отвратить от нее верных, или вто­рым, а если, напротив, сама ересь на­чинает таять и поддаваться влиянию исти­ны, то ее последователей принимают вто­рым и третьим чином. Все это совер­шенно ясно из первого правила св. Василия. То же явствует и из многих других канонических правил: так, правила апостольские 46 и 68 требуют кре­стить обращаемых от ереси и без хиротонии их клириков не принимать, а 47 правило всех еретических епископов и клириков признает лжесвященниками, а того православного епископа, который их примет в сущем сане или при­знает совершенное ими крещение, велит извергать, как посмеявшегося кресту и смерти Господней. Затем соборы, вто­рой 7-м правилом и шестой 95-м, для многих еретиков смягчили сие решение до второго чина, а для несториан (VI, 95) до третьего. Напротив, кафаров, кото­рых первый собор 8-м правилом при­нимает по третьему чину, стеснили пер­вым правилом св. Василия – до первого чина, или по снисхождению до второго; что же касается признания их в «сущем сане», то первый собор предоставляет сие усмотрению епископа. Не ясно ли отсюда, что безблагодатные еретики и раскольники все виды благодати принимают только от Церкви, т. е. и крещение, и миропомазание и хиротонию получают только в ней, каким бы чином они ни принимались? Подобно сему и латинян русские при патриархе Филарете принимали первым чином, на великом Московском соборе – третьим (по увещанию греков), а затем, когда латинская ересь начала угрожать православию, то греческие же епископы со всеми четырьмя патриархами во главе на соборе 1755 года постановили латинян принимать первым чином, что и поныне творят, не воспрещая русским прини­мать их третьим чином, ибо здесь не латинская ересь угрожала, но латиняне-униаты притекали к Церкви в сотнях тысяч. Тем менее воспрещено сниматься с англиканскими мнимыми епископами на фотографической группе, ни даже с та­тарами или иудеями, и за это ваши начетчики совершенно напрасно нас уко­ряют.

Вас удивляет, как возможно препо­дать хиротонию еретическому клирику в таинстве покаяния, и вы, т. е. адвокаты ваши, укоряют меня в незнании литургики: пусть же они укажут, когда и кто рукополагал св. апостолов во диаконов, во иереев и в епископов; а если ваши на­четчики думают поставить православных в тупик вопросом: почему же вы не при­мете без новой хиротонии муллы или рав­вина, а достойного из крещеных иудей­ских или магометанских духовных лиц непременно будете ставить во все степе­ни? – то напрасно уповаете, что вопрос этот может поставить вас в затруднение. Мы привели вам слова св. Василия Великого в каноническом правиле первом о том, что внешнее действие кре­щения еретиков отменяется ради спасения многих; того же ради иногда не повторяется надъ их «мнимым клиром» (Лаодик., 8) внешнее рукоположение, т. е. для того, чтобы облегчить их обращение к Церкви: какому же иудею или магоме­танину или еретику, не бывшему даже «мнимым» клириком, может облегчить обращение к Церкви принятие его прямо иереем или диаконом? Конечно, такой чести желают для себя только те обращаемые еретики или раскольники, которые имели видимость преемственного рукополо­жения, т. е. мнимый сан. Наверно вы бы даже и не ставили таких неразумных вопросов, если б относились к делу веры с благоговением, а не с озорством.

Чувствуя полную неубедительность своих возражений, замолчав большую часть доводов моего окружного послания, писав­ший от вашего имени «Открытое письмо» начинает снова бередить самолюбие своих единомышленников, снова переходит на излюбленную им новую европейскую, мод­ную, красную почву и толкует о перенесенных «вашими предками» гонениях от господствующей Церкви, – но сам же себе противоречит. Именно он не согла­шается с нами в том, что расколоучителей преследовали не за веру и не за двоеперстие, а за бунт и возбуждение на­рода против духовной и Царской власти. «Нет, за веру», – заявляет начетчик, а в доказательство приводит слова патріиарха Иоакима на соборе 1682 г., прями опровергающие его заявление: «Мы за крест и молитву не мучим (старообрядцев) и не жжем, а за то, яко нас еретиками называют и святейшей Церкви не пови­нуются; сожигаем». Дальше патриарх описывал частнее бунтовские действия каз­ненных. Тогда времена были такие же строгие, как и при древнейших царях Московских, и за противление власти и воз­мущение народа всегда казнили смертью: разницы в нравах до Никона и после него не было.

Конец «Открытого письма» ко мне довольно дружелюбный: обещаете соединение, если у нас устроится патриаршество, соборность и канонический строй. Ах, Арсе­ний Иванович, как бы это хорошо было! Но одно мне скажите: будут ли «еретики второго чина», как вы нас именуете, православными, если восстановить патриар­шество? Ведь прежде таковых еретиков надо миром помазать, если держаться вышеприведенного у вас деления ересей? У кого же помазаться прикажете? У окружников, или противоокружников, или у беглопоповцев? Или у всех по очереди? Да и каким миром мазаться? У нас же похищенным в лице Амвросия в 1846 г., когда началась ваша церковь? Но если заставите нас признать ваше миро, то противоокружники его все-таки не признают и беглопоповцы тоже.

Нет, уж если говорить о соединении не лицемерно, а искренно, то нужно вам искренно отказаться от своих заблужде­ний, навеянных вам не от предков, а от латинян с их волшебным поня­тием о таинствах, и возвратиться к уче­нию древней Церкви, гласящему, что нигде тайн нет, кроме единой Церкви (Карфаг., 68). «Вся от единого хлеба причаща­емся», говорит апостол. – Мы с вами пока не от единого хлеба причащаемся, а Хри­стовым телом бывает только единый хлеб. У вас его не было более 200 лет, а ныне глаголемое причастие вы у нас взяли. Если его у нас не было в 1846 году, то и взять было нечего, – а если оно у нас тогда было и теперь есть, то его нет у вас; ибо вы с нами от единого хлеба пока не причащаетесь.

Вот мы и зовем вас к единому хлебу, и те, кто между вами действи­тельно – старообрядцы, кто верует Христу и спасительному причащению, тот послу­шал бы нашего искреннего голоса; но его сбивают новые у вас люди, которые так же мало сродны по духу старообряд­честву, как мало сродны православию ле­вые газетчики, русские нигилисты, тол­стовцы или баптисты. Но у нас таковые уже и не суются в церковные дела и внутренней жизни Церкви не мешают, а у вас они засели в руководители мысли и жизни церковной, «прельщая и прельщаясь». Слушатели и читатели их, поддавшиеся растлению новейших времен, исполняют печальное предсказание апо­стола: «будет время, когда здравого уче­ния принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые бы льстили слуху. И от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4, 3, 4).

Я бы желал и к этим обольстите­лям простереть слово увещания. Бог дал вам, господа, изворотливость ума и гибкость языка не для того, чтобы затме­вать истину пред глазами братьев. Вас занимает, вас привлекает к себе новая жизнь со всеми ее литератур­ными, светскими учениями, с конститу­циями и сословной борьбой, с гуманитар­ным учением Л. Толстого, со знакомствами в Западной Европе. Идите туда, где вы можете быть искренними, где не будете принуждены постоянно лгать и лицемерить. Вы и там заработаете себе кусок хлеба в газетах светских и левых. А когда в свое время своим русским умом увидите, какая там ложь и себялюбие, и стадное рабство, какая самоуверенная тупость и наглое чванство бездарною мнимою ученостью, тогда, может быть, уже с большим уважением вернетесь к изучению Боже­ственной веры, но не к спорным вопро­сам старообрядчества, которые могут искренно занимать только непоколебимо верующих в Откровение, но обратитесь тогда к мысли о вечности, о добродетели, о чистоте сердца, о Божественности Вели­кого Учителя, «Иже от Назарета», и начнете оплакивать то развращение, кото­рое вносили вы хотя и в заблуждаю­щуюся, но когда-то искреннюю и желав­шую спасения среду старообрядцев, – а пока оставьте их и не соблазняйте. Вам же, верующим в Бога старообрядцам, ясно определился теперь выбор между единоверием, которое с великою любовью охраняется иерархами Церкви, и между нигилистами, дарвинистами, толстовцами и социалистами, которые берут верх в вашей жизни и являются авангардом ва­ших рядов. Евреи, отвергшие Христа ради своих суббот, и храма, и свободного царства Иерусалимского, остались без храма, и без Иерусалима, и без жертв, и без священников; они ошибочно дорожили старым законом, мня себя ревни­телями веры, а явились разрушителями всех вер по всей земле и безбожниками. Смотрите, чтобы не случилось и с вами того же, если будете упорство­вать в отвержении истинной Церкви и истинного приобщения Господу Иисусу Хри­сту, Которому слава во веки. Аминь.

Архиепископ Антоний.

«Прибавления к Церковным ведомостям», издаваемым при Святейшем правительствующем Синоде. Г. 25. 1912. № 28 (14 июля). С. 1143-1150.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: