Архіепископъ Антоній (Бартошевичъ) – ПРОСЛАВЛЕНІЕ НОВОМУЧЕНИКОВЪ РОССІЙСКИХЪ – ВСЕПРАВОСЛАВНОЕ ТОРЖЕСТВО (+Посланіе 13-го Епархіальнаго Съѣзда).

Докладъ, прочитанный на 13-мъ Епархіальномъ Съѣздѣ

Западно-Европейской Епархіи Русской Православной Церкви Заграницей 6-го іюня 1981 г. въ Люксембургѣ.

 

ЦЕРКОВЬ ВЪ ПЕРВЫЕ ВѢКА.

Апостолы – столпы Церкви, огласившіе проповѣдью Евангелія всю вселенную, приняли всѣ, кромѣ апостола Іоанна Богослова, мученическую кончину еще до конца перваго вѣка. Исполнились на нихъ слова Христовы: «будете ненавидимы всѣми за имя Мое» (Матѳ. 10, 22). Кровь апостоловъ и за ними множества мучениковъ напояла обильно Церковь съ половины перваго до начала четвертаго вѣка. Первые мученики стали славою, силою и символомъ побѣды всего христіанскаго міра. Многіе готовились тогда стать мучениками, такъ какъ казалось, что иного пути для вѣрующаго во Христа въ мірѣ семъ, во злѣ лежащемъ, не можетъ быть! Идеаломъ самыхъ сильныхъ и крѣпкихъ было пролить кровь за Распятаго насъ ради.

Діаволъ боролся съ Церковью – «Столпомъ и Утвержденіемъ Истины» (1 Тим. 3, 15), не только физическимъ уничтоженіемъ христіанъ, но и ложью. Уже въ вѣкъ апостольскій явились многіе лжеучители и еретики, смущавшіе христіанъ, которыхъ рѣшительно обличали въ своихъ посланіяхъ къ паствѣ апостолы.

Съ начала второго вѣка Мужи Апостольскіе, полные благодати и истины, безстрашно продолжали проповѣдь Евангелія. Возсталъ цѣлый полкъ духоносныхъ святителей, богослововъ, апологетовъ, пастырей Церкви, за которыми шли съ полнымъ довѣріемъ и любовью овцы словеснаго стада черезъ раскинутыя діаволомъ сѣти лжи, скорбей и страданій. Многіе изъ нихъ тоже приняли мученическій вѣнецъ.

Четвертый вѣкъ сіяетъ славою величайшихъ святителей и учителей Церкви: Аѳанасія Великаго, Василія Великаго, Григорія Богослова, Іоанна Златоуста и другихъ. За голосомъ этихъ безстрашныхъ исповѣдниковъ Истины, слѣдуютъ вѣрующіе даже до сего дня. Достаточно сказать, что такъ училъ одинъ изъ нихъ, чтобы утвердить въ Истинѣ колеблющихся.

Тотъ же четвертый вѣкъ открылъ новую страницу исторіи Церкви, явивъ міру красоту монашескаго подвига. Наполняются пустыни небесными человѣками и земными ангелами, пустыножителями, отшельниками, оставившими все и послѣдовавшими за Христомъ. Къ авторитету пустыни прислушивался христіанскій міръ, и соблазны и ереси явили свое безсиліе передъ духовной высотой отцовъ пустыни.

Тріумфально шествовала Церковь, предводимая апостолами, мучениками, святителями, отцами пустыни, черезъ скорби, гоненія, соблазны лжи, предсказанныя Божественнымъ Учителемъ. И побѣждала она со Христомъ міръ, являя ему красоту и высоту своего ученія, жизни, подвига, самоотреченія, торжества Неба надъ землей.

 

ЦЕРКОВЬ ВЪ НАШИ ДНИ.

Христосъ, сказавшій Своимъ послѣдователямъ: «будете ненавидимы всѣми за имя Мое», сказалъ и другія і горькія слова: «Сынъ Человѣческій, пришедъ (во второе Свое пришествіе), найдетъ ли вѣру на землѣ?» (Лук. 18, 8). Эти скорбныя слова начинаютъ уже сбываться въ наше время, ибо печальную картину являетъ современный христіанскій міръ.

Гдѣ великіе вселенскіе учители, за голосомъ которыхъ шли бы съ полнымъ довѣріемъ чада Церкви? Увы, смолкли ихъ огненные и золотые уста! Не за пастырями идетъ нынѣ міръ, а они приспособляются къ нему, ища славы его и трепеща передъ сильными его. Такъ рѣдко слышимъ мы безстрашный, мужественный и правдивый голосъ тѣхъ, которымъ Христосъ повелѣлъ пасти овецъ Его.

Экуменизмъ, возставшій на догматъ Церкви, модернизмъ, разлагающій жизнь Церкви, угожденіе и подчиненіе сильнымъ міра сего, неискренность, вотъ чѣмъ дышатъ современные пастыри, думая вести стадо Христово за собой.

А монашество нашихъ дней? Гдѣ великіе свѣтильники ангелоподобной жизни, гдѣ духовные цвѣты пустыни, гдѣ высота подвига отреченія отъ міра? Пустуютъ древнія обители, въ большинствѣ, за небольшими исключеніями, едва насчитывая въ своихъ священныхъ стѣнахъ десятокъ тѣхъ, которые посвятили себя Богу. И даже искренніе монахи, ищущіе спасенія, далеки отъ духовной высоты древнихъ. Не ищетъ нашъ міръ высшаго подвига.

И можно было бы прійти въ уныніе и рѣшить, что изсякъ духъ ревности христіанской, что нѣтъ больше той вѣры, которая побѣждала міръ и все, что въ мірѣ!

 

МУЧЕНИКИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ.

Но такъ можно было бы думать только въ томъ случаѣ, если бы не сіяли на церковномъ небѣ, какъ яркія звѣзды, современные мученики. Вѣдь, мы живемъ въ вѣкъ новыхъ мучениковъ за Христа, ничѣмъ не отличающихся отъ древнихъ. Они свѣтъ Церкви, они наша надежда, наше упованіе, ихъ кровью и нынѣ живетъ, крѣпится и растетъ Церковь.

Этихъ мучениковъ 20-го вѣка, въ первую очередь, дала Русская Церковь. На вызовъ Христу воинствующихъ безбожниковъ она отвѣтила мученической кровью лучшихъ сыновъ и дщерей своихъ! Тысячи мучениковъ отдали жизнь свою за Возлюбившаго ихъ. Гонители же не только яростно выкорчевываютъ христіанство на территоріи СССР, но и своими словами и дѣлами свидѣтельствуютъ о томъ, что боятся они мучениковъ даже послѣ ихъ смерти. «Мучениковъ за вѣру нѣтъ и не было», лживо свидѣтельствуютъ они міру. «Совѣтская власть боролась лишь съ людьми, не хотѣвшими принять новый порядокъ жизни, со злостными политиканами», повторяютъ за безбожниками несвободные представители Московской патріархіи. Не произнесъ бы подобной лжи епископъ Церкви Христовой, лжи, противъ которой камни способны вопіять!

Все больше и больше свѣдѣній о замученныхъ, убитыхъ за Христа. Скрыть истину безбожники не въ силахъ, ихъ лжи уже никто не вѣритъ. И все чаще ставятъ себѣ вопросъ чада Церкви: не пора ли современныхъ мучениковъ видѣть уже во славѣ Отца небеснаго, наслѣдниками Его вѣчнаго царства? Не пора ли молиться имъ, а не за нихъ?

 

КОГО МЫ МОЖЕМЪ НАЗВАТЬ МУЧЕНИКАМИ?

Не пора ли, вопреки безбожной пропагандѣ, сказать: правду объ истинныхъ христіанахъ въ нашъ тепло-хладный вѣкъ?

Но прежде чѣмъ отвѣтить ясно и просто: «пора и давно пора», надо подготовить насъ самихъ къ этому, чтобы избѣжать неправильнаго толкованія, непониманія и возраженій по невѣдѣнію.

Во-первыхъ, надо понимать ясно и объяснять другимъ то, что мученики, о которыхъ мы говоримъ, не суть просто жертвы революціи, какъ думаютъ нѣкоторые. Несмотря на то, что революція русская была открытымъ вызовомъ Богу, Творцу человѣка и міра, далеко, конечно, не всѣ убитые могутъ быть названными мучениками за Христа.

Таковыми мы можемъ назвать только тѣхъ, жизнь которыхъ, какъ благочестивыхъ христіанъ, хорошо извѣстна Церкви, такъ же, какъ и несомнѣнна кончина ихъ за вѣру во Христа.

Въ первую очередь мучениками являются священнослужители – пастыри Церкви, убитые только за то, что были служителями Божіими, убитые кощунственно, съ издѣвательствомъ надъ Тѣмъ, Кому они служили. Назовемъ, хотя бы имена тѣхъ, которыхъ долженъ знать весь христіанскій міръ: первомученикъ Митрополитъ Владиміръ, Митрополиты: Веніаминъ, Кириллъ, Іосифъ, Агаѳангелъ, Петръ и другіе. Патріархъ Тихонъ, хотя и не былъ убитъ, но замученъ былъ «утонченными нравственными пытками, которыхъ не зналъ еще грубый вѣкъ Нерона и Діоклетіана», писалъ Митрополитъ Анастасій.

Убивали епископовъ, монашествующихъ, мірянъ и даже дѣтей, голодомъ, холодомъ, на непосильныхъ работахъ въ тюрьмахъ и лагеряхъ смерти; разстрѣливали, глумились: отрѣзывали языки, уши, избивали до смерти, закапывали живыми въ землю, топили въ рѣкахъ, вѣшали на царскихъ вратахъ въ храмахъ, убивали вмѣстѣ съ женами и дѣтьми. Убивали, предъявляя единственное обвиненіе: служитель Божій!

А былъ для нихъ способъ избѣжать мученій и смерти, сохранить жизнь свою и близкихъ – это было отреченіе отъ Христа и переходъ въ станъ гонителей, но лишь единицы воспользовались имъ.

Шли пастыри Церкви, а за ними пасомые, какъ овцы на закланіе, безгласные и покорные волѣ Божіей. «Когда, съ конца 1917 г. начались огненныя испытанія для Церкви», писалъ Митрополитъ Анастасій, «священномученики, мученики и мученицы, уразумѣвъ волю Божію, сами принесли себя въ непорочное заколѣніе (Евр. 10, 6-9). Вслѣдъ за Вѣчнымъ Первосвященникомъ и Ходатаемъ Новаго Завѣта, они вошли во святилище со своею кровью, да очистятъ грѣхи людскіе (Евр. 9, 12-15), ибо безъ пролитія крови не бываетъ прощенія» (22).

О количествѣ получившихъ мученическіе вѣнцы-имѣемъ мы много свѣдѣній: хотя бы двѣ книги протопресвитера М. Польскаго «Новомученики Россійскіе», какъ и другія свидѣтельства. Напримѣръ, списокъ Новомучениковъ, съ любовью составленный и тщательно провѣренный, полученный изъ Россіи въ 1976 г., который въ цифрахъ исчисляетъ умученныхъ за Христа, въ разныхъ областяхъ. Такъ, въ области Харькова – 98 мучениковъ; Одессы и Херсона – 191; Петрограда – 36; Новгорода: – 68; Архангельска – 99; Ставрополя – 139; Владикавказа – 72; Екатеринослава – 92, и такъ далѣе, и такъ далѣе. Всего по списку 8.000 убитыхъ за Христа. Но ихъ, конечно, гораздо больше.

«Они воскресили передъ нами образы святыхъ Игнатія, Поликарпа, Златоуста и многихъ другихъ исповѣдниковъ и священномучениковъ. Ихъ доблесть озарила новою славою Православную Церковь» (изъ Похвальнаго Слова Новомученикамъ, Митрополита Анастасія).

Они прославили въ дни страшныхъ гоненій Церковь, они стоятъ непоколебимо нынѣ, во главѣ православнаго міра, они наша слава, побѣда и радость.

 

ОТКАЗЪ ОТЪ МУЧЕНИКОВЪ – ОТКАЗЪ ОТЪ ХРИСТА.

Отъ этой славы и христіанской побѣды отказываются оффиціальные представители Церквей Божіихъ. Готовятъ, какъ они его называютъ, «великій, святой и всеправославный соборъ», на которомъ торжественно, передъ всѣмъ міромъ, отрекутся отъ современныхъ мучениковъ, обойдутъ ихъ полнымъ молчаніемъ, молчаніемъ позора, которымъ заградятъ ихъ уста воинствующіе безбожники, съ помощью представителей Московской патріархіи, что сдѣлаютъ они уже не въ первый разъ.

Въ какомъ же видѣ предстанетъ передъ міромъ этотъ соборъ, отрекшійся отъ мучениковъ? Что останется ему? Объ этомъ свидѣтельствуетъ жалкая, пустая, съ трудомъ составленная программа его. Собравшіеся пастыри Церкви будутъ, оказывается, срочно рѣшать, «не терпящія отлагательства», какъ думаютъ они, вопросы о томъ, какимъ образомъ сократить посты, ослабить церковную дисциплину, о первенствѣ и привилегіяхъ Церкви Константинополя, о дальнѣйшемъ развитіи экуменическихъ контактовъ и это все! Какая страшная духовная и безнадежная пустота въ то время, когда всѣ силы ада ополчились на Церковь!

Вопросы воинствующаго безбожія и современныхъ ересей, отторгающихъ отъ Церкви милліоны вѣрующихъ насиліемъ и обманомъ, не интересуютъ, очевидно, пастырей? Вопросы эти, казалось бы, должны быть первыми на повѣсткѣ собора. Участники его, отрекшись отъ мучениковъ и ихъ подвига, не смогутъ звать вѣрующихъ подражать примѣру ихъ! Чѣмъ же возродятъ они духъ ревности христіанской, подвига монашескаго, которые настойчиво требуютъ обновленія? Чѣмъ утѣшатъ они исповѣдниковъ, томящихся нынѣ въ тюрьмахъ и ссылкахъ? Углубляя экуменизмъ, не смогутъ они твердо и безкомпромиссно иоповѣдывать вѣру во Единую и Единственную Церковь, и т.д.

Такой соборъ покроетъ Православіе несмываемымъ позоромъ, ибо въ основѣ вѣры нашей лежатъ мученичество, подвигъ и прославленіе святости (выделено - ред.).

Вотъ почему настало крайнее время свидѣтельствовать о подвигѣ Новомучениковъ, воздать имъ должное, чтобы возродить жизнь христіанскую. «Прославленіе мучениковъ назрѣло и откладывать его не надо ни въ коемъ случаѣ! Мы, не прославляя ихъ, лишаемся величайшей помощи Божіей, по ихъ молитвамъ», писалъ современный исповѣдникъ Церкви.

 

МОЖЕТЪ ЛИ НАША ЦЕРКОВЬ КАНОНИЗИРОВАТЬ СВЯТЫХЪ?

Каждая Православная, автокефальная, помѣстная Церковь имѣетъ право канонизировать своихъ святыхъ рѣшеніемъ своего Архіерейскаго Собора. Другія Православныя Церкви-Сестры принимаютъ къ свѣдѣнію подобное рѣшеніе о канонизаціи одной изъ нихъ.

Мучениковъ, о которыхъ мы говоримъ, могла бы прославить со святыми Русская Православная Церковь. Но она нынѣ обезглавленна, разсѣяна, не имѣетъ свободно дѣйствующихъ и учащихъ епископовъ. Она подавлена глухимъ молчаніемъ. Нѣтъ соотвѣтствующаго церковнаго органа, который могъ бы совершить оффиціальный актъ канонизаціи.

Надо ли ждать для этого, времени освобожденія Русской Церкви отъ гоненій? Не можетъ ли Русская Зарубежная Церковь сдѣлать то, что не въ состояніи теперь совершить Русская Церковь въ цѣломъ, подобно тому, какъ были прославлены Соборомъ нашихъ епископовъ: святой Іоаннъ Кронштадтскій, преподобный Германъ Аляскинскій и святая блаженная Ксенія!

А право свое на это наша Церковь видитъ въ томъ, что она всегда считала себя свободной частью Русской Церкви, стараясь ни въ чемъ и ни гдѣ не оторваться отъ нея, не измѣняя ей, не ища болѣе выгодныхъ позицій у іерарховъ другихъ Церквей. Не нашъ ли долгъ передъ Матерью-Церковью совершить актъ прославленія; святыхъ мучениковъ?

Отвѣчая на этотъ вопросъ, будемъ помнить, что прославленіе многихъ святыхъ начиналось такъ называемымъ мѣстнымъ прославленіемъ, т.е. на мѣстѣ жизни праведника, гдѣ его благочестивую жизнь многіе; знали, гдѣ обращались къ нему за помощью при жизни его и молитвенно послѣ смерти и получали просимое. Постепенно слава о святомъ распространялась все дальше, свѣдѣнія о чудесахъ, по молитвамъ къ нему, становились достояніемъ все большаго числа вѣрующихъ и въ концѣ концовъ передъ Церковью въ цѣломъ становился вопросъ о канонизаціи новаго святого, что она и осуществляла на Архіерейскомъ Соборѣ.

Очевидно, что прославленіе Новомучениковъ нашей Церковью, такъ же, какъ святого Іоанна Кронштадтскаго, прел. Германа Аляскинскаго и блаж. Ксеніи, будетъ сначала мѣстнымъ, въ силу обстоятельствъ, не окончательнымъ, въ томъ только отношеніи, что оффиціальный актъ о канонизаціи отъ всей Русской Церкви послѣдуетъ послѣ освобожденія ея отъ гоненій.

 

ОСОБЫЯ УСЛОВІЯ ПРОСЛАВЛЕНІЯ МУЧЕНИКОВЪ.

Но въ случаѣ мучениковъ даже и этого не нужно, т.к. признаніе мученика святымъ не требовало оффиціальной санкціи церковной власти. Убитаго за исповѣданіе Христа, тотчасъ послѣ мученической смерти его, Церковь почитала святымъ мученикомъ, безъ выясненія даже о томъ, какъ онъ жилъ, что дѣлалъ, безъ ожиданія чудесъ и т.д. Достаточно было дикимъ звѣрямъ растерзать исповѣдника Христова на аренѣ римскаго колизея, чтобы останки его почитались вѣрующими, какъ святыя мощи, и хранились, какъ святыня. Бывали случаи, когда римскіе воины-язычники, присутствуя при мученіи христіанъ и будучи поражены ихъ терпѣніемъ, исповѣдывали себя христіанами и были убиваемы за это. И несмотря на то, что жили они, какъ язычники, съ момента крещенія ихъ своею кровію, Церковь почитала ихъ святыми мучениками. Примѣръ мученика Вонифатія и другихъ.

 

ОТНОШЕНІЕ ВѢРУЮЩИХЪ ВЪ РОССІИ КЪ ПРОСЛАВЛЕНІЮ.

Велика была радость каша, когда современная Россія откликнулась, на наше дерзновенное желаніе прославить мучениковъ, сочувствіемъ, пониманіемъ и выраженіемъ радости по этому поводу.

Вотъ слова исповѣдника оттуда, осужденнаго нынѣ на шесть лѣтъ лишенія свободы: «насъ потрясла вѣсть о томъ, что вашъ Архіерейскій Соборъ будетъ канонизировать новыхъ русскихъ святыхъ мучениковъ. Это неожиданная, нечаянная радость для насъ. Мы глубоко убѣждены въ томъ, что это событіе кореннымъ образомъ повліяетъ на дальнѣйшій ходъ историческихъ событій и сыграетъ ключевую роль въ дальнѣйшихъ судьбахъ Россіи и всего міра».

Другой дерзновенный исповѣдникъ оттуда пишетъ: «о прославленіи мучениковъ заговорила маленькая часть Православной Церкви – Зарубежная – и это дѣлаетъ ей честь. Думаю, что поддержатъ и всѣ остальныя части Православной Церкви». И дальше: «быть замученнымъ отъ безбожниковъ, тѣмъ болѣе такими страшными муками, которыя примѣняли они, – значитъ стать святымъ мученикомъ. Нужно только знать не отказались ли они отъ Христа въ мукахъ, остались ли Ему вѣрными до смерти? Страданія, какъ вода въ огненной купели, не только все смываютъ, а даже выжигаютъ все несовершенное, и человѣкъ выходитъ чистымъ, очищеннымъ золотомъ становится».

 

ОСОБЫЙ ВИДЪ МУЧЕНИКОВЪ – СТРАСТОТЕРПЦЫ.

Теперь слѣдуетъ указать на особый родъ мучениковъ – невинно пострадавшихъ! Къ нимъ причислены въ Россіи святые мученики Борисъ и Глѣбъ, царевичъ московскій Димитрій, князья Михаилъ Тверской и Андрей Боголюбскій и другіе. Они не были убиты за вѣру во Христа, и, однако, причислены Церковью къ святымъ. Причины ихъ убійства были политическія, но за благочестивую жизнь и покорность волѣ Божіей даже до смерти, Церковь ихъ прославила въ ряду святыхъ мучениковъ.

Таковыми въ наше время являются Царственные Мученики: Царь Николай, Царица Александра, Цесаревичъ Алексій, Княжны: Ольга, Татьяна, Марія и Анастасія, Великая Княгиня Елизавета и Князья: Іоаннъ, Игорь и Константинъ.

Несомнѣнно, что изъ среды ихъ, больше всего сомнѣній вызоветъ прославленіе со святыми Царя Николая Второго.

Во-первыхъ, скажемъ, что, по распоряженію церковныхъ властей, въ нашей Церкви уже много лѣтъ на панихидахъ поминаемъ убіеннаго Государя, какъ Царя- Мученика, къ чему всѣ привыкли.

Во-вторыхъ, надо знать каково было отношеніе Церкви къ православному царю. Церковь разсматривала его, не только какъ свѣтскаго главу государства, но и какъ священное лицо, носителя особой божественной харизмы. Во время коронаціи надъ Царемъ совершается вторично таинство Мѵропомазанія (первое при крещеніи), на что не имѣетъ права ни одинъ христіанинъ. И какъ въ таинствѣ мѵропомазаніи при крещеніи, печатью дара Духа Святого подается крещаемому благодать, сила Божія для подвига жизни христіанской, такъ для помазанника Божія – Царя – благодать для управленія народомъ Божіимъ.

Эта особая божественная харизма дѣлаетъ православнаго Царя – служителемъ Божіимъ, отвѣтственнымъ за народъ передъ Богомъ.

«Вотъ почему православно вѣрующій долженъ видѣть въ Царѣ Николаѣ, не только мученика-христіанина, но именно Царя-Мученика», какъ пишутъ вѣрующіе изъ Совѣтскаго Союза, «пострадавшаго не только за свою вѣрность Христу до смерти, но именно за свое имя Царя-Мученика».

«Промысломъ Божіимъ окъ былъ удостоимъ пострадать въ тотъ моментъ, когда уже не имѣлъ никакой политической власти и отказался отъ какихъ-либо попытокъ эту власть вернуть. Царь Николай пострадалъ, какъ символъ православнаго царства, какъ носитель многовѣковой церковной идеи – власти Божіей надъ землей. И въ томъ, что онъ сподобился пострадать именно такимъ образомъ, мы видимъ еще одно изъ божественныхъ свидѣтельствъ его святости».

И еще: «всемірно-историческій смыслъ мученической кончины Царя и Его Семьи состоитъ въ томъ, что здѣсь кончается Константиновскій періодъ бытія Церкви Христовой и открывается новый мученическій, апокалиптическій (выделено - ред.). Начинаетъ его жертва православнаго Царя-Помазанника и Его Семьи».

И заключаютъ наши братья оттуда свое такое горячее исповѣданіе праведности убіеннаго Царя словами: «омытый Христовою Кровію и своею, очистившею его самые тяжкіе грѣхи, онъ, по нашему мнѣнію, достоинъ канонизаціи со святыми».

Вотъ еще одно свидѣтельство современнаго исповѣдника: «прославить надо всѣхъ мучениковъ за вѣру, не дѣлая выбора, тѣмъ болѣе не становясь на политическую точку зрѣнія, какъ это дѣлаютъ въ отношеніи Царя. Ему все что-то пытаются поставить въ вину, даже не представляя того, что, обвиняя Царя-Мученика, они становятся въ рядъ палачей его! Онъ умеръ, не измѣнивъ своей вѣрѣ!».

Но сверхъ этого, мы знаемъ еще высокое благочестіе Государя и его чисто христіанское отношеніе къ жизни. «Кротость и смиренное принятіе уготованной имъ страшной участи, возводитъ Императорскую Чету на высочайшую ступень христіанскаго подвига», тоже мнѣніе людей изъ Россіи.

До насъ дошли многія письма Царицы и Царевенъ, изданныя отдѣльной книгой «Письма Царской Семьи изъ заточенія», свидѣтельствующія, какъ оффиціальные докуметы, о благочестіи жертвъ, объ ихъ терпѣніи, смиреніи, кротости, горячихъ молитвахъ, покорности волѣ Божіей въ униженіяхъ и страданіяхъ. Эту книгу должны прочесть всѣ, чтобы убѣдиться въ праведности Царя и Его Семьи.

Но если кто-либо, даже при искренномъ желаніи, въ этомъ не убѣдится, если онъ за образомъ Государя-Правителя не видитъ еще образъ Царя-Мученика, то и не долженъ пока молиться ему, т.к. фактъ канонизаціи принудить его къ этому не можетъ. Нельзя заставить того, кто этого не хочетъ, молиться, любить и вѣрить. Но пусть такой не смущаетъ своей критикой и сомнѣніями тѣхъ, которые благоговѣйно склоняются передъ памятью Царя-Мученика.

 

ПРОСЛАВЛЕНІЕ НОВОМУЧЕНИКОВЪ

– ВСЕПРАВОСЛАВНОЕ ТОРЖЕСТВО.

Съ недоумѣніемъ вопрошаютъ нѣкоторые о томъ, почему прославленіе русскихъ мучениковъ можетъ быть всеправославнымъ торжествомъ?[1] Отвѣтимъ словами апостола Павла о томъ, что въ Церкви «нѣтъ ни эллина, ни іудея, ибо всѣ мы одно во Христѣ Іисусѣ» (Гал. 3, 29). «Да будутъ всѣ едино, какъ Ты, Отче, во Мнѣ и Я въ Тебѣ, такъ и они (ученики – чада Церкви) да будутъ въ Насъ едино» (Іоан. 17, 21), такъ молился Отцу нашъ Спаситель, такими хочетъ Онъ видѣть насъ въ Своей Церкви.

Едиными усты и единымъ сердцемъ должны мы славословить мучениковъ, къ какому бы народу и къ какой бы Церкви они не принадлежали. Ихъ молитвы – залогъ нашего возрожденія, ихъ подвигъ, – примѣръ для подражанія, ихъ кровь – оправданіе исторіи Церкви нашего времени.

Мы всѣ – едино стадо Христово въ Западно-Европейской епархіи: французы, сербы, швейцарцы, русскіе, испанцы, румыны, итальянцы, греки, будемъ съ трепетомъ и радостью готовиться къ прославленію современныхъ мучениковъ. Будемъ готовиться къ этому рѣдкому торжеству усиленными молитвами, строгимъ исполненіемъ церковныхъ правилъ, постовъ, чтеніемъ жизнеописаній мучениковъ и ихъ подвига.

Наличіе современныхъ мучениковъ свидѣтельствуетъ о томъ, что христіане не стали еще солью, потерявшею силу, что не угасла еще вѣра на землѣ, что есть за кѣмъ намъ идти, немощнымъ и слабымъ.

«Канонизація мучениковъ и новыхъ исповѣдниковъ является не только лишь формальнымъ признаніемъ зримо явленной святости праведниковъ», говорятъ наши братья оттуда, «это творческое дѣйствіе, предстоящее Церкви, поистинѣ можно назвать подвигомъ, ибо невозможно совершить его, согласно волѣ Божіей, духовно не пріобщившись къ подвигу мучениковъ и исповѣдниковъ. Ибо сказано: «кто принимаетъ пророка во имя пророка, тотъ получитъ награду пророка, и кто принимаетъ праведника во имя праведника, получитъ награду праведника» (Матѳ. 10, 41).

Святые Новомученики и Новые Исповѣдники, молите Бога о насъ! Воля Божія и сила въ немощи нашей да совершится!

Прославленіе, если Богу угодно, состоится въ Синодальномъ соборѣ въ Нью-Іоркѣ въ воскресеніе 1-го ноября с.г. (и наканунѣ за всенощной). Совершитъ его Соборъ всѣхъ епископовъ нашей Церкви!

☦ Архіепископъ Антоній Женевскій и Западно-Европейскій

«Православная Русь». 1981. № 13. С. 1-5.

 

ПОСЛАНІЕ СЪѢЗДА ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ ЕПАРХІИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ (9 іюня 1981 г.).

Мы – священнослужители и делегаты-міряне, собравшіеся на 13-ый Епархіальный Съѣздъ Западно-Европейской Епархіи въ Люксембургѣ 6, 7, 8 и 9-го іюня с.г., привѣтствуемъ васъ, возлюбленные отцы, братія и сестры. Четыре дня пребывая вмѣстѣ, мы молились, знакомились съ жизнью Епархіи, отдѣльныхъ ея приходовъ, дѣлились радостями и трудностями, встрѣчающимися на церковномъ пути, съ тревогой отмѣчали уклоненія отъ него и т.д.

Жили мы на Съѣздѣ общими интересами, чувствуя радостно наше единомысліе и братскую любовь. Мы были едины, хотя были между нами священнослужители и міряне-делегаты разныхъ возрастовъ, разныхъ національностей: французы, сербы, русскіе, испанцы, швейцарцы, итальянцы, но всѣ мы были православными чадами Единой Церкви Христовой. Въ воскресеніе 7-го іюня мы всѣ причастились отъ Единой Чаши, да будемъ всѣ едино, по слову нашего Спасителя.

Мы исповѣдали наше единство и со святыми Отцами Перваго Вселенскаго Собора, память которыхъ праздновала Церковь въ воскресеніе 7-го іюня, изложившими истины Христова ученія въ Символѣ Вѣры, дополненномъ Отцами Второго Вселенскаго Собора, 1600-лѣтнюю годовщину, котораго отмѣчаетъ Церковь въ этому году.

На этомъ Соборѣ восторжествовала окончательно истина о Божествѣ нашего Спасителя и Духа Святого, поразившая ереси Арія и Македонія. Этотъ Соборъ объединилъ 150 Отцовъ-Исповѣдниковъ вѣры, среди которыхъ были великіе святители, какъ-то: Григорій Богословъ, два брата святителя Василія Великаго: Григорій Нисскій и Петръ Севастійскій, а также: Кириллъ Іерусалимскій, Амфилохій Иконійскій, Мелетій Антіохійскій и многіе другіе.

И хотя на этомъ Второмъ Вселенскомъ Соборѣ не былъ представленъ весь православный міръ, т.к. отсутствовали представители Западной Церкви, онъ, утвердившій Истину, былъ признанъ всею Церковью Вселенскимъ.

Молитвенно прославивъ память Исповѣдниковъ вѣры, мы съ тревогой отмѣтили, что въ нашей средѣ нѣтъ того стремленія къ познанію Истины и любви къ Ней, которыми жили они. Мы не дорожимъ нашей вѣрою и мало знаемъ ее, что рождаетъ среди насъ безразличіе къ Ней и готовность принять ложь за истину.

Братья и сестры, не будемъ забывать словъ Апостола: «Возлюбленные, берегитесь, чтобы вамъ не увлечься заблужденіемъ и не отпасть отъ своего утвержденія... ибо будутъ многіе лжеучители, ... черезъ которыхъ путь истины будетъ въ поношеніи» (2 Петр. 3, 17; 2, 2).

Изъ прессы Мірового Совѣта Церквей мы узнаемъ, напримѣръ, что разработанъ уже планъ для объединенія всѣхъ христіанскихъ исповѣданій въ одну общую новую религію. Что это значитъ? Развѣ нужна намъ новая, если мы исповѣдуемъ вмѣстѣ съ Апостоломъ, что «сія есть побѣда, побѣдившая міръ, вѣра наша» (1 Іоан. 5, 4)?

Оказывается, что начало новой религіи положитъ всемірный соборъ, который по замыслу создателей этого плана, станетъ единственнымъ органомъ, достаточно авторитетнымъ для того, чтобы сформулировать новое исповѣданіе апостольской вѣры!

Да развѣ не исповѣдуетъ Церковь Христова апостольскую вѣру, уже почти 2.000 лѣтъ? А если нужны новая религія и новое исповѣданіе вѣры, то гдѣ же Церковь, о Которой Христосъ сказалъ: «созижду Церковь Мою и врата ада не одолѣютъ ея» (Матѳ. 16, 18)? Развѣ Церковь перестала быть «столпомъ и утвержденіемъ Истины», какъ свидѣтельствовалъ Апостолъ?

И дальше, узнаемъ мы, что программа этого плана, въ центрѣ котораго стоитъ вопросъ о взаимномъ признаніи таинствъ: крещенія, евхаристіи и священства, была уже въ принципѣ принята на засѣданіи комиссій Мірового Совѣта Церквей въ отдѣлѣ Вѣры и Порядка, состоявшагося въ январѣ этого года въ Аннеси во Франціи.

Созданіе подобнаго плана протестантами насъ удивить не можетъ, но, предупреждая васъ, братья и сестры, объ опасности его, мы съ тревогой спрашиваемъ, какъ относятся къ нему оффиціальные представители Православныхъ Церквей – члены Мірового Совѣта Церквей?

Зато обрадовалъ насъ и успокоилъ докладъ о Новомученикахъ и Новыхъ Исповѣдникахъ нашего времени и о рѣшеніи Архіерейскаго Собора причислить ихъ къ лику святыхъ. Они не искали новой религіи и отдали жизнь свою за Вѣру Православную. Вѣримъ, что кровь ихъ и молитвы обновятъ современный міръ и намъ помогутъ стать болѣе ревностными христіанами.

«Богъ украсилъ Православіе вѣнцомъ мученичества», слова сербскаго Патріарха. Германа, «отъ одного края земли до другого. И въ этотъ вѣнецъ православные народы вплели самые лучшіе, самые благоухающіе цвѣты... Въ мірѣ семъ вѣнецъ этотъ является основаніемъ жизни православнаго общества и, самый вѣрный залогъ будущаго».

«Наши святые мученики, какъ прошлаго, такъ и настоящаго времени... являются залогомъ того, что вѣнецъ мученичества наполнитъ ѳиміамомъ духовнаго благоуханія все человѣчество и весь міръ!».

Святые Мученики, молите Бога о насъ!

☦ Архіепископъ Антоній Женевскій и Западно-Европейскій съ участниками Съѣзда.

«Православная Русь». 1981. № 14. С. 4.

 

[1] О нужде всеправославного прославления Новомучеников заявил на кануне зарбуженого Их прослалвения Архиепископ Монреальский и Канадский Виталий (Устинов; буд. Митр.): «Может быть, не суждено будет еще до Второго Пришествия Господа собраться настоящему, полноценному, истинному, последнему Православному Восьмому Вселенскому Собору, на котором, без участия в нем архиереев экуменистов, архиереев от коммунистов будут подвергнуты суду все отступники и модернисты. Тогда это преславное величественное прославление новомучеников российских будет одним из последних актов Церкви Христовой на земле. Сам дух времени говорить нам об этом. А если, как мы часто слышим, замышляют теперь собрать Вселенский Восьмой Собор с представителями всех почти поместных православных Церквей, порабощенных, в той или иной форме, богоборческими властями, то это будет не Собор, а, как это назвал праведный отец архимандрит Иустин Попович, "апокалиптический ужас", от которого да избавить нас Господь» Архиеп. Виталий. Итоги. «Православное Обозрение». 1981. № 54 (Октябрь)


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: