Епископъ Виталій (Устиновъ), будущій Митрополитъ, Телевиденіе какъ проблема для современнаго пастырства (1959)

Мы еще до конца не поняли, какія огромныя послѣдствія будетъ имѣть изобрѣтеніе телевидѣнія. Обладая ка­кой-то воистину магической силой обаянія и привлекательности, и вмѣстѣ съ тѣмъ тая въ себѣ страшный ядъ растлѣнія, оно стихійно завоевываетъ свое самое почетное мѣсто почти въ каждомъ домѣ, въ каждой семьѣ.

Современное пастырство не можетъ и не должно обойти молчаніемъ телевидѣніе, которое не превзойдено ничѣмъ и никемъ по силѣ вліянія на душу человѣческую. Борьба съ телевидѣніемъ должна быть нашей первѣйшей задачей, и это мы говоримъ безъ преувеличенія, потому что оно является ежечаснымъ, ежеминутнымъ источникомъ вліянія на насъ въ нашемъ же собственномъ домѣ. Вся борьба съ нимъ должна выразиться въ правильномъ отношеніи къ этому геніальному современному изобрѣтенію, но трудность и сложность борьбы съ нимъ въ томъ, что приходится бороться не съ телевидѣніемъ, а съ безконечно разслабленной человѣческой волей, которая просто не находитъ въ себѣ силы вовремя оторваться отъ этого исключительно обольстительнаго и заманчиваго удовольствія. Тутъ вспоминаются слова ап. Павла: «все мнѣ позволительно, но не все полезно; все мнѣ позво­лительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. VI, 12).

Итакъ, чтобы успѣшно бороться съ телевидѣніемъ и разъ и навсегда выработать къ нему правильное отношеніе, необходимо сначала съ предѣльной объективностью разсмотрѣть все, что въ немъ есть положительнаго, затѣмъ раскрыть все его сокровенное зло и только тогда начать пользоваться его добрыми услугами, отвращая отъ себя съ послѣдовательно напряженной энергіей его тлѣтворное вліяніе.

Надо указать, во-первыхъ, что всякое изобрѣтеніе, всякій механизмъ и машина не есть зло само по себѣ, какъ нѣтъ самобытнаго зла. Зло только въ волѣ разумной твари, не исполняющей волю Божію. Наоборотъ, въ такихъ изобрѣтеніяхъ надо видѣть печать Божіей Премудрости, которую человѣку дано раскрыть въ законахъ природы и отъ всего сердца вознести хвалу своему Создателю. Передъ размѣромъ соблазнительныхъ картинъ, плывущимъ по телевизіоннымъ волнамъ, было бы неразсудительно не отмѣтить и его положительно добраго вліянія на массы людей, а именно:—телевидѣніе способствуетъ возвращенію людей въ ихъ дома.

Весь періодъ отъ 1-ой міровой войны до сего дня былъ отмѣченъ соціологами и педагогами стремленіемъ человѣка уйти въ свободное время изъ дому на улицу въ поискахъ развлеченій.

Дома только ночевали, ѣли, но никогда дома не оставались въ свободные часы. Спортъ, кино, танцы и безконечныя другія развлеченія, пропитанныя ядомъ растлѣнія, выводили всѣхъ изъ-подъ домашняго крова, который катастрофически сталъ терять, въ особенности для дѣтей, смыслъ родного гнезда, гдѣ ребенокъ впервые раскрывалъ свой осмысленный взоръ на вещи, облекая ихъ своей фантазіей, гдѣ его воображеніе съ любовью придавало домашней обстановкѣ одушевленныя формы, создавая цѣлый міръ наивной дѣтской фантасмагоріи. Улица манила и ребенка, и онъ почти что изъ колыбели, грубо и жестоко, безъ всякой подготовки, познавалъ оскорбляющій его душу реализмъ жизни.

И вотъ телевидѣніе впервые за десятки лѣтъ стало возвращать всѣхъ домой. Его роль въ этой большой соціальной перемѣнѣ очень скромная: оно просто обратилось къ низшимъ инстинктамъ того же уличнаго человѣка и вернуло его къ его домашнему очагу только потому, что всѣ тѣ же удовольствія и развлеченія города и улицы пере­несло въ его собственный домъ.

Конечно, ничего высоконравственнаго въ этомъ принципѣ нѣтъ, но среди моря безчинства, соблазна и растлѣнія современной жизни надо умѣть хва­таться и за соломинку, если есть возможность хоть что-нибудь и тутъ использовать для добра.

Согласимся признать тотъ фактъ, что телевидѣніе способствуетъ возвращенію къ домашнему очагу и сумѣемъ использовать это его доброе вліяніе. Оно таитъ въ себѣ столько почти что магнетической силы, привлекательности и обаянія, что если просто его отрицать, въ категорической формѣ, возвышая свой голосъ съ кафедры и амвона, то это значить себя уподобить бьющей воздухъ палкѣ.

Наконецъ, телевидѣніе способно наглядно и исчерпывающимъ образомъ преподать уроки по всестороннимъ вопросамъ науки, искусства и техники и этимъ поднять образованіе, вѣдѣніе, нанося такимъ образомъ большой ударъ темному невѣжеству и полунаукѣ, которыя всегда несли міру столько горя.

Разсмотрѣвъ всѣ положительныя стороны телевидѣнія, перейдемъ теперь къ обозрѣнію его губительнаго вліянія на человѣческую душу.

Телевидѣніе совершенно отрываетъ всѣхъ отъ чтенія. Зачѣмъ читать, когда все не только видно, но и слышно? Зачѣмъ напрягать свое воображеніе, когда все уже заранѣе сдѣлано за насъ, прорабо­тано и преподано намъ въ законченномъ видѣ съ мельчайшими нюансами, которые просто сидя можно воспринимать безъ всякаго труда?

Какъ ни странно, но телевидѣніе, которое способно переносить насъ въ любой конецъ свѣта, опускать на дно морское, открывать нѣдра земли; которое вводитъ насъ во всевозможныя фабрики и заводы, въ запрещенныя операціонныя палаты, гдѣ мы вмѣстѣ съ хирургомъ почти что принимаемъ участіе въ сложнѣйшихъ операціяхъ; при помощи котораго мы видимъ народы, которыхъ бы ни­когда въ жизни не увидѣли; несмотря на весь этотъ грандіозный діапазонъ нагляднаго зрѣнія, дѣлаетъ насъ какъ никогда лѣнивыми, апатичными, какъ бы пресыщенными знаніемъ, безразличными и въ итогѣ итоговъ развиваетъ въ насъ невежество.

Пояснимъ нашу мысль.

При чтеніи въ человѣкѣ происходитъ сложный психологическій процессъ, состоящій, во-первыхъ, изъ напряженія воли. Чтобы взять книгу и начать ее читать, нужно заставить себя это сдѣлать, тогда какъ никто не заставляетъ себя смотрѣть телевидѣніе. Какъ бы точно не описывалъ авторъ проис­ходящее, наше воображеніе всегда параллельно чтенію создаетъ свои образы, свой цѣлый міръ. По настоящему, мы именно и благодарны автору хорошей книги за то, что онъ помогъ намъ въ этомъ невидимомъ творческомъ усиліи.

Наше воображеніе, эта важная часть нашей души, источникъ творчества и дерзновенія, развивается при чтеніи книгь и дѣлаетъ человѣка не только полезнымъ для общества, но придаетъ ему жизнен­ность и радость бытія. Въ телевидѣніи къ нашему воображенію не обращаются, его даже не нужно. Все готово, все сдѣлано, намъ только нужно смотрѣть и принимать чужимъ и часто чуждымъ намъ воображеніемъ созданныя формы. Это есть психологическое порабощеніе нашей души, насилій надъ ней и пораженіе нашей творческой силы.

Телевидѣніе отучаетъ насъ воображать и даже мыслить. Оно дѣлаетъ насъ духовно лѣнивыми, и въ частной своей жизни мы становимся людьми безъ всякаго воображенія, съ потухшимъ взоромъ взирающими на Божій міръ и не видящими, что «на всемъ видимомъ написано свидетельство о Неви­димомъ» (Рим. I, 20).

Такимъ образомъ, телевидѣніе очень тонко дѣлаетъ насъ матеріалистами, которые смотрятъ на вещи по естественному животному свойству во­обще смотрѣть, безъ участія въ этомъ процессѣ духовнаго взора, черезъ который смотритъ душа.

Насъ все больше и больше пріучаютъ просто смотрѣть и не видѣть, что насъ уподобляетъ тѣмъ бездушнымъ истуканамъ, о которыхъ говорить въ своихъ псалмахъ вѣнценосный пророкъ Давидъ: «есть у нихъ глаза, но не видятъ; есть у нихь уши, но не слышать; есть у нихъ ноздри, но не обоняють... Подобны имъ да будутъ дѣлающіе ихь и всѣ надѣющіеся на нихъ» (Пс. СХІІІ, 13-14, 16). А разъ мы смотримъ и не видимъ сущности вещей и связывающихъ ихъ нитей, то мы воистину невѣжды.

О развращающемъ вліяніи телевидѣнія было уже много сказано, но мы хотимъ отмѣтить это еще разъ и напомнить о немъ.

Ни одинъ отецъ, ни одна мать никогда не рѣшатся повести свою семью въ домахъ сомнитель­ной репутаціи. Если другъ ихъ предложить имъ пойти погулять вечеромъ въ самые отвратительные кварталы города, гдѣ царствуютъ грѣхъ и порокъ, они сочтутъ это глупой шуткой, признакомъ сумасшествія или посчитаютъ, что подобное предложеніе сдѣлано подъ дѣйствіемъ спиртныхъ паровъ. Но, отцы и матери честныхъ хорошихъ православныхъ русскихъ семействъ! зачѣмъ вы лицемѣрите? Вы только что пожимали плечами въ отвѣтъ на сомнительныя предложенія посѣтить аморальныя мѣста вашего большого города, а сейчасъ вы всѣмъ своимъ семействомъ чинно разсядетесь у себя въ гостиной и легкимъ невиннымъ поворотомъ кнопки телевизора пригласите въ свой домъ, стѣны котораго осѣнены святыми иконами, всѣхъ подонковъ человѣческаго общес­тва: всевозможныхъ гангстеровъ, убійцъ, психопатовъ всего свѣта, самыхъ невѣроятныхъ маньяковъ, торговцевъ живымъ товаромъ, и будете смотрѣть на нихъ безъ малѣйшаго зазрѣнія совѣсти, какъ будто бы вы ничего плохого не совершаете. А ваши дѣти, послѣ такихъ представленій, будутъ кричать во снѣ, постепенно дѣлаться нервными и раздра­жительными и вамъ же будутъ грубить въ неслы­ханной недопустимой формѣ; вы же сами еще долгіе часы не будете способны сомкнуть глазъ отъ тяжелой нагрузки—образами всѣхъ видовъ нравтвенной нечистоты.

Вы оскверняете вашъ домашній очагъ, который въ глубокомъ пониманіи Православной Церкви является вашей домашней церковью, о чемъ неоднократно возвѣщалъ ап. Павелъ, фактически называя христіанскій домъ «домашней церковью» (Рим. XVI, 4; 1 Кор. XVI, 19; Кол. IV, 15; Фил. I, 2).

Вы оскверняете свои души и души своихъ дѣтей, ибо черезъ зрѣніе и слухъ, являющіеся органами человѣческой души, въ нихъ проникаютъ всѣ эти образы; какъ фотографіи они осѣдаютъ въ области нашего подсознанія, оскверняя самые тайники нашей души. Затѣмъ они въ любой моментъ нашей жиэни, по еще не изслѣдованнымъ законамъ психики испорченнаго человѣка, внезапно вырыва­ются изъ этихъ тайниковъ въ самые неожиданные моменты нашей жизни, помрачая нашу молитву, портя наши взаимоотношенія съ людьми и отнимая отъ насъ радость жизни. Недаромъ Православная Церковь, зная, какой глубокій вредъ приноситъ намъ созерцаніе грѣховныхъ изваяній и картинъ, 100-мъ правиломъ Шестого Вселенскаго Константинопольскаго Собора совершенно точно и опредѣленно постановила: «„Очи твои право да зрятъ и больше всего хранимого храни сердце твое, потому что изъ него источники жизни" (Притч. IV, 23,25)—завѣщаетъ Премудрость,—ибо тѣлесныя чувства удобно вносятъ свои впечатлѣнія въ душу. Посему изображенія на доскахъ или на иномъ чемъ представляемыя, соблазняющія зрѣніе, растлѣвающія умъ и производящія воспламененіе нечистыхъ удовольствій, не позволяемъ изображать какимъ бы то ни было способомъ. Аще кто сіе творити дерзнетъ: да будетъ отлученъ».

Какая дьявольская насмѣшка надъ нами, право­славными людьми. Зная, что мы никогда не посмѣемъ принять участіе въ грѣховныхъ сборищахъ, онъ такъ умѣло помрачилъ нашъ умъ, что мы за свои же собственный деньги, тяжелымъ трудомъ добытыя нами, покупаемъ себѣ телевизоръ и сами вводимъ въ свой домъ растлѣніе, развратъ, убійства и сумасшедшій домъ, потерявъ передъ дьяволомъ всякое самолюбіе, которымъ былъ такъ богатъ св. пророкъ Давидъ, многократ­но и неустанно просящій Господа черезъ всю Псалтирь, чтобы Господь не далъ его въ посмѣяніе дьяволу.

Взирая послѣдствомъ телевидѣнія на всѣ эти ужасы порочной жизни, нужно отмѣтить еще одно происходящее тутъ очень тонкое пагубное явленіе. Надо сказать, что въ обыденной жизни между душей человѣка и самимъ грѣхомъ есть путь, на которомъ поставлены предохранительныя заставы нравственнаго, бытового, психологическаго и соціальнаго характера, которыя душа по своей лѣнности и косности не рѣшается преодолѣвать. Реализмъ телевидѣнія помогаетъ зрителямъ прохо­дить безъ труда всѣ эти препятствія, подходы къ грѣху дѣлаетъ привычными, какъ бы уже пройден­ными, и самый грѣхъ, при случаѣ, совершается легко и свободно. Вотъ почему за послѣднее время было совершено множество самыхъ невѣроятныхъ и неожиданныхъ преступленій, о чемъ свидѣтельствуютъ многіе соціальные дѣятели, преступленій безъ малѣйшихъ предшествующихъ симптомовъ, преступлены безъ предисловій. Такъ, напримѣръ: ни въ чемъ не повинный мальчикъ рано утромъ убиваетъ своихъ родителей, школьникъ надруга­ется надъ своей учительницей и другіе безчисленные примѣры изъ аналовъ криминальной полиціи, которыхъ мы не хотимъ приводить на страницахъ нашего журнала.

Какой же способъ борьбы мы можемъ и должны предложить? Сначала мы должны сказать, что бороться надо. И пастырь и пасомые должны непремѣнно поставить своей задачей борьбу съ телевидѣніемъ. Самый лучшій способъ и самый простой—продать какъ можно скорѣе свой аппаратъ. Къ этому акту можно еще сдѣлать малень­кую замѣтку для тѣхъ, кто духовно прозрѣлъ,— продать и деньги отъ продажи пожертвовать на церковь или на бѣдныхъ. Это первое мѣропріятіе по плечу, конечно, праведнымъ душамъ, избранникамъ Божіимъ, людямъ, для которыхъ самая большая цѣль въ жизни—спасеніе своей души. Блаженнѣе же послѣднихъ тѣ, кто еще не покупалъ этого аппарата и никогда не чувствовалъ и не чувствуетъ въ немъ никакой потребности. Однако мы прекрасно понимаемъ, что въ данный моментъ это наше первое предложеніе борьбы является очень твердой пищей, которую не можетъ принять масса нашихъ вѣрующихъ. Уже слишкомъ прочно телевидѣніе связало насъ, а наша воля такая слабая и немощная, что на первое мѣропріятіе мало кто откликнется. Но этому не надо удивляться—героевъ всегда мало, мучениковъ всегда единицы, праведники всегда одиноки.

Всѣмъ намъ, рядовымъ христіанамъ, мы предлагаемъ снова вспомнить всѣ положительныя каче­ства телевидѣнія и въ особенности его способность возвращать людей подъ домашній кровъ. Всѣ мы, проходя по улицамъ, неоднократно замѣчали, какъ чинно и уютно многія семьи собираются у себя дома и въ полумракѣ телевидѣнія, казалось, такъ патріархально и дружно проводять свои вечера. Значить для насъ вся задача борьбы съ пагубнымъ вліяніемъ телевидѣнія сводится къ тому, чтобы, использовавъ его собирательную способность, одновременно пресѣчь все его развращающее вліяніе. Для этого должна быть проявлена сила воли и установлена твердая дисциплина въ обраще­нии съ этимъ аппаратомъ, чтобы подъ страхомъ строгаго наказанія, никто, кромѣ отца или матери или отвѣтственнаго въ семьѣ лица, не смѣлъ бы прикасаться къ телевизору, который долженъ пріобрѣсти образъ запрещеннаго плода. Ребенку могутъ быть показаны только полезные рѣдкіе фильмы, но исключительно какъ награда за его успѣхи и хорошее поведеніе.

Очень полезно каждый фильмъ сопровождать своимъ объясненіемъ, своими выводами, расширяя его діапазонъ примѣрами изъ исторіи, изъ хорошихъ повѣстей нашей литературы, всегда неизмѣнно въ своемъ міровоззрѣніи опираясь на святооте­ческое древнее Православіе.

Хочется вѣрить, что тому, кто станетъ такъ ревностно бороться съ пагубнымъ вліяніемъ телевидѣнія, Господь Самъ внушитъ и иные способы оградить себя отъ зла.

Во всѣ же посты можно положить себѣ за правило или совсѣмъ выключать этотъ аппаратъ изъ сѣти, или вовсе на это время убирать его отъ глазъ подальше. Вся ревность въ борьбѣ будетъ, конечно, зависѣть отъ степени желанія своего спасенія, отъ нашего общаго благочестія, отъ нашей преданности Церкви.

Епископъ Виталій

Православное обозренме. № 7. Монреаль, 1959.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: